3.2. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ И ПРОИЗВОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ДЕЙСТВИЯМИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Со времен И. П. Павлова понимание физиологических механизмов управления поведением значительно продвинулось. Представление о рефлекторной дуге было заменено на представления о рефлекторном кольце (Н.
А. Бернштейн [1966]), которое включает внутреннюю и внешнюю «обратную связь» и сличение того, что происходит с тем, что должно быть. На Западе эти представления получили выражение в модели саморегуляции Канфера [Kanfer, 1970, 1975; Kanfer, Hagermann, 1981, 1987]. Эта модель описывает цикл саморегуляции, который включается каждый раз, когда действие прерывается вследствие возникновения препятствий или когда не достигается нужный результат. Канфер выделил три следующие друг за другом фазы. Первая фаза — самонаблюдение: субъект регистрирует свое поведение (или, как теперь принято говорить, осуществляет мониторинг). Вторая фаза — самооценивание: происходит сравнение результатов самонаблюдения с имеющимся стандартом, связанным с уровнем притязаний. При этом выявляются отклонения по величине и направлению и субъект пытается оценить, в какой мере он может повлиять на изменение ситуации. Третья фаза — подведение итогов: осуществляется либо позитивное самоподкрепление при достижении желаемого результата, либо негативное самоподкрепление, если цель не достигнута.
Наиболее детально механизм управления действиями и деятельностью рассмотрен в схеме П. К. Анохина [1978], которая целиком приложима и к произвольному управлению.
Деятельность человека разнообразна как по смыслу и действиям, так и по тем условиям, в которых она протекает. Разные цели, задачи и условия деятельности предъявляют и разные требования к человеку и его функциональным системам. Поэтому функциональные системы каждый раз при изменении программы и условий деятельности частично или полностью реорганизуются, т. е. могут состоять из разного количества блоков, выполняющих свои специфические функции (в каждой функциональной системе участвуют разные психические процессы, двигательные и волевые качества и т. д.). Это значит, что архитектоника (строение) функциональных систем, формирующихся для получения полезных результатов (решения задачи), различна. Несмотря на это, все функциональные системы, независимо от уровня их организации и количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одинаковую функциональную архитектуру и принципы функционирования, под которыми понимаются законы упорядочения деятельности субсистем с целью получения полезного результата.
Схема управления действиями человека, по П. К. Анохину (рис. 3.1), включает в себя пять блоков:
А — блок афферентного синтеза;
Б — блок принятия решения;
В — блок составления программы действия или деятельности в целом;
Г — блок исполнения и получения результата;
Д — блок обратной связи, поставляющей информацию о результатах совершенного действия.
Рассмотрим, как функционируют эти блоки и каков их вклад в произвольное управление действиями.
Афферентный синтез. Афферентный синтез, по теории П. К. Анохина, осуществляется при взаимодействии четырех факторов: 1) пусковой афферента-

Память
ОА
ПА
ОА
Афферентный синтез
Д
Обратная связь
Параметры результата
Результат действия
Эфферентные возбуждения
Рис. 3.1. Схема функциональной системы по П. К. Анохину: А - стадия афферентного синтеза; ОА - обстановочная афферентация; ПА - пусковая афферентация; Б - принятие решения; В - формирование акцептора результатов действия и эфферентной программы самого действия; Г-Д - получение результатов действия и формирование обратной афферентации для сличения полученных результатов с запрограммированными
ции; 2) обстановочной афферентации; 3) памяти и 4) мотивации. Пусковой сигнал воспринимается с помощью органов чувств в виде ощущений, посылающих соответствующие раздражителю сигналы по проводникам, идущим в нервные центры, — афферентным (чувствительным) нервам. В центральной нервной системе эти сигналы обрабатываются, в результате чего ощущения синтезируются и возникает восприятие объектов и ситуаций. «Опознание» пусковой информации происходит с помощью долговременной и кратковременной памяти, т. е. следов от предшествующей активности человека в аналогичных ситуациях.
Переработка в центральной нервной системе пусковой информации имеет прежде всего задачу определить значимость для человека данного сигнала.
Это особенно важно в тех случаях, когда поступает одновременно несколько сигналов и человек должен выбрать, на какой из них следует реагировать сейчас, на какой — потом, на какой вообще не нужно реагировать. Однако прежде чем принять окончательное решение, человек должен сопоставить пусковую афферен- тацию с обстановочной (фоновой) афферентацией, сообщающей о состоянии самого человека, о внешней ситуации. Если ситуация мешает получению обычной, стандартной реакции на данный стимул, в программу действия по достижению цели вносятся поправки.
Опознание пускового сигнала (в роли которого может выступать и потребность) приводит к появлению «модели потребного будущего», по выражению Н. А. Берн- штейна, т. е. модели того, что должно произойти при реагировании на этот стимул.
По П. К. Анохину, мотивационное возбуждение, возникающее на основе потребности, заключает в своей архитектонике свойства тех раздражителей, которые приводят к удовлетворению данной потребности: воздействуя на корковые клетки, оно создает особую химическую «настроенность». Такая настроенность клеток определяет их реакцию, благодаря чему осуществляется активная фильтрация сенсорной информации. Таким образом, потребностное возбуждение определяет активное использование и подбор специальных раздражителей из внешнего мира, сигнализирующих об объектах, способных удовлетворить исходную потребность организма. Это опережающее отражение результата деятельности формируется на основе афферентного синтеза.
Очевидно, эти представления П. К. Анохина целесообразно дополнить представлениями А. А. Ухтомского о доминанте. Согласно этим представлениям, доминанта как временно господствующий очаг возбуждения (а потребностное возбуждение можно назвать таковым) понижает пороги к адекватным раздражителям (соответствующим доминанте) и повышает пороги к тем раздражителям, которые не имеют к ней отношения. Следовательно, доминанта способствует избирательному восприятию стимулов, раздражителей, сигнализирующих о предмете удовлетворения потребности.
Встраиваясь в процесс произвольного управления, описанные выше непроизвольные, не зависящие от воли человека механизмы получения и переработки информации помогают принятию обоснованного решения, как бы высвечивая, как лучи прожектора, те объекты и их свойства, которые необходимы для удовлетворения потребности.
Таким образом, «афферентный синтез» приводит к получению человеком «информации к размышлению», т. е. сведений, необходимых для принятия обоснованного решения: какой должна быть цель, каковы внешние и внутренние условия для ее достижения.
Принятие решения связано с уверенностью или неуверенностью человека. Эта характеристика выражается в убежденности или, наоборот, в сомнении человека в правильности принятого решения. Уверенность побуждает человека к действию по реализации программы, сомнение заставляет осуществить всестороннюю проверку принятого решения. В результате выполнение действия задерживается.
Степень уверенности определяется рядом внешних и внутренних факторов. К числу первых относится информация: чем меньшими сведениями обладает человек и чем больше имеется кажущихся равнозначными вариантов, тем (при прочих равных условиях) он в большей степени чувствует неуверенность (Й. Лингарт [1970]; Д. Ковач [Kovac, 1960]). Способствуют неуверенности такие факторы, как неожиданная ситуация, новая обстановка, отсутствие опыта. Внутренние (психологические) факторы, вызывающие неуверенность, — это тревожность, нерешительность как личностные характеристики.
У некоторых людей (импульсивных, страстных, с повышенной самооценкой) уверенность перерастает в самоуверенность, что приводит к прогнозированию без достаточно тщательного учета всех обстоятельств и собственных возможностей. Такие личности, по наблюдению С. Л. Рубинштейна, как бы преднамеренно отдают себя во власть обстоятельств, будучи уверенными, что надлежащий момент принесет им и надлежащее решение. Поэтому считается, что некоторая степень сомнения и боязни даже ценна, так как этим гарантируется известная граница безопасности.
Но, как писал Н. А. Бернштейн, афферентные сигналы часто содержат лишь информацию о том, «что есть», но не о том, «что надо делать». В связи с этим необходим следующий этап управления: определение того, как, с помощью каких наличных ресурсов и средств можно достичь цели, «потребного будущего». Это связано с программированием действий.
<< | >>
Источник: Ильин Е. П.. ПСИХОЛОГИЯ ВОЛИ 2-е издание. 2009

Еще по теме 3.2. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ И ПРОИЗВОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ДЕЙСТВИЯМИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ:

  1. В ВОЛЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАЗЛИЧАЮТ ПРОИЗВОЛЬНЫЕ И НЕПРОИЗВОЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ.
  2. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 5: РАСПРЕДЕЛИТЬ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ИНТЕРФЕЙСА МЕЖДУ КОМПОНЕНТАМИ СИСТЕМЫ.
  3. Жданова С.Ю., Прокопенко К.В. Представление о деятельности психолога, работающего в системе управления персоналом
  4. СИСТЕМА КРИТЕРИЕВ ОЦЕНКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ШКОЛОЙ СОВРЕМЕННОГО АГРОГОРОДКА
  5. ПРОИЗВОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ
  6. 3.6. МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  7. 2.5. ПРОИЗВОЛЬНЫЕ И ВОЛЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ
  8. 13.2. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОИЗВОЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ (ДЕЙСТВИЯ)
  9. ГЛАВА Самоинициация произвольных действий
  10. 3.4. Связь произвольного управления с речевыми сигналами
  11. 11.3. Расстройства произвольных двигательных действий
  12. 3.5. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КАК КОМПОНЕНТ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  13. 10.5.5. Произвольное управление органическими процессами
  14. 9.2. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  15. 4.4.2 Произвольное внимание и контроль действия