загрузка...

ФУНКЦИИ НАРРАТИВА.

Мнения исследователей расходятся и в оценке выполняемых нарративами функций. Согласно Трубиной, с точки зрения организации прошлого опыта нарратив может выполнять следующие функции: упорядочивающую, информирующую, убеждающую, развлекающую, отвлекающую внимание. А также специфические именно для нарратива - трансформирующую и темпоральную [12]. Если первые пять функций достаточно очевидны и не нуждаются в комментариях, то значение двух последних необходимо пояснить. Трансформирующая функция нарратива состоит в том, что он, обладая компактной и выразительной формой, эффективно способствует запоминанию важных событий, запечатлению их в памяти человечества. А показывая, что разрозненные ситуации и события образуют одну означающую структуру, упорядочивая возможную реальность и связуя её воедино присущим лишь ему способом, нарратив задает модели трансформации и переописания этой реальности (акцентирует одни события и замалчивает «неуклюжие вопросы») [12]. Темпоральная функция нарратива выражается в том, что, выделяя различные моменты во времени и устанавливая связь между ними, в частности, намекая на финал уже в начале истории, нарратив вносит «человеческие» смыслы в течение времени и позволяет понять значение самих временных последовательностей. Время в нарративе выполняет двойную функцию - «является одним из средств репрезентации (языка) и конституирует репрезентируемый объект (события истории)», и включает в себя три аспекта - порядок (когда?), длительность (как долго?) и частоту (как часто?) [20]. Иначе говоря, нарратив представляет собой структуру и практику, которая освещает человеческое существование во времени и представляет людей в качестве темпоральных существ. В силу этого возрастает его роль для самопонимания людей, т.к. изучение природы нарративов, того, как и почему люди их конструируют, запоминают, пересказывают и организуют на основе таких категорий, как сюжет, рассказчик, событие, есть, по сути, изучение одного из фундаментальных и уникальных для человека путей осмысления мира и самого себя [4; 12]. Исходя из этого некоторые исследователи делают вывод, что индивидуальное сознание является по преимуществу местом возникновения и сохранения нарративов.
Иная классификация функций нарратива строится на основе прагматических характеристик повествования:
1) социальные функции - идентификационная (рассказчик идентифицирует себя как члена определенного социума), репрезентативная (взаимное самопредставление рассказчиков в ситуации знакомства), дидактическая (рассказчик как член социума обучает «новичков» общей этике и системе ценностей), регулятивная и ориентационная (ценности общества проецируются через событие-медиатор на социальное пространство);
2) психологические функции - психотерапевтическая («совместное обдумывание» и «сравнение опыта» в критической ситуации) и прогностическая (слухи, толки);
3) коммуникативные функции - развлекательная и информационная [20].
Важнейшей функцией нарратива является «самопредъявле- ние» рассказчика, хотя актуальные цели самопрезентации, действие защитных механизмов психики, стремление соответствовать образцам социальной желательности и т.д. приводят к значительным искажениям повествования.
Нельзя также забывать о социализирующей и познавательной функциях нарратива. Познавательная функция нарратива непосредственно зафиксирована в его этимологии. Термин «нарратив» связан с латинским словом gnarus, то есть «знающий», «эксперт», «осведомленный в чем-либо», восходящим, в свою очередь, к индоевропейскому корню §по - «знать». Х. Миллер обращает внимание, что слово «наррация», означающее «дать устный или письменный отчет о чем-то, рассказать историю» - член семьи слов, которая включает в себя «когнитивный», «гнозис», «диагноз», «физиогно- мия» (искусство определения характера по чертам лица), «норма», «нормальный» (от латинского «норма», что означало измерительную линейку). Миллер замечает, что рассказывая, человек не только прослеживает последовательность событий, но и интерпретирует ее: «(г) наррация есть гнозис, рассказывание тем, кто знает. Но это также и диагнозис, акт идентификации или интерпретирования посредством дискриминирующего чтения знаков» [12].
Социализирующая функция нарратива осуществляется так называемыми прецедентными текстами (в основном мифология и сказочные тексты). Человека социализируют тексты, рассказанные «теми, кто знает». К прецедентным могут относиться также и нетекстовые конструкции (музыка, система движения, предметы (ре- ликварий) и другие). И текстовые и нетекстовые структуры являются социально ангажированными (разрешенными или запрещенными). Т.е. можно сказать, что повествовательная, или нарративная, форма является внутренней основой организации человеческого сознания и опыта, выстраиваемой социализацией.
Нарратив в психологической теории и практике.
Примерно в конце 80-х годов XX века нарратив активно ассимилируется психологией. Возникает значительное количество различных подходов к нарративной проблематике, которые условно можно разделить на два направления: нарративную психологию, или «теорию» нарратива, и нарративную терапию, или «практику» нарратива.
Нарративная психология (Т. Сарбин, Г. Олпорт, Дж. Бруннер, К. Герген, А. Керби, Ч. Тейлор) располагается на стыке таких дисциплин, как психологическая антропология, психолингвистика, психосемиотика и психогерменевтика. Она утверждает, что смысл человеческого поведения выражается с большей полнотой в повествовании, а не в логических формулах и законах, поскольку понимание человеком текста и понимание им самого себя аналогичны. Человек как «истолковывающее себя животное» достигает самопонимания через нарратив или непрерывную са- моинтерпретацию, посредством которой выделяет в жизненном потоке определенные моменты, обладающие для него смыслом и оценочным значением [4; 15; 16]. Поэтому нарративная психология занимается исследованием разнообразных текстов, созданных людьми для закрепления и упорядочивания жизненного опыта, пытается установить закономерности представленности различных психологических феноменов в текстах, как способах осмысления человеком самого себя.
В рамках нарративной психологии существуют так называемое «социально-конструктивистское» направление, представители которого для обоснования своей теории личности обращаются к концепции текстуальности мышления, постулируя принципы самоорганизации сознания человека и специфику его личностного самополагания по законам художественного текста.
Так, Дж. Брунер высказывает идею о том, что воплощение личного опыта в форме истории, рассказа позволяет осмыслить его в интерперсональной сфере, поскольку форма нарратива, выработанная в ходе развития культуры, уже сама по себе предполагает исторически опосредованный опыт межличностных отношений [4; 6; 8; 9].
На стыке идей социального конструктивизма и постмодернизма сформировалось новое направление, изучающее повествовательную природу человеческого поведения: нарративная терапия. Согласно австралийскому психотерапевту М. Уайту, нарративная терапия сфокусирована на том, как люди придают смысл своему опыту и делают его понятным для себя и для других. Уайт считает, что «люди осмысливают свою жизнь через истории - как через культурные, врожденные нарративы, так и через личные автобиографические нарративы, которые они конструируют относительно культурных нарративов. В любой культуре определенные нарративы со временем будут доминировать над остальными» [22, с. 56]. Вслед за теоретиком постмодернизма М. Фуко, Уайт полагает, что люди склонны интернализировать доминирующие нарративы своей культуры, легко веря в то, что они содержат истину об их идентичности. Эти доминирующие нарративы скрывают от людей возможности, которые другие нарративы могли бы им предложить. Люди приходят на терапию или когда доминирующие нарративы не позволяют им прожить свои собственные предпочтительные нарративы, или когда «человек активно участвует в воплощении историй, которые он находит бесполезными, неудовлетворительными и бесперспективными [6; 22]. Как раз нарративная терапия и помогает людям обнаружить влияние ограничивающих культурных историй на их жизнь и расширить и обогатить их собственные жизненные автобиографические нарративы. Следовательно, посредством рассказывания историй люди формируют и переформируют свою жизнь и свой опыт.
Также М. Уайт сформулировал идею уникального эпизода, некоего опыта (поведенческих или коммуникативных актов, переживаний, мыслей), несоответствующего, выбивающегося из логики и смыслов проблемно-насыщенных самоописаний людей. Выявляя уникальные эпизоды, нарративный терапевт помогает человеку увидеть в его прошлом более предпочтительный для этого человека опыт и распространить его на настоящее и будущее [22]. Таким образом, цель нарративной терапии - открытие пространства для создания новых, альтернативных историй, переживания ощущения выбора.
Американский психотерапевт Дж.С. Говард предложил свою модель нарративной психотерапии, понимая ее как «философскую позицию, теснейшим образом связанную с онтологическим пониманием человека как активного существа, рассказывающего исто рии» [14, с. 206]. С точки зрения этого подхода основополагающая задача, стоящая перед индивидом на протяжении всей его жизни, заключается в том, чтобы придать смысл своему существованию. Индивид предстает как комментатор, автор, рассказчик и ученый, исследующий себя и стремящийся придать смысл суете и неразберихе, которые царят в жизни. По мнению Дж.С. Говарда, порядок в жизни может быть установлен в том случае, если людям удается увидеть в истории их жизни проявления смысла. Это происходит в тех случаях, когда жизнь человека и его действия предстают как часть связной истории. Поэтому психотерапевты занимаются тем, что помогают своим клиентам пересмотреть истории, созданные этими клиентами о своей жизни. Изменяя что-то в своих интерпретациях значимых отношений, клиенты обретают способность по- новому увидеть события своей жизни и, таким образом, достичь большего самоопределения [14].
Таким образом, в рамках психологии нарратив предстает в двух ипостасях: как новый теоретический подход, обладающий принципиально новыми объяснительными возможностями (в нарративной психологии) и как объект для психологического анализа, поставляющий уникальную и терапевтически значимую информацию о клиенте (в нарративной терапии).
Итак, подводя некие промежуточные итоги, можно сказать следующее. Во-первых, исходя из исследования последних нескольких десятилетий, можно утверждать, что «нарративность» является фундаментальной характеристикой любой известной человечеству культуры. Культуры накапливают и транслируют собственный опыт и традиции (а в конечном итоге и самих себя) посредством различных нарративов. Эти тексты специфичны для каждой отдельно взятой культуры. Во-вторых, убедительные доказательства получило предположение о языковой и повествовательной природе сознания человека. Было выяснено, что нарративная форма составляет внутреннюю основу организации человеческого опыта. С помощью нарративов человек наделяет окружающий мир, свои поступки и события своей жизни (как части целого) смыслом, это основное средство упорядочивания, соотнесения и конструирования личного опыта субъекта. В-третьих, несмотря на указанные ранее открытия, на сегодняшний день не существует какого-либо единого определения нарратива, адекватность и правомерность которого признавало бы большинство исследователей. Вследствие этого, а также для того, чтобы как можно более чётко обозначить область исследований, ученые выделили некоторые критерии, которые были призваны отделить нарратив от так называемого «не- нарратива». В-четвертых, было выяснено, что нарратив выполняет ряд различных функций, наиболее значимыми из которых являются трансформирующая (упорядочивающая), темпоральная, познавательная функция и функция самоидентификации и самопредъ- явления рассказчика. И, наконец, в-пятых, психология, как и множество других, в основном социально-гуманитарных, наук активно ассимилировала нарратив. И в психологии он представлен двумя направлениями исследований: нарратив как объяснительная парадигма (предлагающая принципиально новые способы понимания и интерпретации культуры и сознания человека), а также нарратив как объект психологического анализа, где особенное внимание уделяется так называемому автобиографическому нарративу, как основному способу структурирования и описания человеком своей жизни и субъективного опыта.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме ФУНКЦИИ НАРРАТИВА.:

  1. КРИТЕРИИ «НАРРАТИВНОСТИ» И ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАРРАТИВА.
  2. Зайцева Ю.Е. ТИПЫ «Я-НАРРАТИВОВ» И ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕЛИ МОЛОДЫХ ПЕТЕРБУРЖЦЕВ
  3. Хлебосолова А.Н., Канушкина А.Р. ОСОБЕННОСТИ БЫТОВОГО «МАГИЧЕСКОГО» НАРРАТИВА У СОВРЕМЕННЫХ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ
  4. УДК 159.923.О.В. БОРОДАЧЕВА К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА НАРРАТИВНОСТИ И АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО НАРРАТИВА
  5. 7.2. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ФУНКЦИЙ
  6. ФУНКЦИИ ОБЩЕНИЯ
  7. Функции Я-центра
  8. 1.4. ФУНКЦИИ ВНИМАНИЯ
  9. ФУНКЦИИ
  10. Функции психомоторики
  11. Функции страданий
  12. 5.3 ФУНКЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  13. 3.4. ФУНКЦИИ САМООТНОШЕНИЯ
  14. 6.1 ФУНКЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ
  15. ФУНКЦИИ И РОЛЬ ЭМОЦИЙ.
  16. 3.3. МЕТОДЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ФУНКЦИЙ