А. Ю. Дроздов ОБРАЗОВАНИЕ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

Известно, что одной из задач системы образования выступает формирование адекватного образа (картины) мира учащихся. Одним из аспектов этого процесса выступает развитие геополитического сознания (ГПС) детей и молодежи.
ГПС мы определяем как форму отражения (ментальной репрезентации) событий и явлений «политического мира» сквозь призму «мира географического» путем отождествления определенного географического пространства с проводимой там политикой. Продуктом и своеобразным индикатором ГПС выступают геополитические ментальные карты (мира, региона, страны).
Среди многих факторов формированию ГПС способствует изучение в школах и вузах ряда учебных дисциплин. При этом сама сущность ГПС, состоящая в своеобразной «интерференции» географического и политического знания, указывает на конкретные предметы. С одной стороны, это география, формирующая так называемое «локали- зационное» знание («знание-где») - своеобразный «каркас» геополитического образа мира (геополитических ментальных карт).
С другой стороны, это, прежде всего, история, изучение которой формирует базовые представления о государстве (своем и других) и других политических категориях, союзниках, врагах и т. д. Определенную идеологическую нагрузку также может нести литература, порой предусматривающая изучение сюжетов, связанных с теми или иными геополитическими процессами (войнами, революциями и т. д.). Эти предметы формируют «атрибутивное» знание («знание-что») учащихся. Фактически, речь ведется о связи образования и политической идеологии (пропаганды), которая на официальном декларативном уровне часто отрицается. Но на практике материал ряда учебных программ, учебников, историко-географических атласов часто носит выраженную геополитическую окраску. Примером может быть ситуация с восприятием западноукраинских земель, которые в учебниках Украины рассматриваются как «возвращенные украинские земли», а в польских - как «утраченные "восточные крессы"».
В целом, как отечественные, так и зарубежные специалисты отмечают тенденцию распространения негативных стереотипов соседствующих государств в некоторых учебниках и исторических работах, издаваемых в странах СНГ и Восточной Европы. Аналогичную ситуацию можно наблюдать и в других случаях затяжного политического (и тем более военно-политического) противостояния, в частности на примере арабо-израильского конфликта.
Так, арабо-израильская война конца 1940-х гг. в израильских учебниках освещается как «война за независимость» (в ее ходе, собственно, и возникло государство Израиль); в палестинских же учебниках данное событие обозначено термином «накба» - катастрофа (в ее ходе палестинцы потеряли часть территорий).
В истории педагогики, к сожалению, были случаи, когда формирование тенденциозного ГПС выступало официальной целью системы образования. Ярким примером является концепция так называемой «суггестивной картографии», разработанная в 1935 г. немецким ученым А. Зигфельдом. Ее идея состояла в переориентации функции карт от «пассивного изображения существующей реальности к динамическому внушающему оружию». Зигфельд подчеркивал существенное отличие суггестивной картографии от научной (академической) - «суггестивные карты» выступают средством образовательного и пропагандистского влияния, которое направлено на формирование в массовом сознании эмоционально окрашенных представлений о тех или иных территориях. В результате в географических учебниках и атласах Германии 1930-1940-х гг. получили распространение специфические изображения карт «немецких земель»: государственные границы Германии часто заменялись этническими границами расселения немцев или германоговорящих народов; в территорию страны включались земли, утраченные («несправедливо захваченные») после Первой мировой войны согласно Версальским мирным соглашениям; сама Германия, ее столица изображались как цели гипотетических атак со стороны соседних государств. Выполненная в ярких красках и снабженная соответствующими эмоциональными комментариями (в школах и СМИ), эта «продукция» закономерно формировала у многих немцев милитаристские установки и одобрительное отношение к внешней политике фашистского режима.
Благодаря потенциалу психологического влияния система образования может и должна выступать одним из каналов и механизмов формирования адекватного и толерантного ГПС молодежи (или, условно, «геополитической толерантности»).
<< | >>
Источник: САНАНЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2012. ПСИХОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 2012

Еще по теме А. Ю. Дроздов ОБРАЗОВАНИЕ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ:

  1. 3.1. ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР НРАВСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА
  2. ДРОЗДОВ А.Ю. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ МОЛОДЕЖИ
  3. СОЗНАНИЕ КАК ФАКТОР ОТДАЛЕННОЙ ОРИЕНТАЦИИ.
  4. Девятовская И.О. Факторы, детерминирующие развитие «выученной беспомощности» менеджеров образования
  5. Высшее профессиональное образование как фактор ресоциализации осужденных
  6. КУЛЬТУРНАЯ ОСВЕДОМЛЕННОСТЬ КАК ФАКТОР ПРЕОДОЛЕНИЯ ЭТНОЦЕНТРИЗМА И ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ГУМАНИТАРИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ
  7. ДИАЛОГИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ СОЗНАНИЯ УЧАЩЕГОСЯ
  8. В.М. Снетков МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ СОЗНАНИЯ КАК ИНСТРУМЕНТА АДАПТАЦИИ И ОСНОВЫ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ
  9. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В ЗРЕЛОМ ВОЗРАСТЕ
  10. ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ДОШКОЛЬНОГО И НАЧАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ