ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СИМПТОМОКОМПЛЕКСА БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ У ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА


Ярославский государственный университете имени П.Г.Демидова Детская клиническая больница № 1, г.Ярославль
Тютяева О.А., Пережигина Н.В
Бронхиальная астма (БА) фенотипически проявляется заболеванием органов дыхания в виде приступов удушья из-за спазма бронхиол.
В структуру
синдрома бронхиальной астмы входят два компонента, на которые указывает Ф.Александер - соматическая (аллергическая) сенсибилизация и эмоциональная обусловленность страдания, при этом он полагает, что в развертывании синдрома основную роль играет эмоциональный фактор [Александер, 2004]. Первенство в выявлении роли психического фактора в происхождении и течении бронхиальной астмы принадлежит выдающимся клиницистам Арману Труссо и С.П.Боткину [Боткин, 1950]. Долгое время астму вообще рассматривали, как исключительно нервное заболевание -«asthma nervosa», пока не был выявлен аллергический (соматический) её фактор, что обусловило новую волну подхода к лечению астмы как исключительно соматического страдания, независимого от психического фактора, этот подход сохраняется в современной пульмонологической клинике [Каганов, 1962; Балаболкин, Балкарова, Чучалин, 1983-2003].
Бронхиальная астма отличается большой распространенностью и имеет тенденцию к неуклонному росту и утяжелению течения с высокой вероятностью вторичных осложнений. Начиная с 50-ых годов двадцатого столетия обнаруживает омоложение начала заболевания. Как подчеркивает С.Ю.Каганов, БА у детей стала не только распространенной, но опасной патологией, поскольку может скрываться за различными неопределенными диагнозами
Международная классификация болезней МАБ-10 предлагает широкую гамму диагнозов астмы, но в современной пульмонологической практике устоялся и оправдывает себя классификационный принцип сформулированный И. И. Балаболкиным, делящий бронхиальную астму на две группы: а) неатопическая бронхиальная астма (НБА); и б) атопическая бронхиальная астма (АБА). Основу патогенеза обеих форм БА составляют изменения в иммунном ответе, приводящие к сенсибилизации организма, развитию воспаления дыхательных путей, гиперреактивности бронхов. В пульмонологической практике эти формы одной болезни различаются по генезу, патогенезу и картине болезни и, в соответствии с положениями клинико-патогенетической концепции болезни, их можно считать различающимися синдромами в рамках единой нозологической группы. Для генеза НБА характерны предшествующие ей респираторные вирусные заболевания. Для генеза АБА характерно наличие «дермореспираторного синдрома», то есть кожную и дыхательную аллергосенсибилизацию.
Развитие НБА начинается позже чем развитие АБА, для АБА характерна наследственная предрасположенность к определённому типу реагирования. Обычным для АБА (до70%) являются начало с кожных высыпаний в виде дерматита у детей от 2-3 месяцев до первого года жизни, что ведет к выставлению серии диагнозов, свидетельствующих о стремительном патогенезе болезни со сменой цепочки синдромов, к 6-ти годам ребенок обычно имеет уже сформированную структуру заболевания и несколько госпитализаций. Для НБА характерно менее стремительное развитие болезни, манифестация (50%) относится к периоду от 2-3 до 5-ти лет, синдром развивается остро и быстро достигает своей завершенной структурированной формы. Синдром АБА чаще встречается у мальчиков.
Психо-эмоциональный симптомокомплекс в структуре синдрома БА делится на ситуативные астенически - эмоциональные реакции на болезнь или приступ, личностных реактивных или неврозоподобных расстройств, дисгармоничного развития личности в условиях болезни или реакции на болезнь, проявляющиеся в зависимости от глубины соматического страдания. То есть, принятое рассмотрение и лечение БА учитывает и направлено только на телесно-биологический уровень и учитывает личностный фактор вторично, что безусловно обедняет возможности курирования и помощи больному. Тем не менее, материалы Ф.Александера [2004] позволяют полагать, что эмоционально-личностный симптомокомплекс синдрома БА имеет более сложную социально-семейно обусловленную психологическую природу. Он описывает роль матери в формировании синдрома и вторичную фиксацию дыхательных и кожных проявлений эмоциональными отношениями любви-отторжения ребенка и матери, указывает на сложно обусловленный комплекс чувства вины у ребенка с хроническим подавлением своих эмоций и плача, продиктованных желанием ребенка быть защищенным матерью, но получающего её холодность и отторжение. Можно привести замечание Александера о характере взаимосвязи факторов единого астматического синдрома. «Считать или нет аллергические и эмоциональные факторы независимыми друг от друга по своему происхождению — вопрос по-прежнему остается открытым. Есть некоторые указания на то, что аллергическая предрасположенность и уязвимость в смысле вышеописанной конфликтной ситуации связанны друг с другом некоторым неизвестным образом. Другими словами, возможно, что чувствительность к травме «отделения» и чувствительность к аллергенам возникают у одного и того же человека одновременно и являются параллельными манифестациями одного и того же базисного конституционального фактора» [2004,-с.163].
Современные исследования астмы в существенной степени подтверждают психоаналитические выводы. Обследование больных бронхиальной астмой показывает, что у многих из них есть и другие психосоматические заболевания (экзема, нейродермит, хронический колит, гипертоническая болезнь). В раннем детстве у них имели место определенные отношения в родительской семье: материнская гиперопека с отстранением или отсутствием отца или ситуация разлуки, воспринятые ребенком как будто его бросали или как угроза безопасности. Все пациенты отмечали как характерные для себя особую тонкость восприятия, эмоциональную ранимость, которую они обычно скрывали. Они отличались закрытостью в описании своих чувств и отрицали свои эмоциональные проблемы, подавляли проявления тревоги и агрессивности, боясь ухудшить отношения с окружающими. Их социальной адаптации препятствовали также ощущение внутренней пустоты, пассивный отказ от общения, избегание ситуаций соперничества. Больные астмой по сравнению со здоровыми людьми характеризуются более высоким уровнем негативных эмоций. Обострение заболевания (приступы удушья при астме) по времени связаны с периодами повышенной эмоциональности. При этом эмоциональность связана с астмой двусторонней причинной зависимостью и механизмом типа "порочной спирали". На эмоции больных отрицательно влияют применяемые при лечении астмы лекарства [Николаева, 1987; Терехов, 1997; Тюрин, 1974].
Таким образом, структура нозологической формы БА имеет две формы проявления синдрома (АБА и НБА) с различающимися - генезом, патогенезом и картиной соматического проявления болезни. Структура синдрома обеих форм БА включает так же эмоциональный симтомокомплекс, в интерпретации которого существуют разногласия: психоаналитические исследования Ф. Александера указывают на его психологический социально-семейный генез, клинико-пульмонологический подход имеет в виду только соматически-нервно обусловленный комплекс реакций на приступ и развитие болезни. Оба подхода и психосоматический, и клинико-пульмонологический не рассматривают специфику эмоционально-личностных состояний в соотношении с различием форм соматического проявления болезни.
Нами предпринято клинико-эмпирическое исследование детей, страдающих АБА или НБА (по 40 чел.) и их матерей, в сравнении с группой здоровых детей (80 чел.) и их матерей для прояснения специфических особенностей формирования эмоциональной сферы и наличия принципиальных различий в структуре эмоционально-личностного симптомокомплекса детей с БА. Исследование проводилось с детьми 5-6 лет длительно и периодически лечившимися в детском пульмонологическом стационаре, а также с детьми, посещавшими школу раннего развития при гимназии в течение года, и их матерями, включало феноменологический и опытно-экспериментальный этапы.
Выполненный теоретический анализ представлений о эмоциях, чувствах, чувствованиях, исследованию которых посвящены труды К.Д.Ушинского, Т.Рибо, У.Джеймса, В.Вундта, Н.Я.Грота, П.В.Симонова, П.К.Анохина, Р.С.Лазаруса, Э.Клапареда, Ж.-П.Сартра, В.К.Вилюнаса, О.А.Сидоровой, Е.Д.Хомской, К.Г.Ланге, Cannon, Bard, Pieron, Prince, Papez, Линдсея, Гельмгольца и Луфборроу, Arnold, S.P.Grossman, Х.Дельгадо, В.М.Смирнова,
П.В.Симонова, Н.П.Бехтеревой, Т.А.Доброхотовой, Н.Н.Брагиной, В.А.Москвина, В.Н.Кляйн, А.П.Чуприкова, Л.А.Шмаковой, С.Е.Волошенко, Х.Сакано, Н.В.Пережигиной, S.Dimond, L.Farringbon, M.Safer, D.Harman, W.Ray, В.П.Леутина, Е.И.Николаевой и других, позволил сформулировать рабочее определение объекта исследования - эмоциональной сферы и определить методологию построения исследования предмета - искажений эмоционального развития при БА, которая с необходимостью должна включать: а)нейропсихологический метод оценки качественных различий закладки мозговых механизмов эмоций в исследуемых группах, б)психолингвистический метод исследования словаря эмоций, как фрагмента картины мира в детских и материнских граппах, в)исследование сформированности визуальных механизмов опознания эмоциональной экспрессии в группах и г)изучение системы детско-родительских отношений, как носителей механизмов передачи эмоционального опыта и форм семейного воспитания.
Под эмоциями и чувствами мы понимаем функциональные системы переживаний-ощущений, отвечающие принципам уровневости и иерархической сложности организации, принципам динамической локализации в мозговом субстрате, направленые на активацию, оценку, формирование потребности и побуждения к действию, опосредующие адаптацию к себе, своему человеческому и природно-предметному окружению, в динамике онтогенетического опыты актуализации формирующие целостную по связности и возможностям переживания - ощущения, дискретную по способам презентации и оценки внешних проявлений в визуальных и речевых символах систему — эмоциональную сферу. Развитие эмоциональной сферы происходит закономерным путем расширения способов восприятия эмоций извне, презентации своих переживаний вовне, расширения словаря переживаемых, презентируемых эмоций, идентификации эмоций через их словесное обозначение, овладение управлением своим эмоциональным поведением. Онтогенез эмоциональной сферы детерминирован взаимодействием двух факторов развития: генетическая программа обеспечивает очередность активации мозговых механизмов, ответственных за уровневое представительство эмоциональных ощущений; социальная среда опосредует этапные включения систем мозга через триггерные точки в воспитательном и образовательном процессе, который сам имеет дополнительную эмоциональную составляющую в виде эмоционального родительского фона, а также обеспечивает качественные особенности формирования эмоциональной сферы в целом.
Результаты исследования показывают накопление системных различий в ходе онтогенеза эмоциональной сферы в группах здоровых и больных БА детей и наличие различий в тенденциях формирования эмоциональных сфер у детей двух форм БА, обусловленных различиями в особенностях семейного климата и материнских воспитательных позициях.
То есть, две формы БА имеют статистически значимые, системно формируемые в онтогенезе структурные различия в своих эмоциональных симптомокомплекса.
В феноменологической части исследования, включавшей методы наблюдения, опросники и проективные методики, был проведен множественный регрессионный анализ по Пирсону, позволивший выделить эмоциональный климат семьи как предиктор, одновременно связанный с эмоциями и БА. Дальнейший регрессионный и качественный анализ выделяет чувство любви в качестве детерминирующего предиктора, определяющего особенности эмоционального климата семьи. Чувство любви имеет разноуровневую и разнообъектную структуру, для создания положительного климата семьи любви к партнёру по браку недостаточно, необходимо чувство любви к ребенку, а также развернутая функциональная реализация чувства в интуитивно предвидимых потребностях объекта чувства в заботе-уходе-развитии. Анализ текстов родителей здоровых детей показывает, что любовь, как основное чувство формирующее семью и её климат, способствующий эмоциональному развитию ребенка, является функциональной системой, включающей: а)специфическое состояние переживающего его субъекта;
б)выделенный объект направленности чувства, воспринимаемый во всей полноте уважительного отношения к телу, личности, поведению и потребностям; в)реализацию специфической системой поведения в виде заботы, содействия и сопереживания, основанного на интуитивном понимании потребности объекта чувства.
В случае субъекта чувства любви - родителя, а объекта - ребенка, основанная на интуитивном понимании потребностей ребенка родительская «забота-уход-развитие» направленная на ребенка является по сути и по качественным следствиям воспитывающим поведением родителей. Наличие интуитивной настроенности на ребенка позволяет: а)почувствовать наступление сензитивного этапа в развитии ребенка и возникновения триггерного момента реализации своего участия и встраивания в развертывающийся генетический механизм детского развития; б)испытывать собственное чувство уверенности и гармоничности своего поведения, удовлетворения, получая нормативный эмоциональный отклик ребенка на своё включение в процесс его развития.
В случае отсутствия чувства любви в основании формирования эмоционального климата семьи редуцируется вся функциональная система чувства, а его деятельностная компонента замещается искаженными формами поведения. Выявляются два принципиальных механизма влияющих на качественные особенности проявления чувства -функционально системная сниженность - неразвитость и искаженность.
Исследованные группы значимо дифференцированы по проявленности и развитости функциональной системы чувства любви: в семьях со здоровыми детьми эмоциональный климат основан на функционально зрелом чувстве любви с интуитивной поддержкой ребенка, с признаками функционального саморазвития системы чувства. В семьях с детьми БА доминирует негативный эмоциональный климат основанный на «нелюбви и формальной, условной любви». Функциональная система чувства качественно представлена двумя типами структур: -редуцированной или сниженной, что преимущественно характерно для семей с детьми НБА, с развернутой системой замещающего, компенсирующего отсутствие любви поведения; -искаженной, что характерно преимущественно для семей с детьми АБА, содержащей конфликтные перекосы чувства между членами семьи.
Изучение детского проективного рисунка «моя семья», а также свободного рисования, подтверждает закономерности семейного эмоционального климата, отмеченные выше, одновременно выявляет им характерные качественные особенности детского эмоционально-интеллектуального развития: для здоровых детей характерен гармоничный тип развития эмоциональной сферы сочетанный с нормативным интеллектуальным развитием; для детей с НБА характерен преимущественно сниженный (редуцированный) тип - состоящий в задержке проявления базальных эмоций с отсутствием сформированного контроля и управления своим эмоциональным поведением, сопряженного с задержкой интеллектуального развития; для детей с АБА характерен преимущественно искаженный тип - состоящий в богатстве, тонкости и яркости эмоциональных переживаний, проявляющихся в рисунке и внутренней жизни, при наличии сверхконтроля речевых и поведенческих проявлений эмоций.
Анализ качественных параметров биологического младенческого развития детей всех групп показывает отсутствие принципиальных различий, однако эмоциональный фактор вынашивания беременности матерями имеет качественные различия, детерминированные субъективными отношениями женщин к беременности и будущему ребенку: согласно оценкам-воспоминаниям матерей о ходе беременности, в случае матерей здоровых детей, имела место эмоциональная стабильность, уверенность в благополучности родов и будущем ребенка, высокий контроль ситуации беременности; матери детей БА в целом в ходе беременности имели большую нагрузку в виде негативных эмоциональных переживаний, страхов и тревог, неуверенности в исходе родов и необходимости беременности и ребенка, отличались неадекватностью или отсутствием представлений о норме поведения при беременности.
Опытно-экспериментльный этап исследования структурных особенностей групповых эмоциональных сфер показал наличие двойной социально- семейной обусловленности становления эмоций ребенка: основным проводником эмоционального влияния являются родители (преимущественно мать) ребенка, которые в свою очередь являются носителями качественных особенностей воспитывающих влияний своих родителей, тем самым материнские позиции бабушек опосредуют качественные особенности вынашивания беременности и последующее отношение к ребенку матерей здоровых или больных детей. Материнская (воспитательная) позиция может быть трех типов, значимо расслаивающихся по группам испытуемых - «субъект-субъектная» позиция характерна для матерей здоровых детей, «объект-субъектная» (зависимо-симбиотическая) - характерна для матерей детей НБА, «субъект-объектная» (авторитарно-агрессивная) - для матерей детей АБА. Возможности визуального опознания эмоциональной экспрессии и развития эмоционального словаря у матерей также имеют существенные отличия, характеризующие их культурно-социальный и индивидуальный эмоциональный опыт: Матери здоровых детей обладают гармоничным опытом, реализующимся широкой речевой представленностью эмоций, наличием спектра аэмоциональной лексики опосредующей эмоционально-нравственное руководство поведением ребенка. Матери детей БА демонстрируют разбалансированный, дисгармоничный опыт эмоциональных переживаний с нарушеннием социализации и культурного контроля. Они более чувствительны к эмоциям «гнева-агрессии» и нечувствительны к тонким и нейтральным эмоциональным проявлениям, полным отсутствием эмоционально-нравственной и нейтральной лексики обращенной к детям с преобладанием лексики выражающей формы надзора-контроля-наказания. Матери детей НБА характеризуются общим обеднением эмоциональной сферы, инфантильным типом эмоционального реагирования и сниженным контролем своих эмоциональных проявлений, интеллектуально-информационной сниженостью. Матери детей АБА характеризуются сниженной и искаженной эмоциональной сферой, повышенной раздражительностью и конфликтным агрессивно-боязливым типом реагирования.
Межполушарная организация матерей здоровых детей свидетельствует о наличии правополушарного эмоционально-образного локуса контроля своего воспитывающего поведения, при нормативно сформированном мануальном правшестве, что свидетельствует о принципиальной норме эмоционального и моторного онтогенеза, равно о наличии эмоциональной подстройки к ребенку в процессе его постнатального развития. У матерей детей БА отсутствует эмоциональная подстройка к детям, что проявляется и в жесткости левополушарного доминирования, однако вероятная природа его в подгруппах матерей НБА и АБА различная: для матерей НБА характерен общий обеднённый уровень образного правополушарного опыта с трудностями зрительно-образных дифференцировок; у матерей АБА преобладает собственный негативный эмоциональный опыт, приводящий к искаженной защитной позиции и понижению эмоциональной чувствительности.
В детских группах становление эмоциональной сферы идет также значимо различными путями: для здоровых детей - это последовательное встраивание в социально-культурный опыт выделения эмоционально окрашенных явлений, детерминированное родительским указательным жестом и морально-нравственной оценкой; для детей НБА имеет место отсутствие отсутствующего и у матерей опыта социально-культурного оценивания и нормы регулирования своего эмоционального поведения, что дважды понижает их интеллектуальный и культурный уровень, в том числе и уровень интеграции эмоциональной сферы; для детей АБА характерным является ещё внутриутробное развитие в условиях конфликтных и негативных материнских эмоций, искаженных отношений матери и бабушки, что приводит к преждевременной активации структур круга Пепеца детского мозга, ответственных за ряд иммунных, эндокринных, когнитивных процессов, являясь тем самым опосредующим звеном, задающим одновременную кожно
дыхательную и эмоциональную сенсибилизацию ребенка. Постнатальное погружение сенсибилизированного ребенка в противоречивую эмоционально-нестабильную семейную среду обеспечивает адаптационную тонкую подстройку эмоций ребенка к эмоциональной сфере растящей его матери, а не наоборот, как в норме и здоровье, что отражается в особенностях развивающейся эмоциональной сферы ребенка в виде её богатства и тонкой калибровки эмоционального чувства и лексики, повышенным и преждевременным развитием навыков самоконтроля и мистически-философского самоотношения.
Так, необходимо отметить наличие соответствия между формами БА и особенностями структур и динамики межпоколенного обусловливания их эмоциональных симптомокомплексов, различно закладываемых, как минимум, в поколении бабушек-дедушек. Подобный механизм трансляции системных искажений в эмоциональной сфере и эмоциогенном поведении следует отнести к механизмам психолого-социального наследования, сходного по типу действия с механизмами родовой памяти, описываемыми Б.Хеленгером, А.Шутценберг, В.де Гольжак. Соответственно механизмам, способы, методы и методики терапии и коррекции двух форм БА не могут быть идентичными.
ЛИТЕРАТУРА
1. Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и применение. -М.,
2004. -336с.
2. Балаболкин И.И. Бронхиальная астма у детей: Библиотека практикующего врача. -М.. 2003. -с.151-175.
<< | >>
Источник: МАТЕРИАЛЫ XI международной научно-практической конференции. ПСИХОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА: ПУТИ ПОИСКА ОПТИМАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2011

Еще по теме ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СИМПТОМОКОМПЛЕКСА БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ У ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА:

  1. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ У ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА.
  2. Миланич Ю.М. Динамика процесса психокоррекции эмоциональных нарушений детей дошкольного возраста
  3. БОЛОТОВА Е.В. РАЗВИТИЕ СПОСОБНОСТЕЙ К ЭМОЦИОНАЛЬНО-МОТИВАЦИОННОЙ РЕГУЛЯЦИИ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  4. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ В ВОЗРАСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ: ДОШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ
  5. ОБРАЗ ПЕДАГОГА ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ВОСПРИЯТИИ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  6. Лашманова Ольга Александровна КОРРЕКЦИОННАЯ ПРОГРАММА ФОЛЬКЛОРНЫХ ЗАНЯТИЙ, НАПРАВЛЕННАЯ НА РАЗВИТИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  7. Свидина А.В. ДЕФИЦИТ ВНИМАНИЯ У ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  8. Изиева Д.П. СПЕЦИФИКА ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  9. Семёнова Н.А. ОСОБЕННОСТИ ПАМЯТИ ЛЕВОРУКИХ ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  10. Ефимова Ю. В. КОРРЕКЦИЯ СТРАХОВ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА СРЕДСТВАМИ ИГРОТЕРАПИИ
  11. РАЗВИТИЕ МЕЛКОЙ МОТОРИКИ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ЗПР
  12. Некрасова А.П. ЯЗЫКОВАЯ СПОСОБНОСТЬ У ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ СЛУХА СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  13. Семенова З.Ф. ОСОБЕННОСТИ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  14. Тэ Чжин Ми, Обухова Л.Б. ЭКСПЕРТНАЯ ДИАГНОСТИКА МУЗЫКАЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  15. ОСОБЕННОСТИ ОТНОШЕНИЯ К ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ У РОДИТЕЛЕЙ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  16. РАЗВИТИЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА В УСЛОВИЯХ ДОУ
  17. ФОРМИРОВАНИЕ СЛОВАРЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ОБЩИМ НЕДОРАЗВИТИЕМ РЕЧИ