Человек, личность, персона, субъект, индивид,


И, несозданный мир лелея,
Я забыл ненужное “Я”.
О. Мандельштам
Я один, все тонет в фарисействе,
Жизнь прожить – не поле перейти.
Б. Пастернак
Человек, личность, персона, субъект, индивид, Я – это вдвое больше трех сосен, в которых блуждает психология.
Этот «шестигранник» открывает еще больший простор для языковых игр, чем рассмотренный ранее «треугольник»: субъект, индивид, личность [Зинченко В.П., 2011]. Упрощу ситуацию. Сначала остановлюсь на одной из самых таинственных проблем – проблеме личности, которую по дороге потеряю, потом сосредоточусь на психоаналитических и психологических аспектах проблем Я и Сознания, на роли последних в поведении и деятельности, преимущественно творческой. Возможно, такой путь приведет если и не к решению, то к более ясной постановке проблемы личности.
Проблема личности не является специально психологической, это проблема всего гуманитарного знания. Всякий, кто прикасается к ней, ставит задачу преодоления атомизма в подходах к психике и сознанию и динамического изучения строения и проявлений целостной (цельной) личности, ее сознательной и бессознательной жизни. К такому заключению пришел А.Р. Лурия в 1923 г. в статье «Психоанализ в свете основных тенденций современной психологии» [2003. С. 11-29]. Видимо, подобные, широко распространенные в начале XX века, интенции побудили О. Шпенглера заявить, что XX век будет веком психологии. Прогноз не сбылся. Зато он стал веком психоанализа, основной заботой которого были невротизированные люди. Что касается личностей, то в XX веке их слишком много (хотя их много не бывает) было физически уничтожено или обезличено. Более надежными оказались поэтические прогнозы и констатации.
Задолго до поэтов П.А. Флоренский писал о невозможности дать определение личности, аргументируя это тем, что личность, как и деятельность, - это нарушение закона тождества. Он ограничился указанием на то, что личность – это предел самопостроения, самосозидания. Вторя Флоренскому, А.Ф. Лосев называл личность мифом, чудом, тайной. Психологи, не вняв разумным предупреждениям поэтов и философов, решили взять личность приступом. Сначала они воспользовались марксовым определением человека как ансамбля всех общественных отношений, подставив в него вместо человека личность. При этом они не заметили (кроме С.Л. Рубинштейна), что согласно Марксу, сами общественные отношения строятся из отношений индивидуальных. Растворения личности в общественных отношениях, а затем в деятельности, как ее всего лишь внутреннего момента, оказалось мало. Ее опустили ниже индивида, поставив его над личностью, и, наконец, уравняли с субъектом («субъектность личности», «личностный субъект» и т.п.), т.е. с под-лежащим, с функциями субъекта. При этом была упущена такая малость, что личность не только внутри, но и над деятельностью. Она может подняться над пространством деятельностей, отказаться от той или иной деятельности, выбрать другую, построить новую деятельность, даже изменить свою жизненную траекторию. Справедливости ради следует сказать, что М.М. Бахтин, Л.И. Божович, А.Н. Леонтьев подчеркивали решающую роль не просто деятельности, а поступка на пути становления личности.
Не прошла бесследно демагогия относительно формирования личности в коллективе: личность – продукт (субпродукт) коллектива. О том, что личность – основание коллектива мало кто вспоминает. Сегодня личность тонет не только в фарисействе, но и в потреблении, или мечтах о нем. Реализация человеческих сущностных сил в созидании, в творчестве подменена и подавлена сомнительным удовлетворением сомнительных потребностей. И все же, хотя личность, а вместе с ней и сознание истаивали как предмет психологического исследования, в середине XX века Ж. Пиаже, Б.М. Кедров, позднее, А. А. Брудный выражали уверенность в том, что XXI век наверняка будет веком психологии. Возможно, эта уверенность была основана на надежде, что психология сможет своими психотерапевтическими средствами подлечить больное человечество.
Пока успехи психологии в этом благородном деле довольно скромны. К сожалению, такое нельзя сказать о растущем («Около ноля») племени субъектов-манипуляторов личностью и сознанием, имиджмейкеров, харизмейкеров, торговцев смыслом жизни и т.п.
Похожа, хотя и не столь печальна, судьба личности в психоанализе. Его претензии построить теорию личности оказались неосновательными. Постулировав положение о том, что Я – это сердцевина, ядро, главная инстанция личности, психоаналитики сосредоточили внимание именно на нем. Я как бы заместило фантом «психологического субъекта», что, впрочем, оказалось более продуктивным не только для психоаналитической и психотерапевтической практики, но и для развития представлений (не теории) о личности. Но далее когда-то подобное личности цельное, порой гипертрафированное Я начало идентифицироваться то с субъектом или с объектом, то расчленяться и размножаться вегетативным способом, то, подобно личности, растворяться в разного рода отношениях.
Проблема Я была поставлена задолго до возникновения психоанализа и обсуждалась параллельно с его развитием. Ее постановка связана с восстановлением интереса к диалогу, практиковавшемуся в античной философии, и с повышением внимания к таким формам общения, которые условно можно назвать коммуникативно-центробежными, идущими от Я к Ты и от Ты к Я, а также сообщничеству, диалогу, разговору. Это отношения «Я - Ты», «Я - другой», «Я - мы», «Я - они», «Совокупное Я», «Коллективное Я», «Я – второе Я» и т.п. Благодаря М. Буберу, Г.Г. Шпету, М.М. Бахтину, Д.Б. Эльконину, Ф.Д. Горбову, Ю. Хабермасу отношения Я, в отличие от просто «общественных отношений», все же конкретизированы и персонифицированы, а главное – дефис (или тире) обозначил место живого плодотворного (иногда гибельного) пространства Между, в котором рождается Я и несет на себе груз далеко не второстепенных функций. Ему свойственны созидательные (авторские) порождающие способности и функции. Я, порой, даже мыслит, а не просто «паразитирует на теле бессубъектного мышления» (Г.П. Щедровицкий), обладает человеческим достоинством. В пространстве Между рождается не только Я. Это событийное пространство и время (хронотоп), рождающее сознание либо со всеми фрейдовскими расчленениями на бессознательное, предсознательное и сознательное, либо с иными представлениями об уровнях и о компонентах, образующих структуру сознания (А.Н. Леонтьев, Ф.Е. Василюк, В.П. Зинченко, Д.А. Леонтьев).
Способности и функции рождающегося Я скрываются за метафорами, действительно, многоликого Я: «Роистое Я» (М. Пруст), «Многояйность» (В.С. Библер), «Единомножие Я» (В.А. Петровский) и др. «Метафоризм, по словам Б. Пастернака, - стенография большой личности, скоропись ее духа», но метафора не заменяет и не отменяет задачи ее расшифровки, выявления и анализа структуры скрывающегося за ней феномена. В деле расшифровки или построения структуры Я психологи и психотерапевты не слишком преуспели. Они перекладывают проблему Я на плечи своих подопечных – пациентов и испытуемых, предлагая им на ходу придумывать свои «Я - концепции». Психоаналитики, значительно лучше, чем психологи, осознают неправдоподобную сложность структуры Эго. В отличие от философско-психологического, подход психоаналитиков к проблеме Я столь же условно можно назвать эгоцентрическим или центростремительным. Здесь существенна безграничная дифференциация самого Я. Коммуникативные аспекты проблемы Я волнуют психоаналитиков в связи с практикой организации соответствующих сессий. Разделение двух подходов – центробежного и центростремительного не является строгим. Между ними имеются точки пересечения, о которых будет сказано далее.
Главная трудность анализа Эго для обоих подходов состоит в том, что оно, как, впрочем, и многое в психике, существует не только в своей наблюдаемой внешней форме, но и во внутренней, виртуальной, однако не менее действенной форме.
| >>
Источник: Зинченко В.П.. ПРОБЛЕМА Я И ДРУГИЕ ТАЙНЫ. 2010

Еще по теме Человек, личность, персона, субъект, индивид,:

  1. 13.3. ЧЕЛОВЕК КАК И ИНДИВИД, СУБЪЕКТ, ЛИЧНОСТЬ, ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ
  2. СУБЪЕКТ ТРУДА КАК СПЛАВ СВОЙСТВ ИНДИВИДА И ЛИЧНОСТИ
  3. § 26. Идеи совершенствования качеств личности человека - субъекта труда
  4. 2.5. Развитие человека как субъекта труда. Профессиональное становление личности
  5. М. СУБЪЕКТ-СУБЪЕКТНОЕ САМООТНОШЕНИЕ – СУБЪЕКТ--ОБЪЕКТНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ДРУГОМУ ЧЕЛОВЕКУ (S—S—S, S—O—P).
  6. Л. СУБЪЕКТ-ОБЪЕКТНОЕ САМООТНОШЕНИЕ – СУБЪЕКТ-СУБЪЕКТНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ДРУГОМУ ЧЕЛОВЕКУ (S—O—S, S—S—Р).
  7. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ТРАНСА И НЕКОТОРЫЕ ИНДИВИДУ-АЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
  8. Человек как субъект труда
  9. 13.2. ЧЕЛОВЕК И ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СРЕДА: ВОЗМОЖНОСТИ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА КАК ЛИЧНОСТИ
  10. Тема 2. ЧЕЛОВЕК КАК СУБЪЕКТ ТРУДА
  11. 2.5. ЧЕЛОВЕК КАК СУБЪЕКТ ТРУДА