3.4. Связь произвольного управления с речевыми сигналами

И. С. Беритов [1961а] писал, что произвольные движения человека характеризуются наличием сознательных целей, которые намечаются для удовлетворения личных и социальных потребностей путем словесного планирования деятельности.
Отсюда характерной особенностью произвольных актов является не только их сознательный характер, но и связь со второй сигнальной системой (по И. П. Павлову), т. е. с мышлением и речью.
И. П. Павлов считал, что «непроизвольное можно сделать произвольным, но достигается это теперь при помощи второй сигнальной системы» [Павловские среды, 1949, с. 337]. Человек по принципу условного рефлекса вырабатывает способность по словесному сигналу воспроизвести определенное двигательное представление и, опираясь на него, — определенный двигательный акт. Л. А. Орбели [1945] замечал в связи с этим, что обезьяна может имитировать действия человека, но объяснить ей, что следует сделать то или иное движение, нельзя.
Большая заслуга в изучении словесного управления произвольными движениями принадлежит Л. С. Выготскому. Согласно его представлениям, первоначальная роль речи в управлении произвольными движениями сводится к тому, что ребенок научается подчинять свои действия словесным требованиям взрослых (замечу — не реагировать действиями на слова взрослых, а подчинять свои действия требованиям других, т. е. самому их организовывать). В дальнейшем уже собственная речь ребенка служит организатором его поведения. При этом речь претерпевает своего рода эволюцию: вначале ребенок организует свою деятельность с помощью громкой речи, затем она постепенно свертывается, превращаясь во внутреннюю речь (А. Р. Лурия [1957]), или исчезает совсем (Е. Н. Соколов [1958]).
А. Р. Лурия писал, что у взрослого человека произвольные действия появляются как ответная реакция на внешние сигналы через обобщение словесных сигналов посредством внутренней речи. Однако у детей 1,5-2,5 лет существуют, по- видимому, более простые формы произвольного поведения, так как внутренняя речь ребенка еще недостаточно созрела, а произвольные действия осуществляются. Правда, при этом ребенок либо не может закончить движение, либо не в состоянии сделать только одно движение.
Однако в представлениях о связи произвольных реакций с речевыми сигналами имеется еще много неясного.
Некоторые ученые вслед за И. П. Павловым полагали, что, применяя речевой сигнал вместо первосигнального условного, можно произвольно вызвать непроизвольные реакции (А. Г. Иванов-Смоленский [1936]; В. С. Мерлин [1953]; Н. Н. Трауготт, Л. Я. Балонов, А. Е. Личко [1957]). В соответствии с этой точкой зрения П. В. Симонов полагал, что произвольной является реакция, которая может быть осуществлена или задержана по словесному сигналу (своему или чужому), обозначающему эту реакцию или ее прекращение.
В то же время М. Н. Валуева [1967] считала такое условие отнесения реакций к разряду произвольных недостаточным. По ее мнению, истинная произвольность возникает при известном отчуждении следов ранее испытанного воздействия от ситуации, в которой это воздействие имело место. Способность использования нервных следов вне той ситуации, где они сформировались, соединение следов в новые, ранее не встречавшиеся комбинации делают поведение человека произвольным.
Хотя создание у человека новых комбинаций стимулов происходит при участии внутренней речи, она выступает в роли инструмента мышления, а не в качестве заменителя внешнего условного раздражителя. В связи с этим произвольные действия нельзя отождествлять с классическими условными рефлексами (хотя условно-рефлекторный механизм может в них и использоваться), и прежде всего потому, что произвольные действия — это действия мотивированные.
Участие второй сигнальной системы в произвольных реакциях еще не дает повода определять произвольность только как речевое управление поведением (хотя для инициации произвольных действий, «толчков» к их началу или для проявления волевого усилия — самостимулирования — роль второсигнальных команд велика). Во-первых, в онтогенезе речь появляется позже произвольных движений, и именно механизм произвольности служит базой для возникновения речи, а не наоборот. Во-вторых, для произвольности реакций необходимо наличие и других признаков, в частности — наличие представлений (образа) как регулятора действий.
<< | >>
Источник: Ильин Е. П.. ПСИХОЛОГИЯ ВОЛИ 2-е издание. 2009

Еще по теме 3.4. Связь произвольного управления с речевыми сигналами:

  1. Глава 3 МЕТОДЫ РЕЧЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ И РЕЧЕВОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ
  2. 9.6.2. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ВЫХОДНЫХ СИГНАЛОВ ОРГАНА УПРАВЛЕНИЯ
  3. 3.6. МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  4. ПРОИЗВОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ
  5. 10.5.5. Произвольное управление органическими процессами
  6. 3.1. УСЛОВНО-РЕФЛЕКТОРНЫЕ ТЕОРИИ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  7. 9.2. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  8. 3.5. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КАК КОМПОНЕНТ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  9. 11.1. НАРУШЕНИЯ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПСИХИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ
  10. 3.2. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ И ПРОИЗВОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ДЕЙСТВИЯМИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
  11. 3.3. СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ И ПРЕДНАМЕРЕННОСТЬ КАК ПРИЗНАКИ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  12. 2.3. ВОЛЯ — ЭТО ВОЛЕВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ИЛИ ПРОИЗВОЛЬНОЕ управление?