2. КЛАССИФИКАЦИЯ СУИЦИДАЛЬНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ.

1. Любая классификационная схема предполагает, наличие определённой теоретической концепции, с позиций которой интерпретируется круг явлений, составляющих предмет данной науки. Становление различных концепций самоубийства сопровождалось и сопровождается выдвижением соответствующих классификаций.
Так, например, социологическое направление, идущее от Э. Дюркгейма (1897), объясняет самоубийство как функцию разобщённости социума и оперирует в связи с этим терминами: «альтруистический», «эгоистичес-кий», «анемический» и «фаталистический» суициды. Психоаналитические трактовки порождают такие типы суицидов, как «сообщение», «фантазия преступления», «неосознаваемое бегство», «магическое воскрешение», «возрождение и восстановление». Примат рациональных оснований привёл к выделению «ло-гического» (при физической боли, и неповрежденном разуме), «палеологического» (при расстройствах психики) и «каталогического» (при семантических ошибках и расщеплении мышления) типов самоубийств (Е. Шнайдман). В ряде классификаций обнаруживается отсутствие единого принципа: суициды коллективные — индивидуальные; пассивные — активные; искренние — рассчитанные на привлечение внимания; запланированные — импульсивные (Н. Клопфер, 1961). В других — попытки создать синтетическую систему, например, «эготические», «диадические» и «агенеративные» суициды Е. Шнайдмана. Неоднозначность понятий и пестрота классификаций в ещё большей степени выступают при определении границ тех явлений, которые служат предметом суицидологии. Выдвинутое Э. Дюркгеймом деление суицидальных проявлений на суицидальные тенденции, попытки и завершённые суициды, подвергается многочисленным модификациям и дополнениям. Предлагаются термины: «незавершенный суицид», «парасуицид» (Н. Крайтман); «возможный суицид», «суицид—игра» и «суицид через провокацию агрессии на себя» (X.Нойрингер); «серьёзные» и «несерьёзные» суициды (А. Розен); «субсуицидальные феномены» (К. Меннингер), которые подразделяются на «хронический суицид» (аскетизм, наркомания), «фокальный» суицид (самокалечения, импотенция), «органический» суицид (органические заболевания) и примыкающие к ним «саморазрушающие самоубийства» X.Нойрингера и «скрытые суициды» И. Меерло (переедание, чрезмерное курение, неосторожное ведение машины, скалолазание). Подобное расширение круга суицидальных феноменов со-провождается ревизией одного из основных положений Дюркгейма, согласно которому самоубийство есть намеренное (осознанное) лишение себя жизни. В противоположность ему вводятся понятия «субнамеренного», «двусмысленного» суицида (А. Вайсман) и т. д. 2. Классификация суицидальных проявлений, разработанная в суицидологическом Центре Московского НИИ психиатрии МЗ РСФСР, построена на основе психологической теории деятельности и изложенной выше концепции суицида. Она создана с учётом прогностических критериев и используется в практической работе по предотвращению самоубийств. В качестве отправного пункта избрано определение самоубийства как намеренного лишения себя жизни. Это значит, что из сферы суицидального поведения исключены те случаи, где опасные для жизни действия не связаны с осознанными представлениями о собственной смерти. Подобные случаи составляют широкую зону аутодеструктивной активности, примыкающую к суицидальной сфере, но не являющуюся таковой в буквальном смысле. Таким образом, собственно суицидальным поведением называются любые внутренние и внешние формы психических актов, направляемые представлениями о лишении себя жизни. Следует подчеркнуть, что термин «поведение» объединяет разнообразные внутренние (в том числе вербальные) и внешние формы психических актов, которые, согласно современным психологическим воззрениям, находятся в отношениях генетического родства. 3. Внутренние формы суицидального поведения включают в себя суицидальные мысли, представления, переживания, а также суицидальные тенденции, которые подразделяются на замыслы и намерения. Перечисленный ряд понятий, с одной стороны, отражает различия в структуре, в субъективном оформлении суицидальных феноменов, а с другой стороны, представляет шкалу их глубины или готовности к переходу во внешние формы суицидального поведения. Практически целесообразно пользоваться тремя ступенями этой шкалы, причем выделять передними, особую, недифференцированную «почву» в виде антивитальных переживаний. К ним откосятся размышления об отсутствии ценности жизни, которые выражаются в формулировках типа: «жить не стоит», «не живёшь, а существуешь» и т. п., где ещё нет чётких представлений о собственной смерти, а имеется отрицание жизни. Первая ступень — пассивные суицидальные мысли — ха-рактеризуется представлениями, фантазиями на тему своей смерти, но не на тему лишения себя жизни как самопроизвольной активности. Примером этому являются высказывания: «хорошо бы умереть», «заснуть и не проснуться»; «если бы со мной произошло что-нибудь и я бы умер ...» и т. д. Вторая ступень — суицидальные замыслы — это активная форма проявления суицидальности, т. е. тенденция к самоубийству, глубина которой нарастает параллельно степени разработки плана её реализации. Продумываются способы суицида, время и место действия. Третья ступень — суицидальные намерения — предполагает присоединение к замыслу решения и волевого компонента, побуждающего к непосредственному переходу во внешнее поведение. Период от возникновения суицидальных мыслей до попыток их реализации называется пресуицидальным (пресуицидом). Длительность его может исчисляться минутами («острый пресуицид») или месяцами («хронический пресуицид»). В случаях продолжительного пресуицида процесс развития внутренних форм суицидального поведения отчётливо проводит описанные выше этапы. Однако эта последовательность обнаруживается далеко не всегда. При острых пресуицидах можно наблюдать появление суицидальных замыслов и намерений сразу — без предшествующих ступеней. Некоторые авторы используют термин «импульсивные» самоубийства, приписывая им немотивированный характер. Эта точка зрения является внутренне противоречивой, т. к. допускает возможность преднамеренного поведения без мотива. Поэтому мы рекомендуем не употреблять термина «импульсивный суицид», а рассматривать случаи, которые им обозначаются, как неожиданные (для окружающих), с ост-рым пресуицидом. Если же опасные для жизни действия не направлялись представлениями о собственной смерти, а имели иные мотивы и цели, то их правильнее относить к категории несчастных случаев. Качественные характеристики пресуицидальных периодов чрезвычайно разнообразны в различных диагностических категориях суицидентов и включают в себя почти весь диапазон психопатологических синдромов и отрицательно окрашенных психологических переживаний. Столь же разнообразны и поведенческие характеристики пресуицида. В повседневной практике целесообразно и прогностически оправдано пользоваться разделением пресуицидов на два типа: 1) аффективно-напряженный и 2) аффективно-редуцированный. При, первом, аффективно-напряженном, типе cуицидент фиксирован на своём актуальном состоянии; позиция личности активная при высотой интенсивности эмоциональных переживаний; пресуицидальньй период ярко выражен в поведении и носит острый характер; терапевтическое вмешательство довольно быстро может принести купирующий эффект. При втором, аффективио-редуцированном, типе, к которому относятся эмоционально «холодные», астенические, гипотимные и иные разновидности, интенсивность эмоций низка, позиция личности пассивная, пресуицидальньй период носит пролонгированный характер, скуп в поведенческом выражении, с трудом поддаётся терапии. Этот тип пресуицида может быть как самостоятельным, так и выступать в качестве второго этапа вслед за аффективно-напряжённым периодом. (Более подробное описание отдельных вариантов суицидоопасных состояний в рамках двух названных типов см. ниже). 4. Внешние формы суицидального поведения включают в себя суицидальные попытки и завершённые суициды. Суицидальная попытка — это целенаправленное оперирование средствами лишения себя жизни, не закончившееся смертью. В качестве средств лишения себя жизни могут быть использованы самые разнообразные объекты, которыми характеризуется способ суицида: самоповешение, самоотравление, самопорезы, колото-рубленые, огнестрельные ранения, падения с высоты, под движущийся транспорт, ожоги и электротравмы, самоутопление. Значительно реже встречаются такие способы, как удары головой о стену, введение воздуха в вены и др. Суицидальная попытка и суицид в своем развитии проходят две фазы. Первая — обратимая — когда субъект сам или при вмешательстве окружающих лиц может прекратить попытку. Вторая — необратимая. Хронологические параметры этих фаз зависят как от намерений суицидента, так и от способа покушения. Исходя из определений суицидальной попытки и её фаз, можно в каждом конкретном случае решить практически важный вопрос, имел ли место переход от суицидальных тенденций к покушению на самоубийство. В частности, удаётся отличать суицидальные попытки от подготовок к суициду (накапливание лекарств, поиск режущих предметов и т. д., без целенаправленного использования их, как средств лишения себя жизни); причём подготовка к суициду может иметь открытый характер или тщательно скрываться. 5. Внутренние и внешние формы суицидального поведения подчинены общим закономерностям строения человеческой предметной деятельности (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев). Психологический анализ её «макроструктуры» выделяет, во-первых, отдельные деятельности — по критерию побуждающих их мотивов; во-вторых, — действия, подчиняющиеся сознательным целям; и, в-третьих, — операции, которые непосредственно зависят от задач, т. е. условий достижения конкретных целей. Благодаря отношениям, складывающимся между целью и мотивом, формируется личностный смысл — существенная характеристика сознания и личности. В соответствии с этим суицид можно рассматривать как действие, подчинённое конкретной цели покончить с собой, но включённое в более широкую систему предметной деятельности с соответствующим ей мотивам. Иными словами, суицидальные действия в подавляющем большинстве случаев «обслуживают» иную «вышестоящую» потребность. Цель суицида и мотив деятельности, в состав которой он включён, не совпадают, а их отношение (цели к мотиву) составляет личностный смысл самоубийства для субъекта. В гораздо более редких случаях суицидальное поведение изначально выступает не на уровне действий, а как самостоятельная деятельность, т. е. цель и мотив самоубийства сливаются. Такие наблюдения относятся преимущественно к области психопатологии (так наз. «суицидомания», суициды при простой форме шизофрении и некоторые другие). Что же касается конкретных способов самоубийств, то они представляют собой операции, отвечающие их задачам, направленным на достижение цели в заданных условиях. Исходя из общей структуры суицидальных актов, построены две типологические схемы, применимые как к внутренним, так и к внешним формам суицидального поведения. 6. ПЕРВАЯ типология, основанная на категории ЦЕЛИ, и дает возможность, с одной стороны, отграничивать суицидальное поведение от внешне сходных вариантов самоповреждений, а с другой стороны, внутри суицидальной сферы дифференцировать истинные суициды от демонстративно-шантажных. Целью истинных самоубийств, покушений и тенденций является лишение себя жизни. В качестве конечного результата предполагается смерть, однако, степень действительной желаемости смерти чрезвычайно различна, что отражается на условиях и способах реализации суицидальных тенденций. Демонстративно-шантажное суицидальное поведение своей целью предполагает не лишение себя жизни, а демонстрацию этого намерения. Кстати сказать, такая демонстрация подчас оканчивается завершенным суицидом вследствие недоучета реальных обстоятельств. В отличие от суицидального поведения, самоповреждения (или членовредительства) вообще не направляются представлениями о смерти. Цель их ограничивается лишь повреждениями того или иного органа. Это находит свое выражение и в способах реализации и особенностях поведения субъекта. Наконец, как уже отмечалось ранее, опасные для жизни действия, направляемые иными целями, следует относить к несчастным случаям. Таким образом, одни и те же операции квалифицируются по-разному, в зависимости от цели, которую они обслуживают. Так, например, самопорезы бритвой в области предплечий могут быть отнесены: а) к числу истинных суицидальных попыток, если конечной целью была смерть от кровопотери; б) к разряду демонстративно-шантажных покушений — если целью было продемонстрировать окружающим намерение умереть, при отсутствии такового; в) к самоповреждениям — если цель ограничивалась желанием испытать физическую боль (как это бывает у психопатических личностей в периоды аффективных разрядов) или углублением состояния нар-котического опьянения (путём ограниченной кровопотери); г) к несчастным случаям — если, к примеру, по бредовым соображениям самопорезы преследовали цель «выпустить из крови бесов». Внимательный анализ целей жизнеопасных действий особенно необходим у психотических больных. Так, в состоянии делирия выпрыгивание больного из окна в одном случае было расценено как суицидальная попытка, поскольку целью являлась смерть и избавление, таким образом, от преследователей; а в другом — квалифицировалось как несчастный случай, в связи с тем, что больной, будучи дезориентирован в окружающем и не предполагая смертельного исхода, «выбежал» в окно, сочтя, что он находится на первом этаже. Известны случаи, когда больные шизофренией ложились на проезжую часть дороги перед транспортом, с целью доказать свое бессмертие, или прыгали с большой высоты, чтобы «пролететь над городом».
Эти и подобные примеры не могут быть отнесены к суицидальным попыткам или к самоповреждениям, а являются несчастными случаями, несмотря на их операциональное сходство с суицидами. Проведение подобного анализа, естественно, затрудняется теми искажениями, которые возникают при субъективной реконструкции состояний сознания. Вот почему так важны данные о поведении суицидента во время покушения на свою жизнь. В серии приведённых примеров требуемая дифференциация проведена благодаря направленному опросу пациентов и восстановлению объективной последовательности событий. 7. ВТОРАЯ типологическая схема основана на категории ЛИЧНОСТНОГО СМЫСЛА, как отношения не совпадающих между собой цели действия — (суицида) — и мотива деятельности, в которую он включён. Неоднозначность личностного смысла суицидального поведения очевидна и, в общем виде, может быть представлена следующими типами: 1) Протест, месть. 2) Призыв. 3) Избежание (наказания, страдания). 4) Самонаказание. 5) Отказ. 1) «Протестные» формы суицидального поведения возникают в ситуации конфликта, когда объективное его звено враждебно или агрессивно по отношению к субъекту, а смысл суицида заключается в отрицательном воздействии на объективное звено. Месть — это конкретная форма протеста, нанесение конкретного ущерба враждебному окружению. Данные формы поведения предполагают наличие высокой самооценки и самоценности, активную или агрессивную позицию личности с функционированием механизма трансформации гетероагрессии в аутоагрессию. 2) Смысл суицидального поведения типа «призыва» состоит в активации помощи извне с целью изменения ситуации. При этом позиция личности менее активна. 3) При суицидах «избежания» (наказания или страдания) суть конфликта — в угрозе личностному или биологическому существованию, которой противостоит высокая самоценность. Смысл суицида заключается в избежании непереносимости наличной угрозы путём самоустранения. 4) «Самонаказание» можно определить как «протест во внутреннем плане личности»; конфликт, по преимуществу, внутренний при своеобразном расщеплении «Я», интериоризации и сосуществовании двух ролей: «Я—судьи» и «Я— подсудимого». Причём смысл суицидов самонаказания имеет несколько разные оттенки в случаях «уничтожения в себе врага» (так сказать, «от судьи», «сверху») и «искупления вины» («от подсудимого», «снизу»). 5) Если в предыдущих четырёх типах цель суицида и мотив деятельности не совпадали, что давало основания квалифицировать суицидальное поведение как действие, то при суицидах «отказа» обнаружить заметное расхождение цели и мотива не удаётся. Иначе говоря, мотивом является отказ от существования, а целью — лишение себя жизни. Выделенные типы суицидального поведения представляют собой аналоги общеповеденческих стратегий в ситуациях конфликта. При продольном анализе индивидуального поведения суицидентов в течение предшествующих лет их жизни выявляется предпочтительность реагирования по определённому типу, совпадение поведенческих реакций в конфликте с суицидальными по их личностному смыслу. Это подтверждает основные теоретические положения концепции суицида, в частности, роль личностного звена в генезе суицидального поведения. Рассматривая предложенную схему от первого типа к пятому, можно обнаружить постепенное сближение цели суицида с мотивом деятельности, вследствие чего укрепляется истинность суицидальных тенденций, нарастает желание смерти, а значит, и «серьёзность» попыток. Имеется отчётливая связь с характеристиками конфликтов и пресуицидальных периодов. Закономерно изменяются некоторые параметры последних: увеличивается длительность и уменьшается острота и аффективная окраска. С выделенными типами суицидального поведения коррелирует ряд суицидоопасных состояний акцентированных реакций (см. ниже). Предложенная типология обладает и прогностической значимостью. Имеется в виду её соотношение с особенностями постсуицидальных периодов. 8. ПОСТСУИЦИДАЛЬНЫЙ период, начинающийся вслед за попыткой самоубийства, представляет собой «результирующую» таких многочисленных составляющих, как конфликтная ситуация, приведшая к покушению на самоубийство; сам суицидальный акт, с его «психическим» и «соматическим» компонентами; особенности прерывания суицида и последующих реанимационных мероприятий; соматические последствия и осложнения; новая, сложившаяся после попытки ситуация и личностное отношение к ней и т. д. Определить удельный вес каждого из перечисленных компонентов, его роль в формировании постсуицидального состояния — задача, от решения которой зависят не только теоретические построения, но и конкретная терапевтическая тактика. Представленный в предыдущем разделе анализ пресуицидальных состояний позволяет обозначить те узловые моменты, судьба которых прослеживается и в пocтсуицидах. Таковыми являются: а) конфликт и его значимость для субъекта; б) принятие суицидального решения; в) личностное отношение к суицидальной цели. После совершения попытки самоубийства в ближайшем постсуициде соответственно определяются три главных момента: а) актуальность суицидогенного конфликта; б) степень фиксированности суицидальных тенденций; в) особенности отношения к совершенной попытке. Перечисленные критерии позволяют выделить четыре типа постсуицидальных состояний, относительно независимых от их клинических выражений. ПЕРВЫЙ ТИП — критический. а) Конфликт утратил свою актуальность, т. к. в пресуицидальном периоде значимость его была гиперболизирована. Суицидальное действие как бы «разрядило напряжённость», привело к «обрывающему» эффекту, б) Суицидального мотива (суицидальных тенденций) нет. в) Отношение к совершённой попытке негативное – чувство стыда перед окружающими, чувство страха перед возможным смертельным исходом суицидальной попытки. Понимание того, что конфликт «не стоил жертв» и что покушение на свою жизнь не изменяет положения, не разрешает ситуации. При данном типе постсуицидальных состояний вероятность повторения суицида, хотя и имеется, но минимальна. ВТОРОЙ ТИП – манипулятивный. а) Актуальность конфликта значительно уменьшилась, но, в отличие от первого типа, это произошло за счёт непосредственного влияния суицидальных действий пациента на сложившуюся ситуацию и изменения её в благоприятную для него строну. б) Суицидальных тенденций нет. в) Отношение к совершённой попытке рентное – лёгкое чувство стыда и страх перед возможным смертельным исходом; однако имеется отчётливое понимание того, что суицидальные действия в будущем могут служить способом для достижения своих целей и средством влияния на окружающую обстановку. Закрепление этого способа в памяти. При втором типе постсуицидальных состояний вероятность повторных суицидов в конфликтных ситуациях значительно возрастает, хотя степень их «серьёзности» (опасности для жизни) уменьшается. Намечается тенденция к превращению истинных покушений в демонстративно-шантажные. ТРЕТИЙ ТИП – аналитический. а) Конфликт по-прежнему актуален для суицидента. б) Суицидальных тенденций нет. в) Отношение к попытке негативное – раскаяние за совершённое покушение. Понимание того, что суицид не является адекватным способом ликвидации конфликта; однако, поскольку последний сохраняет свою актуальность, обнаруживаются поиски иных путей его разрешения. В случае если таковые не будут найдены, а существование конфликтной ситуации окажется невыносимым для субъекта, возможен повторный суицид, но уже не как «необдуманный шаг» под влиянием аффекта, а как единственный «выход из тупика». При этом увеличивается опасность смертельного исхода. ЧЕТВЁРТЫЙ ТИП – суицидально-фиксированный. а) Конфликт актуален. б) Суицидальные тенденции сохраняются (в явном виде или диссимулируются). в) Отношение к суициду – положительное, причём вербально это может выражаться в таком, например, заявлении, как: «не вижу иного пути». При данном типе постсуицида пациент продолжает быть опасным для самого себя и, по сути дела, не выходит из «суицидального статуса», т.е. суицидальная попытка не прерывает пресуицида. В ряде случаев, не выделенных нами в самостоятельный тип постсуицида, имеет место отрицание, сокрытие суицидальной попытки. Суицидент сознательно искажает факты, объясняя происшедшее случайностью или неосторожностью. Очевидно, что с типом постсуицидальных состояний определённым образом должна быть связана врачебная тактика. Так, если при критическом типе она может быть ограничена рациональной психотерапией, то при манипулятивном – уже необходимо включать в себя комплекс воздействий на личность пациента, и ставит перед психотерапевтом задачи изменения ценностных ориентаций, выработки негативного отношения к суициду, разрушения того шаблона реагирования, который в будущем мог бы привести к повторным суицидальным попыткам. При аналитическом типе постсуицидальных состояний особые усилия следует направлять на ликвидацию конфликтной ситуации. Если она реально имеет место, то требуется помощь со стороны соответствующих служб; если же она обусловлена психопатологической продукцией, то необходимо лечение. Но, так, или иначе, суицидент нуждается в активной помощи и систематическом наблюдении. Естественно, что наличие суицидально-фиксированного типа постсуицидальных состояний служит прямым показанием для применения мер строгого надзора по отношению к пациенту. Четыре типа постсуицидальных состояний описаны выше в их «чистом», неосложнённом виде. В тех случаях, где после суицидальной попытки на первый план выступают явления экзогенных и соматогенных расстройств психической деятельности, обусловленных способом самоубийства (странгуляционная асфиксия с последующими синдромами помрачения сознания и дисмнестическими проявлениями; интоксикационные психозы при отравлении ядовитыми веществами; нарушения психики, характерные для острого периода черепно-мозговых травм и т.д.), постсуициды называются осложнёнными. При этом иногда отмечается амнезия суицидальной попытки и предшествовавших ей событий. 9. В связи с тем, что постсуицидальные состояния имеют свою динамику, целесообразно выделять три периода в их развитии: 1) Ближайший постсуицид (в течение первой недели после совершённой попытки). 2) Ранний постсуицид (от недели до месяца после попытки). 3) Поздний постсуицид (последующие 4-5 месяцев). БЛИЖАЙШИЙ постсуицидальный период. Проявления его полиморфны и складываются из психических переживаний и сомато-неврологических осложнений, вызванных суицидальной попыткой. Несмотря на лабильность оценок и личностных позиций, в течение недели после суицида формируется тип постсуицидального состояния, поэтому одной из главных задач является его правильная квалификация и выработка тактики дальнейшего ведения суицидента. В РАННЕМ постсуицидальном периоде по мере ликвидации соматических осложнений на первый план выдвигаются проблемы «психической реанимации» или психиатрической помощи (в случаях душевных заболеваний). Основные усилия должны быть направлены на ликвидацию конфликтной ситуации, выработку адекватных установок у суицидента, повышение его толерантности к психогенным влияниям и ликвидацию психопатологической продукции. Важно отметить, что в раннем постсуициде пациенты особенно подвержены травматизации и возрождению суицидальных тенденций, поэтому контакт их с суицидологом должен быть тесным и систематическим, независимо от того, происходит ли он в стационарных условиях или амбулаторно. ПОЗДНИЙ постсуицидальный период наступает при благополучном прохождении раннего постсуицида, критериями чего служат: ликвидация конфликта, отсутствие суицидальных тенденций, устойчивое отрицательное отношение к совершённой попытке и наличие правильных жизненных ориентаций. На позднем этапе с особой отчётливостью выступают проблемы, не имеющие прямого отношения к данному суицидогенному конфликту, а затрагивающие уровни социальной адаптации личности. Необходимость психокоррекционных воздействий в этом периоде также не подлежит сомнению. Итак, после покушений на самоубийство, не закончившихся смерть, наступают состояния, формирующиеся по определённым закономерностям, имеющие своеобразное клинико-психологическое содержание и отчётливую динамику. Представленная типология постсуицидальных состояний отражает их формальную и содержательную стороны и построена с учётом терапевтических рекомендаций, прогноза и мер по профилактике повторных суицидов. Типы суицидального поведения и постсуицидальных состояний коррелируют между собой, «сопровождая» друг друга по мере движения от первых типов к последним.
<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ Г.В.. ДИАГНОСТИКА СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ. 1980

Еще по теме 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СУИЦИДАЛЬНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ.:

  1. Классификация суицидального поведения.
  2. 4. ВЛИЯНИЕ НЕКОТОРЫХ ФАКТОРОВ НА УРОВЕНЬ СУИЦИДОВ И СУИЦИДАЛЬНЫХ ПОПЫТОК В НАСЕЛЕНИИ (ГРУППОВЫЕ ФАКТОРЫ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА).
  3. Суицидальная попытка
  4. ПСИХОДИАГНОСТИКА СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  5. 1. КОНЦЕПЦИЯ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ.
  6. Ильинский С.В. Суицидальные явления в воинском коллективе
  7. Суицидальные факторы
  8. 5. МЕДИЦИНСКИЕ ФАКТОРЫ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА.
  9. Измайлова А.В. ПРОБЛЕМА СКЛОННОСТИ К СУИЦИДАЛЬНОМУ ПОВЕДЕНИЮ У АКЦЕНТУИРОВАННЫХ ПОДРОСТКОВ
  10. Адиатуллин Адель Владимирович СВЯЗЬ ДЕПРЕССИИ И СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА
  11. А.С. Прохорова ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКОВ С СУИЦИДАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
  12. Шаханская О.В. ФАКТОР БЕЗНАДЕЖНОСТИ ПРИ ОЦЕНКЕ СУИЦИДАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
  13. 3. МОТИВЫ И ПОВОДЫ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ.