СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ И ОСОЗНАННОСТЬ.

Говоря о роли сознания в управлении произвольными актами, необходимо выделить два аспекта: осознанность и сознательный характер произвольных актов.
Сознательный — значит намеренный, совершенный по здравому размышлению, обдуманный.
О разнице между осознанностью и сознательным характером управления писал еще С. Л. Рубинштейн: «.Я могу совершенно не осознавать автоматизированного способа, которым я осуществил то или иное действие, значит, самого процесса его осуществления, и, тем не менее, никто не назовет из-за этого такое действие несознательным, если осознана цель этого действия. Но действие назовут несознательным, если не осознано было существенное последствие или результат этого действия, который при данных обстоятельствах закономерно из него вытекает и который можно было предвидеть» [1946, с. 16].
Очевидно, исходя из такого понимания произвольности, Н. Д. Левитов, например, писал, что «недостаточно осознанная и поэтому неволевая активность имеет место, когда в распоряжении человека есть время, но никакой определенной программы деятельности нет. Так, в часы досуга человек может бесцельно бродить, читать, потом лежать, опять бродить, ничего в этих действиях не планируя, а лишь проводя время. Такое состояние непреднамеренной активности бывает у человека при длительном ожидании. Обычно это состояние характеризуется нетерпеливостью, и вот для того, чтобы скорее прошло время ожидания, человек выполняет различные, отвлекающие от предмета ожидания действия. Как будто бы эти действия целенаправленны: их цель — убить время, но чаще всего эта цель человеком не осознается» [1958, с. 156]. Здесь следует отметить два сомнительных момента. Во-первых, цель все-таки есть: убить время, занять свое сознание чем-то отвлекающим от тягостного переживания ожидания. Во-вторых, именно из-за этого тягостного переживания цель не может не осознаваться, о чем говорит и сам Н. Д. Левитов («недостаточно осознанная» не означает, что она совсем не осознана). Поэтому считать, что в данном случае проявлялась неволевая активность, нет никаких оснований. Сознательный характер любых произвольных актов определяется прежде всего тем, что им предшествует процесс мотивации, происходящий при большем или меньшем участии разума субъекта.
Если же исходить в определении произвольных действий только из их осознанности, то можно сделать ошибочные выводы. Например, безусловно-рефлекторные акты, подобные коленному рефлексу, осознаются.
Поэтому Л. П. Чхаидзе [1965] причислял их к произвольным движениям. Некоторые авторы относят и отдергивание конечности при болевом раздражении к произвольным движениям, считая, что, за исключением движений, связанных с выполнением вегетативных функций организма (перистальтика кишечника и т. п.), все остальные в той или иной мере следует отнести к произвольным, так как они всегда находятся (или могут оказаться) под контролем высшей нервной деятельности. В этом утверждении осознание человеком непроизвольного движения принимается за самоконтроль над ним. Но самоконтроль — это проверка правильности содеянного в соответствии с задуманным ранее. Ничего подобного в непроизвольных рефлекторных движениях нет, так как они не планируются. Они лишь отражаются в сознании, но не управляются им.
Очевидное смещение акцента в понимании механизмов произвольного движения с сознательного характера, преднамеренного планирования действия на его осознанность и привело к таким выводам.
Осознание непроизвольных и произвольных актов человеком имеет существенные различия. Непроизвольные акты (движения, внимание) всегда осознаются постфактум, после начала действия; произвольные действия начинают осознаваться еще до их начала (в виде представления об этом действии). Эту разницу хорошо показал К. Маркс на примере построения пчелой шестигранной ячейки в сотах и возведения зданий архитектором: последний, прежде чем построить дом, должен сначала спроектировать его в своей голове.
В. И. Селиванов отмечал, что в подходе к сознанию наблюдаются две крайности: или сведение высших проявлений активности к низшим (например, к неосознанным побуждениям), или, напротив, умаление значения неосознанной и мало осознанной мотивации в процессе детерминации, сведение всей психической регуляции к произвольной, сознательно-волевой. Этих крайностей следует избегать и при рассмотрении вопроса о связи воли с сознанием. Хотя в осуществлении произвольного, т. е. сознательного, управления ведущая роль принадлежит высшим отделам мозга человека — интегративным, второсигнальным и др., — это не означает, что оно оторвано от более простых механизмов управления, относимых к разряду непроизвольных (безусловно- и условно-рефлекторных). Произвольное управление является многоуровневым и включает в себя как высшие, так и низшие уровни управления поведением и деятельностью человека.
<< | >>
Источник: Ильин Е. П.. ПСИХОЛОГИЯ ВОЛИ 2-е издание. 2009

Еще по теме СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ И ОСОЗНАННОСТЬ.:

  1. А.С. Соткин СОЗНАТЕЛЬНОЕ ОТЦОВСТВО
  2. Соотношение сознательного и подсознательного в человеческой деятельности
  3. ТРУД И ФОРМИРОВАНИЕ СОЗНАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  4. Модель отдельных взаимодействий и сознательного опыта Шактера
  5. 6.2. Неосознаваемые побудители сознательных действий
  6. 3.3. СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ И ПРЕДНАМЕРЕННОСТЬ КАК ПРИЗНАКИ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  7. 4.2. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СОЗНАТЕЛЬНОЙ ИНИЦИАЦИИ ВОЛЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ
  8. ГЛАВА 3. СОЗНАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И ЕЕ ОБЩЕСТВЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ
  9. ГЛАВА СОЗНАТЕЛЬНЫЙ САМОКОНТРОЛЬ КАК ФОРМА ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  10. ОСОЗНАНИЕ КАК ОСНОВА СВОБОДЫ.
  11. Произвольность и осознанность творчества
  12. ОСОЗНАНИЕ СВОЕЙ Я-КОНЦЕПЦИИ
  13. РОСТ ОСОЗНАННОСТИ.
  14. Потребность в осознании