3.1.5. Развитие метакогнитивных процессов и коучинг

Как мы отмечали в предыдущих главах, одной из характерных особенностей современного этапа развития метакогнитивизма является его «экспансия» в ряд прикладных – практико-ориентированных направлений. Ниже мы проиллюстрируем эту черту современного метакогнитивизма одним – достаточно показательным – примером, связанным с выявлением тех возможностей, которые представляют результаты, полученные в метакогнитивизме, для оптимизации процедур коучинга.
Коучинг определяется как ориентированный на достижение определенных результатов систематический процесс, в рамках которого коуч выступает фасилитатором позитивных изменений в жизни клиента через личностный рост и самоосознание. Коучинг «вырос» из нескольких направлений психологии; в его становлении важную роль сыграли рационально – поведенческая терапия и теория принятия решений. При этом очевидно, что необходимым основанием как для эффективного принятия решений, так и для успешной рационально – поведенческой терапии выступает зрелость и сформированность метакогнитивных процессов субъекта, в частности процессов регуляции деятельности. По своей сути эффективный коучинг направлен на обучение субъекта самостоятельно осуществлять изменения, учиться, оценивать жизненный опыт и ситуации, модифицировать жизнедеятельностные стратегии. Это означает, что одним из основных механизмов воздействия коуча выступают именно метапознавательные процессы, в особенности целеполагание, рефлексия, принятие решений, оценивание, прогнозирование и т.п. С помощью метапознавательных механизмов сформулированные общие цели и задачи деятельности связываются и опосредуются четырьмя основными аспектами психической жизни субъекта: когнитивным, эмоциональным, поведенческим и ситуационным (адаптационным):


Таким образом, теоретическим основанием коучинга должна, выступать комплексная модель метакогнитивных изменений, включающая изменения, происходящие как на индивидуально – когнитивном, так и на социокогнитивном уровне, поскольку именно взаимодействие этих двух уровней отвечает за успешное освоение субъектом новых сложных форм адаптационного поведения. Причем, данная модель должна быть достаточно универсальной, справедливой как для спортивного коучинга, так и для сопровождения организационных изменений. На роль такой модели претендует Транстеоретическая Модель Изменений (ТМИ), представленная в работах Prochaska & DeClemente, которая описывает процессы изменения в ментальных схемах и метапознавательных процессах субъекта (по [365]).
В ходе коучинга применяются специфические «метакогнитивные» технологии, развивающие самосознание и механизмы внутриличностного отслеживания, такие как самомониторинг, когнитивное реструктурирование, идентификация когнитивных ограничений и «помех» на пути мышления, рефлектирование успешного познавательного опыта, совладание с негативными эмоциональными состояниями, ментальное репрезентирование и т.п.
Вместе с тем, коучинг опирается на те же принципы, что и ориентированная стратегическая терапия:
• принцип «снятия» внутренних ограничений,
• принцип конструктивных решений,
• принцип опоры на существующие когнитивные и личностные pecурсы клиента,
• принцип активности и мобилизации клиента,
• принцип ориентации на действия,
• принцип четкого целеполагания,
• принцип стратегичности поведения.
Механизмы социокогнитивных изменений, происходящих в психике субъекта в результате коучинга, как уже отмечалось, объясняет Транстеоретическая Модель Изменений (ТМИ). Эта модель определяет три базовые – метакогнитивные по своей структуре компонента сознания, несущие основную нагрузку и изменяющиеся в процессе глубоких личностных трансформаций: процессы принятия решений, самосознание и привычные когнитивные схемы. Кроме того, процесс изменений представляет собой сложный континуум, включающий в себя последовательно сменяющиеся стадии изменений: резистентность, готовность, изменения, закрепление новых социокогнитивных конструктов. Регуляторами этого процесса выступают рефлексивные механизмы самомониторинга, самооценивания и «самореагирования» – процесса, направленного на изменение когнитивных схем в ответ на изменение связанных с ними или ключевых компонентов сознания. При этом рефлексивные процессы рассматриваются как необходимые для успешного личностного развития и роста субъекта и, таким образом, подлежащие развитию и формированию.
Это утверждение оспаривалось некоторыми специалистами в области клинической психологии, установившими дезадаптирующие для субъекта последствия чрезмерной выраженности рефлексивных процессов.
Автором программы «Метапознание как инструмент коучинга» – М. Грантом в 2002 году было реализовано эмпирическое исследование с участи ем более четырехсот испытуемых, направленное на разрешение данной проблемы. Он предложил разделить в исследовании автонаправленную и соционоправленную рефлексию. Результаты его исследования представлены в табл. 3.13.
Таблица 3.13.
Значения коэффициентов ранговой корреляции исследования М. Гранта
Переменная Саморефлексия Социорефлексия
Гаморефлексия -0,31 **
Социорефлексия -0,31** ...
Шкала депрессии 0,15 -0,21*
Шкала стресса 0,21* -0,35**
Алекситимия 0.19 -0,36**
Шкала тревоги 0,32* -0,31*
Когнитивная гибкость 0,10 0,26*
Самоконтроль 0,12 0,23*
Самомониторинг 0,59** -0,26*

Примечание: одной звездочкой помечены связи, значимые на уровне 95%,
двумя звездочками – на уровне 99%.
Как следует из данных, представленных в табл. 3.13., саморефлексия и социорефлексия действительно выступают разнонаправленными процессами и могут быть в различной степени выражены в структуре личности субъекта. Эти переменные по-разному соотносятся с другими исследуемыми показателями. Следует отметить, что автором удачно выбран перечень показателей: уровень тревожности, алекситимии, стресса, самоконтроля, самомониторинга и когнитивной гибкости. С одной стороны, эти показатели традиционно рассматриваются исследователями как адаптационные. С другой стороны, эти же показатели нередко трактуются как компоненты рефлексии или ее «сопутствующие характеристики». При этом неоднозначность и противоречивость результатов многочисленных исследований, сравнивающих рефлексию в целом с перечисленными выше характеристиками, может объясняться именно необходимостью выделения различных направленностей рефлексии как процесса и их разделения в эмпирическом исследовании. Статистически значимая отрицательная корреляция между саморефлексией и социорефлексией подтверждает данное положение.
Как следует из представленных результатов, саморефлексия положительно коррелирует с уровнем тревожности и стресса, направленностью на самомониторинг. Социорефлексия, в свою очередь, имеет отрицательные корреляции с показателями стресса, тревоги, депрессии и алекситимии. Кроме того, она положительно соотносится с такими качествами как когнитивная гибкость и самоконтроль. Эти данные подтверждают и позволяют более обоснованно объяснить тот факт, что и высокие значения уровня саморефлексии личности нередко сопряжены наличием дезадаптивных, а порой и психопатологических проявлений таких как пограничные психические расстройства. Снижение адаптированности у высокорефлексивных субъектов, как отмечает А.Б. Холмогорова, обычно, обусловлено феноменом «внутриличностного зацикливания» человека на собственных мыслях и состояниях [250]. Социально направленная рефлексия, в свою очередь, дает субъекту дополнительные адаптационные возможности. Поэтому в эмпирических исследованиях саморефлексия и социорефлексия должны дифференцироваться а в коучинговых сессиях автор рекомендует усиливать социорефлексию и при необходимости корректировать саморефлексию.
В заключение следует отметить, что сам по себе коучинг выступает одним из наиболее эффективных методов рационально-поведенческих изменений субъекта. Сравнение коучинга и традиционных тренингов показывает, что индивидуальная профессиональная эффективность в результате тренинговых процедур повышается в среднем на 15-24%, в то время как коучинг позволяет достигать 60-85% повышения профессиональной продуктивности. Такой эффект достигается за счет метакогнитивных изменений, при которых расширяется количество и вариативность используемых субъектом когнитивных и метакогнитивных стратегий, а также переструктурируются когнитивные конструкты.
<< | >>
Источник: А.В. КАРПОВ, И.М. СКИТЯЕВА. ПСИХОЛОГИЯ МЕТАКОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ ЛИЧНОСТИ. 2005

Еще по теме 3.1.5. Развитие метакогнитивных процессов и коучинг:

  1. 3. 2. Проблема развития метакогнитивных процессов в онтогенезе
  2. 3.1. Функциональные закономерности метакогнитивных процессов
  3. 3.2.2. Динамика метакогнитивных процессов у взрослых
  4. ГЛАВА 3 ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТАКОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
  5. 2.2. Соотношение интегральных и метакогнитивных процессов
  6. 3.1.1. Стратегиальная организация метакогнитивных процессов
  7. МЕТАКОГНИТИВНЫЕ СБОИ В ПРОЦЕССЕ ПОНИМАНИЯ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ
  8. ГЛАВА 2 ЗАКОНОМЕРНОСТИ СТРУКТУРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МЕТАКОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
  9. 1.2. Проблема метода исследования метакогнитивных процессов
  10. 3.2.3. Проблема целенаправленного формирования метакогнитивных процессов
  11. 3.1.4. Метакогнитивные процессы и психическое здоровье личности