ОБЩЕНИЕ «ВРАЧ-БОЛЬНОЙ»: МЕДИКО-ЭТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ


Саратовский государственный медицинский университет имени В.И.Разумовского
Андриянова Е.А., Засыпкина Е.В., Катрунов В.А., Кузнецова М.Н.,
Павлова Л.А., Фахрудинова Э.Р.
Важной составляющей лечебного процесса, условием его эффективности является установления психологического контакта и доверительных отношений между врачом и пациентом.
С больным, который чувствует себя чужим, попав в стены медицинского учреждения, необходимо установить контакт с первых минут.
Это зависит оттого, как проведены обыденные процедуры в приёмном покое, как проходило знакомство, в какую палату его поместили. На начальном этапе происходит ориентация, больной и врач знакомятся друг с другом. В ходе приспособления больного к новой среде врач получает всё более ясное представление о поведении больного, его отношении к болезни, свойствах его личности.
Приведем в этой связи отрывок из романа Гарри Гаррисона «Крыса из нержавеющей стали»: «Хотя мода, как на преступления, так и на приговоры меняется, есть такие, которые всегда вызывают сильное отвращение. Я слышал, некоторые дикие племена убивают знахаря, если его пациент умрет. Порядок не без достоинств. Эта целеустремленная ненависть к мяснику-шарлатану понятна. Будучи больны, мы полностью вверяемся в руки доктора, мы даем совсем незнакомому человеку забавляться с самым для нас дорогим. Если это доверие подрывается, возникает естественное возмущение среди свидетелей или оставшихся в живых пациентов». Это так. Пациент вверяет врачу бесценное и единственное, что у него есть - здоровье. И если драч приложил руки и навредил - уже никакими законами не вернуть утраченного. Именно поэтому в медицине так тесно переплетены специальные, моральные и правовые начала. И ни в коем случае нельзя отождествлять моральные и правовые стороны деятельности медицинских работников.
Длительное время, более чем две тысячи лет, врачебная деятельность оценивалась и регламентировалась только с позиций морали, и критерием была Клятва Гиппократа или ее варианты - факультетское обещание, Присяга врача Советского Союза и другие, в том числе и международные нормы.
Прогресс в научно-технической и социальной сферах развитых стран поставил ряд государств перед необходимостью правовой регламентации медицинской деятельности. Дело в том, что во всем мире есть категория врачей, которые не занимаются ни лечебной, ни диагностической работой и в то же время оказывают весьма существенное влияние на результаты всей лечебно-диагностической, фармацевтической и медико-профилактической помощи населению. Это организаторы здравоохранения, от деятельности которых зависят работа больниц, клиник, поликлиник, состояние здравоохранения и материально-техническое обеспечение лечебно-профилактических учреждений района, города, области, края, республики и всей отрасли в целом. И на этом уровне (уровне приказа и распоряжения) на первое место выходят правовые взаимоотношения, которые должны четко определять обязанности, ответственность и права должностных лиц. Полноправным участником лечебно-диагностического процесса является также и пациент. Профессиональное невежество врача, халатность, врачебная ошибка, несчастный случай в медицинской практике, отсутствие медикаментов, отключенные электроэнергия и отопление могут приводить к тяжелым последствиям, но в любом случае пациенту должны быть гарантированы здоровье и жизнь.
История медицины свидетельствует о том, что взаимоотношения врача и пациента постоянно меняются, отражая особенности развития и специфику трансформации общества и медицины. В этой связи существуют различные модели взаимоотношений врача и пациента: патерналистская, контрактная, коллегиальная, техническая. Любая модель отношений врача и пациента, как бы ни отличались они друг от друга, содержит в себе исторически сложившиеся нормы, традиции и принципы врачевания века, минувшие со времён Гиппократа, появились новые возможности, которые наука дала врачу для профилактики, диагностики и лечения больных, изменился объём знаний в области медицины, изменился и сам пациент, а так же его отношение к своему здоровью и медицине. Наряду с этим изменились и требования, предъявляемые к современному врачу. Наличие болезни, страх, психологический дискомфорт, отсутствие или недостаточность медицинских знаний делают пациента более уязвимым и незащищенным в процессе общения с врачом. Врач же, напротив, находясь « на своей территории», ведет себя более свободно и уверенно. Поэтому именно он должен быть инициатором установления с пациентом отношений сотрудничества, основанных на доверии, коллегиальности, взаимной заинтересованности, равноправии и активном участии обеих сторон.
В древности врач, обращаясь к больному, говорил так: «Нас трое: ты, болезнь и я. Если ты будешь с болезнью, вас будет двое, а я останусь один, и вы меня одолеете. Если ты будешь со мной, нас будет двое, болезнь будет одна, и мы её одолеем». Сегодня сформировался новый тип терапевтических отношений, в основе которого лежит принцип уважения автономии личности пациента. Российские врачи в большинстве имеют качественную профессиональную подготовку. Профессиональная этика российского врача уходит своими корнями в традиции земской медицины, когда врач был не только лекарем, но и проводником гуманистических и образовательных знаний в малограмотные крестьянские массы.
Взаимопонимание врача и пациента имеет принципиальное значение, потому что оно предопределяет успех лечения. И даже в тех случаях, когда диагноз и оказываемая медицинская помощь являются технически корректными и правильными, установление коммуникативной связи врача с пациентом крайне важно для эффективности проводимого лечения.
Что же мешает врачу вместе с пациентом бороться за его здоровье? Что необходимо сделать, чтобы между врачом и пациентом с первой же встречи установился необходимый контакт, и началось настоящее сотрудничество?
Прежде всего, пациент должен почувствовать уважение к себе, которое проявляется с первого же обращения, с первого приветствия, с первого слова, сказанного врачом. По мнению великих врачей, важнейшим условием установления доверительных отношений между врачом и пациентом является сострадание и сопереживание, проявляемые в каждом слове, в каждом действии врача и медсестры. В этом ещё убеждал своих студентов знаменитый русский терапевт М.Я. Мудров: «Опытная врачебная наука, терапия учит основательному лечению самой болезни, а врачебное искусство, практика или клиника учит лечить собственно самого больного ... врачевание состоит в лечении самого больного» (Мудров М.Я. Избранные произведения, - М., 1949, С. 296).
К сожалению, анализ современной системы здравоохранения свидетельствует о сформировавшейся тенденции: чем больше развивается специализация, чем стремительнее улучшается техническая оснащенность отраслей медицины, тем меньше внимания уделяется личности пациента. Это констатирует и известный врач, академик АМН И.А. Кассирский: «У нас все больше становится врачей-диспетчеров: они направляют больных на исследование «туда», потом «сюда», вызывают консультантов.,. они более всего страшатся сделать ошибку, потому что боятся разоблачения... » (Кассирский И.А. О врачевании, - М., 1972, С.272).
Обращаясь к современной медицинской науке и практике, мы видим, что они ушли далеко вперед по сравнению со своей тысячелетней историей. Однако отбросить нравственный опыт своих предшественников и забыть о моральных устоях медицинской этики современные врачи не должны, так как от этого зависят и успех лечения больного, и авторитет врача.
Определенный повод для тревоги в связи с дегуманизацией современной медицины уже имеется.
И не только в России, но, к примеру, в Великобритании, где Главный Медицинский совет еще в конце 90х гг. ХХ вв. отмечал: подавляющее большинство выпускников медицинских школ - это «бессердечные компьютеры», относящиеся к своим пациентам как к объектам для экспериментов, а не к живым людям.
Большое беспокойство вызывает и то, что с появлением новых и более сложных технологий врачи зачастую забывают о человеческих чувствах и моральных переживаниях больных, не умеют общаться с пациентами и смотрят на них свысока.
Это отмечает и всемирно известный кардиолог Бернард Лоун: «Трехтысячилетняя традиция нерушимого доверия между пациентом и врачом уступила место новому виду отношений. На место исцеления явилась сумма манипуляций: менеджмент вытеснил заботу о больном, искусство выслушать страждущего уступило место медицинским технологиям. Доктора больше не адресуются к личности больного - они озабочены фрагментарными, «не так работающими» биологическими системами и органами. Сам человек «выключен» из игры, его как бы нет на сцене... » (Лоун Б. Утраченное искусство врачевания. - М., 1998 С. 368).
По сравнению с данными, которые дают УЗИ, эндоскопия, ангиография -обычная история болезни пациента уже кажется субъективной, неполной и порой не имеющей отношения к делу. К сожалению, некоторые врачи убеждены: точная технология обследований делает просто ненужной беседу врача с больным. Поэтому сегодня и студентов учат «облегченной» модели медицины. Больной по этой модели - совокупность разлаженных функциональных систем, подлежащих определенной диагностике. Общество больше интересуется новыми достижениями в технологии медицины, чем в искусстве общения врача и пациента.
Наряду с этим в конце ХХ и начале XXI века появилась цепочка других специалистов, которые сами непосредственно в лечение больного участия не принимают, но и от них зависит диагноз, который поставит лечащий врач, а так же выбор тактики и методики лечения. То есть, сложилась ситуация, при которой врачи влияют на качество оказываемой медицинской помощи нередко путем опосредованных решений, усложняя, таким образом, систему отношений врач - пациент. Все это ведет к изменению ценностного поля взаимодействия врача и пациента. Данная тенденция свидетельствует: 1.
во-первых, о растущих возможностях современной медицины в реализации своей роли; 2.
во-вторых, о трансформации ценностных установок и ориентации пациента в сторону все более продуктивного и компетентного сотрудничества с врачом в системе терапевтических отношений; 3.
в-третьих, об изменении установок и ориентации медицинских работников в сторону «технизации» в оказании помощи больному; о снижении интереса со стороны врача к простому человеческому контакту с больным; о нежелании выслушать больного и выразить свое сострадание и милосердие к нему.
Вполне естественно, что к каждому больному должен быть индивидуальный подход, учитывающий особенности его личности, потому что, чем бы не заболел человек, какие бы неприятные ощущения (боль, одышка, тошнота, зуд, жар, озноб и.т.п.) он ни испытывал, он страдает также от тревоги, страха, уныния, бессилия и прочих тягостных чувств. Он не понимает, что с ним случилось, он не уверен, смогут ли ему помочь доктора, он тревожится за своё будущее. Именно на это обращал особое внимание профессор Магазаник Н. А. в своей книге «Искусство общения с больным» (Магазаник Н.А. Искусство общения с больным. - М., 1991). Не только в психологии больного, но и в деятельности по уходу за ним неминуемо встаёт вопрос о том, что означает заболевание для больного, как он на него реагирует, что стимулирует его к должному поведению в отношении болезни или что мешает ему в этом.
В анализе вопроса, обращает на себя внимание ещё один факт. Помимо внешней картины болезни (внешний вид больного) для правильной постановки врачебного и сестринского диагноза, оценки тяжести состояния больного и успешного его лечения большое значение имеет также внутренняя, или аутопластическая картина болезни.
Современная психология рассматривает болезнь как кризис. Больной нередко адекватно реагирует на опасность, которую представляет для него заболевание, стараясь мобилизовать свои защитные силы и приспособиться к новой ситуации. Значительной нагрузкой (особенно если больной попадает в больницу) становится его отрыв от привычной среды. Страхи, опасения и тревогу больного вызывает также всё то, что он видит, слышит, представляет или всё то, что он когда-то читал или слышал о данном заболевании или его последствиях. Определённую сложность может представлять и пренебрежительное отношение больного к болезни, когда он недооценивает серьёзность заболевания, проявляя необоснованный оптимизм. Опытным медицинским работникам хорошо известны и так называемые нозофобии, когда больной чрезмерно боится болезни, бесконечно обследуется и меняет врачей.
Нарушения взаимоотношений в системе врач-больной могут вызвать у больного стремление отказаться от лечения, от приёма лекарств, так как он перестаёт верить в успех лечения, боится разочарования, привыкания к лекарствам, желает получить более радикальное или альтернативное лечение. Врач и медсестра должны знать об отношении больного к болезни для того, чтобы выбрать правильную тактику лечения и поведения.
В арсенале современной медицины имеются все средства, чтобы надежно избавить пациента от страха и боли, являющиеся неизбежными спутниками любого серьёзного заболевания. Помимо общего обезболивания, применяемого в основном при серьёзных хирургических вмешательствах, существуют и многочисленные способы местной анестезии. Только отсутствием гуманизма можно объяснить существующую у нас практику проведения ряда диагностических процедур и определённых видов лечения без должного обезболивания или ограничение выдачи наркотических средств больным раком в терминальной стадии под предлогом опасения привыкания к ним. Ещё одним важным фактором в отношениях между медицинским персоналом и больным является доверие пациента и вера в выздоровление. Когда больной верит во врача, в коллектив медицинского учреждения, куда он обратился за помощью, то он чувствует себя в безопасности и понимает, что получит всё необходимое для лечения.
Наличие болезни психологический дискомфорт и отсутствие и/или недостаточность медицинских знаний делает пациента уязвимым и незащищенным в процессе установления взаимоотношений с врачом. Врач же, напротив, находится «на своей территории» и ведёт себя более свободно и уверенно. Учитывая эти обстоятельства, именно врач должен быть инициатором установления взаимоотношений сотрудничества, основанных на коллегиальности, взаимной заинтересованности, равноправии и активном участии обеих сторон
Взаимопонимание врача и пациента имеет фундаментальное значение, ибо именно оно определяет успех лечения. И даже в тех случаях, когда диагноз и оказываемая медицинская помощь являются технически корректными и правильными, установление коммуникативной связи с пациентом крайне важно, ибо оно в значительной степени влияет на эффективность проводимого лечения.
<< | >>
Источник: МАТЕРИАЛЫ XI международной научно-практической конференции. ПСИХОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА: ПУТИ ПОИСКА ОПТИМАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2011

Еще по теме ОБЩЕНИЕ «ВРАЧ-БОЛЬНОЙ»: МЕДИКО-ЭТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ:

  1. Психологические аспекты социально-трудовой реабилитации больных и инвалидов
  2. 2.8. Психологические аспекты социально-трудовой реабилитации больных и инвалидов
  3. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТВОРЧЕСТВА В ОБЩЕНИИ
  4. ЭТИКО-ДЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮИ ПРОБЛЕМЫ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  5. МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОФОРИЕНТАЦИИ
  6. ПСИХИАТРИЯ: ОБЩЕСТВО, ВРАЧ, БОЛЬНОЙ
  7. О. В. Белавина МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОПРОВОЖДЕНИЯ УЧАЩИХСЯ С МОЗГОВЫМИ ДИСФУНКЦИЯМИ
  8. ГЛАВА 10ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ АДАПТАЦИИ БОЛЬНЫХ И ИНВАЛИДОВ.
  9. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА
  10. Е.Г. Щукина, М.В. Буланова МИШЕНИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКИ БОЛЬНЫХ С РАССЕЯННЫМ СКЛЕРОЗОМ
  11. ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИКО-ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ.
  12. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЗДОРОВЬЯ
  13. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ТРЕНИНГА ОБЩЕНИЯ В СТУДЕНЧЕСКИХ ГРУППАХ
  14. ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ