Выше, скорее, в подтексте, чем в тексте, сквозила интенция сопоставления психологических подходов к личности и психоаналитических подходов к Я


Выше, скорее, в подтексте, чем в тексте, сквозила интенция сопоставления психологических подходов к личности и психоаналитических подходов к Я. Сделаю по этому поводу два общих замечания. 1. В психологии мы имеем дело с личностью (с личностью ли?) без Я.
В психоанализе мы имеем дело с Я, но без личности. 2. И психологи, и психоаналитики склонны редуцировать Я к индивиду, к субъекту, к репрезентанту, к организму. Фрейду это простительно, он занимался психопатологией обыденной жизни и не претендовал на создание языка психологии, ограничившись «Наброском научной психологии» (1895). Он мог себе позволить рассматривать эдипов комплекс как основу структурирования личности. (Наши «идеологи» предпочитают видеть такую основу в дурно понятом патриотизме). Психологов же как будто волнует зона (перспектива) ближайшего и более отдаленного развития человека (или они только делают вид, что это их волнует?), и они должны были бы вырываться за пределы обыденности и не забывать о пути «сверху» (от духосферы) или «наверх» (по духовной вертикали).
Приведу мудрое утверждение О. Мандельштама:
Нам союзно лишь то, что избыточно.
Впереди не провал, а промер…
Этому утверждению соответствуют представления о душе как о таинственном избытке познания, чувства, воли; представления о Я как об избытке межчеловеческих отношений; представления о личности как об избытке тех же отношений и собственной индивидуальности, как о культурно-историческом событии.
Во всех трех примерах речь идет о преодолении натуральных, избыточных, несотворенных нами самими степеней свободы и о построении (сотворении) собственного, своего культурного избытка степеней свободы: пространства внутреннего избытка (О. Мандельштам). Это снова топология или хронотопия сознательной и бессознательной жизни в духе З. Фрейда, А.А. Ухтомского, Н.А. Бернштейна, М.М. Бахтина, Л.С. Выготского, К. Левина, М.К.
Мамардашвили.
В заключение скажу, что потерять или забыть о личности мне не удалось. Видимо, помешала тоска по личности, акции которой упали не только в истории, но и в науках о человеке. Фрейд опустил личность до обыденности, нередко редуцируя ее до не слишком определенного Я со всеми его подразделениями, расчленениями и уровнями. В свою очередь, психологи, вкупе с социологами и философами, опустили ее до субъекта – функции или коллекции функций. Но кроме науки существует еще и практика, которая либо идет по следам науки, либо пролагает ей путь. Фрейда принято хвалить за то, что теоретически сконструированные им неврозы, комплексы и т.п., проникли в жизнь и поразили не только индивида, но и социальную ткань, наложили свою печать на культуру XX века. В этом же веке случилось событие не меньшего, если не большего масштаба. Сбылась социальная мифология, точнее, бредовые идеи, принадлежавшие то ли Н. Чернышевскому, то ли Л. Троцкому, то ли М. Горькому о формировании «нового человека». И такой человек стал реальностью. А. Платонов характеризовал его как человека без души и имущества, в предбаннике истории, готового на все, только не на прошлое. Здесь практика закрыла (закрывает ?!) пути науки, но открыла пути диссертантам, сочиняющим и защищающим несметное число диссертаций, посвященных фантомной проблематике формирования личности.
Что же мы получаем в итоге языковых игр? Результат оказывается в пользу психоанализа. Практика заглядывания внутрь самого себя, которой (вслед за поэзией) учит психоанализ, существенно лучше, чем практика формирования, тестирования, манипулирования личностью. Первый случай мы можем назвать избыточным, а второй – убыточным. И все же закончу на оптимистической ноте. Вопреки психологии и психоанализу встречаются полноценные личности, обладающие не расчлененным, а цельным Я. И если земля еще вертится, то исключительно благодаря тому, что они есть.
<< | >>
Источник: Зинченко В.П.. ПРОБЛЕМА Я И ДРУГИЕ ТАЙНЫ. 2010

Еще по теме Выше, скорее, в подтексте, чем в тексте, сквозила интенция сопоставления психологических подходов к личности и психоаналитических подходов к Я:

  1. Глава 1. Теоретические подходы к исследованию психологической адаптации личности
  2. 1.3. КОПИНГ-ПОВЕДЕНЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  3. Корнеева Алена Викторовна ПОДХОДЫ К РАССМОТРЕНИЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ
  4. 1.2. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СИСТЕМНЫЙ И ДЕЯТЕЛЬНОЕТНЫЙ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  5. ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ БОЛЕЗНИ
  6. Кабрин В.И. Психологический универсум личности: комплексный подход и транскоммуникативная перспектива человекознания новой эпохи
  7. Филимоненко Ю.И. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДТЕКСТ ВЫРАЗИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ
  8. ЛИЧНОСТЬ: ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ (СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД)
  9. 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИСЛЕДОВАНИЮ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  10. Глава 21. Теоретические и экспериментальные подходы к исследованию личности
  11. ЛИЧНОСТЬ: ВЗГЛЯД СНАРУЖИ (СОЦИУМНЫЙ ПОДХОД)
  12. ЛИЧНОСТЬ: ВЗГЛЯД ВОВНУТРЬ (НАУЧНО - ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОДХОД)
  13. Хохлова К.А. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ЛИЧНОСТИ НАРКОЗАВИСИМОГО
  14. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ
  15. Бегоян А.Н.. ПРОБЛЕМА ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ: ТРЕХЛОКУСНЫЙ ПОДХОД, 2010
  16. 1.1.5. АКМЕОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИЗУЧЕНИИ РАЗВИТИЯ ЗРЕЛОЙ ЛИЧНОСТИ
  17. 3.3.1 Традиционные психологические подходы
  18. ТЕСТ КЕЛЛИ КАК СИНТЕЗ ИДИОГРАФИЧЕСКОГО И НО-МОТЕТИЧЕСКОГО ПОДХОДОВ К ЛИЧНОСТИ