7.6. КЛАССИФИКАЦИИ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ

Как отмечает В. К. Калин [1983], возникло положение, о котором можно сказать: сколько авторов, столько и классификаций. Например, Ф. Н. Гоноболин [1973] разделил волевые качества на две группы, связанные с активностью и с торможением нежелательных действий и психических процессов.
К качествам первой группы он относил решительность, смелость, настойчивость и самостоятельность; к качествам второй — выдержку (самообладание), выносливость, терпение, дисциплинированность и организованность. Правда, при этом Ф. Н. Гоноболин добавлял, что невозможно все волевые качества личности строго разделить на две группы в зависимости от преобладания процессов возбуждения и торможения. Иногда, подавляя одни действия, человек проявляет активность в других. И этим отличаются, с его точки зрения, дисциплинированность и организованность.
В. И. Селиванов объективным основанием для разграничения различных волевых качеств тоже считал динамику процессов возбуждения и торможения.
В связи с этим он делил волевые качества на вызывающие, усиливающие или ускоряющие активность, и на тормозящие, ослабляющие или замедляющие ее. К первой группе он относил инициативность, решительность, смелость, энергичность, храбрость; ко второй группе — выдержку, выносливость, терпеливость. Кроме того, он делил, исходя из сформировавшейся в общественном сознании традиции, волевые свойства личности на положительные и отрицательные. Однако многие названные им волевые свойства личности (выносливость, критичность, беспринципность, бесплановость, мнительность, импульсивность, пассивность) вряд ли можно отнести к таковым, а малодушие и целеустремленность являются собирательными волевыми терминами.
Положительные свойства личности обозначаются такими терминами, как целеустремленность, инициативность (инициатива), самообладание, самостоятельность, принципиальность, энергичность, настойчивость, уверенность, мужество, выносливость, терпеливость (терпение), критичность (самокритичность), деловитость, прилежность, исполнительность, храбрость и др.
Отрицательные волевые свойства обозначаются этими же терминами, но с частицей «не» или «без» (нерешительность, недисциплинированность, невыдержанность, безынициативность, беспринципность, бесплановость и др.), а также специальными терминами, среди которых наиболее распространенными являются лень, упрямство, трусость, мнительность, малодушие, импульсивность, пассивность.
Селиванов В. И. Избранные психологические труды. Рязань, 1992. С. Р. Ассаджиоли (Assadgiolli, [1974]) выделял следующие волевые качества:
1) энергия — динамическая сила — интенсивность; это качество определяется трудностью достижения цели;
2) мастерство — контроль — дисциплина; это качество подчеркивает регулирование и контролирование волей других психических функций;
3) концентрация — сосредоточенность — внимание; это качество имеет особенное значение, когда объект воздействия и задача непривлекательны;
4) решительность — быстрота — проворность; проявляются в принятии решения;
5) настойчивость — стойкость — терпение;
6) инициатива — отвага — решимость на поступки; это склонность к риску;
7) организация — интеграция — синтез; воля выступает здесь как организующее звено объединения тех средств, которые необходимы для решения задачи.
В этой классификации обращает на себя внимание объединение качеств, не имеющих отношения к силе воли и порой несовместимых, в триады (например, последняя триада: мастерство — контроль — дисциплина). Налицо смешение волевых проявлений с функциями и процессами управления активностью человека.
Другой подход к классификации волевых качеств базируется на высказанной С. Л. Рубинштейном мысли о соответствии различных волевых качеств фазам волевого процесса. Так, проявление инициативности он относил к самому начальному этапу волевого действия, после чего проявляются самостоятельность и независимость, а на этапе принятия решения проявляется решительность, которую на этапе исполнения волевого действия сменяют энергичность и настойчивость.
Эту идею С. Л. Рубинштейна развил М. Брихцин [1989]. Он выделил 11 звеньев психического управления и каждому из них приписал проявление определенных волевых качеств. Правда, в разряд волевых свойств у него попали предусмотрительность, расторопность (ловкость), осмотрительность и другие характеристики личности, которые трудно отнести к собственно волевым проявлениям.
В. И. Селиванов не возражал против такого подхода, однако считал, что все волевые свойства личности проявляются на всех стадиях волевого действия, но степень выраженности их на разных стадиях неодинаковая. Это положение В. И. Селиванова не может не вызвать возражений. Штангисту при подъеме штанги или бегуну-спринтеру, например, не требуется проявлять смелость или настойчивость.
Противником такого подхода к классификации волевых качеств выступает В. В. Никандров. Его возражения сводятся к тому, что, во-первых, многие волевые качества проявляются не на одной, а на нескольких фазах, а иногда и на протяжении всего действия; во-вторых, при этом подходе учитывается лишь временной аспект воли, связанный с последовательностью событий, в то время как «воля есть целостное явление реальности» [1995, с. 59].
В. В. Никандров исходит в своей классификации волевых качеств из представления о наличии в проявлениях воли пространственно-временных и информационно-энергетических параметров. Пространственная характеристика заключается в направлении волевого действия на самого субъекта; временная — в ее процессу- альности; энергетическая — в волевом усилии, при котором затрачивается энергия; информационная — в мотивах, цели, способе действий и достигнутом результате.
В соответствии с этим к пространственному параметру В. В. Никандров относит самостоятельность (независимость, целеустремленность, уверенность), к временному — настойчивость (упорство, терпение, упрямство, стойкость, твердость, принципиальность, последовательность), к энергетическому — решительность и самообладание (выдержка, контроль, смелость, отвага, мужество), к информационному — принципиальность.
Эта классификация тоже неидеальна, так как многие термины дублируют друг друга (стойкость — твердость, самостоятельность — независимость, самообладание — решительность, отвага — мужество), и, кроме того, во всех волевых качествах проявляется волевое усилие, а следовательно, и энергия, поэтому энергетический параметр должен быть отнесен ко всем качествам, а не только к решительности и самообладанию.
Среди спортивных психологов принято разделять волевые качества по степени их значимости для того или иного вида спорта. Чаще всего их делят на общие и основные. Первые имеют отношение ко всем видам спортивной деятельности, вторые определяют результативность в конкретном виде спорта.
К общим волевым качествам П. А. Рудик [1962], Е. П. Щербаков [1986] отнесли целеустремленность, дисциплинированность и уверенность. А. Ц. Пуни и Б. Н. Смирнов считали общим волевым качеством только целеустремленность.
Основными качествами П. А. Рудик и Е. П. Щербаков назвали настойчивость, упорство, выдержку и самообладание, смелость и решительность, инициативность и самостоятельность.
Ф. Генов [1971] и А. Ц. Пуни [1977] разделили волевые качества на три группы: ведущие для данного вида спорта, ближайшие к ведущим и следующие за ними (поддерживающие).
Попытку в какой-то степени исправить создавшееся положение с дифференциацией и классификацией волевых качеств предприняли с помощью факторного анализа В. А. Иванников и Е. В. Эйдман [1990]. Их усилия были направлены на установление семантических связей между понятиями, характеризующими волевую активность человека. Для этого испытуемым предлагался набор из 16 волевых (по мнению авторов) качеств, наиболее часто встречающихся в различных классификациях, степень выраженности которых данный субъект оценивал у себя с помощью метода семантического дифференциала от 0 до 100%. К сожалению, и в этом исследовании доказательством волевой модальности того или иного свойства личности являлось только установление статистической связи между разными свойствами, их определенная группировка после проведенной факторизации. Содержательная сторона каждого свойства авторами не рассматривалась, а принималась ими как нечто, не требующее доказательств. Между тем, остается сомнительным то, что как волевые определены такие нравственные качества, как обязательность, принципиальность, ответственность или самостоятельность и деловитость. Да и другие характеристики (спокойный, энергичный) скорее относятся к темпераменту, чем к воле. Неизвестно, были ли испытуемые хотя бы приблизительно ознакомлены с научным пониманием того или иного волевого качества. Не выяснялось и то, какой смысл вкладывают сами испытуемые в каждое предложенное им понятие. Ведь нет никаких гарантий того, что решительность, например, все понимают одинаково, если даже сами психологи определяют ее по-разному.
Не случайно набор этих качеств оказался в различных профессиональных группах разным. Ведь оценивались, по существу, не столько волевые, сколько профессионально важные качества (что отмечали и сами авторы). Поэтому у спортсменов наряду с истинно волевыми качествами (терпеливостью, настойчивостью, решительностью, целеустремленностью) в той же группе оказалась одаренность, а у торговых работников — обязательность и деловитость.
Трудно объяснимым и для самих авторов оказалось объединение в первом факторе нравственных и энергетических характеристик, хотя там же была и смелость, не всегда проявляемая по нравственному мотиву и, кроме того, вошедшая в третий фактор, характеризующий, как считали авторы, собственно волевую регуляцию.
Справедливости ради надо сказать: сами авторы рассматривали данное исследование как пилотажное, лишь намечающее пути эмпирической верификации существующих концепций волевых качеств, и считали, что полученные результаты требуют проверки в реальных и специфических условиях их проявления.
Другим путем в решении проблемы классификации волевых качеств пошел В. К. Калин [1989б]. Он, исходя из функций волевой регуляции, разделил волевые качества на базальные (первичные) и системные (вторичные). К первым В. К. Калин отнес энергичность, терпеливость, выдержку и смелость.
По мере накопления жизненного опыта базальные волевые качества постепенно «обрастают» знаниями и умениями, необходимыми для того, чтобы осуществлять волевую регуляцию различными способами, компенсирующими недостаточно эффективное проявление волевых усилий. Таким образом, низкий уровень развития каких-либо базальных качеств вынуждает образовывать более сложные системные (вторичные) волевые качества из элементов, выполняющих компенсаторные функции.
Системность вторичных волевых качеств связана, по мнению В. К. Калина, не только с включением в них ряда базальных волевых качеств как составных частей, но и с накоплением знаний и умений в волевой регуляции, использованием самых различных непосредственных и опосредованных способов регуляции, с широким включением функциональных проявлений, относящихся к интеллектуальной и эмоциональной сферам. Последнее, отмечает автор, позволяет ставить вопрос о разделении системных качеств на собственно волевые и охватывающие функциональные проявления разных сфер (волевой, эмоциональной и интеллектуальной). Примером системного собственно волевого качества может служить храбрость, включающая как составные части смелость, выдержку и энергичность.
К системным вторичным волевым качествам В. К. Калин относит также настойчивость, дисциплинированность, самостоятельность, целеустремленность, инициативность, организованность, включающие в себя функциональные проявления не только волевой сферы, но и других сторон психики. В этих качествах наиболее выражена, отмечает автор, личностная саморегуляция деятельности.
Высшим и наиболее сложным системным волевым качеством В. К. Калин считает самоуправление организацией психических функций, т. е. способность и умение легко (быстро и с наименьшими затратами) создавать и поддерживать такую функциональную организацию, которая наиболее адекватна целям и условиям предметной деятельности. Это системное качество связано с тем, насколько глубоко знает человек особенности и закономерности функционирования своей психики. Большое место в выработке этого умения занимает профилактика (исключение) случаев установления взаимодействия со средой через энергоемкие функции и минимизация энергозатрат на саму волевую регуляцию за счет подбора наиболее адекватных способов волевой регуляции.
Если под системностью понимать многокомпонентное строение волевых качеств, то, с моей точки зрения, базальные, по терминологии В. К. Калина, волевые качества тоже являются системными, так как включают в себя минимум три разноуровневых компонента: психологический (моральный), о котором говорил И. М. Сеченов, физиологический (волевое усилие) и нейродинамический (типологические особенности свойств нервной системы).
Не претендуя на создание еще одной классификации, в данной работе я выделил для рассмотрения два класса волевых качеств: собственно волевые («простые») и морально-волевые («сложные»). В свою очередь собственно волевые я разделил на две группы. Первая характеризует целеустремленность, длительность удержания побуждения, волевого усилия (терпеливость, упорство, настойчивость), вторая — самообладание (смелость, выдержку, решительность).
<< | >>
Источник: Ильин Е. П.. ПСИХОЛОГИЯ ВОЛИ 2-е издание. 2009

Еще по теме 7.6. КЛАССИФИКАЦИИ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ:

  1. 8.3. ХАРАКТЕРИСТИКИ ВОЛЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ (СЛОЖНЫЕ МОРАЛЬНО-ВОЛЕВЫЕ КАЧЕСТВА)
  2. ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ.
  3. 13.3. МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ
  4. 7.2. СОСТАВ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ
  5. 8. НЕЙРОДИНАМИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ
  6. 8.2. Волевые качества, характеризующие самообладание
  7. 13.2. ТРУДНОСТИ В ИЗУЧЕНИИ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ
  8. 12.3. РАЗВИТИЕ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ
  9. 9.3. ВОЗРАСТНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ
  10. СИЛА ВОЛИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ВОЛЕВОЕ КАЧЕСТВО.
  11. 15.5. Волевые качества человека и их развитие
  12. 7.1. ЧТО ТАКОЕ ВОЛЕВЫЕ КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ
  13. 8.1. Волевые качества, связанные с целеустремленностью
  14. 7.3. СТРУКТУРА И ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ
  15. 10.6. ВОЛЕВЫЕ КАЧЕСТВА И СВОЙСТВА НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ
  16. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ.