В. А. Абабков, М. А. Никитенко, Е. А. Потемкина ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭНДОКРИННЫЕ КОРРЕЛЯТЫ СТРЕССА

Цель исследования заключалась в разработке экспериментальной модели и изучении индивидуального психологического и эндокринного реагирования человека на стрессогенные ситуации, рассматриваемые как динамические процессы, которые проходят в постоянном и обоюдном взаимодействии индивида с окружающим миром.
Определялась устойчивость к стрессу, т. е. специфика и закономерности возникновения гормональных и психологических реакций в зависимости от индивидуальных особенностей человека и характеристик стрессо- генных ситуаций.
Стрессорами служили экспериментальные ситуации двух разновидностей: связанные с публичным выступлением - модель «общественного» стресса, и половым поведением - модель «индивидуального» стресса. Измерительные инструменты отражали цель проекта и включали три пакета анкет и методик в зависимости от частоты их применения и задач исследования. Они были представлены: анкетой для наблюдения за стрессом (Абабков, Перре, 2004); шкалой ситуативной и личностной тревожности Спилбергера-Ханина; анкетой для оценки демографических характеристик и рискованного поведения с включением шкалы рискованного употребления алкоголя AUDIT (Ша- болтас и др., 2006); опросником «Негативный детский опыт» (ACE); шкалой диссоциации (DES); короткой версией личностного опросника «Большая пятерка - Big five»; шкалой поиска ощущений (Aluja, Kuhlman, Zuckerman, 2010); опросником измерения мотивации достижения (модификация тест-опросника А. Мехрабиана в адаптации М.Ш. Магомед-Эминова). Также проводилось трехкратное, при каждом из двух экспериментов, исследование слюны на содержание маркера стресса - кортизола.
Участниками исследования были молодые лица обоего пола в возрасте от 20 до 30 лет, преимущественно студенты. Общее количество исследуемых на данный момент - 80 человек. Каждый испытуемый участвовал в проекте дважды, с интервалом между экспериментальными днями не более недели. Оба обследования проводились в одно время, чтобы избежать влияния суточного колебания уровня кортизола.
В экспериментальной ситуации, связанной с публичным выступлением (модель «общественного» стресса), преобладающими изменениями эмоционального состояния респондентов были следующие: после эксперимента отмечались большая эмоциональная напряженность, чувство настороженности, а также рассеянность и раздражительность (последняя - более выражена).
У респондентов с выраженными негативными эмоциями преобладали следующие копинг-стратегии: сдерживание эмоций, упрекание себя, уменьшение значимости эксперимента. Устойчивой связи между преобладанием негативных эмоций, особенностями копинг-поведения и употреблением кофеинсодержа- щих напитков и продуктов не отмечено, что, вероятно, связано с отсутствием явного злоупотребления испытуемыми такими продуктами.
Во втором эксперименте тенденции в изменениях эмоционального состояния (по сравнению с первым экспериментом) менее значительны. Можно лишь отметить проявления большей настороженности в этом эксперименте. Вероятно, это определялось не столько меньшей значимостью индивидуально значимого стресса, сколько большей готовностью к повторному экспериментальному стрессу.
Что касается общих данных по другим методикам, то прежде всего обращают внимание высокие показатели по шкале диссоциации, отражающие выраженность диссоциативных состояний и переживаний в обоих экспериментах. Ограниченное количество исследований по содержанию кортизола указывает на преобладание более типичного варианта реакции на стресс, т. е. повышение его уровня в результате экспериментального стресса и снижение спустя 20 минут. Однако отмечены единичные случаи измененной реакции, когда второе измерение (после стресса) показывало уменьшение количества кортизола по сравнению с первым (базовым), а также - при третьем измерении кортизола (после короткого отдыха) его уровень не уменьшался, а увеличивался. Выявленные изменения реактивности организма могут определяться нарушением индивидуальных адаптивных процессов, в частности, связанных с выбором менее адаптивных копинг-стратегий, а также отношением к эксперименту.
Полученные данные по выявлению особенностей стрессоустойчи- вости имеют предварительное значение и будут уточняться в процессе продолжающихся исследований (до 200 испытуемых).
<< | >>
Источник: САНАНЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2012. ПСИХОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 2012

Еще по теме В. А. Абабков, М. А. Никитенко, Е. А. Потемкина ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭНДОКРИННЫЕ КОРРЕЛЯТЫ СТРЕССА:

  1. ГЛАВА 13. ЭНДОКРИННО-ГУМОРАЛЬНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЭМОЦИЙ, АДАПТАЦИЯ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СТРЕСС
  2. В. А. Абабков ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ И КОГНИТИВНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ВМЕШАТЕЛЬСТВ: ТЕОРИЯ
  3. Потемкина Е. Ю. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ЛЮДЕЙ С ОГРАНИЧЕНИЯМИ: ТЕАТРАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  4. ГОРМОНЫ И ЭНДОКРИННЫЕ ЖЕЛЕЗЫ
  5. М.В. Никитенко, А.В. Шаболтас ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И РИСК ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТАБАКОКУРЕНИЯ
  6. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СТРЕСС
  7. Алексапольский А.А. Когнитивные стили и психологический стресс
  8. АЛЕКСАПОЛЬСКИЙ А.А. КОГНИТИВНЫЕ СТИЛИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СТРЕСС
  9. Потёмкина Екатерина Юрьевна ИНТЕРАКТИВНЫЙ ПРАЗДНИК - ИННОВАЦИОННЫЙ МЕТОД РАБОТЫ С УМСТВЕННО ОТСТАЛЫМИ ЛЮДЬМИ
  10. Староборова Н.В. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОВЛАДАНИЯ С ТРАВМАТИЧЕСКИМ СТРЕССОМ