ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ БОЛЕЗНИ



Ярославский государственный университет имени П.Г.Демидова Пережигина Н.В., Дрынова М.В.
Обращение к проблеме «личность-болезнь» обусловлено и мотивировано частной необходимостью разграничения областей компетенции психологии и медицины в исследовании личности, требующая анализа методологического и понятийного аппарата наук, а также поиском системообразующей концепции личности способной детерминировать совместные исследования, что требует обращения к истории вопроса.
В современной российской медицине концепцией, определяющей систему руководящих поведением врача понятий и их отношений, объясняющей этиологию и патогенез болезни с формами их проявления у человека, является патогенетическая концепция, разработанная патологом И.В.Давыдовским (18871968) и неврологом С.Н.Давиденковым (1880-1961), базирующаяся на примате материи и телесности, преморбиде биологического над психическим и личностным. Концепция, получившая жизнь в 1947-1948 годах является материалистической и проводит основные положения «марксизма-ленинизма» в медицину. В современных медицинских исследованиях редко ссылаются на патогенетическую концепцию, однако методологически руководствуются принципам ею введенными. Основные положения синдромообразования концепции, разработанные на сугубо телесных болезнях, без дополнительных обоснований распространяются на патологию психической сферы, что представлено, например, в лекции № 8 «Общая психопатология» А.В.Снежневского (2004). И.В.Давыдовский формулирует предмет и законы этиологии следующим образом: «Все явления природы детерминированы и подчинены общим закономерностям, все частные законы отражают те или иные взаимосвязи явлений объективного мира. Очевидно, и этиология должна быть прежде всего учением о таких связях: самые связи должны обладать свойствами закона и как всякий закон должны иметь относительную устойчивость, упорядоченность и повторяемость в своих проявлениях.
Этиология как учение может развиваться только на основе каузальности и детерминизма как основных категорий диалектического метода мышления. Каузальность вскрывает всю последовательность явлений, т.е. каузальный ряд причин и следствий в данном процессе, протекающем в определённое время и в определенном пространстве.» [3,-с.10]. Вводя категории времени и пространства в связь с категорией причинности автор однозначно подчеркивает материально-субстратный уровень действия причины, поскольку психика или душа не пространственны и действие фактора времени может быть распространено только на когнитивный уровень, равно имеет ряд своеобразных особенностей.
Автор описывает и анализирует исключительно формы связей и причин развития болезненных событий в органическом мире, которые противопоставляются физическим явлениям из области механики, социальный уровень закономерно интерпретируется через его проявления в биологическом. «Природные факторы как таковые действуют на человека как непосредственно, так и через посредство социальных факторов. Но и социальные факторы воздействуют на природу человека, вызывая в нем новые, особые приспособительные реакции, и не только безболезненные, но и болезненные. Таким образом, осуществляемые во внешней среде социально-приспособительные мероприятия при всей гениальности человека являются лишь относительно целесообразными. Человек сначала создает те или иные социально-экономические отношения, способствующие благоустройству его как вида; только потом он убеждается в той или иной патогенно сти этих отношений. Это убеждение, к сожалению, не всегда сочетается с научным знанием каузальных связей; оно сплошь и рядом укладывается в рамки чисто внешних ассоциативных связей между явлениями.»[3,-с.35.] Тем самым, достаточно отчетливо проводится основная, концептуально обоснованная материалистическим мировоззрением, позиция биологического подхода к человеку и рассмотрения человека как вида. В изложении И.В.Давыдовского сам термин «личность» встречается крайне редко, а уточнение индивидуальности, социального и личности достигается через следующую связку: «Индивидуальность - биологическое понятие, относимое к отдельно взятому организму того или иного вида. Это конкретное понятие, без труда определяемое морфологически, физиологически, биохимически, иммунологически, бактериологически. Однако ничто так не отстает в развитии, как учение о человеческой индивидуальности. Так было во времена Н.И.Пирогова, указывавшего на учение об индивидуальности как на «ещё вовсе не существующее». Так, приблизительно, стоит вопрос и в современной медицине. А между тем индивидуальность, понимаемая и как организм, т.е. биологически, и как личность, т.е. социальное - это и есть то, что превращает общее и абстрактное нозологическое в единичное и конкретное, в отдельное и особенное как самое реальное явление жизни. Индивидуальность как качественная категория сообщает каждому отдельному заболеванию качественные особенноти. Отсюда лозунг: лечить больного, а не болезнь». [3,-с.125-126]. Следует понимать, что родовым для системы человека, с точки зрения введённой методологии, является понятие «индивидуальность», которое исчерпывается биологически, состоит из двух уровней функционирования -собственно организменного «без труда описываемого морфологически и т.д.», и социального (личностного), когда необходимо учитывать преломление «социально-экономических отношений» в природных факторах, «т.е. в животной (биологической) основе человека как вида». Тем самым, объектом медицинского внимания всегда является биологическая система человека - его организм, при этом патогенетическая концепция позволяет выделить два уровня действия патогенных факторов - простой организменный и социально-экономически опосредованный. Последний уровень, рассмотрения организма в условиях действия болезнетворных факторов цивилизационного характера, обозначается как «личность», или «личностный уровень», но к психологии понимания личности это понимание имеет самое отдаленное отношение.
Проблема отношений медицинской и психологической концепций личности состоит в использовании одних и тех же слов - «индивид-организм, индивидуальность, личность», за которыми стоят кардинальным образом различающиеся понятийные аппараты и теоретико-методологические основы его формирования. Качественные особенности несходства концепций и методологии системно недооценивают обе стороны, позволяя себе некритично заимствовать материалы друг у друга соотнося их только на основании общности лексики, не вдаваясь серьёзно в суть теорий и методологии поставленных проблем.
Медицинский подход к «личности» не лежит в одной понятийной системе с подходом советской психологии, обозначаемым определением: «Личность -термин, обозначающий: 1) человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности или 2) устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как человека того или иного общества или общности. Личность появляется только с возникновением сознания и самосознания» и далее: «В общей психологии под личностью чаще всего подразумевается некоторое ядро, интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида и сообщающее его поведению необходимую последовательность и устойчивость» [6,-с.178-179]. Психологический подход к проблеме личности постулируется с позиции её системного строения, механизмов динамического развития, становления в онтогенезе и деятельности. Человек, являясь организмом и личностью, представляет собой сложнейший интегративный результат биологического развития материи и процесса общественного развития. «Личностью не родятся, личностью становятся.» [4, -с.91].
Процесс интеграции организменной (биологической) составляющей и социальных условий развития человека начинается задолго до его биологического рождения, механизмами передачи будущих индивидуально-личностных свойств и особенностей служат, помимо генетического (общечеловеческого, расового, родового) и воспитательного кода, тонкие эмоционально-личностные переживания матери, опосредующие также эмоции будущего отца и семьи, и направленные к развивающемуся ребенку. И этот аспект проблемы личности охватывает широкий круг психологических вопросов, условно относящихся к ведению психологии развития, возрастной, педагогической психологии, психологии эмоций, психологии родительства. При этом, личность выступает интегрирующим началом всех возможных ракурсов её рассмотрения, а концептуальный аппарат психологии личности объединяет и поглощает концептуальные аппараты и модели анализа личности в условиях ее развития, взросления, обучения, становления когнитивных процессов или морально-нравстенного и духовного совершенствования. Методологически, личность оказывается в позиции объекта анализа, а ракурс рассмотрения оттеняет различные особенности, которые могут иметь статус предмета или его свойств. Аналогично, единая психологическая концепция личности поглощает аспект исследования личности в условиях нездоровья самого разного типа, если объектом и предметом выступает личность, а качественные её проявления (болезнь) дифференцируют какие-либо присущие личности механизмы жизнеобеспечения, то, согласно положениям предложенным Л.С.Выготским в 1927 году, этот тип исследования имеет все методологические признаки обобщающего, а не прикладного (клинического) психологического подхода.
Подобный принцип методологического восхождения к обобщению частных прикладных исследовний, выполненных в клинике, с выводами системно высокого уровня, относящихся к норме психической жизни, особенно был характерен для дореволюционного периода развития российской психологической и клинико-психологической мысли. Например, качественные аспекты влияния эмоциональной, интеллектуальной сферы взрослых на становление психики и личности, или телесного здоровья ребенка, традиционно рассматривались на пограничных состояниях испытуемых между здоровьем и болезнью, как «дифференцирующей модели». (Сикорский И.А., 1887) Этот подход обусловлен естественным путем становления самого психологического знания и являлся важнейшим условием формирования экспериментально -психологической исследовательской практики. Профессиональные наблюдения за качественными изменениями состояний человека, его психических отправлений в зависимости от изменений влияний на него, изменения условий в которых человек находится, рассматривались как естественный эксперимент, позволявший накапливать достаточно регулярные, доступные систематизации знания, развивался этот метод в русле преимущественно медицинского направления, психопатологии и становления практики призрения душевнобольных. Сама же психиатрия обязана своим становлением первичному использованию психологического знания о норме душевной жизни человека, развитие психиатрии рассматривалось как прикладное направление психологии, поэтому все психиатры дореволюционной практики имели труды, освещавшие как собственно формы психопатологии, так обосновывали норму здоровой психической жизни. То есть, а)исторически психология и психиатрия связаны как родовое знание о норме жизнедеятельности души и прикладное (видовое) знание о формах душевного нездоровья; а также б)метод «дифференцирующего наблюдения» был универсальным опытным инструментом, позволяющим формировать феноменологический словарь науки, возникшим задолго до появления экспериментально-психологических лабораторий.
Традионным для мировоззрения старого времени противопоставлением тела и души-духа было обусловлено деление медицинских дисциплин на собственно соматические и нервно-психические, что позволило В.М.Бехтереву в 1904-1907 годах обосновать и получить высочайшую резолюцию создания «психолого-неврологического института» с медицинским (также педагогическим и юридическим) факультетом, а не медицинского института с факультетом психологии, как мы сегодня имеем. В принципе выделения факультетов, а также формирования программ обучения в институте отчетливо видна детерминирующая их модель личности человека, план исследования которой предлагал в эти же годы ученик В.М.Бехтерева А.Ф.Лазурский.
Личность рассматривается как высшая форма духовного совершенства, проявляюегося гармоническим развитием интеллекта, нравственности, культуры, уровня и формы обучения; владения своим умом и телом и поведением. Русская дореволюционная традиция подхода к исследованию и пониманию личности включала тело в систему и структуру личности, рассматривая его как физическую конституцию личности на её индивидном уровне. Представления о конституции сформированы в дифференциальных исследованиях на пограничном материале расовых и клинических патологических формах нарушения душевного здоровья (Sioli, Kloth, Meyer, Beringer, Diiser, др.). Результаты проведённых исследований осмысливаются и встраиваются в антрополого-психологические теории человека, одним из аспектов которых являются гигиенические концепции телесной конституции (Шелдон, Э.Кречмер, Г.Ф.К.Гюнтер и др.). Параллельно антрополого-медицинским исследованиям в русской философии разрабатываются проблемы личности в работах В.Н.Карпова, П.С.Авсенева, Н.Зубовского, Ф.Голубинского, К.Д.Кавелина.
Наиболее раннее употребление понятия «личность» принадлежит П.С.Авсеневу (1811-1852) в посмертном издании 1869 года «Из записок по психологии», которые представляют собой курс лекций по психологии, разработанных и читанных им в Киевской духовной академии, вслед за В.Н.Карповым и О.М.Новицким. Сами записки представляют собой систематическое изложение предмета психологии от введения до конкретизации форм развития и страдания души (душевных болезней) с гигиеническими рекомендациями. В записках отчетливо представлены идеи панпсихизма и развернуто описан «состав человека» как степени духовного бытия, рассматривается природа души человека. В параграфе: «Всеобщий образ личности человеческой, определяемый всеобщею жизнию природы» написано: «Первое естественное качество души есть всеобщий образ её, который в явлении она принимает чрез тело оттого, что живет в круге этой именно, а не другой природы. Наша планета есть самостоятельный организм, одаренный известною жизнию. Этой общей жизни земного шара подчинен всякий живущий на ней человек. Отсюда происходит общее естественное качество всего человеческого рода, приличествующее всем людям, именно потому, что они люди, или всеобщий естественный образ личности человеческой». [1,-с.129]. То есть, личность человеческая рассматривается как интегративное душевное качество, получаемое оной душой при сочетании всеобщего и частного её жизненного пути во Вселеной, Земле, роде-племени, семье и индивидуальной жизни. Последующее изложение всключает разделы по сути представляющие этнопсихологические аспекты развития личности, безличные состояния души, к которым автор относит сон и сновидения, сумасшествия, магические состояния души, а также естественное развития и жизнь души, описывающие происхождение души, смерть и жизнь души после смерти.
Развитие понятия личности, его обособление и выделение из концепции души-духа, приобретение им интегрирующей силы, происходит постепенно в работах русских мыслителей - К.Д.Ушинского, А.А.Козлова, Л.М.Лопатина, особенно много посвящено ей в работах Н.А.Бердяева. На рубеже веков 19-20 практически нет ни одного философа, который бы в той или иной мере не затронул проблему личности, она становится магистральной в журнальных и монографических публикациях, ей посвящены работы философов-интуитивистов Н.О.Лосского, С.Л.Франка, А.Ф.Лосева, трансценденталиста В.Ф.Эрна, поэтов Д.С.Мережковского, В.В.Розанова, священников Флоровского, Зеньковского. Вся старая русская философия стоит на понимании личности как интегртивного качества и надтелесной сущности, высшей и непроизводной от тела, а детерминирующей телесные качества. Социальность личности, подчеркивание которой важно для психологии советского периода, крайне редко расматривается как свойство или ведущая линия развития личности, это качество производное от личности, а не личность от социума.
В понимании Н.А.Бердяева личность «есть спиритуалистическая, а не естественная категория; она не часть какого-либо целого; она не часть общества, напротив, общество - только часть или аспект личности. Личность -не часть космоса, напротив, космос - часть человеческой личности. Личность -не субстанция, она - творческий акт, она неизменна в процессе изменения. В личности целое предшествует частям. Являясь духом, личность не есть нечто самодовлеющее, она не эгоцетрична; она переходит в нечто другое, чем она сама, в некоторое «ты», и реализует всеобщее содержание, которое представляет собой нечто конкретное и отличается от абстрактных универсалий. Безсознательная, состоящая из элементов основа человеческой личности является космической и телургической. Реализация личности означает восхождение от подсознательного через сознательное к сверхсознательному. Человеческое тело как вечный аспект личности является «формой», а не просто физико-химической сущностью и должно быть подчинено духу.» [цитата по 5,-с.303] В концепции Н.А.Бердяева ясно видна связь с работами предшественников, начиная от Аристотеля, сохраняется единство линии рассмотрения личности в контексте души-духа, тело же рассматривается как проявленная форма души-духа и личности. Ориентируясь на сформированные в философии и психологии в общей системе целостно-логического представления о надматериальной сущности личности, её развитии, формах проявления в творчестве, теле, деятельности, психическом развитии и в вариантах форм нарушения функционирования, как, например, сумасшествие, галлюцинации, иллюзии и прочая патология психической жизни, иные науки подхватывали и конкретизировали общую концепцию исследованием частных аспектов форм проявления личности, души и духа. Психология, разрабатывая законы нормы душевной жизни, охватывала пробемы личности в аспектах причинности болезни или нарушения поведения в обществе, лежащих в искривлениях в самой личности, её структуре. Конкретным психологическим прикладным «клиническим» направлением была психиатрия, поэтому все психиатры и психопатологи считали себя психологами. Внутри психиатрии возникшая потребность в объективации наблюдения, придания собранным феноменам проявления душевной патологии единства формы и содержания, универсализации диагностических критериев, выливается в формирование «объективного» метода изследования, в разработку его методологии, которые была осуществлены единодушным участием многих психиатров и психологов (В.М.Бехтерев, С.Д.Владычко, А.Н.Бернштейн, А.А.Токарский, А.Ф.Лазурский, Г.И.Россолимо, А.П.Нечаев и др.) К сожалению, мы забываем что в основании разработанного «объективного метода изследования» было положено одно замечательное положение, выступившее методологическим допуском, с одной стороны - повышающим возможность объективной диагностики и строгость её критериальности, а с другой стороны - понижающим уровень доступного исследования личности. Положение состояло в следующем: «..руководствуясь чисто объективной стороной дела, под нервно-психическими отправлениями понимаются такие отправления нервной системы, которыя основаны на репродуктивной и ассоциативной или сочетательной деятельности нервной системы и в которых следовательно играет особую роль прошлый индивидуальный опыт» [2, -с.3]. Тем самым, В.М.Бехтерев обосновывает возможность построения диагностических методик собственно положением рефлексологии и объективностью наличия-сохранности-искаженности или распада прошлого опыта в случае заболевания. Им и С.Д.Владычко предлагается системный методологический принцип исследования внимания, памяти, сохранённый до настоящего времени в пато- и нейропсихологии без указания авторов и часто в значительно упрощенном и фрагментированном виде. Пользуясь этими методиками в клинике или педагогике и опираясь на предложенный авторами методологический допуск оценки личности через её прошлый опыт, мы обращаемся с интерпретацией данных более чем вольно, полагая, что оцениваем именно личность, хотя имеем дело с мизерной частью её проявления, охватывающего даже не весь спектр когнитивных процессов. Следует добавить, что описанный принцип допуска в равной мере используется в методиках всех приведенных выше российских авторов, лежащих в основании золотого методического патопсихологического багажа, он же лежит в основе концепций личности А.Ф.Лазурского и Г.И.Россолимо-А.П.Нечаева. Необходимо добавить, что дореволюционные авторы заложив допуск в основание разработки методологии клинического исследования, помнили о нём и имели психолого-философскую склонность к обобщению результатов в восхождении к норме высшего духовного здоровья личности, опирались на концепции Бердяева, Ильина, Зеньковского, многие психологи формировали собственные концепции личности сохраняя a priori традионную ориентировку на её духовность (Челпанов, Шпетт, Трубецкой и др.).
Таким образом, перейдя через революционный рубикон российская психологическая мысль пережила шок расщеплённого сознания из-за разделения обеспеченного философской концепцией целостного человеко- и личностноцентрированного антропо-психологического знания на медицинские и собственно психологичекие фрагменты, утратила память о своей истории и традициях, методологических принципах, лежащих в основании методического багажа. Следствием слома явилось: а)системное понижение уровня интегративного осмысления психологического практико-ориентированного знания и деструкция философской концепции человека и личности, выполнявшие роль детерминирующих тенденций для исследователей; б)выпадение из системы представлений о человеке и личности родового аспекта духовности; в)подмена духа-души психикой, которая постепенно приобретает черты когнитивности и связанности с функционированием мозга, что дополнительно подкрепляется возможностью «объективного изследования душевно-больных». В результате действия понижающих, деструктурирующих и ассоциативных факторов возникает тенденция инверсии системы психологического знания, ставящая сначала «психику» в положение функции мозга и, как следствие, продукта жизнедеятельности тела, а на основании равенства «душа-психика» понятие души выпадает из употребления и понимания исследователей, а затем подвергается остракизму, что закономерным образом понижает систему человековедения до биологического уровня рассмотрения, ставит тело-организм во главу системы знаний о человеке, выводя медико-патологические ориентировки в лидирующую и детерминирующую исследования позицию, тем самым перемещая врача-патолога в позицию философа-антрополога, а философа и психолога в обслуживающе-прикладную позицию. Подобная система замен и инверсий создаёт многочисленные системнообусловленные конфликты и непонимания между науками и дисциплинами естественным образом призванными формировать целостное концептуальное представление о человеке и пытающихся это делать, одним из проявлений таких конфликтов явлется проблема «личность-болезнь» и формы её решения психологами и врачами.
С нашей точки зрения, которую мы старались представить в краткой тезисной форме, решение проблемы следует искать в восстановлении системного главенства философского и психолого-антропологического знания о человеке, целостным примером переноса которого в систему образования и медицины может служить проект «психолого-неврологического института» 1904-1907 гг. и его реализация до 1917года.
ЛИТЕРАТУРА 1.
Авсенев П.С. Из записок по психологии. СПб.: Тропа Троянова, 2008. 2.
Бехтерев В. М., Владычко С.Д. Материалы к методике объективного изследования душевно-больных. СПб.: Тип. П.П.Сойкина, Стремянная, №12,
1910.
3. Давыдовский И.В. Проблемы причинности в медицине: этиология. -М.,
1962. 1.
Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975. 2.
Лосский Н.О. История русской философии. - М.:Высш. Шк.,1991. 3.
Психологический словарь/ Под ред. В.В.Давыдова др.; -М.: Педагогика,
1983.
<< | >>
Источник: МАТЕРИАЛЫ XI международной научно-практической конференции. ПСИХОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА: ПУТИ ПОИСКА ОПТИМАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2011

Еще по теме ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ БОЛЕЗНИ:

  1. ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ И ИСТОРИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ТРУДАХ С.Л. РУБИНШТЕЙНА
  2. 6.1. Методологические основы исследования динамики транскоммуникативных состояний личности в группах социально-психологического тренинга
  3. ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РЕЧЕВЫХ КОММУНИКАЦИЙ У УЧАЩИХСЯ 4-5 КЛАССОВ
  4. Глава 1. Теоретические подходы к исследованию психологической адаптации личности
  5. 1.2. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СИСТЕМНЫЙ И ДЕЯТЕЛЬНОЕТНЫЙ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  6. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА
  7. Хохлова К.А. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ЛИЧНОСТИ НАРКОЗАВИСИМОГО
  8. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОФИЛАКТИКЕ СОЦИАЛЬНО-ЗНАЧИМЫХ БОЛЕЗНЕЙ
  9. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ВОЗ-РАСТНЫХ КРИЗИСОВ ДЕТСТВА И ОТРОЧЕСТВА
  10. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ИСКУССТВА
  11. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  12. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ В СИТУАЦИИ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ?
  13. В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ ОСТРО СТОИТ ПРОБЛЕМА ВЫРАБОТКИ ЕДИНЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ
  14. 3.1. Историко-психологический анализ понятия «аутокоммуникация»
  15. М.А. Пахмутова, С.И. Розум МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА САМООРГАНИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  16. Выше, скорее, в подтексте, чем в тексте, сквозила интенция сопоставления психологических подходов к личности и психоаналитических подходов к Я
  17. Мамайчук И.И. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ЖЕРТВ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ