СТРЕСС-ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ И РИСК МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА У ЛИЦ ТРУДОСПОСОБНОГО ВОЗРАСТА



Российский государственный педагогический университет имени А.И.Герцена, г. Санкт-Петербург Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический
институт имени В.М.Бехтерева Федеральный центр сердца, крови и эндокринологии имени В.А.Алмазова,
г.Санкт-Петербург
Трифонова Е.А., Ротарь О.П., Коростовцева Л.С., Иваненко В.В., Киталаева К.Т., Могучая Е.В., Зубкова П.Ю., Конради А.О.,
Шляхто Е.В., Алёхин А.Н.
Введение
Метаболический синдром (МС) является одной из актуальных медико-социальных проблем, что обусловлено его высокой распространенностью в мире (включая Россию) [Grundy S., 2008; Sidorenkov O., Nilssen O., Grjibovski A.M., 2010], важной ролью в патогенезе сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2 типа [Алмазов В.А. с соавт., 1999; Gami A. et al., 2007] и, как следствие, в повышении риска инвалидизации и смертности.
МС определяется как комплекс патогенетически связанных нарушений углеводного, липидного, пуринового обмена, чувствительности тканей к инсулину, абдоминального ожирения и артериальной гипертензии. Критерии данного состояния, как и его причины, остаются предметом дискуссий [Шляхто Е.В. с соавт., 2009], вместе с тем общепринятым является представление о ведущей роли инсулинорезистентности как механизма патогенеза МС, а также его обусловленности генетической предрасположенностью и характеристиками образа жизни [Алмазов В. А. с соавт., 1999; Carnethon M. et al., 2004]. В рамках психосоматической традиции внимание исследователей привлекает роль стресса, психических расстройств и личностных особенностей в развитии МС и его отдельных компонентов [Goldbacher E., Matthews K., 2007; Akbaraly T. et al., 2009; Cohen B. et al., 2010; Puustinen P. et al., 2011]. При рассмотрении механизмов таких зависимостей ведущая роль отводится определенным стереотипам поведения (переедание, малоподвижный образ жизни, курение, злоупотребление алкоголем и др.), а также сопряженным со стрессом нейроэндокринным изменениям [Bjorntorp P., 2001; Chandola T. et al., 2008]. Исследователями подчеркивается также значимость личностных характеристик, опосредующих влияние стресса на метаболический статус, в частности, стиля стресс-преодолевающего поведения (копинга) [Вассерман Л.И., Абабков В.А., Трифонова Е.А., 2010; Aldwin С. et al., 1994; Yancura L. et al., 2006]. Отечественные исследования, посвященные психосоциальным факторам риска возникновения МС, немногочисленны. Как в отечественных, так и в зарубежных работах недостаточное внимание уделяется личностным особенностям, способным нивелировать / усиливать патогенные эффекты стресса. Выявление же подобных характеристик позволило бы определить перспективные направления психологической коррекции в системе целенаправленной профилактики МС среди российского населения.
Вышеизложенное определило цель настоящего исследования: оценка соотношения характеристик стресс-преодолевающего поведения и риска МС среди лиц трудоспособного возраста (в связи с задачами профилактики).
Организация и методы исследования
Выборку составили сотрудники одного из банков Санкт-Петербурга, прошедшие скрининговое обследование непосредственно на рабочих мессах. Критериями включения являлись: отсутствие тяжелых сопутствующих соматических заболеваний; информированное согласие на участие. Всего было обследовано 703 человека - 206 мужчин и 497 женщин в возрасте от 20 до 59 лет.
Методы и методики исследования. 7.
Лабораторный метод. Анализ крови (натощак) с оценкой глюкозы сыворотки и липидного спектра (общий холестерин, липопротеиды высокой плотности, триглицериды). 8.
Антропометрический метод. Оцениваемые параметры: рост, масса тела, объем талии. 9.
Измерение артериального давления в покое. 10.
Опрос (структурированное интервью). Опрос включал паспортные данные, анализ образа жизни, наследственности, сопутствующей патологии и лекарственной терапии. 11.
Психодиагностический метод: «Методика для оценки стиля стресс-преодолевающего поведения» («Coping inventory for stressful situations)) -CISS) N. Endler, J. Parker [1990] в адаптации Т.Л. Крюковой [2004]. Методика предназначена для оценки ведущих тенденций в стресс-преодолевающем поведении и позволяет определить степень предпочтения следующих копинг-стратегий: решение задач; эмоционально-ориентированный копинг; избегание. В структуру стратегии избегания входят варианты реагирования по типу отвлечения и социального отвлечения. Опросник состоит из 48 утверждений, объединенных в пять шкал, соответствующих указанным стратегиям. 12.
Математико-статистические методы: методы описательной статистики (частоты); методы сравнительного анализа (непараметрический критерий Н Крускала-Уоллеса для количественных переменных, критерий % - для качественных).
При оценке выраженности компонентов МС использовались критерии, предложенные International Diabetes Federation, National Heart, Lung, and Blood Institute, World Heart Federation, International Atherosclerosis Society и American Heart Association в 2009 году [Alberti K. et al., 2009]: 1) центральное ожирение (окружность талии более 80 см у женщин и более 94 см у мужчин); 2) артериальная гипертензия (более 130/85 мм рт. ст. или регулярная антигипертензивная терапия); 3) гипертриглицеридемия (более 1,7 ммоль/л) либо гиполипидемическая терапия; 4) пониженная концентрация липопротеидов высокой плотности (ЛПВП у женщин менее 1,3 ммоль/л, у мужчин - менее 1,09 ммоль/л); 5) гипергликемия натощак (уровень глюкозы в плазме крови более 5,6 ммоль/л либо гипогликемическая терапия).
На основании указанных параметров выборка была разделена на три подгруппы: -
Группа с МС. Основание для включения - наличие трех и более из пяти компонентов МС. -
Группа риска. В группу вошли респонденты, антропометрические, клинические и биохимические показатели которых соответствовали одному или двум критериям МС. -
Группа нормы. Группа была сформирована на основании отсутствия компонентов МС.
Распределение обследованных по выделенным клиническим группам в различных половозрастных категориях представлено в таблице 1.
Таблица 1.
Распределение выборки по степени представленности метаболических нарушений
В связи с выявленными различиями в стиле стресс-преодолевающего поведения между мужчинами и женщинами, а также между лицами разного возраста анализ данных осуществлялся в отдельных половозрастных группах.
Сравнение показателей выборки по методике оценки копинг-стратегий показало (табл. 2), что для молодых женщин группы риска характерно более редкое использование эмоционально-фокусированных стратегий: они менее склонны к эмоционально окрашенному реагированию (тревоге, подавленности, гневу, чувству вины и т.д.) в проблемных ситуациях. У женщин старшей возрастной вероятность МС сопряжена с предпочтением стратегии отвлечения - переключения внимания на другие виды деятельности, развлечение, отдых, сон, бесцельные походы по магазинам, просмотры телепрограмм и т.п. как средства снижения эмоционального напряжения в проблемной ситуации.
Таблица 2.
Стратегии совладания со стрессом в подгруппах мужчин и женщин с разным уровнем выраженности компонентов метаболического синдрома
Группы Женщины
  Группа 20-39 лет     Группа 40-59 лет  
Копинг-стратегии Группа нормы (средний Группа риска(средний ранг) ГруппаМС (средний p Группа нормы (средний ранг) Группа риска (средний ГруппаМС (средний ранг) p
Решение задач ранг) 139,63 143,28 ранг) 148,00 - 105,30 ранг) 110,25 118,21 -
Эмоции 146,38 114,94 153,69 < 0,05 102,95 11,29 119,15 -
Избегание 140,86 135,39 108,00 - 103,20 11,36 118,63 -
Отвлечение 139,92 130,87 171,31 - 101,82 107,60 128,83 0,05
Социальное отвлечение 140,59 138,35 88,25 - 108,45 110,65 112,99 -
Группы Мужчины
  Группа 20-39 лет     Группа 40-59 лет  
Копинг-стратегии Группа нормы (средний Группа риска(средний ранг) ГруппаМС (средний p Группа нормы (средний ранг) Группа риска (средний ГруппаМС (средний ранг) p
Решение задач ранг) 50,87 50,83 ранг) 53,26 - 55,92 ранг) 53,47 45,34 -
Эмоции 50,38 50,21 61,60 - 44,53 52,45 50,53 -
м стратегии социального отвлечения, предполагающей обращение за поддержкой к ближайшему окружению, попытки переключения внимания на общение, пребывание в компании. В старшей возрастной группе риск МС, так же на уровне тенденции, связан с более частым использованием стратегий избегания и отвлечения: игнорирования проблемы, уклонения от ее решения, попытки снижения эмоционального напряжения через развлечения, прием пищи, отдых и т.п.
Обсуждение
Настоящее исследование было направлено на оценку возможной роли дезадаптивных вариантов поведения в стрессе в развитии компонентов МС у лиц трудоспособного возраста. Данное направление исследований представляется весьма перспективным в связи с доказанной ролью стрессовых состояний (и ассоциированных с ними поведенческих и нейроэндокринных изменений) в патогенезе МС [Goldbacher E., Matthews K., 2007; Puustinen P.
et
al., 2011].
В исследовании были выявлены незначительные различия между клиническими подгруппами по степени предпочтения отдельных копинг-стратегий. Вместе с тем полученные данные позволяют заключить, что поведение в стрессовых ситуациях может играть определенную роль в формировании предпосылок для метаболических нарушений, в особенности у женщин. Было установлено, что молодые женщины группы риска менее склонны к эмоциональным фиксациям в стрессовых ситуациях, по данным самоотчетов, реже испытывают тревогу, гнев или подавленность во фрустрирующих ситуациях. В целом большая эмоциональная устойчивость молодых женщин группы риска, являясь благоприятной для психологической адаптации к стрессовым условиям, определяет, по-видимому, и более высокие пороги негативно-эмоционального реагирования на проблемные ситуации (включая актуальные нарушения здоровья и возможность таких нарушений), трудности регуляции стрессовой нагрузки. Кроме того, выявленная зависимость может быть объяснена в традиции классической психосоматической медицины [Alexander F., 1950], рассматривающей телесные симптомы и отклонения в функционировании организма как проявления на соматическом уровне неосознаваемых либо блокируемых личностью эмоциональных реакций (склонности к соматизации эмоционального напряжения).
Среди женщин старшей возрастной группы риск МС оказался связан с более частым использованием стратегии отвлечения, отражающей тенденцию к уклонению от решения проблемы и попытки снижения возникающего эмоционального напряжения за счет переключения внимания на другие аспекты жизнедеятельности, развлечения, отдых. К этой категории относятся такие способы преодоления стресса, как прием пищи (особенно лакомств), просмотр телепрограмм, сон. По-видимому, именно указанные варианты пассивного отвлечения в проблемных ситуациях могут выступать как поведенческие факторы риска МС. Полученные данные согласуются с результатами исследований, согласно которым эмоциогенное питание (использование еды как средства снижения психического напряжения) является фактором риска развития ожирения и МС [Epel E. et al., 2004; Greene G. et al.,
2011].
Содержательно близкие, но менее выраженные зависимости были обнаружены и в подгруппах мужчин: молодые мужчины с риском МС в проблемных ситуациях чаще обращаются за поддержкой окружающих, находя отвлечение в общении и пребывании «на людях». Этот способ совладания обеспечивает улучшение эмоционального состояния, но вместе с тем уклонение от решения проблемы. Мужчины старшей возрастной группы с МС, как и женщины того же возраста, более склонны к избеганию мыслей о проблеме, использованию различных вариантов отвлечения и снижения эмоционального напряжения (отдых, прием пищи, сон, просмотр кинофильмов и т.д.).
В целом, как показало исследование, у женщин и в несколько меньшей мере у мужчин риск МС и его отдельных компонентов связан с владением более широким спектром копинг-стратегий, однако преимущественно за счет различных вариантов избегания, пассивного отвлечения, игнорирования, а не проблемно-разрешающего поведения. Указанные стратегии, позволяя справляться с негативно-эмоциональными реакциями в стрессовых ситуациях, в то же время затрудняют регуляцию и ограничение стрессовых нагрузок, не приводят к разрешению проблемных ситуаций, могут способствовать их накоплению. Кроме того, в старшей возрастной группе в структуре стресс-преодолевающего поведения важное место занимают потенциально патогенные способы снижения эмоционального напряжения: прием пищи, пассивное времяпровождение перед телевизором и т.п.
Таким образом, результаты исследования свидетельствуют об умеренной связи риска МС у лиц трудоспособного возраста с предпочтением различных типов пассивно-избегающих копинг-стратегий, отражающих, по-видимому, варианты соматизации эмоционального напряжения.
Данная проблема нуждается в дополнительном изучении с использованием лонгитюдных планов, а также дополнительных методик оценки образа жизни и психологических особенностей респондентов.
Ограничения исследования 13.
В исследовании использовался метод поперечного среза, что затрудняет интерпретации причинно-следственных связей между показателями метаболического статуса и психосоциальными характеристиками. 14.
В силу особенностей обследованного профессионального контингента выборка недостаточно сбалансирована по полу и возрасту. 15.
В исследовании были учтены лишь характеристики стресс-преодолевающего поведения. В дальнейшем необходим учет уровня стрессовой нагрузки, образа жизни, установок в отношении здоровья, а также психосоциальных
факторов, способных оказывать влияние на уровень адаптации личности. Выводы 3.
В настоящем исследовании выявлена умеренная связь между риском МС и стилем стресс-преодолевающего поведения. Зависимость риска МС от поведения в стрессе более характерна для женщин. 4.
Молодые женщины группы риска в отношении МС в стрессовых ситуациях менее склонны использовать эмоционально-фокусированные копинг-стратегии, а у молодых мужчин риск МС на уровне тенденции связан с обращением к общению как способу снижения эмоционального напряжения. 5.
В старшей возрастной группе риск МС связан с предпочтением стратегий избегающего типа, направленных на отвлечение от актуальных проблем и снижение эмоционального напряжения за счет переключения внимания на развлечения, включая эмоциогенный прием пищи. 6.
Связь риска МС с предпочтением копинг-стратегий пассивно-избегающего типа может отражать роль соматизации эмоционального напряжения в развитии и клинической динамике МС.
ЛИТЕРАТУРА 1)
Алмазов В.А., Благосклонная Я.В., Шляхто Е.В., Красильникова Е.И. Метаболический сердечно-сосудистый синдром. - СПб.: СПбГМУ, 1999. 2)
Вассерман Л.И., Абабков В.А., Трифонова Е.А. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика: Учебно-методическое пособие. - СПб. Речь,
2010.
3. Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. - Кострома: КГУ им.
Н.А. Некрасова, 2004. 2.
Шляхто Е.В., Конради А.О., Солнцев В.Н., Ротарь О.П. К вопросу о критериях метаболического синдрома. Значение выбора критерия для оценки распространенности//Артериальная гипертензия. 2009.№4. с.409-412. 3.
Akbaraly T.N., Kivimaki M., Brunner E.J. et al. Association between metabolic syndrome and depressive symptoms in middle-aged adults: results from the Whitehall II study // Diabetes Care. 2009. V.32. №3. P.499-504.
6. Alberti K.G., Eckel R.H., Grundy S.M. et al. International Diabetes Federation Task Force on Epidemiology and Prevention; National Heart, Lung, and Blood Institute; American Heart Association; World Heart Federation; International Atherosclerosis Society; International Association for the Study of Obesity. Harmonizing the metabolic syndrome: a joint interim statement of the International Diabetes Federation Task Force on Epidemiology and Prevention; National Heart, Lung, and Blood Institute; American Heart Association; World Heart Federation; International Atherosclerosis Society; and International Association for the Study of Obesity//Circulation. 2009 V.120. №16. Р.1640-
1645. -
Aldwin C.M., Levenson M.R., Spiro A., Ward K. Hostility, stress, coping, and serum lipid levels // The Gerontologist. 1994. V.34. P.333. -
Alexander F. Psychosomatic Medicine: Its Principles and Applications. New York, Norton. 1950. -
Bjorntorp P. Do stress reactions cause abdominal obesity and comorbidities? // Obesity Reviews. 2001. V.2. P.73-86.
10.Carnethon M.R., Loria C.M., Hill J.O. et al. Risk Factors for the Metabolic
Syndrome: The Coronary Artery Risk Development in Young Adults (CARDIA)
study, 1985-2001 // Diabetes Care. 2004. V.27. P.2707-2715. 11.Chandola T., Britton A., Brunner E. et al. Work stress and coronary heart disease:
what are the mechanisms? // European Heart Journal. 2008. V.29. P.640-648. 12.Cohen B.E., Panguluri P., Na B., Whooley M.A. Psychological risk factors and
the metabolic syndrome in patients with coronary heart disease: Findings from the
Heart and Soul Study // Psychiatry Research. 2010. V.175. №1-2. P.133-137. 13.Endler N.S., Parker J.D.A. Coping Inventory for Stressful Situations (CISS):
Manual. - Toronto, Canada: Multi-Health Systems, 1990. 14.Epel E., Jimenez S., Brownell K. et al. Are stress eaters at risk for the metabolic
syndrome? // Ann. N. Y. Acad. Sci. 2004. V.1032. P.208-210. 15.Gami A.S., Witt B.J., Howard D.E. et al. Metabolic syndrome and risk of incident
cardiovascular events and death: a systematic review and meta-analysis of
longitudinal studies // J. Am. Coll. Cardiol. 2007. V.49. P.403-414.
16.Goldbacher E.M., Matthews K.A. Are psychological characteristics related to risk of the metabolic syndrome? A review of the literature // Ann. Behav. Med. 2007.
V.34. №3. P.240-252.
17.Greene G.W., Schembre S.M., White A.A. et al. Identifying clusters of college students at elevated health risk based on eating and exercise behaviors and psychosocial determinants of body weight // J. Am. Diet. Assoc. 2011. V.111.
№3. P.394-400.
18.Grundy S.M. Metabolic syndrome pandemic // Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol.
2008. V.28. №4. P.629-636.
19.Puustinen P.J., Koponen H., Kautiainen H. et al. Psychological distress predicts the development of the metabolic syndrome: a prospective population-based study // Psychosomatic Medicine. 2011. V.73. №2. P.158-165.
20.Sidorenkov O., Nilssen O., Grjibovski A.M. Metabolic syndrome in Russian adults: associated factors and mortality from cardiovascular diseases and all
causes // BMC Public Health. 2010. V.10. P.582.
21.Yancura L.A., Aldwin C.M., Levenson M.R., Spiro A. 3rd. Coping, affect, and the metabolic syndrome in older men: how does coping get under the skin? // J. Gerontol. B. Psychol. Sci. Soc. Sci. 2006. V.61. №5. P.295-303.
<< | >>
Источник: МАТЕРИАЛЫ XI международной научно-практической конференции. ПСИХОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА: ПУТИ ПОИСКА ОПТИМАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2011

Еще по теме СТРЕСС-ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ И РИСК МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА У ЛИЦ ТРУДОСПОСОБНОГО ВОЗРАСТА:

  1. Трудоспособность лиц преклонного возраста
  2. Круглова Н.Е. ТРЕВОЖНОСТЬ КАК ФАКТОР ТРУДОСПОСОБНОСТИ ЛИЦ, ПЕРЕНЕСШИХ КОРОНАРНОЕ ШУНТИРОВАНИЕ
  3. Л.Н. Зырянова МОДЕЛИ ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ, СОСТОЯЩИХ НА УЧЕТЕ В ОДН
  4. Н.В. Панина ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК СПОСОБ ЖИЗНИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  5. Долбеева К. А. НАРУШЕНИЯ ПЕРЕРАБОТКИ АФФЕКТИВНОЙ ИНФОРМАЦИИ У ЛИЦ С ДЕПРЕССИВНЫМ СИНДРОМОМ
  6. РИСК ПОСТАВЩИКА И РИСК ПОТРЕБИТЕЛЯ, ПРИЕМОЧНЫЙ И БРАКОВОЧНЫЙ УРОВНИ ДЕФЕКТНОСТИ.
  7. ГЛАВА РАЗЛИЧИЯ В КОПИНГ-СТРАТЕГИЯХ (ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕМ ПОВЕДЕНИИ) И В ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ
  8. Н.А. Польская ВЛИЯНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ Я-КОНЦЕПЦИИ НА РИСК САМОПОВРЕЖДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
  9. Н. А. Гусева РИСК АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ У УЧАЩИХСЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ (КОРРЕКЦИОННЫХ) ШКОЛ VII ВИДА
  10. Пащенко М. А. Козина Н. В. МЕХАНИЗМЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ СТРЕССА У ЛИЦ С АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ