ЭТИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЕЧЕБНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ОНКОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ



Саратовский государственный медицинский университет имени В.И.Разумовского Курочкина Е.Н., Девличарова Р.Ю.
Сложность медицинской профессии известна, но особенно трудна работа в области онкологии, где, кроме необходимости быть подготовленным в области хирургии, рентгенологии, радиологии, терапии, в частности химиотерапии, следует быть на страже социально-психологической поддержки пациента, знать его духовный мир.
Еще Авиценной было сказано: «Человек -это мир, тело лечится вместе с душой». Н.Н. Блохин [1], подчеркивая первостепенное значение тесного контакта между врачом и больным, писал, что «степень правильности сообщения о болезни должна определяться характером и стадией заболевания, отношением больного к предлагаемым ему методам обследования и лечения, характером и поведением больного». Онкологического больного необходимо рассматривать не только как сугубо соматического пациента: следует учитывать психологический компонент онкологического заболевания; социально-психологические аспекты качества жизни не менее важны, но, к сожалению, остаются при оказании медицинской помощи данной категории пациентов пока на втором плане. Исторически сложившиеся постулаты деонтологических принципов в онкологии явились истоками в формировании нового междисциплинарного направления в науке -психоонкологии, одним из основателей которой является S. Greer [9]. Важным аспектом изучения этого направления является социально-психологическая адаптация онкологических пациентов. Долг врача, стоящего у изголовья больного смертельной болезнью, у границы жизни и смерти, состоит в его утешении, вселении в него надежды, поддержке и поднятии духа, даже при этом приходится прибегать к некоторому обману, так как это «ложь во спасение». Силу врачебного слова для таких больных трудно переоценить. Изучение психологических особенностей пациентов со злокачественными новообразованиями показывает, что многие из них живут надеждой и часто самообманываются.
Учеными изучены фазы изменения психики в зависимости от этапов оказания медицинской помощи, типы психологических реакций на онкологическую патологию как варианта соматической патологии. Информация о диагнозе является пусковым механизмом психологического кризиса у онкологического пациента. Как правило, она вызывает шок, психологическое потрясение, формирует почти у всех пациентов естественную психологическую реакцию отрицания. Именно из-за этого, из-за боязни такой реакции, врач часто вынужден откровенно лгать больному, изворачиваться, скрывать правду о его болезни, делая это так, чтобы пациент не заподозрил ничего плохого.
На сегодняшний день господствует медицинская модель холистического подхода к данной психосоматической проблеме [2]. Концептуальные идеи этого вопроса сформировались сравнительно недавно. Личностная структура онкологических больных, как оказалось, уязвима в отношении стрессовых факторов. Ранее шел поиск специфической «раковой личности». В рамках психосоматического подхода к злокачественным новообразованиям наряду с чертами личности А и В (характерны для больных с заболеваниями сердечнососудистой системы и желудочно-кишечного тракта), выделился тип С, характерным для которого является присутствие инфантильности, реакций детского капитулирования, негибкости поведения, эмоциональной невыразительности, склонности к защите по типу отрицания [3,4,5]. Позднее валидность этих исследований была поставлена под сомнение, речь сейчас идет о наиболее характерных особенностях онкобольных: депрессивная организация личности, легко впадающей в состояние беспомощности и безнадежности, незначительная выраженность в их личностном профиле истероидного радикала, видимая антиэмоциональность поведения, репрессия агрессивных реакций, тревоги, устойчивая тенденция быть тем, кого подавляют; этот стиль «подавляемого» порождает сильный стресс, так как сдерживает субъективно значимые альтернативные способы поведения [6,7].
Отношение к болезни, обладая всеми характеристиками, присущими всем психологическим отношениям, содержит в себе когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты. Когнитивный компонент включает знание о болезни, ее осознание, понимание ее роли и влияние на жизненное функционирование больного, предполагаемый прогноз; эмоциональный -ощущение и переживание болезни, ситуации с ней связанной; поведенческий -связанные с болезнью реакции, способствующие адаптации или дезадаптации к ней, выработка определенной стратегии поведения в жизненных ситуациях в связи с болезнью. Решение вопроса о роли личности в патологии подразумевает выяснение ряда важных обстоятельств: что привносят те или иные особенности личности в психологическую патологию, как влияет характер преморбидной личности больного на клинические проявления заболевания, его течение и исход, каковы возможности компенсации образовавшегося дефекта, в какой мере те или иные особенности личности могут определить прогноз течения заболевания, что привносит та или иная патология в личность, как она реагирует на болезнь.
Как показывают многие исследования, характер психогенных реакций у пациентов со злокачественными опухолями тесно связан с преморбидными личностными особенностями. Так, А.В. Гнездилов и соавт. [8] выделяют пять типов реакций на онкопатологию. Согласно их наблюдениям, депрессивные реакции характерны для так называемых «циклоидов» по классификации Кречмера. Больным с истероидным радикалом свойственны истерические реакции замещения, подавления; у «психастеников» преобладают тревожные реакции; для «шизоидов» характерны паранойяльные идеи, а для «эпилептоидов» - агрессивные реакции.
Эти же авторы отмечают важность связей между особенностями личности больных и возникающими у них психологическими реакциями для прогноза и лечения; на основании своих наблюдений они приходят к выводу, что чем более выражены психические нарушения до операции, тем чаще наблюдаются осложнения в послеоперационном периоде (инфаркт миокарда, стрессорные язвы, атония кишечника и т. д.).
Основная задача врача-онколога в рамках лечебного взаимодействия с пациентом - формирование активной позиции больного в плане дальнейшего обследования и лечения. В настоящее время вопрос «говорить или не говорить больному правду» переводится в другую плоскость «говорить, но как». Почти все больные, с одной стороны, хотят, а иногда требуют сведений о диагнозе, а с другой стороны, оказывается, что точная информация им вовсе не нужна, и они ее избегают. Врач должен работать в контакте с клиническим психологом для того, чтобы понять стремление больного и учитывать насколько действительно он хочет быть информированным, с учетом его личностных особенностей и свойственных ему способов психологической защиты.
В момент той или иной фазы психического реагирования цель общения между врачом и пациентом состоит в сотрудничестве в преодолении болезни и ее последствий. Поэтому при общении с больным необходимо не быть холодным и формальным, уметь разделить чувства пациента и свои, чтобы не было идентификации чувств, быть внимательным к реакциям пациента, осознавая свои собственные.
Во взаимоотношениях врача-онколога с онкологическим пациентом рекомендуется следовать определенным правилам: а) информирование пациента о заболевании и его последствиях с использованием терминологии, которую он способен понимать не только интеллектуально, но и эмоционально; б) психологически щадящая форма беседы, предоставление информации тем больным, которые действительно ее хотят получить, достоверное обоснование истинного значения осложнения или риска летального исхода; в) разъяснение информации о диагнозе и заболевании в степени, определяемой самим пациентом.
Мнение онкологического больного об информационном взаимодействии с онкологом чрезвычайно важно. Это принципиально, так как еще велико число больных, которые, не зная о возникшей ситуации онкологического заболевания, отказываются от своевременного специального обследования и последующего радикального лечения, зачастую обращаясь к нетрадиционным методам лечения. Право сообщать диагноз онкологическому больному должно принадлежать лишь хорошо осведомленному в онкологических заболеваниях врачу, то есть только онкологу. В затруднительных для онколога случаях неадекватности поведения больного, его эмоциональном неблагополучии необходимо прибегать к консультации психотерапевта.
Обучение навыкам общения с онкологическим пациентом оптимально в рамках тренинга коммуникативного общения. Тренинги коммуникативного общения способствуют приобретению опыта в умении устанавливать и поддерживать контакт с больным в течение всего периода лечения, используя навыки активного слушания. Такие тренинги - это своеобразная профилактика синдрома «эмоционального сгорания» у медицинских работников онкологических учреждений, так как происходит снижение их психоэмоционального перенапряжения. Реализация принципа «здесь и теперь» в психологической поддержке - это альтернатива погружения больного в тревожный мир абстрактного прогнозирования своего будущего. Усилия клинического психолога и врача направляются на то, чтобы актуализировать у больного возможность видеть, слышать, обонять, осязать все непосредственно окружающее, адекватно воспринимать источник собственного психологического дискомфорта в данный конкретный момент. Больной получает опыт контакта с собственными переживаниями и их трансформации. Для больного путь к оптимальному психологическому состоянию - ощущению полноты жизни «здесь и теперь» - пролегает через общение со значимыми людьми, в ходе которого существенно трансформируется внутренняя картина болезни, понятия «жизнь», «болезнь», «смерть» обретают новый смысл.
ЛИТЕРАТУРА 3.
Блохин Н.Н. Деонтология в онкологии. М., 1977; 4.
Бусыгина Н.П. Холистическая модель болезни как основа практической деятельности психолога//Вопросы онкологии. - 2000. - №4; 5.
Великолуг А.Н., Овчарова Р.В., Дрегало А.А. и др. Психологические особенности личности больных со злокачественными опухолями различной локализации //Паллиативная медицина и реабилитация. - 1997. - №2; 6.
Великолуг А.Н., Дрегало А.А., Великолуг Т.И. и др. Ролевое поведение и его основные ситуативные диспозиции//Паллиативная медицина и реабилитация. - 1998. - №2-3; 7.
Великолуг А. Н., Дрегало А. А., Великолуг Т. И. и др. Бытовая среда реабилитанта - онкологического больного//Паллиативная медицина и реабилитация. - 1998. - №2-3; 8.
Великолуг А.Н., Овчарова Р.В., Великолуг Т.И.и др. Психологический статус онкологических больных как фактор патогенеза//Паллиативная медицина и реабилитация. - 1998. - №2-3; 9.
Вельшер Л.З., Тарабрина Н.В., Коробкова Л.И.и др. Психоонкология: междисциплинарный подход//Паллиативная медицина и реабилитация. -
2002. - №2-3; 2.
Гнездилов А.В. Психические изменения у онкологических больных//Практическая онкология. - 2001. - №1; 3.
Greer S., Moorey S., Baruch J. Evaluation of adjuvant psychological therapy for clinically referred cancer patients//Br. J. Cancer. - 1991. - v.63. - №2.
<< | >>
Источник: МАТЕРИАЛЫ XI международной научно-практической конференции. ПСИХОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА: ПУТИ ПОИСКА ОПТИМАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2011

Еще по теме ЭТИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЕЧЕБНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ОНКОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ:

  1. Механизмы психологической защиты в клинической практике и современные эмпирические методы их изучения
  2. А.В. Селин, Т.Д. Василенко СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В СИТУАЦИИ ОНКОЛОГИЧЕСКОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ
  3. ЭТИЧЕСКИЕ НОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В КОНФЛИКТЕ
  4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ КОНФЛИКТОВ В МЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКЕ
  5. Грицай Л. А. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО ОТЦОВСТВА
  6. Особенности эмоционального интеллекта лиц с онкологическим заболеванием
  7. Гернер К.Е. ОСОБЕННОСТИ РЕСУРСОВ У ЖЕНЩИН С ОНКОЛОГИЧЕСКИМ ЗАБОЛЕВАНИЕМ
  8. Е. А. Василенко ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ПЕДАГОГОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  9. Сотников В. А. Селин А. В. ОСОБЕННОСТИ ВРЕМЕННОГО КОМПОНЕНТА ИДЕНТИЧНОСТИ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ
  10. СОВРЕМЕННАЯ ПРАКТИКА РОДОВ.