АЛЬТРУИЗМ, ЭГОИЗМ И СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СТУДЕНТОВ

Исследование субъективного благополучия молодежи в нашей стране является актуальным в силу целого ряда причин. Результаты кросскультурных исследований показывают, что средний уровень субъективного благополучия и счастья жителей России значительно ниже аналогичных показателей в большинстве развитых стран мира [6].
Существенно, что низкий уровень субъективного благополучия населения не только отражает наличие объективных социальных проблем, но и сам может рассматриваться в числе причин этих проблем. На основе известных научных данных можно предполагать, что низкое субъективное благополучие молодежи оказывает влияние на распространенность алкоголизма и бегства от реальности в тоталитарные религиозные секты или деструктивные молодежные субкультуры, способствует возрастанию частоты депрессии и суицида, негативно сказывается на социальной активности и ответственности молодых людей. Исследование психологических факторов субъективного благополучия может внести вклад в научный анализ этих актуальных проблем.
Рассматривая психологические факторы и корреляты субъективного благополучия необходимо отметить, что в целом ряде зарубежных исследований позитивных переживаний, счастья и субъективного благополучия была продемонстрирована их тесная и устойчивая связь с альтруизмом [1, 6]. С одной стороны, результаты экспериментов свидетельствуют о том, что переживающие позитивные эмоции люди более склонны проявлять отзывчивость, сопереживание и оказывать помощь другому человеку [1]. С другой стороны, в некоторых экспериментальных исследованиях проведенных С. Любомирски и её коллегами было показано, что оказание помощи другим людям, осуществление добрых дел, выходящих за пределы привычных обязанностей, приводит к устойчивому повышению счастья и субъективного благополучия [8]. Таким образом, есть основания полагать, что имеет место взаимное влияние альтруизма и субъективного благополучия друг на друга.
В качестве противоположности альтруизму в этике и социологии обычно указывают на эгоизм. По определению К. Муздыбаева: «Эгоизм – это мотивационное состояние, характеризующее заботу человека лишь о собственном благе или только о своем преимуществе» [3, с. 334]. Такая особенность мотивационной сферы существенно снижает вероятность альтруистического поведения, что в результате должно уменьшать субъективное благополучие. Кроме того, как отмечает данный автор, наиболее близкими личностными коррелятами эгоизма являются такие качества как мстительность и завистливость, которые также могут оказывать негативное влияние на субъективное благополучие. По данным К. Муздыбаева для студентов в целом характерна высокая степень эгоизма, что объясняется, по его мнению тем, что на данной возрастной фазе привычнее ожидать помощи и заботы ввиду собственной относительной несамостоятельности [4, с. 33]. Это означает, что при наличии ожидаемой обратной связи эгоизма и субъективного благополучия студентов психопрофилактическая работа по развитию альтруизма и снижению эгоизма может стать одним из средств повышения их субъективного благополучия.
Для проверки гипотезы о связи альтруизма и эгоизма с субъективным благополучием студентов нами было организовано исследование на базе Алтайской государственной академии образования. В исследовании приняли участие 21 студент факультета психологии и 40 студентов факультета истории и права, среди них 31 девушка и 30 юношей.
Для диагностики эгоизма использовалась шкала диспозиционного эгоизма К. Муздыбаева [4], которая состоит из 10 суждений, отражающих соответствующие убеждения и установки, например, «Любой человек имеет право обеспечить свое счастье, даже если ради этого придется пренебречь счастьем других людей». Кроме того, в исследовании применялась методика диагностики социально-психологических установок личности в мотивационно-потребностной сфере О. Ф. Потемкиной [5], которая включает в себя том числе шкалы альтруизма и эгоизма. Каждая из них состоит из десяти вопросов, таких как, например, «Вам трудно отказать людям, когда они Вас о чем-либо просят?» (шкала альтруизма) и «Вам трудно заставить себя сделать что-то для других?» (шкала эгоизма).
Для оценки субъективного благополучия была использована шкала субъективного благополучия А. Бадо и Г.А. Мендельсон, адаптированная М.В. Соколовой [7]. Особенностью методики является обратный характер ее шкал, вследствие чего о субъективном благополучии свидетельствуют низкие оценки, что необходимо учитывать при интерпретации корреляций. Выбор данной методики был обусловлен тем, что она позволяет охарактеризовать не только общий уровень субъективного благополучия, но и его отдельные составляющие по эмпирически выделенным кластерам, таким как: напряженность и чувствительность; признаки, сопровождающие основную психиатрическую симптоматику; изменения настроения; значимость социального окружения; самооценка здоровья; степень удовлетворенности повседневной деятельностью.
Оценка надежности по внутренней согласованности рассмотренных шкал на нашей выборке показала, что для шкалы субъективного благополучия свойственна хорошая надежность (коэффициент альфа Кронбаха составил 0,76). Несколько меньшую, но удовлетворительную надежность показывают шкала эгоизма К. Муздыбаева (коэффициент альфа Кронбаха равен 0,71) и шкала эгоизма из методики О.Ф. Потемкиной (коэффициент альфа Кронбаха равен 0,70). Низкую надежность продемонстрировала шкала альтруизма из методики О.Ф. Потемкиной (коэффициент альфа Кронбаха составил 0,66). Следовательно, при интерпретации полученных результатов необходимо учитывать ограниченную достоверность оценок по шкале альтруизма.
Чтобы убедиться в однородности выборки по исследуемым параметрам, было выполнено сравнение подгрупп юношей и девушек с помощью t-критерия Стьюдента. Статистически значимых различий по основным шкалам выявлено не было. При анализе различий по субшкалам шкалы субъективного благополучия было обнаружено единственное достоверное различие в уровне удовлетворенности социальным окружением, причем для юношей оказался характерен более высокий уровень удовлетворенности (t = 2,21; p < 0,05). Таким образом, в целом группа оказалась достаточно однородной по показателям эгоизма, альтруизма и субъективного благополучия. В этой связи дальнейший анализ проводился по всей выборке без учета различий по полу.
Анализ согласованности оценок альтруизма и эгоизма по различным шкалам показал, что существуют довольно значительные расхождения в показателях по разным методикам. В частности, коэффициенты корреляции шкалы эгоизма К. Муздыбаева со шкалами эгоизма и альтруизма из методики О.Ф.
Потемкиной были близки к нулю и статистически не значимы. Это может означать, что существует принципиальное различие между положенными в основу методик подходами к пониманию альтруизма и эгоизма. В то же время внутри методики О.Ф. Потемкиной между шкалами альтруизма и эгоизма выявлена сильная обратная связь (коэффициент корреляции r= -0,51; p < 0,01), что полностью соответствует теоретическим представлениям о соотношении этих двух конструктов.
Для проверки гипотезы о наличии связи альтруизма и эгоизма с субъективным благополучием студентов был проведен корреляционный анализ результатов с помощью коэффициента корреляции Пирсона, результаты которого представлены в таблице 1.
Таблица Коэффициенты корреляции Пирсона между показателями альтруизма, эгоизма и субъективного благополучия студентов (N = 61)
Шкала альтруизма О.Ф.
Потемкиной
Шкала эгоизма О.Ф. Потемкиной Шкала эгоизма К. Муздыбаева
Напряженность и
чувствительность
-0,12 0,36** -0,05
Признаки, сопровождающие основную психиатрическую симптоматику 0,02 0,33** -0,06
Изменения настроения -0,25* 0,40** -0,03
Значимость социального окружения -0,30* 0,48** 0,10
Самооценка здоровья -0,01 0,20 0,05
Степень удовлетворенности повседневной деятельностью -0,16 0,40** -0,03
Общий показатель субъективного благополучия -0,18 0,51** -0,01
фициент корреляции значим при p < 0,01.
Приведенные в таблице коэффициенты корреляции свидетельствуют о том, что тесную связь с общим показателем субъективного благополучия и почти всеми его компонентами (за исключением самооценки здоровья) показывает шкала эгоизма методики О.Ф. Потемкиной. Самую сильную корреляцию с эгоизмом имеет такой показатель субъективного благополучия как значимость социального окружения. Учитывая обратный характер шкал методики, измеряющей субъективное благополучие, это можно интерпретировать как относительную неудовлетворенность склонных к эгоизму студентов окружающими людьми и взаимоотношениями с ними. Наш вывод о неудовлетворенности эгоистов социальным окружением хорошо согласуется с выводами, полученными в исследовании К. Муздыбаева о том, что лица, склонные к эгоизму характеризуют окружающих исключительно в негативных моральных категориях.
Кроме того, чем более выражены у студентов эгоистические установки, тем меньше их удовлетворенность повседневной деятельностью, тем менее устойчиво их настроение, тем более выражены напряженность, чувствительность, и другие признаки эмоционального неблагополучия (беспокойство, раздражительность, рассеянность). Об этом свидетельствуют корреляции, приведенные в таблице 1.
Шкала альтруизма методики О.Ф. Потемкиной показывает две корреляционные связи с показателями субъективного благополучия. Их интерпретация позволяет сделать вывод о том, что альтруистичные студенты характеризуются большей удовлетворенностью социальным окружением и большей устойчивостью настроения. Статистически значимых корреляционных связей показателей субъективного благополучия с оценками по шкале эгоизма К. Муздыбаева выявлено не было.
Значительное различие в силе и достоверности связей с показателями субъективного благополучия между шкалой эгоизма К. Муздыбаева и шкалой эгоизма методики О.Ф. Потемкиной при низкой корреляции между этими шкалами говорит о том, что данные методики, по-видимому, измеряют различные виды или проявления эгоизма. Анализ текста заданий данных шкал показывает, что в шкале К. Муздыбаева преимущественно отражены убеждения и жизненные принципы свойственные эгоистам, а в шкале О.Ф. Потемкиной представлены установки, связанные с готовностью реагировать альтруистическим или эгоистическим образом в типичных социальных ситуациях. Основное различие между этими шкалами можно условно обозначить терминами «мировоззренческий эгоизм» (представленный в шкале К. Муздыбаева) и «поведенческий эгоизм» (отраженный в шкале О.Ф. Потемкиной). В этом случае объяснить расхождения между оценками студентов по двум шкалам эгоизма может парадокс Лапьера [2], который заключается в несоответствии или, по крайней мере, значительном расхождении поведения человека и декларируемых им убеждений.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что эгоизм тесно связан с уровнем субъективного благополучия студентов и отдельными его показателями. Основное значение имеют эгоистические установки, отражающие готовность реагировать в типичных социальных ситуациях эгоистическим образом. В то же время эгоистические убеждения не показывают связи с субъективным благополучием. Выраженные альтруистические установки у студентов сочетаются в наибольшей мере с таким показателем субъективного благополучия как удовлетворенность социальным окружением. Перспективы нашего исследования связаны с экспериментальным исследованием эффективности психопрофилактической работы психолога по развитию альтруизма и снижению эгоизма как средства повышения субъективного благополучия студентов.
Библиографический список
1. Аргайл, М. Психология счастья / М. Аргайл. – СПб.: Питер, 2003. – 271 с.
2. Мещеряков, Б. Г. Большой психологический словарь / Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2003. – 672 с.
3. Муздыбаев, К. Анатомия эгоизма / К. Муздыбаев // Российская наука: «Природой здесь нам суждено…». Сборник научно-популярных статей. – М.: Издательство «Октопус», 2003. – 416 с. – С. 333-348.
4. Муздыбаев, К. Эгоизм личности / К. Муздыбаев // Психол. журнал – 2000. – № 2 – Т. 32. – С. 27-39.
5. Практическая психодиагностика: методики и тесты / Ред.-сост. Д. Я. Райгородский. ? Самара: Бахрах, 2002. – 668 с.
6. Селигман, М. Новая позитивная психология: Научный взгляд на счастье и смысл жизни / М. Селигман. – М.: Издательство «София», 2006. – 368 с.
7. Соколова, M.B. Шкала субъективного благополучия / М.В. Соколова. – Ярославль: НПЦ «Психодиагностика», 1996. – 12 с.
8. Boehm, J. K. The promise of sustainable happiness / J.K. Boehm, S. Lyubomirsky // Handbook of positive psychology. Ed. By S. J. Lopez. – Oxford: Oxford University Press, 2009. – pp. 667-677.
<< | >>
Источник: АЛТАЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ. 2012

Еще по теме АЛЬТРУИЗМ, ЭГОИЗМ И СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СТУДЕНТОВ:

  1. Свередюк Е. В. СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ И СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЕ ОРИЕНТАЦИИ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ
  2. МЕТОДИКА «ВЫЯВЛЕНИЕ УСТАНОВОК, НАПРАВЛЕННЫХ НА АЛЬТРУИЗМ - ЭГОИЗМ»
  3. ДИНАМИКА СУБЪЕКТИВНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ СТУДЕНТОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ: ЛОНГИТЮДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
  4. Тихонова Е.В. СУБЪЕКТИВНОЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ
  5. СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ И ПРЕДСТАВЛНИЕ О СЧАСТЬЕ У ЛИЦ РАЗНЫХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ
  6. РЕЗАНОВА У.С. ЦЕННОСТНАЯ СФЕРА И СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СОВРЕМЕННОГО РУКОВОДИТЕЛЯ
  7. СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ ПОДРОСТКОВ В СВЯЗИ С ВОСПРИЯТИЕМ РОДИТЕЛЬСКОГО ОТНОШЕНИЯ К СЕБЕ
  8. В. В. Лемиш СОЦИАЛЬНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ И СУБЪЕКТИВНАЯ ВЫРАЖЕННОСТЬ ПОТРЕБНОСТЕЙ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ
  9. Петрова Галина Дмитриевна ДИНАМИКА ИЗМЕНЕНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ СУБЪЕКТИВНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ СТУ-ДЕНТОВ-МЕДИКОВ МЛАДШИХ КУРСОВ.
  10. Струговец А. С. ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ СТУДЕНТОВ ИЗ АЛКОГОЛЬНЫХ СЕМЕЙ