2.2. Соотношение интегральных и метакогнитивных процессов

Как показал анализ современного состояния проблемы психических процессов (а также ряда других важных общепсихологических проблем), проведенный в 1-ой главе, одной из наиболее значимых и актуальных задач в настоящее время является первоочередное исследование особого класса психических процессов, которые обозначаются понятием метакогнитивных процессов.
Эти процессы представляют собой, по существу, новую и во многом специфическую психическую реальность; они лишь сравнительно недавно стали предметом психологических исследований. Общим, т.е. родовым признаком этих процессов, является то, что все они направлены на организацию, регуляцию и координацию других – так называемых «первичных» когнитивных процессов. Тем самым они специфичны по своему, так сказать, «предмету – им выступает не объективная, а субъективная, точнее – субъектная реальность, а еще точнее – процессы и структуры ее репрезентации. Метакогнитивные процессы «выходят» за рамки традиционных когнитивных процессов, поскольку они могут быть направлены на реализацию базовых регулятивных функций как по отношению к собственно познанию, так и по отношению к организации деятельности в целом. «Возвышаясь» над иерархией когнитивных процессов, они одновременно опосредствуют связь между когнитивными и регулятивными процессами деятельности и поведения. Метакогнитивные процессы двуедины по своей психологической природе: являясь когнитивными по механизмам, они регулятивны по направленности, т.е. по функциональному предназначению. В силу этого, проблема изучения метакогнитивных процессов органично включается в другую – более общую и фундаментальную психологическую проблему – проблему раскрытия основных принципов и закономерностей, процессов и феноменов, лежащих в основе регулятивных функций психики. Иначе говоря, это – проблема изучения регулятивной подсистемы психики (как второй основной, наряду с когнитивной, подсистемой).
Все сказанное явилось, в конечном счете, следствием того, что в русле когнитивной психологии оформилась достаточно мощная тенденция ее развития, которая, как мы уже отмечали, может иметь не меньшие, быть может, большие «методологические последствия», с нежели сама «классическая» когнитивная психология. Это – зарождение и бурное развитие метакогнитивизма и различных его конкретных направлений (например, метакогнитивного обучения, исследования метакогнитивных процессов и метакогнитивного опыта, анализ проблемы метакогнитивных способностей и др.).
Исследования в области проблематики метакогнитивизма не могут быть игнорированы ни одной сколь-нибудь крупной психологической проблемой, а тем более – такой важной и комплексной проблемой, как проблема структурной организации системы психических процессов. И напротив, анализ основных тенденций развития метакогнитивизма, его основных результатов может значимо содействовать разработке многих психологических проблем и развитию указанной проблемы, в особенности. Наряду с этим, столь же очевидна значимость исследований в русле метакогнитивизма и в плане разработки другой — фундаментальной и «вечной» проблемы – проблемы сознания, поскольку метакогнитивные процессы по самой своей сути (то есть атрибутивно) предполагают ведущую роль в их организации механизмов осознаваемого мониторинга и вообще – в значительной мере образованы ими. Далее, без раскрытия закономерностей метакогнитивной регуляции не только «внешней», но и «внутренней», т.е. собственно психической деятельности невозможна разработка и еще одной важной проблемы – проблемы субъекта. Метакогнитивные процессы – это такие процессуальные средства, овладевая которыми, субъект в значительной степени и становится таковым, обретает «самость», субъектность не только по отношению к внешнему миру, но и к миру внутреннему – к своей собственной психике, к ее содержанию. Последнее связано с тем, что по своей природе и функциональному предназначению метакогнитивные процессы направлены на регуляцию, координацию и организацию этого содержания, на произвольный – осознаваемый контроль за ним.
Следует иметь в виду, что общая эволюция метакогнитивизма неотделима от развития когнитивной психологии в целом. В связи с этим, необходимо учитывать, что в настоящее время следует дифференцировать две основные тенденции (точнее – макротенденции) развития когнитивной психологии. С одной стороны, это исходно присущая уже самым первым когнитивистским исследованиям установка на приоритетное изучение синтетических, целостных структур, механизмов и процессов переработки информации; своего рода – трансформация доминировавшей длительное время когнитивно-аналитической парадигмы в области изучения познавательных процессов в когнитивно-синтетическую парадигму. С другой стороны, сама логика развертывания и углубления изучения когнитивных процессов в их высших и наиболее сложных, то есть синтетических и целостных проявлениях, привела к необходимости изучения таких их видов и форм, которые достаточно существенно – качественно отличаются от традиционных объектов изучения в когнитивной психологии. Возникла необходимость дифференциации и последующего изучения таких процессов, которые обеспечивают не «познание как таковое», не непосредственную реализацию познавательных функций, а регуляцию и организацию познания и для этого – «познание (точнее – самопознание) процесса индивидуального познания». Эти процессы, являясь именно познавательными, то есть когнитивными по своему статусу, направленности и механизмам, одновременно очень специфичны по своему предмету: ими являются также психические процессы, причем, – опять-таки познавательные, когнитивные. В результате складывается ситуация, при которой процессы, обозначаемые понятием метакогнитивных процессов, атрибутивно двойственны по своей психологической природе, а также по своему статусу. Они одновременно являются и когнитивными (по механизмам, содержанию, закономерностям, «носителю») и регулятивными (по тем функциям, которые являются для них главными). Происходит своего рода «удвоение качественной определенности », когда один и тот же процесс является одновременно и когнитивным и регулятивным. Уже в самой этимологии понятия «метакогнитивный» содержится указание на выход за пределы когнитивной подсистемы психики («мета»); момент выхода в иную качественную определенность – регулятивную. Поэтому метакогнитвиные процессы – это не только и не столько «сверх» – когнитивные процессы, сколько «пост» – когнитивные, то есть регулятивные.
В связи с рассмотренными тенденциями следует, на наш взгляд, констатировать постепенную эволюцию когнитивно-синтетической парадигмы в регулятивно-синтетическую\ точнее — их взаимодополнение. Познание, когниция, взятые в их высших проявлениях и формах, не могут развертываться и быть эффективными без и «вне» участи я в их организации собственно регулятивных процессов. Не включая их достаточно долго в сферу своего изучения, а, напротив, – намеренно дистанцируясь от них в начале своего развития, когнитивная психология, тем не менее, вынуждена сегодня включить их в свой состав, обозначив их понятием метакогнитивных процессов. Если, как мы уже отмечали, «ранняя» когнитивная психология возникла и развивалась в значительной мере как реакция на доминирование бихевиоральных традиций и атомистичность «функциональной психологии», то «зрелая» когнитивная психология, обратившись к понятию метакогниции, явилась «реакцией» на исходную узость и ограниченность самой себя, присущую ей на ранних этапах развития. Метакогнитивизм как одно из наиболее мощных, перспективных и показательных течений в когнитивной психологии самим своим фактом (а также причинами его возникновения) убедительно свидетельствует о том, что ее будущее – в трансформации, точнее в ее дополнении и конвергенции с регулятивной психологией.
Вместе с тем, следует, конечно, отдавать полный отчет в том, что меткогнитивизм, являясь, действительно, одним из крупных теоретических «прорывов», не только по-новому решает те или иные общие психологические проблемы. Он одновременно ставит множество других – еще более общих и сложных задач. Более того, он, строго говоря, находится, еще на относительно ранних стадиях своего развития, а трудности изучения метакогниции велики, принципиальны и множественны. Все они, в конечном счете, связаны, на наш взгляд, с двумя основными причинами. Во-первых, повторяем, «в лице» метакогнитивных процессов когнитивная психология (и психология в целом) сталкивается, по существу с новой психической реальностью, суть которой состоит в том, что эти процессы являются психическими не только по механизмам своего осуществления, но также и по самому своему «предмету», объекту репрезентации и регуляции. Во-вторых, сам по себе вопрос о существовании метакогнитивных процессов как таковых автоматически (то есть по определению) ставит еще более острую проблему – проблему достаточности сложившихся традиционных представлений о составе тех психических процессов, которые, действительно, реально существуют и должны выступать предметом изучения в психологии.
В самом деле, анализ основных результатов, полученных в русле метакогнитивзма (в том числе — и рассмотренных выше), позволяет зафиксировать следующие принципиальные трудности и вопросы, которые оформились в нем к настоящему времени и которые остаются пока не преодоленными16.
Очевидно, что без решения этих вопросов затруднительно даже — невозможно дальнейшее продуктивное развитие не только метакогнитивизма как такового, но и когнитивной психологии в целом, поскольку первый сегодня во многом репрезентирует вторую. Данное обстоятельство все отчетливее осознается исследователями, что стимулирует попытки решения сформулированных выше вопросов. Вместе с тем ни один из них не раскрыт пока в достаточной степени, что требует новых усилий в данной области и привлечения дополнительных результатов к их решению.
При этом, во-первых, должны учитываться те важнейшие психологические особенности, которыми характеризуется класс метакогнитивных процессов и, во-вторых, должны быть раскрыты отношения данного плана процессов с уже рассмотренным классом интегральных процессов регуляции деятельности и поведения.
Если первая из указанных задач уже в значительной степени была решена в предыдущей главе, то вторая задача нуждается в специальном рассмотрении.
На наш взгляд, категория метакогнитивных процессов, равно как и категория интегральных процессов, играет ключевую роль в плане развития целостных представлений о системе психических процессов.
Как было показано в 2.1., в состав класса интегральных процессов входят такие комплексные и синтетические по своей психологической природе и статусу процессы, как целеобразование, антиципация, принятие решения, прогнозирование, планирование, программирование, контроль, самоконтроль и др. Все эти процессы формируются и функционируют как продукты закономерного синтеза иных — традиционно выделяемых психических процессов (то есть «первичных» процессов) – как собственно когнитивных, так и иных – эмоциональных, мотивационных, волевых. Интегральные процессы, фактически, выступают по отношению к ним как метапроцессы, как процессы «второго порядка» сложности, как производные от их синтеза. Таким образом, можно видеть, что интегральные процессы одновременно выступают и в функции метакогнитивных процессов (хотя только этой функцией их содержание и предназначение не исчерпывается). Выступая производными от синтеза системы психических процессов – в том числе и прежде всего когнитивных, они, вместе с тем, направлены на реализацию собственно регулятивных функций по организации деятельности и поведения; являются поэтому регулятивными, а в этом смысле «пост-когнитивными», то есть метакогнитивными. В интегральных процессах имеет место неразрывный синтез когнитивных и регулятивных функций, «обмен» содержанием и принципами их организации, их взаимообратимость.
Вместе с тем, синтез когнитивных и иных «первичных» процессов, достигаемый в интегральных процессах, является отнюдь не абстрактным, внецелевым: как раз напротив, этот синтез, а, следовательно, и все содержание любого интегрального процесса непосредственно детерминируется той или иной регулятивной функцией, регулятивной задачей по организации деятельности и поведения. Следовательно, с позиций интегральных процессов оказывается возможным органично включить проблематику метакогнитивных процессов в контекст общепсихологической теории деятельности. Более того, открывается и принципиальная возможность для преодоления разрыва между современной когнитивной психологией и психологией деятельности: интегральные процессы как метакогнитивные столь же «когнитивны», сколь и «деятельностны». Включение в концептуальный аппарат современного метакогнитивизма категории интегральных процессов, а через них – основных положений и понятий психологии деятельности имеет существенные и достаточно конструктивные следствия (см. ниже).
Далее, двумя важнейшими особенностями данного класса процессов является то, что они, во-первых, выступают интегративными по своим психологическим механизмам и, во-вторых, — регулятивными по их статусу, направленности, исходным детерминантам включения в деятельностную и поведенческую активность. Очевидна, таким образом, связь этих ключевых особенностей интегральных процессов с атрибутивными характеристиками метакогнитивных процессов – как также и синтетических (интегративных) и регулятивных (направленных на координацию познавательных функций). Вместе с тем, поскольку исследования интегральных процессов проведены в контексте реальной деятельности, то есть во вполне определенной — онтологически представленной метасистеме, то эти исследования могут способствовать получению дополнительных данных о механизмах психической интеграции в целом и о сути метакогнитивных процессов, в частности.
Таким образом, можно видеть, что основные положения концепции интегральных процессов, а также следствия из нее реально содействуют решению именно тех – ключевых и наиболее острых, но не решенных до сих пор вопросов, к которым привело развитие метакогнитвизма в настоящее время. Фактически, любая из основных психологических особенностей интегральных процессов служит своеобразным «ключом» для решения этих вопросов. Поясним сказанное.
Во-первых, уже наиболее общая особенность класса интегральных процессов – единство объективного критерия их выделения – дифференциации от всех иных классов процессов психики содействует определению границы самого класса метакогнитивных процессов как таковых. Этим критерием является соответствие каждого из интегральных процессов той или иной – вполне определенной и базовой, комплексной регулятивной функции по организации деятельности, поведения Интегральные процессы столь же объективны и столь же специфичны сколь объективны и специфичны сами основные регулятивные функции.
Во-вторых, существенно проясняется и вопрос о составе («номенклатуре») метакогнитивных процессов, поскольку общий критерий их дифференциации дает необходимые и достаточные основания для определения границ этого состава.
В-третьих, установление специфичности общепсихологического статуса интегральных процессов, выступающих процессами «второго порядка» сложности по отношению к традиционно выделяемым классам психических процессов («первичным процессам» – в терминологии метакогнитивизма), позволяет предложить и решение вопроса о соотношении интегральных (и метакогнитивных) процессов с иными процессами психики. Кроме того, интегративные механизмы и принципы, закономерности и феномены, имеющие место при включении «первичных» процессов во «вторичные» (метакогнитивные) и раскрытые в концепции интегральных процессов содействуют и решению вопроса о межуровневых взаимодействиях психических процессов в их общей структурно-функциональной организации. Аналогичным образом в разработанных представлениях об интегральных процессах содержится, как известно, и решение вопроса о принципах их собственной организации, главным среди которых выступает гетерархический принцип. Он, соответственно, должен быть транспонирован на реализацию метакогнитивных процессов и функций, предположения о чем выдвигались ранее неоднократно, но не вполне аргументированно.
Делая эти заключения, мы, вместе с тем, хотели бы со всей определенностью подчеркнуть следующее обстоятельство. Представления о метакогнитивных процессах, само направление метакогнитивизма в целом – с одной стороны; и концепция интегральных процессов – с другой, имеют существенно разные «гносеологические истоки», разную исходную методологию и различные исследовательские цели, а также несходный во многом понятийный аппарат. Поэтому очень трудно или даже невозможно ожидать полного совпадения тех результатов, к которым они приводят. Мы имеем в виду при этом, в первую очередь, вопрос о соотношении объемов понятий метакогнитивных и интегральных процессов. Эти понятия и та психическая реальность, которая в них скорее всего, не вполне тождественны; они, однако, характеризуются очень существенной «зоной перекрытия» их содержания и особенностей указанных классов процессов. Мы считаем, что понятие интегральных процессов уже по объему, чем понятие метакогнитивных процессов, но одновременно – обладает более высоким уровнем обобщенности. С одной стороны, конкретный состав метакогнитивных процессов несомненно, не сводится к тем процессам, которые составляют содержание системы интегральных процессов; он может варьировать в зависимости от изменения внешних задач, от специфики условий реализации познавательных функций и др. Кроме того, каждый метакогнитивный процесс может быть представлен на разном уровне организации, с разной степенью ситуативной конкретизации, что, в итоге, будет давать разные формы самих метакогнитивных процессов, их разные виды. Но, с другой стороны, в понятии интегральных процессов – как особого, специфического класса, а также в представлениях об инвариантности состава данного класса зафиксировано положение о существовании определенного регулятивного инварианта, необходимого и достаточного для реализации координационно-регулятивных функций организации деятельности и поведения в целом (а также их более локальных фрагментов в частности ). Данный инвариант процессов (то есть, по существу, сам класс интегральных процессов) в значительной мере «безразличен» к содержанию той регулятивной базы, на которую он «накладывается» и которую он координирует, организует. Тем самым интегральные процессы должны быть поняты как объективная основа и как своего рода «стержень», «ядро» всей совокупности метакогнитивных процессов. В более общем плане в соотношении понятий метакогнитивных и интегральных процессов проявляется логика и «встречная направленность» развития представлений в области психических (особенно – когнитивных) процессов и по проблеме психологии деятельности. Исследования в области когнитивной психологии – в их современном воплощении и, в частности, в форме метакогнитивизма, привели к развитию представлений о метакогнитивных процессах как таковых. Это потребовало, однако, достаточно радикальных — собственно парадигмальных трансформаций – перехода от когнитивно-аналитической парадигмы исследования к регулятивно-синтетической парадигме. Аналогичные, то есть также парадигмальные преобразования произошли, однако, и в психологии деятельности: это – переход от доминировавшей Длительное время структурно-морфологической парадигмы психологического анализа деятельности к процессуально-динамической парадигме. В рамках последней оказалось возможным дифференцировать класс интегральных процессов как таковой. В связи с этим, можно заключить что понятие интегральных процессов является одновременно и своеобразным «концептуальным мостом», позволяющим синтезировать два очень крупных, но существенно разных по исследовательским установкам и традициям направления – когнитивную психологию в целом (и метакогнитивизм, в особенности ), с одной стороны, и психологическую теорию деятельности, с другой.
<< | >>
Источник: А.В. КАРПОВ, И.М. СКИТЯЕВА. ПСИХОЛОГИЯ МЕТАКОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ ЛИЧНОСТИ. 2005

Еще по теме 2.2. Соотношение интегральных и метакогнитивных процессов:

  1. 3.1. Функциональные закономерности метакогнитивных процессов
  2. 3.2.2. Динамика метакогнитивных процессов у взрослых
  3. 3.1.5. Развитие метакогнитивных процессов и коучинг
  4. ГЛАВА 3 ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТАКОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
  5. 3.1.1. Стратегиальная организация метакогнитивных процессов
  6. 1.2. Проблема метода исследования метакогнитивных процессов
  7. МЕТАКОГНИТИВНЫЕ СБОИ В ПРОЦЕССЕ ПОНИМАНИЯ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ
  8. ГЛАВА 2 ЗАКОНОМЕРНОСТИ СТРУКТУРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МЕТАКОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ
  9. 3. 2. Проблема развития метакогнитивных процессов в онтогенезе
  10. 3.2.3. Проблема целенаправленного формирования метакогнитивных процессов
  11. 3.1.4. Метакогнитивные процессы и психическое здоровье личности
  12. Копичникова А.В. ИНТЕГРАЛЬНАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ В ПРОЦЕССЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ
  13. 2.1. Общая характеристика интегральных процессов психической регуляции деятельности
  14. ЭФФЕКТ ПРЕВОСХОДСТВА СЛОВА И ИНТЕГРАЛЬНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
  15. СООТНОШЕНИЕ ИНТУИЦИИ И ЛОГИКИ В ПРОЦЕССЕ ПОРОЖДЕНИЯ НОВЫХ НАУЧНЫХ ИДЕЙ.