Психология творческого интеллекта

Известно несколько психологических аспектов, которые объясняют стремление людей заниматься научным творчеством. Наиболее далекий духу науки аспект, присущий определенному контингенту людей, желающих стать '"учеными", — это карьеризм и желание извлечь материальную выгоду.
Следующую ступеньку занимает желание самоутвердиться, доказать себе и другим, что ты "кое на что" способен в науке. Третий аспект — стремление к самовыражению, то есть к наиболее полному проявлению своих индивидуальных особенностей. Но наиболее ценным побуждающим мотивом к занятиям наукой следует считать любопытство, желание узнать, как устроена природа.
Если у человека главный стимул научной активности — стремление к самоутверждению, но сам он не обладает безупречной добросовестностью, то в конечном итоге это стремление почти неизбежно превращается в погоню за эффектными результатами и нередко приводит к невольной подтасовке научных фактов. Из-за этого недостатка для науки постоянно теряется большое число способных ученых.
Настоящий ученый никогда не руководствуется в своей работе стремлением сделать открытие или совершить переворот в науке: его задача состоит в глубоком и всестороннем исследовании интересующей его области знаний. Движущей силой научного творчества должна служить любознательность, способность удивляться и радоваться каждой мелкой удаче, ощущать красоту науки. Открытие может возникнуть только как побочный продукт исследования. Желание сделать открытие, разумеется, присутствует, но на втором плане, причем оно ни в коей мере не должно влиять на характер исследований.
Психологическая особенность научной работы состоит в том, что ее нельзя сделать без ясного понимания, но ясное понимание появляется только при ее завершении.
Стремление сначала понять все до конца, а потом уже работать — частая причина неудач в науке.
Многие люди по своему складу не способны блуждать в потемках, не способны работать без полного понимания. Недостаток, противоположный стремлению к исчерпывающему предварительному пониманию. — это желание схватить на лету", то есть предугадать результат, минуя понимание всей последовательности явления или процесса. Этого следует избегать, рискуя сбиться с правильного пути.
В противоположность искусству, где упрощение всякого произведения искажает его смысл, в науке очень эффективно стремление к упрощению всякой глубокой работы. Представление научных трудов в упрощенной форме требует таких же творческих усилий, как и сама научная работа. Поэтому многие глубокие научно-популярные книги известных ученых дают не меньший толчок развитию науки, чем их оригинальные работы.
Есть одна психологическая черта, которая является помехой в научной работе, — это вера в собственную непогрешимость. Конечно, нельзя сделать ничего серьезного без веры в свои силы, но вера в свою непогрешимость приводит только к тому, что ученый, выбрав сначала неверное направление, будет ему упорно следовать, даже если упрется в тупик. По словам Клода Бернара. ''те, кто непомерно верит в свои идеи, плохо вооружен, чтобы делать открытия". Должна быть найдена правильная мера уверенности и сомнения, непреклонности и колебаний, гибкости и несгибаемости.
В научном творчестве не должно быть спешки и суеты, но вместе с тем недостаточно активная работа малоэффективна.
Имеется безусловный критерий, позволяющий отделить научные вопросы от вненаучных. Вне-научными являются все те утверждения, которые не допускают хотя бы принципиальной проверки. Имеется в виду не обязательно реальная, а хотя бы мысленная вероятность проверки.
Объектом изучения может быть какая-либо теория, возможно, и не описывающая наш мир, но логически допустимая (например, геометрия Лобачевского). Теория является научной, если ее следствие можно проверить мысленно, делая мысленные опыты в том воображаемом мире, который она описывает. Интерес к психологической стороне творческого мышления не случаен. Он позволяет проследить, как возникают скачки мысли или озарения, какие приемы облегчают поиски решения. Творческий процесс, по мнению французского ученого А. Пуанкаре, состоит из чередования сознательных и подсознательных процессов в коре головного мозга. Каждому ученому знакомы такие ситуации, когда после долгих и бесплодных усилий работа откладывается, а потом, совершенно внезапно, порою в самом неожиданном месте, в голову приходит идея решения.
Сознательные, по безрезультатные попытки решить проблему дают задание подсознанию — искать решение в определенном круге понятий. Подсознательно из запаса накопленных знаний, и особенно из арсенала собственного опыта, отбираются сочетания понятий, которые могут оказаться полезными. Особенность подсознательной работы мозга состоит в том, что ассоциации различных понятий возникают бесконтрольно, поэтому возможно появление самых неожиданных сочетании. Иногда во время бессонной ночи, вызванной усиленной работой, кажется, что присутствуешь при этом подсознательном процессе отбора.
Для того чтобы сдвинуться с мертвой точки при решении сложной задачи, необходимо сознательными усилиями, многократно повторяя рассуждения и вычисления, довести себя до состояния, когда все аргументы "за" и "против" известны наизусть, а все математические выкладки проделываются без бумаги, в уме. Только после такой подготовки можно надеяться на успешную работу подсознательного процесса.
Хорошо известно, как важно для плодотворного рабочего дня поработать хотя бы недолго накануне вечером. Тем самым вы как бы лаете задание подсознанию и утром следующего дня встаете с ясной программой действий.
По утверждению французского математика Ж. Адамара, у многих ученых решение проблемы часто приходит вместе с утренним пробуждением.
Ученые. которым приходилось делать работу на грани возможного, знают, что есть только один путь — упорными и неотступными усилиями, решением вспомогательных задач, подходами с разных сторон, отметая все препятствия, довести себя до состояния вдохновения, когда смешиваются сознание и подсознание, когда сознательное мышление продолжается и во сне. а подсознательное — наяву. Чтобы пришло вдохновение, необходимо желание, ощущение возможности решить задачу, владение техникой, достаточной для решения, опыт решения более легких задач подобного типа в прошлом, хорошее здоровье и мужество, достаточное для того, чтобы довести до конца все математические выкладки и поверить в полученные результаты.
Одна из психологических особенностей научного творчества заключается в том, что работа, глубоко волновавшая ученого в процессе поиска ее решения, сразу же теряет свою привлекательность, как только решение найдено. Поэтому столь важная роль должна отводиться волевому усилию, необходимому для своевременного редактирования, оформления и публикации выполненной работы.
Имеется глубокое родство в характере творческого процесса в науке и искусстве. Вместе с тем существует и принципиальное различие между истиной, которая заложена в произведениях искусства, и истиной, к которой стремится наука. Задача науки — нахождение объективных законов природы, и поэтому окончательный результат не зависит от личных качеств ученого. Задача искусства — это познание мира глазами художника, она субъективна, поэтому произведение искусства всегда содержит в себе черты индивидуальности своего создателя. Но объективность науки тотчас исчезает, как только мы переходим от окончательной цели к способам ее реализации. Каждый ученый имеет свой собственный стиль исследований, свой собственный подход к решению стоящих перед ним задач. Здесь индивидуальность ученого проявляется так же, как и индивидуальность художника.
Попытку решения любой новой задачи желательно делать до изучения литературы по данному вопросу. Это первое знакомство с задачей, без предвзятостей, продиктованных уже имеющимися работами в этой области, может во многом предопределить будущий ход и результаты работы. После того, как найден свой собственный подход к задаче и получено хотя бы качественное ее решение, можно заняться изучением уже известных подходов (если таковые имеются) и произвести анализ и критику собственного решения со всех возможных позиций.
Вероятно, что на этом этапе зародится идея более совершенного решения, базирующегося на нескольких различных подходах. Безусловно, на всех этапах работа должна обсуждаться со всеми, кто занимается близкими проблемами.
Бытует мнение, что с возрастом плодотворность работы ученого обязательно падает. В действительности же, успехи в науке связаны не с возрастом, а с определенным характером способностей и психологическим типом человека. Эти характеристики с возрастом не ухудшаются и не улучшаются. Научная работа является тяжелым трудом, поэтому многие с годами его не выдерживают, постепенно уходя в более легкие области. Этот процесс именуют научным старением. Он происходит не в одночасье, а медленно и незаметно. Сначала ученый, достигший определенного положения, старается передать молодым сотрудникам, своим ученикам техническую работу, желая освободить себе время для более важных научных дел. Затем передаются и вычисления, и даже часть рассуждений. С этого времени начинается научное старение независимо от возраста и чипа. Теряется способность удивляться и радоваться каждому малому успеху, появляется важность. желание решать только задачи глобального уровня. Возникает преувеличенное ощущение ценности своих советов и мыслей, вера в их непогрешимость. Нередко в это время возрастает число опубликованных в соавторстве работ. Научное содержание работ уступает место рассуждениям общего характера, резко уменьшается количество новых результатов. Такая деятельность не может заменить радости творческой научной работы, возникает чувство внутренней неудовлетворенности, служащее расплатой за пренебрежение научным трудом. В то же время истинный ученый, любящий свой труд, может до преклонного возраста получать оригинальные научные результаты.
Каждый молодой ученый обязан воспитать в себе потребность в постоянном, не прекращающемся никогда поиске, который должна питать любознательность. Любознательность живет во всех людях, но всем своим существом мы ощущаем ее только в детстве и юности. А потом под воздействием различных жизненных обстоятельств, и главным образом прагматизма, этот удивительный стимул активной деятельности начинает угасать.
Ученый не сможет реализовать всех своих научных потенций, если у него недостает научной смелости. Наука постоянно требует новых подходов, нового видения, переосмысливания старых представлений, а для всего этого нужна смелость.
Наряду с этим ученый должен обладать такими будничными качествами, как выносливость и усидчивость, которые нередко в конечном итоге определяют успех. И, наконец, главное для ученого — это постоянно развивать творческие способности. А для этого необходимо как можно больше решать неординарных, пусть даже и не крупных задач. Каждая из таких решенных задач оставляет в голове ученого дорожку, отталкиваясь от которой он сможет решать и другие, более сложные, проблемы.
<< | >>
Источник: СУХАРЕВ. ПСИХОЛОГИЯ ИНТЕЛЛЕКТА. 2005

Еще по теме Психология творческого интеллекта:

  1. ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА И КРЕАТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ ХУДОЖЕСТВЕННО-ТВОРЧЕСКИХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ
  2. Муссалитина Елена Владимировна НЕРАВНОМЕРНОСТЬ РАЗВИТИЯ ИНТЕЛЛЕКТА И ТВОРЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
  3. Кальченко Анна Николаевна ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ИНТЕЛЛЕКТА И ТВОРЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК 6-7 ЛЕТ.
  4. СУХАРЕВ. ПСИХОЛОГИЯ ИНТЕЛЛЕКТА, 2005
  5. ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ПРАКТИЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА
  6. СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И КОММУНИКАТИВНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ БУДУЩИХ ПСИХОЛОГОВ
  7. Е. КОРЮКОВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНО ВАЖНОЕ КАЧЕСТВО ПСИХОЛОГА
  8. Творческое мышление
  9. Формирование творческой деятельности
  10. ТВОРЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ
  11. 4.2 «Творческий синтез» как альтернатива
  12. Внутренний огонь, творческая инициатива
  13. Зубанов Д.А. Влияние совместной деятельности на творческое мышление
  14. ТВОРЧЕСКОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ
  15. V. ТВОРЧЕСКОЕ ВООБРАЖЕНИЕ.
  16. Творческие задания к § 2.