ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 7. РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ А. ЭЛЛИСА

Содержание информационного материала
1. Основные теоретические идеи.
2. Терапевтический процесс.
1. Основные теоретические идеи Рационахьно-эмотивная терапия (РЭТ) рассматривает когниции и эмоции интегративно: в норме мышление включает
чувства и в некоторой степени диктуется ими, а чувства включают когниции.
Кроме того, Эллис подчеркивает, что мышление и эмоции взаимодействуют с поведением: люди обычно действуют на основе мыслей и эмоций, а их действия влияют на мысли и чувства. Следовательно, РЭТ, по определению Эллиса, — это «когнитивноаффективная бихевиоральная теория и практика психотерапии».
Эллис разделяет когниции на «холодные», «теплые» и «горячие». Холодные когниции являются описательными и предполагают наличие относительно слабого чувства или его отсутствие. Теплые и горячие когниции являются оценочными. Теплые когниции — это предпочтительные мысли или рациональные установки. Они включают в себя оценку холодных когниции, влияют на чувства, как слабые, так и сильные, и порождают такие чувства. Горячие когниции содержат резкие, или «высокие», оценочные мысли и обычно предполагают наличие сильных или очень сильных чувств. В рационально-эмотивной терапии предполагается, что дескриптивные когниции обязательно связаны с оценочными когнициями связями разной степени жесткости. С точки зрения РЭТ не объективные события сами по себе вызывают у нас позитивные или негативные эмоции, а наше внутреннее восприятие их, их оценка. Мы чувствуем то, что думаем по поводу воспринятого.
Расстройства в эмоциональной сфере являются результатом нарушений в когнитивной сфере. Эти нарушения в когнитивной сфере Эллис назвал иррациональными установками. Иррациональная установка является центральным понятием раци- онально-эмотивного подхода. Этим термином Эллис называет установки, которые:
•затрудняют достижение жизненных целей;
•наносят ущерб социальной группе, в которую включен человек;
•являются ригидными и догматическими; •нереалистичны и противоречат фактам;
•нелогичны и противоречивы.
В рационально-эмотивной психотерапии считается, что люди чаще всего теряют душевное равновесие в силу того, что к своим рациональным убеждениям («я предпочел бы», «я желал бы») добавляют иррациональные убеждения («я обязательно должен») и приказания самим себе. В рационально-эмотивной психотерапии считается, что цель эффективной психотерапии заключается в использовании когнитивных, эмотивных и поведенческих методов, для того чтобы ясно показать клиентам, что:
•в основном они сами создают свои нарушения с помощью догматических «должен» и «обязан»;
•они могут активно оспорить и преодолеть свои императивы, ставя их под сомнение научно обоснованным образом;
•они могут в корне изменить философию своей жизни, используя мощные методы для признания и проработки таких подрывных чувств;
•они могут настойчиво и упорно действовать против этих иррациональных убеждений.
Эллис выделяет 4 группы иррациональных установок, которые наиболее часто создают проблемы у клиентов: .
Установки долженствования. Некоторые люди убеждены в том, что в мире существуют некие универсальные установ-ки (принципы), которые, несмотря ни на что, должны быть реализованы. Например, «мир должен быть справедливым»,«люди должны быть честными». Такие установки часто выяв-ляются в подростковом возрасте.
Установки преувеличения (драматизация, катастрофиза- ция). При этих установках отдельные события, происходящие в жизни, оцениваются как катастрофические вне какой-либо системы отсчета. Катастрофические установки проявляются в высказываниях клиентов в виде оценок, выраженных в самой крайней степени: «ужасно», «невыносимо» и т.п. Например: «Ужасно остаться одному на старости лет».
Установка обязательной реа.лизации своих потребностей. В основе этой установки лежит иррациональное убеждение в том, что для того, чтобы осуществиться и стать счастливым, человек должен обладать определенными качествами. Например: «Я должен быть на высоте в моей профессии, иначе я ничего не стою».
Оценочная установка. При этой установке оценивается личность человека в целом, а не отдельные его черты, качества, поступки и т,д. Другими словами, здесь отдельный аспект человека отождествляется с человеком в целом.
Помимо этих четырех установок, Эллис в разное время идентифицировал общие «сердцевинные» иррациональные идеи, которые, по его мнению, лежат в основе большинства эмоциональных расстройств. Ниже приводятся двенадцать основных иррациональных идей:
1. Для взрослого человека совершенно необходимо, чтобы каждый его шаг был привлекательным для окружающих.
2. Есть поступки порочные, скверные, и повинных в них следует строго наказывать.
3. Это катастрофа, когда все идет не так, как хотелось бы.
4. Все беды навязаны нам извне — людьми или обстоятельствами.
5. Если что-то пугает или вызывает опасение, постоянно будь начеку.
6. Легче избегать ответственности и трудностей, чем их преодолевать.
7. Каждый нуждается в чем-то более сильном и значительном, чем то, что он ощущает в себе.
8. Нужно быть во всех отношениях компетентным, адекватным, разумным и успешным. (Нужно все знать, все уметь, все понимать и во всем добиваться успеха.)
9. То, что сильно повлияло на вашу жизнь один раз, всегда будет влиять на нее.
10. На наше благополучие влияют поступки других людей, поэтому надо сделать все, чтобы эти люди изменялись в желаемом для нас направлении.
11. Плыть по течению и ничего не предпринимать — вот путь к счастью.
12. Мы не властны над своими эмоциями и не можем не испытывать их.
С точки зрения Эллиса, иррациональные установки — это жесткие эмоционально-когнитивные связи. Они имеют характер предписания, требования, приказа, носят, как говорит Эллис, абсолютистский характер. Поэтому обычно иррациональные установки не соответствуют реальности. Отсутствие реализации иррациональных установок приводит к длительным, неадекватным ситуации эмоциям.
У нормально функционирующего человека имеется рациональная система установок, которую можно определить как систему гибких эмоционально-когнитивных связей. Эта система имеет вероятностный характер, выражает, скорее, пожелание, предпочтение определенного направления развития событий. Рациональной системе установок соответствует умеренная сила эмоций. Хотя они иногда могут носить интенсивный характер, однако не захватывают индивида надолго и поэтому не блокируют его деятельность, не мешают достижению целей. РЭТ не интересует генез иррациональных установок, ее интересует, что подкрепляет их в настоящем.
Эллис утверждает, что осознание связи эмоционального расстройства с событиями раннего детства (инсайт № 1) не имеет терапевтического значения, поскольку клиенты редко освобождаются от своих симптомов и сохраняют тенденцию к образованию новых. Согласно теории РЭТ инсайт № 1 вводит в заблуждение: суть не в возбуждающих событиях (А) жизни людей, которые якобы вызывают эмоциональные последствия (С), а в том, что люди интерпретируют эти события нереалистично и поэтому у них складываются иррациональные убеждения (В) о них. Настоящая причина расстройств, стало быть, сами люди, а не то, что случается с ними, хотя и жизненный опыт, безусловно, оказывает некоторое влияние на то что они думают и чувствуют. Инсайт № 1 должным образом подчеркивается, но клиенту помогают увидеть его эмоциональные проблемы, с точки зрения его собственных убеждений, а не с точки зрения прошлых или настоящих возбуждающих событий. Терапевт добивается дополнительного осознания — инсайтов № 2 и № 3.
Инсайт № 2 состоит в понимании того, что, хотя эмоциональное расстройство возникает в прошлом, клиент испытывает его сейчас, потому что он имеет догматические, иррациональные, эмпирически не обоснованные убеждения. Инсайт № 3 состоит в осознании того, что только посредством тяжелой работы можно избавиться от иррациональных убеждений. Клиенты осознают, что для освобождения от иррациональных убеждений недостаточно инсайтов № 1 и № 2. Необходимы многократное переосмысление этих убеждений и многократно повторяющиеся действия, направленные на их погашение.
Итак, основной принцип РЭТ состоит в том, что эмоциональные нарушения вызываются иррациональными убеждениями. Эти убеждения иррациональны потому, что клиенты не принимают мир таким, каков он есть. Они обладают магическим мышлением: они настаивают на том, что если в мире нечто существует, то оно должно быть другим, отличным от того, что есть. Их мысли обычно принимают форму утверждений: если я хочу чего-то, то это не просто желание или предпочтение, чтобы так было, так должно быть, и если это не так, то это ужасно.
Как только люди делают себя несчастными, они становятся склонны углублять свое страдание, делая себя несчастными из-за того, что они несчастны. Другими словами, люди преобразовывают отрицательные последствия первичной жесткой установки (С) в активизирующее событие (А) для вторичного иррационального убеждения (В). Люди часто тревожатся по поводу своей тревоги («Будет ужасно, если я буду нервничать на экзамене»), испытывают депрессию в связи с депрессией, ощущают чувство вины из-за чувства вины и т.д. Такие когниции бессмысленны и лишены эмпирических оснований. Они могут быть опровергнуты любым исследователем. Рационально-эмотивный терапевт уподобляется ученому, который обнаруживает и опровергает абсурдные идеи.
Эллис считает, что иррациональные идеи имеют глубокие биологические корни и людям трудно отказаться от них. Лю-ди не являются исключительно продуктами социального научения. Патологические симптомы являются результатом биосоциального научения: люди склонны к иррациональным, эмпирически не обоснованным идеям не только потому, что они особым образом воспитывались в семье, а прежде всего потому, что они люди.
РЭТ считает, что среда, особенно родительская семья в детстве, подкрепляет, но не создает тенденцию мыслить иррационально. Родители учат детей отвечать определенным стандартам и прививают им ценности, однако они не требуют от них абсолютного соблюдения норм. Люди сами, естественным образом, добавляют к социально, усвоенным нормам жесткие команды. Иначе бы они редко становились невротиками.
28.1. Задание Ознакомьтесь с содержанием отрывков терапевтической беседы, взятых из книги «Проведение рационально-эмотив- ной терапии: Альберт Эллис в действии» (Doing RET: Albert Ellis in Action, Yankura & Dryden, 1990, p. 102 — 111) .
28.2. Сформулируйте основную задачу, которую решал терапевт в каждой части.
28.3. В какой части терапевт демонстрировал клиентке не эффективную схему А — С .
«В данном отрывке Эллис работает с женщиной средних лет, не имеющей работы и упорно избегающей ее поиска. Совершенно ясно, что эта сессия не является для клиентки первой, поскольку некоторые ее высказывания показывают знакомство с принципами Эллиса. Тем не менее очевидно, что клиентка не имеет опыта применения рацио- нально-эмотивных концепций и техник к решению собственных проблем. Сессия начинается с того, что она обращается с необычной просьбой о помощи в преодолении избегания задачи.
Часть Клиентка. Я перечитала «Новое руководство по разумному существованию» (A New Guide to Rational Living), и две главы, посвященные самодисциплине и избавлению от инертности, показались мне весьма полезными. Я занимаюсь поисками работы, и мне бы хотелось получить конкретную помощь в том, чтобы сделать первый шаг.
Эллис. Хорошо. Что же вам мешает сделать первый шаг?
К. Я боюсь!
Э. Не стоит употреблять слова «боюсь» — оно слишком неопределенное. А теперь попытайтесь дать ответ на такой вопрос: «Если я сделаю первый шаг и выйду в мир людей...», что может произойти?
К. (пауза) Ну я полагаю, все дело в отсутствии привычки. Я никогда этого не делала раньше.
Э. Это не просто привычка! Скорее всего, вы проявляете инертность из-за низкой способности выносить разочарование. Но давайте вновь вернемся к вашему «я боюсь». Чего именно вы боитесь? Забудьте на время о «привычке», мы вернемся к ней позднее.
К. Я не уверена в том, что боюсь. Я просто высказываю предположение.
Э. Зачем же тогда об этом вообще говорить? Вы должны иметь какие-то признаки, показывающие, что вы боитесь...
К. Я либо боюсь, либо думаю, что мир должен меня кормить.
Э. Давайте начнем с «боюсь». Эти два момента сильно отличаются друг от друга.
К. Ну мне когда-то довелось услышать историю о маленьком зверьке, который выглядывал из норки, потому что был голоден. Он хотел есть, но боялся выйти и в конце концов умер от голода, выглядывая из своей норки. Я словно отождествляю себя с этим зверьком, поэтому и решила, что боюсь.
Э. Думаю, вы действительно боитесь. Я не сомневаюсь в том, что имеет место и другой момент — низкая способность переносить разочарование, к которой мы потом вернемся, а теперь давайте займемся тревогой, испугом. Что вас пугает?
К. Наверное, я боюсь искать работу, поскольку никогда раньше этого не делала.
Э. Это не совсем так, есть тысячи вещей, которые вы никогда не делали. Представьте, что я дал вам миллион долларов и предложил играть на скачках, чего вам раньше, наверное, делать не доводилось. Испугались бы вы?
К. Конечно нет.
Э. Так. Существует множество вещей, которых вы бы не испугались, но которые, несомненно, более опасны, чем поиск работы. Так, если вы раньше не катались на лыжах, но вам бы дали кучу денег и велели прокатиться, то вы, скорее всего, пошли бы даже в том случае, если это сопряжено с реальной опасностью. Итак, вы боитесь не из-за того, что никогда этого не делали, вы боитесь чего-то конкретного. Давайте поговорим именно об этом, не уходите от этой темы! Если вы не разберетесь в причинах своего страха, вам никогда не решить ваших проблем. Что страшного может произойти, если вы день за днем будете выходить из дома, чтобы искать работу?
Часть К. О, доктор Эллис! (Пауза.) Чего боится большинство людей?
Э. Мне известен ответ на этот вопрос — но давайте выясним, сумеете ли вы сформулировать, чего вы боитесь.
К. Уж не думаете ли вы, что я боюсь того, что не найду работы? Я боюсь, что меня не возьмут после первой же попытки, и я решу, что я...
Э. Что вы какая?
К Я подумаю, что... что кто-то там решит, что устраиваться к ним на работу пришла вовсе не принцесса. А я подумаю, что я никчемная...
Э. Верно, но подумайте как следует и не говорите того, что, как вам кажется, испытывают другие люди. Обдумайте, что в действительности случится у вас внутри, если вы пройдете двадцать или тридцать интервью и вам везде откажут. Как вы будете себя чувствовать?
К. Думаю, я буду вести себя полностью пассивно, как большинство женщин: но это что-то новое. Но вы не согласны...
Э. Нет, это обман! Пока вы не посмотрите правде в лицо, вы не решите своих проблем! Это легкий способ уйти от ответа! Как я уже говорил, мы вернемся к этому второму моменту позднее — это другое чувство. Давайте сосредоточимся на тревоге.
К (Шепотом про себя). Почему я боюсь? Почему я боюсь обратиться по поводу работы? (Эллису) Я боюсь, что мне откажут, — но почему этого надо бояться?
Э. Поскольку... как вы будете себя чувствовать, если двадцать или тридцать раз подряд...
К. ...И я буду думать при этом: «Вот опять отказали мне, женщине средних лет»... и это чувство постепенно будет все усиливаться.
Э. Поскольку вы придете к выводу, к какому? Какой вывод вы сделаете?
К. Что никому я не нужна.
Э. И это будет?..
К. Это будет ужасно.
Э. Хорошо, а теперь скажите мне, вы убеждены в том, что это произойдет, или сказали просто так?
К. Откуда мне знать!
Э. Подумайте об этом! Вы избегаете об этом думать. Вот я, например, отлично знаю, как буду себя чувствовать получив тридцать раз отказ.
К. Конечно, я буду чрезвычайно расстроена!
Э. В чем это будет выражаться?
К. Это будет означать, что со мной не все в порядке!
Э. И именно это будет ужасно.
К. Правильно.
Часть Э. Но почему вы делаете именно эти выводы?
К. Поскольку работать лучше, чем сидеть дома, и это ужасно!
Э. Нет, это недостаточно веская причина. Видите, вы не очень хорошо сосредоточились, вы никак не хотите подумать.
К. Очевидный ответ состоит в том, что мне, скорее всего, откажут по экономическим соображениям.
Э. Вот это правильно — отказ вовсе не значит, что с вами что-то не так! Сейчас трудные времена и свободных мест работы не так уж много.
К.
Да, но знаете, я вспомнила... всю свою жизнь я ни разу сама не обратилась по поводу работы — я палец о палец не ударила! Просто сидела и ждала, когда что-нибудь произойдет.
Э. Поскольку, «если высунешься...»
К. Можно узнать, что....
Э. Что?
К. Что ничего хорошего во мне нет!
Э. Верно — «Я приду к выводу, что ничего хорошего во мне нет». Видите ли, вы не сможете установить, есть в вас что-то хорошее или нет, это практически невозможно.
К. Это никак не связано с моим возрастом, поскольку я была такой же и в девятнадцать.
Э. Понятно, но вы напомнили мне о том, что в свои семнадцать или восемнадцать я бы ни за что не стал бы искать работу, потому что боялся отказа!
К (В удивлении). Вы?
Э. Именно! Но в девятнадцать я уже начал преодолевать это, теперь же я определенно тревожусь меньше.
К. Меньше тревожитесь?
Э. Да, поскольку я работал над своей тревогой, а вы нет!
К. Мм...
Э. Итак, я думаю, вы правы — ваши чувства не зависят от возраста. Шансы получить отказ, вероятно, увеличились, но и это вовсе не обязательно! Многие женщины ваших лет выглядят в глазах работодателей гораздо привлекательнее молодых. (Далее следует обсуждение причин этого, которое здесь опущено.)
К. Теперь, прочитав вашу книгу, я пребываю в полной растерянности — так много всего предстоит сделать.
Э. Все идет постепенно, вы будете переходить от одной задачи к другой! Теперь же давайте поговорим о вашей тревоге: если вы будете перескакивать с одного на другое, то непременно запутаетесь, при этом возникнет искушение искать повод для оправдания. Лучше прямо взглянуть правде в глаза: вы всегда опасались оказаться отвергнутой.
К. Да, причем это распространяется абсолютно на все, в том числе на новых друзей! Я просто жду, когда все получится само собой!
Э. Верно. Ваша пассивность — не обычная лень, хотя нельзя отрицать некоторого сходства между ними...
К. Нет... но и лень тоже... еще в детстве я была испорченным ребенком.
Э. Это не «испорченность»! Ни в коей мере! Это отговорка.
К. Правда?
Э. Нельсон Рокфеллер, например, был испорченным!
К. Наверняка.
Э. Ему не приходилось зарабатывать себе на жизнь, однако, насколько мне известно, он никогда не сидел без дела!
К. Ну я не настаиваю на том, что была испорченной — я хочу сказать... понимаете... что меня недостаточно строго воспитывали, не вышколили...
Э. Нам с вами ничего не известно о том, что Рокфеллера муштровали. Во всяком случае, маловероятно, чтобы делали это сильно, поскольку воспитывали его гувернантки. Вряд ли они стали бы муштровать ребенка, владеющего десятью миллионами долларов!
Часть К. Так что же мне сказать себе, как объяснить отказы и все остальное? Не только, что касается работы, но и...
Э. А как вы сами себе это объясняете? Как я уже сказал, имеет смысл живо представить себе обращение по поводу работы в двадцать или тридцать мест с получением везде отказа по разным причинам.
К. Вы хотите, чтобы я представила себе это.
Э. Да.
К. А также представила себе свою реакцию?
Э. Да, какие чувства у вас возникнут и что вы будете говорить себе для их создания.
К. Вы хотите, чтобы я проделала все это прямо сейчас? Представила себе эту картину?
Э. Да, представьте себе все это и обратите внимание на то чувство, которое возникнет у вас внутри, когда вы в двадцатый раз получите отказ.
К. Я знаю, что должна идти искать работу, поэтому в последние несколько недель ощущаю тревогу и нервозность...
Э. Это и есть ваш ответ. Как вы думаете, что вы станете себе говорить, не ограничивайтесь ответом, приведенным в моей книге. Скажите мне, что, по-вашему, вы будете говорить себе?
К. Я говорю себе, что собираюсь это сделать.
Э. «И если я это сделаю...»
К. Это будет ужасно, словно прыгнуть в котел с кипящей водой или что-то вроде того...
Э. Потому что?..
К. Потому что я полагаю, что получу отказ.
Э. И это будет означать?..
К. Или я представляю себе... понимаете, куча грандиозных мыслей...
Э. Минутку, давайте сначала закончим с первой мыслью: «Если я получу отказ, это будет означать...»
К. Это будет означать, что я права насчет себя.
Э. «Что я не очень-то хороша». Это вы хотите сказать?
К. Да.
Часть Э. Хорошо, а теперь давайте на минутку обратимся к новым для вас переживаниям. Представьте себе, что вас приняли на работу.
К. В этом случае я, скорее всего, скажу себе, что это нестоящая работа или что-то вроде того.
Э. Что еще вы себе скажете? Представьте себе, что после нескольких интервью, скажем, четырех или пяти, вам скажут: «Вы нам подходите, мы ищем женщину примерно ваших лет, потому что хотим, чтобы она работала у нас подольше. По-видимому, вы вполне справитесь с этой работой». Итак, вас берут. Вам предстоит выйти на работу с понедельника...
К. Да, я бы не стала возражать, потому что основные трудности уже позади. Конечно, я буду волноваться, но...
Э. Потому что?.. Подождите минутку, не торопитесь. Видите ли, вы слишком спешите. «Конечно, я буду волноваться по поводу понедельника, поскольку...»
К. Поскольку стану думать: «Я обязательно наделаю ошибок», что-то вроде этого.
Э. И это будет означать?..
К. И это будет означать, что я опять права, я растяпа!
Э. Теперь вы убедились, что попросту сами загнали себя в угол!
К. Даже если я получу работу, пусть даже не очень стоящую, вряд ли им нужна растяпа.
Э. Или: «Это хорошая работа, но я с ней не справлюсь, и я дерьмо».
К. Да...
Э. Итак, вы закрыли перед собой все лазейки. Если вы пройдете собеседование и получите отказ, значит, вы растяпа, что полностью согласуется с вашим представлением о себе начиная с девятнадцати лет: поэтому лучше ничего не пытаться делать, поскольку вы не справитесь. Если же вы получите работу, значит, это тоже докажет, что работа...
К. Они быстро убедятся в том, что со мной им не повезло.
Э. Верно. Они обнаружат, что вы некомпетентны, и это будет ужасно. А теперь, если вы еще и еще повторите эти две идеи...
К. Вторая — это то, что со мной им не повезло. А какая первая?
Э. Первая касается получения отказа, ваша непригодность обнаружится еще во время интервью.
К. Или же это выяснится уже в процессе работы.
Э. Правильно. Какой же выход при таких взглядах вы видите?
К. Никакого!
Часть Э. От тревоги никак не избавиться — вот в чем дело. А теперь давайте обратимся к иному варианту развития событий. Предположим, вы получили работу и хорошо с ней справляетесь.
К. Да, как ни странно, я всегда хорошо справляюсь со своей работой.
Э. Как же вы находите работу?
К. Мне кто-нибудь ее предлагает. Сама я ничего себе не нашла.
Э. Хорошо, представьте себе, что у вас есть работа и вы хорошо с ней справляетесь. Это не самая лучшая работа в мире, но и не хуже других, и вы с ней справляетесь. Будет ли у вас возникать спустя некоторое время нежелание вставать утром, чтобы идти на работу, или нечто подобное?
К. Ну так было со мной два года назад! Я работала в течение полутора лет.
Э. Чем вы занимались?
К. Была продавцом в небольшом магазине. Затем стала менеджером и неплохо справлялась со своими обязанностями.
Э. Почему же вы ушли с работы?
К. Мне надоело. Учиться вести дела было интересно, но со временем это стало... это наскучило, я достигла всего, чего на данном месте можно было достичь.
Э. Это была действительно неинтересная работа....
К. Все было хорошо, пока я училась, но спустя полтора года мне уже не к чему было стремиться.
Э. Видите, в тот момент у вас были две возможности: во-первых, подыскать новую работу, поскольку лучшее время для этого, когда уже имеешь работу, и второй вариант — открыть свой магазин, начать собственное дело.
К. Моя подруга пыталась уговорить меня это сделать, но я испугалась.
Э. Потому что?..
К. «О, я не смогу этого сделать, не смогу, и все тут; моя затея обязательно провалится...» Меня охватила паника.
Э. Понятно, но откуда взялась эта странная идея о неизбежности неудачи, когда вы хорошо знали, как управлять магазином. Почему это не удалось бы?
К. На самом деле я не имела ни малейшего представления о деловой стороне вопроса. Я руководила работой продавцов и отвечала за ассортимент товаров. В мои обязанности не входило общение с поставщиками.
Э. Подождали бы минутку — вот вам и выход. Понимаете, что я имею в виду?
К. Ну... мне надо было найти работу, где я бы освоила деловые вопросы.
Э. Правильно, почему же вы не сделали то, что напрашивалось само собой?
К. Потому что оказалась трусливой недотепой!
Э. Это, как вы понимаете, слишком неопределенное выражение. Говорите точнее.
К. Потому что я не была уверена, что справлюсь.
Э. Итак, вы начали работать продавцом, вскоре вас сделали менеджером, но для вас это оказалось скучным, поскольку было слишком легко. Что заставляет вас полагать, будто вы не сможете научиться оплачивать счета, закупать товар и тому подобное? Есть ли доказательства в пользу этого?
К. Нет.
Э. Тем не менее вы пришли к такому выводу.
К. Да, я так решила.
Э. И каждая ваша работа, с которой вы справлялись, рано или поздно...
К. Но я всегда полагала, как я уже говорила, что работаю тут по недоразумению и в конце концов это обнаружится.
Э. Но возьмем, к примеру, работу в магазине — в чем заключается недоразумение? Вы управляли магазином, это было несложно и быстро наскучило. Итак, где же тут недоразумение?
К. Вероятно, я не могу научиться вести финансовые дела, ведь я ничего не знаю об этом.
Э. (С удивлением.) ... мы с вами опять возвращаемся к тревоге! Видите ли, ваше поведение не выглядит пассивным в том смысле, что вы не желаете работать, хотя и это в определенной степени также присутствует.
К. Но не в очень большой, ведь я, знаете ли, люблю заниматься делом.
Э. Вы любите быть деятельной. Но как бы с крайней тревожностью...
К. Мне кажется, я просто разрываюсь на части! Понимаете, хочу работать и боюсь этого.
Э. В основе вашего страха лежат примерно такие рассуждения: «Мне обязательно откажут, если я попытаюсь устроиться на работу», «Даже если я ее получу, я вряд ли справлюсь», а также «Даже если я справлюсь, это никудышная работа, или у нее есть такие особенности, которые мне не по плечу».
К. Я определенно загнала себя в угол!
Э. Во всяком случае, вы отказались от проверки гипотезы о том, что способны достичь в жизни большего, чем позволяете себе, и что даже отдельные ваши неудачи вовсе не означают, что вы дерьмо.
Часть К. И как же мне этому противодействовать?
Э. Задайте себе вопрос: «Каковы признаки того, что я дерьмо?» Существует четыре вопроса для оспаривания иррациональных убеждений, которые мы предлагаем каждому...
К. Понимаю. «Что я могу сказать в подтверждение правильности этого убеждения?»
Э. Верно. «Что говорит о возможности неудачи и каковы худшие ее последствия?». Например, вы отправились искать работу и потерпели провал, или же получили работу и не справились с ней. Что может быть худшим из возможных последствий? Но вы не идете по этому пути, не задаете себе таких вопросов и не пытаетесь отыскать правильный ответ. Вы оправдываете себя в течение всей своей жизни, отстаивая иррациональную идею о собственной никчемности.
К. А вы бы хотели, чтобы я... терпела неудачу за неудачей, получала отказы и не чувствовала себя никчемной!
Э. Вот именно! В какой бы сфере вы ни потерпели неудачу, на работе, в социальном общении или где-то еще, вы не имеете права обесценивать себя только потому, что у вас что-то не получилось, даже если это неоднократные неудачи.
К. Даже если я в действительности не терпела неудач в том или ином вопросе, вы хотите, чтобы я над ним работала?
Э. Понимаете, отсутствие неудач объясняется главным образом тем, что вы не ставили перед собой сложных задач. Какую самую сложную работу вам довелось выполнить за всю свою жизнь?
К. О, я работала во многих местах...
Э. Какая работа была наиболее сложной, где вы действительно несли ответственность и занимались разнообразной деятельностью?
К. У меня не было такой работы.
Э. Вот видите...
К. Ну я управляла баром в Чикаго.
Э. Кто владел баром?
К. Мы с мужем, но я часто вела дела, когда он бывал в отъезде.
Э. Таким образом, вы выполняли практически всю работу — закупали товар, стояли за стойкой, управляли персоналом и тому подобное. Скажите, пожалуйста, вы делали все это только потому, что были замужем?
К. Вероятно.
Э. Представим себе, что владельцем бара был бы не ваш муж...
К. У меня никогда не хватило бы смелости отправиться в Чикаго и открыть там бар! (Смеется.) И вы это отлично знаете! Мне необходимо, чтобы кто-то был рядом, заботился обо мне.
Э. Имел ли ваш муж опыт работы в подобных заведениях?
К. Весьма скромный. Но он принадлежал к типу людей, которые отлично справляются с такими делами.
Э. Значит, это была достаточно сложная для вас работа. Вы выполняли ее на пару с мужем, но почему-то делаете из этого ошибочные выводы: «Если рядом не будет мужчины, который ведет меня за руку, я не справлюсь».
К. Я знаю это наверняка.
Э. Это ошибочный вывод, потому что вы могли бы вернуться в Чикаго, если бы имели достаточно денег, и делать то же самое, но уже без него. Зачем он вам, если вы знаете дело?
К. Ну я не понимаю, над чем мне надо работать, над идеей о том, что я не потерплю неудачи?
Э. Не совсем...
К. Мне предстоит работать над идеей о том, что я могу потерпеть неудачу, получить отказ, но не стану из-за этого никчемной.
Э. Теперь правильно! Но пока вы работаете над этим, вы также можете прийти к выводу, что человек с вашим интеллектом и жизненным опытом практически никогда не проигрывает окончательно. Как я уже говорил, если вы пройдете достаточно много собеседований, вы найдете работу. Если вы смените достаточно занятий, вы непременно добьетесь успеха в некоторых из них. Но если вы и потерпите неудачу, вы все равно не станете никчемным человеком, не обесценитесь как личность. Вот над чем вам лучше поработать, и я действительно намерен над этим работать. Согласны?
К. Спасибо, и до встречи в понедельник.»
Задание Первый шаг в любой когнитивной терапии — доказать клиенту важность образа мыслей. Чтобы прояснить ситуацию, начните с двух простых формул.
Старая формула: А С
(Нарисуйте эту схему клиенту в процессе сеанса).
Разные буквы обозначают разные явления. «А» обозначает активизирующее событие, ситуацию, в которой вы оказались, толчок из внешнего мира, стимул — все, что обусловливает процесс реагирования в целом. «С» обозначает либо ваши эмоции, либо поведение. С — последствия А. Это могут быть чувства или действия. Старая теория утверждает, что «А» вызывает «С», что внешняя ситуация вызывает внутренние чувства и заставляет вас действовать определенным образом.
Правильная же формула следующая: А > В > С
(Нарисуйте это клиенту).
«В» обозначает когниции, убеждения, установки. «В» обозначает наши представления о ситуации, мысли, образы, восприятие, воображение, интерпретации и выводы, которые мы делаем относительно «А».
По окончании первого сеанса дайте клиенту следующее домашнее задание.
В следующих примерах описаны ситуации АВС, но во всех отсутствует В. Вам нужно угадать, какие мысли (В) нужно вставить, чтобы связать ситуацию (А) и эмоции (С). Определите в каждом случае А и С и впишите В.
Начальник Анатолия отчитал его за опоздание. После этого Анатолий чувствовал себя подавленным.
Елена прошла два сеанса терапии и бросила ее, пото-му что посчитала, что она не действует.
У Катерины заболел живот. Ей стало страшно.
Олега оштрафовали за превышение скорости, и он сильно разозлился. Ирина смутилась, когда ее друзья заметили, что она плачет на романтических сценах фильма.
Сергей был разъярен, когда служащий попросил его документы в то время, как он заполнял анкету.
Задание Приведите пять примеров из своей жизни, в которых ваши мысли (В) вызывали болезненные эмоции (С). Опишите их в терминах АВС.
<< | >>
Источник: Хаменя A.B.. Психотерапия : практикум. 2011

Еще по теме ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 7. РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ А. ЭЛЛИСА:

  1. § 2. РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОТИВНАЯ ТЕРАПИЯ (РЭТ) А. ЭЛЛИСА
  2. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 5. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ А. АДЛЕРА
  3. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 6. КОГНИТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ А. БЕКА
  4. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 8. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС
  5. РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОТИВНАЯ ТЕРАПИЯ
  6. МОДЕЛЬ РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОТИВНОЙ ТЕРАПИИ
  7. РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОТИВНАЯ ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ (RATIONAL-EMOTIVE BEHAVIOR THERAPY)
  8. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 2. АКТИВНОЕ СЛУШАНИЕ
  9. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 1. АКТИВНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ
  10. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 11. ПРАКТИКУМ ПО ПСИХОСИНТЕЗУ
  11. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 10. ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ
  12. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 4. АНАЛИЗ СОПРОТИВЛЕНИЯ И ПЕРЕНОСА
  13. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 3. СХЕМА ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ