ДУХОВНО-ЛИЧНОСТНЫЙ ТИП

это представления, имеющие форму «семантической сети», построенной из самоописания личностных свойств, состояний, функций и т.п. образований, осмысляемых самим субъектом в качестве характерных. Событие жизни выступает в этом контексте как фон для демонстрации сущности «Я» в ее различных ипостасях. Содержательно событие предстает в форме «Я-концепта», делающих внутренне понятным самому субъекту свое «Я».
Примером может служить следующий автобиографический текст: «По умственному развитию мы были однолетки: мне было семь, и я умел читать, ему (искусство кино. - К.М.) - двенадцать, и оно не умело говорить. Существовало мнение, что оно делает только первые шаги, что у него большое будущее; я считал, что мы будем расти вместе. Я не забыл нашего общего детства: когда меня угощают леденцами, когда женщина в моем присутствии покрывает ногти лаком, когда в уборной какой-нибудь провинциальной гостиницы пахнет дезинфекцией, когда ночью в вагоне я гляжу на фиолетовый ночник на потолке, зрением, обонянием, вкусом я ощущаю свет и запахи давно исчезнувших кинозалов; четыре года назад, попав в шторм на широте Фингаловых пещер, я услышал в вое ветра звуки пианино. Нечувствительный к священнодействию, я обожал колдовство; кинематограф был темной личностью, и я испытывал к нему извращенное влечение, любя в нем его тогдашнее несовершенство. В этом мерцании было все и ничего, все, сведенное к ничему; я присутствовал при конвульсиях стены, твердые тела лишались своей массивности, того, что тяготило меня даже в моем собственном теле, и эта способность к бесконечному уплощению льстила моему юному идеализму; впоследствии перенос и вращение треугольников напомнили мне скольжение лиц на экране - даже в планиметрии я любил кино. Черное и белое стали для меня главными цветами, они вбирали в себя все остальные, но открывали их только посвященным. Меня пленяла возможность видеть невидимое...» [27, с. 122-123].
Выделенные нами типы представлений о событиях жизни размещены внутри образовавшегося «конуса» следующим образом.
Ближе к вершине располагаются представления духовно-личностного типа, имеющие преимущественную ориентацию субъекта на поиск и утверждение своей идентичности в интимном, внутреннем мире («Я» для «Я»). Далее - представления рефлексивно-преобразовательного типа, насыщенные нарративными элементами, превращающими отдельный эпизод жизни в символическую конструкцию, понятную для других («Я» для «Другого»). И, наконец, у основания располагаются представления бытийно-созерцательного типа, отличающиеся выраженным фактологическим описанием, насыщенностью чувственными и динамическими элементами, а также элементарными эмоциональными радикалами. Здесь событие наиболее близко подходит к горизонту непосредственного бытия, сохраняя всю полноту обжигающего своей непосредственностью опыта («Я» для «Бытия»). События жизненного пути могут двигаться вдоль рефлексивного модуса, переходя из одного измерения в другое. Подобное перемещение обусловливает динамический процесс осмысления жизненного опыта, его рефлексию, благодаря чему события приобретают значимость для жизненного пути как целого.
Существующая традиция исследования рефлексии в конкретной ситуации определяет методологический принцип ее дефиниций - не существует рефлексии вообще, рефлексия - это всегда «рефлексия над ...», в том смысле, что она не субстанциональна, а интенциональна.
Применительно к жизненному пути личности мы полагаем возможным выделение рефлексии жизненного пути, под которой мы понимаем процесс исследования и преобразования жизненного пути на основе открытия новых знаний и способов его осуществления.
Как особая феноменологическая область рефлексия жизненного пути не являлась предметом специального исследования, но в то же время как смысловое наполнение имплицитно составляет содержание ряда понятий, используемых для обозначения механизма осмысления человеком своей жизни, таких как: личностная рефлексия [22], мировоззренческие чувства [24], субъективная картина жизненного пути [2] и пр.
Выделение рефлексии жизненного пути как качественно нового вида рефлексии, а также обнаружение в ней ресурса развития личности обусловлено ее ролью в жизнегенезе личности.
Во-первых, как система содержательных (индивидуальных, сознательных, избирательных) связей субъекта с различными сторонами его жизни рефлексия обеспечивает целостность личности и ее жизненных потенциалов, выполняя «функцию саморегулирования и контроля развития, способствуя образованию и стабилизации единства личности» [2, с. 157]. Функция рефлексии видится не только в дифференциации «Я» в его различных подструктурах, но и в интеграции «Я» в неповторимую целостность (Н.И. Гут- кина, В.К. Зарецкий, Е.Р. Новикова, С.Ю. Степанов, А.Б. Холмогорова и др.). Особо подчеркивается роль рефлексии в самоопределении личности в мире (И. Ялом, Р. Мей, В.И. Слободчиков и др.). Такое понимание рефлексии опирается на ставшую уже традиционной дифференциацию «чистых» фактов непосредственного жизненного опыта индивида от фактов рефлексии, делающих первые осознанной реальностью (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, В.П. Зинченко, В.И. Слободчиков, Р. Мей, Д.А. Леонтьев, Ф.Е. Василюк, В. Франкл, И. Ялом и др.). Такой рефлексивный модус жизни является условием принятия личностью своих возможностей и ограничений, тревог (И. Ялом), ответственности и свободы (Р. Мей), соотнесения, упорядочивания и трансформации смысловых структур (Д.А. Леонтьев) и др.
Во-вторых, в ходе своего развития личность всегда выступает субъектом этого развития (А.В. Брушлинский, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь и др.), а собственно субъектная позиция личности связывается именно с рефлексией. «В общей проблеме детерминации поведения человека эта рефлексия или, говоря иными словами, мировоззренческие чувства выступают как внутренние условия, включенные в общий эффект, определяемый закономерным соотношением внешних и внутренних условий. От такого обобщенного, итогового отношения человека к жизни зависит и поведение субъекта в любой ситуации, в которой он находится, и степень зависимости его от этой ситуации или свободы в ней» [24, с. 79-80]. Современный поиск интегральных характеристик потенциалов развития взрослой личности ориентирован преимущественно на комплексный подход в обобщении отдельных составляющих, в рамках которого рефлексия выступает как операциональный компонент базисных составляющих потенциала развития в акмеоло- гии, психологии личности, психологии творчества, где интегрирующим фактором разнообразных характеристик выступает само- трансценденция, рефлексия. Таким образом, развитие личности связывается со способностью взрослой личности к самопознанию, с возможностями ее рефлексии, сознания.
В-третьих, связывая рефлексию с механизмами самоисследо- вания личности, ее результат мыслится как самоорганизация и са- моизменение субъектом своей жизни, что составляет условие саморазвития личности. Как справедливо замечает К. Обуховский, рефлексивные знания образуют основу прогрессивного развития личности - «фундамент сознательной социальной активности личности, оригинальной интерпретации и творческого изменения ею мира» [23, с. 60]. Именно благодаря рефлексии человек может сделать себя и свою жизнь «предметом специального рассмотрения (анализа и оценки) и практического преобразования (изменения и развития)» [28]. В современных исследованиях понимание саморазвития и личностного роста как сложных и противоречивых процессов, сопряженных с преодолением человеком барьеров, препятствий, противоречий в развитии (объективного и субъективного характера, внутренних и внешних и пр.), находит отражение в существующей методологической установке, согласно которой рефлексия проявляется в тех средах, которые отличает наличие проблемно-конфликтной ситуации и появление разрыва действия, тем самым выступая фактором и условием появления творческих новообразований (А.М. Матюшкин, Д.Б. Богоявленская, Г.А. Цукер- ман и др.). На эту роль рефлексии указывал еще Л.С. Выготский, отмечая, что «новые типы связей и соотношение функций предполагают в качестве своей основы рефлексию, отражающую собственный процесс в сознании» [5]. Наиболее полно положение о рефлексии в творчестве получило в теории процессов управления и связи в сложных системах (Б.В. Бирюков, О.К. Тихомиров и др.). Кроме того, рефлексия связывается со способностью личности решать жизненные противоречия, задачи, жизненные проблемы, т.е. быть субъектом жизни (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Слав- ская, Л.И. Анцыферова и др.). То есть трансформация элементов жизненного опыта в жизненный путь в процессе рефлексии затрагивает преобразование отношения личности к себе и изменяет ее самоопределение.
В-четвертых, использование принципа системной детерминации [11], в соответствии с которым рефлексия рассматривается как механизм саморазвития системы, как компонент того целого, которое рефлектирует-изменяет, открывает новые возможности в изучении рефлексии, позволяя увидеть в ней феномены и общепсихологические законы саморазвития личности и достижения ею психологической (личностной) зрелости. Такое понимание подкрепляется установкой в психологии, согласно которой рефлексивное сознание самоуправляющейся личности есть «редкое и очень трудно достигаемое состояние» [8, с. 49]. Вслед за А.А. Ухтомским, В.П. Зинченко отмечает, что «подлинно сознательная самопознающая деятельность есть редкость, ее нельзя назвать данностью или за- данностью, так как далеко не каждому по плечу такое задание» [там же]. Овладение личностью собственным жизненным путем, превращение его в предмет практического преобразования, контроль над собой, усилие самоутвержения себя в мире - все это составляет высший уровень развития зрелой личности (Л.И. Анцы- ферова, К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов,
В.И. Слободчиков и др.) и, вместе с тем, базируется на рефлексии, рефлексивном сознании, самосознании личности.
В-пятых, выявлена роль рефлексии в отношении лишь некоторых аспектов функционирования личности в пространстве жизненного пути: а) личностной организации времени жизни (В.И. Ковалев, В.Ф. Серенкова, Л.Ю. Кублицкене); б) преодоления жизненных кризисов (Л.И. Анцыферова, В.В. Знаков, Б.С. Братусь и др.). Именно рефлексия обеспечивает направленное прокладывание личностью центральной «жизненной дороги» (Л.С. Выготский [5]), превращает историю жизни человека из ряда бессвязных эпизодов в связный единый биографический процесс. Осознание и внутренняя саморегуляция жизненного пути личности в качестве «моего» и «мной определяемого» превращает индивидуальное бытие в рефлексивный процесс, а позицию личности в рефлексивную. Занимая позицию рефлексирующего субъекта относительно жизни, человек обращается к основаниям собственных действий [6] и поступков [8], благодаря чему оказывается способным «собирать» флуктуирующий поток бытия и оформлять его в соответствии с собственным пониманием себя и своей жизни: от активного, развернутого пересоздания себя до «автобиографии под знаком небытия, отсутствия, исчезновения» (П. Бейкер).
Таким образом, резервы саморазвития взрослой личности в психологии связываются с механизмами конструирования и трансформации отношения человека к себе, управления собственной жизнью, переоценки своего внутреннего опыта; и ведущая роль в этом процессе отводится рефлексии.
Вместе с тем, несмотря на прогрессивную тенденцию в науке связать генезис рефлексии с саморазвитием личности, ее активным и творческим отношением к жизни, исследования являются фрагментарными и недостаточными, что делает актуальной постановку проблемы рефлексии жизненного пути как ресурса личностного развития, обеспечивающего жизненное движение, опережение, ускорение и своевременность достижения зрелости.
Так, традиционно психологическая зрелость связывается с субъективными переживаниями человека, удовлетворенного жизнью и собой (А.
Адлер, К. Юнг, В. Франк, К. Рождерс и др.) и свойствами, процессами, условиями становления ценностей, позволяющих человеку приобрести такую значимость (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, А.А. Реан, В.С. Мухина, В.И. Слободчиков и др.). И хотя признается связь между развитием рефлексии и такими характеристиками зрелой личности, как: развитая саморегуляция, выраженная потребность самопознания и самоанализа, ответственность, целеустремленность, самостоятельность, творчество, нравственность личности (Л.С. Выготский, Е.П. Варламова, М.Л. Князева, Е.С. Михайлова, В.Я. Платонов, С.Л. Рубинштейн, С.Ю. Степанов, И.И. Чеснокова и др.), активная роль личности в организации и структурировании своей жизни, регулировании ее хода, выбора и осуществлении избранного направления жизненного пути преимущественно связывается с: мотивацией, характером и способностями (К.А. Абульханова-Славская); деятельностью (А.Н. Леонтьев, Б.С. Братусь); социокультурным образом жизни (Л.С. Выготский, А.Г. Асмолов и др.); нравственностью (С.Л. Рубинштейн, А.В. Брушлинский); творчеством и социальной продуктивностью (В.В. Давыдов); способностью удерживать позитивное содержание жизненного пути (Л.И. Анцыфе- рова), профессиональной деятельностью (А.А. Деркач) и пр., что, по сути, значительно сужает развивающую роль рефлексии субъекта жизни. На этом фоне субъектный подход, который провозглашается как парадигмальный для акмеологии и психологии личности, представляя человека как субъекта самосовершенствования, субъекта жизни, связывая собственно субъектную позицию с развитой рефлексией, является, по выражению А.А. Деркача, скорее своеобразной реакцией на устоявшееся понимание сущности личности [22].
В связи с этим перспективной представляется разработка положения о роли рефлексии как ресурсе (средстве) личностного развития взрослой личности. По сути, сама рефлексия жизненного пути является «психологическим орудием», обеспечивающими направление, координацию и контроль саморазвития взрослой личности.
В этой функции рефлексия жизненного пути выступает как опосредующее звено между потенциалом развития личности и его реализацией - каким бы ни был потенциал личности, его реализация детерминирована уровнем развития рефлексии. И хотя факты самореализации, профессиональных или иных социально позитивных достижений могут указывать на величину потенциала личности, эта зависимость является однонаправленной - потенциал успешного развития личности не предопределяет уровень ее самореализации, а, скорее, формирует некий диапазон, «потолок» развития. Мы полагаем, что рефлексия жизненного пути в реализации такого диапазона личностного развития взрослого человека является определяющим ресурсом, средством, орудием.
Становление и функционирование рефлексии жизненного пути как ресурса личностного развития может быть описано посредством двухслойной модели. Ее основанием мы рассматриваем ключевые для современной психологии положения о феноменологической неоднородности рефлексии и динамический характер функционального механизма рефлексии как структурно-уровневого движения, определяющего саморазвитие системы, где сама рефлексия выступает как компонент того целого, которое рефлексируется.
Выделение этого условно общего основания представляется особенно важным еще и потому, что психологически рефлексия определяется содержательно довольно различно. Несмотря на широту, сложность и полисемантичность дефиниции, акцентирование механизма работы рефлексии как структурно-уровневого движения системы является для психологии ключевым. Так, в своих разных воплощениях этот механизм предстает как:
1) «рефлексивное поглощение» (Г.П. Щедровицкий) - ассимиляция и поглощение одними системами деятельности других систем деятельности, рефлексивный выход из своей прежней позиции деятельности и переход в новую позицию, внешнюю как по отношению к прежним, уже выполненным деятельностям, так и по отношению к будущей, проектируемой деятельности в структуре мега-, макро-, микроуровней рефлектируемой и рефлектирующей деятельностей [25];
2) взаимопереходы сравнивающего, определяющего, синтезирующего, трансцендирующего, полагающего и «нулевого» уров- ней-«рангов» рефлексии в со-бытии с другими [28];
3) фиксация затруднения с последующей объективацией проблемы [2];
4) сопоставление оценки ситуации и оценки своего собственного состояния и возможности действий в ситуации (В.А. Лефевр) [25];
5) сопоставление воспринятого отношения с возможностями невозможного здесь и теперь, а только будущего, потенциального действия [6];
6) «выход» привычных условий реализации деятельности за нормативные параметры, который вызывает необходимость изменения схем деятельности и мысли [29];
7) обращения к основаниям своих действий в связи с недостаточностью прежних средств и способов действия в условиях новой задачи [5];
8) надситуативная активность, взламывающая стабильность сложившихся устойчивых смысловых и целевых установок личности, и выводящая личность на новые уровни решения ее жизненных задач [21] и т.д.
Обобщая существующие на сегодняшний момент модели разворачивания рефлексивного механизма, мы выделили и описали двухслойную модель рефлексии жизненного пути. Графически она представлена на рисунке 2.

1 - остановка; 2 - фиксация; 3 - отчуждение элементов жизненного опыта; 4 -

1 - остановка; 2 - фиксация; 3 - отчуждение элементов жизненного опыта; 4 -

систематизации отношений между ними; 5 - объективация результата; О - объяснительный тип рефлексии; С - ситуационный тип рефлексии; Ж - жизнетворческий тип рефлексии
Рисунок 2 — Двухслойная модель рефлексии жизненного пути
В самом общем виде рефлексию можно представить через последовательность актов остановки, фиксации, отчуждения элементов жизненного опыта, систематизации отношений между ними и последующей объективации результата и процесса.
В акте «остановки» осуществляется интенция субъекта на значимый для него объект. Жизнь словно останавливается, замирает. Фиксация - это определения границ объекта, его качеств и свойств, его особенностей и атрибутов. Происходит выделение рефлекси- руемого объекта, его отдельных, «цепляющих» элементов ситуации среди длящегося потока жизненного опыта. В качестве таких элементов могут выступать конкретные знания и понятия, эмоции, аффекты и чувства, поведенческие акты, ценности, отдельные чувственные образы (звуки, запахи, картинки и т.п.) и движения, т.е. ощущение этих движений, отношения к «Я» и миру и т.п. Акт фиксации предполагает децентрацию «Я» - обретение субъектом рефлексивной позиции, его «особой» точки зрения. Отчуждение - изменение, трансформация или деструкция объекта, связанная с «изъятием» его элементов из контекста непосредственного индивидуального опыта. Выхватывание из конкретного временного и пространственного потока жизни превращает объекты рефлексии в феномены; отдельные элементы изолируются друг от друга и от ситуации, вырываются из непосредственного опыта, наделяются самостоятельным онтологическим статусом. Установление новых отношений между элементами жизненного опыта - это собирание и связывание элементов, организация и систематизация границ между ними. Рефлексивная активность здесь направлена на конструирование и реконструирование целостного процесса, его основанием выступают ценностно-смысловые образования личности. Выстраиваются взаимосвязи между элементами жизненного опыта - формируется представление о событии жизни. Объективация характеризуется доступностью результата рефлексии сознанию человека в форме переживания, образа, отношения, поступка и пр. Непосредственным результатом объективации является возможность осознания объективированных фактов как таковых - возможность их идентификации, т.е. сознания их как тождественных самим себе. «Раз у нас появляется идея о тождественности объективированного отрезка действительности с самим собой, то ничто не мешает считать, что мы повторно можем переживать эту действительность любое число раз, что она за все это время остается равной себе. Это создает психологически предпосылку для того, чтобы объективированную и, значит, тождественную себе действительность обозначить определенным наименованием» [33, с. 130] - языковым знаком. Парадокс, возникающий при направленности такого акта на жизненный опыт, заключается в том, что объективированный факт осознается одновременно как объективно существующий и как явленный во внутреннем мире субъекта. Мы воспринимаем эту полноту в ее целостности и нераздельности, но одновременно понимаем и всю разность составляющих ее моментов.
Феноменологическая неоднородность и динамический характер рефлексии позволяют нам выделить «слои», не сводимые друг к другу, движение и смена которых определяют функционирование и развитие рефлексии жизненного пути. На рисунке 2 показаны «слои» рефлексии, движение и смена которых определяют функционирование и развитие рефлексии:
- поверхностного слоя - рефлексии непосредственного жизненного опыта, результатом которой является жизненный путь личности;
- глубинного слоя - рефлексии жизненного пути, его когнитивных и ценностно-смысловых оснований, которые имплицитно содержит рефлексия жизненного опыта, но открытие которых не требуется для его рефлексии.
Рефлексия жизненного пути противопоставлена рефлексии жизненного опыта, результатом которой является формирование жизненного пути. Первый - поверхностный слой - обнаруживается в упорядочивании содержания событий жизни; его функция - признание, освоение и сознательное присвоение субъектом реальности прожитого или воображаемого опыта. Второй - глубинный - слой содержится имплицитно; он проявляется только как результат активности человека при обострении противоречия, столкновения с препятствием, возникновения проблемы, фрустрации и пр., как ответ на требование самого человека в пересмотре смысловых, когнитивных и поведенческих оснований казавшейся ранее надежной и оптимальной рефлексии жизни. Переход в глубинный слой, к жизнетворческому типу рефлексии, проявляется только как результат активности человека. Этот переход осуществляется после того, как рефлексия непосредственного опыта (поверхностный слой) признается субъектом как недостаточная. Такая глубинная рефлексия определяется нами как способность к преобразованию и развитию жизненного пути на основе открытия новых знаний и способов его осуществления, т.е. жизнетворчества.
Качественное своеобразие рефлексии поверхностного и глубинного слоев позволяет выделить три типа проявлений исследуемого явления, имеющих вертикальную иерархию: объяснительный тип рефлексии, ситуационный тип рефлексии и жизнетворческий тип рефлексии.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме ДУХОВНО-ЛИЧНОСТНЫЙ ТИП:

  1. Духовная смерть как результат фрустрации потребности в духовном
  2. Духовный мир и духовное тело
  3. ПОТРЕБНОСТЬ В ДУХОВНОМ
  4. Педагогика духовного становления
  5. ПСИХОЛОГИЯ ДУХОВНОСТИ и ЕЕ МЕСТО В ЭЗОТЕРИЗМЕ
  6. ДУХОВНЫЕ КРИЗИСЫ
  7. Духовный уровень
  8. Духовное тело и Я-центр
  9. ДУХОВНАЯ РАБОТА
  10. МЕСТО ПСИХОЛОГИИ ДУХОВНОСТИ В СИСТЕМЕ ЗНАНИЯ
  11. ДУХОВНОСТЬ — ЭТО РАБОТА