ГЕНДЕРНЫЕ РОЛИ И ФАКТОРЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ

Существующие в обществе культурные ожидания и стереотипы, относящиеся к маскулинному и фемининному поведению, оказывают большое влияние на процесс социализации личности, во многом определяя его направленность.
Весь процесс социализации индивида сопровождается традиционными представлениями о ролях мужчины и женщины в обществе. С первых дней жизни и на последующих этапах социализация дифференцируется по половому признаку, создавая тем самым мальчикам и девочкам, мужчинам и женщинам, различные условия для их личностного развития, реализации способностей, выбора трудовой деятельности и т.п. Сегодня все большее число ученых склоняется к мнению, что основную роль в формировании гендерной роли играют социальные нормы, предписывающие различные типы поведения в соответствии с биологическим полом, социальные ожидания общества, которые возникают в соответствии с конкретной социально-культурной матрицей и находят свое отражение в процессе воспитания. В этом процессе социальный пол, который усваивается прижизненно, играет большую роль, чем пол биологический. Однако необходимо учитывать и тот факт, что принятие индивидом социальных ролей – процесс активный, индивид может варьировать роли, уклоняясь от стандарта [1, 2, 3, 5, 12].
Долгое время маскулинные и фемининные черты считались строго дихотомическими, взаимоисключающими, кроме того, традиционно соотношение половых ролей представлялось иерархическим, и женщине в этой модели отношений отводилась подчиненная роль. В связи с историческими, культурными и социальными переменами в обществе на современном этапе произошли изменения и в представлениях об идеалах маскулинности и фемининности. «Мужские» и «женские» качества и свойства не воспринимаются теперь принадлежностью одного из полов. Они не являются полярными характеристиками, могут принадлежать представителю как одного, так и другого пола и обусловливаются скорее особенностями воздействия социального окружения, семейного воспитания и полоролевой идентификацией мальчиков и девочек. Существенные коррективы в представления о маскулинности и фемининности внесла концепция психологической андрогинии, которая предполагает возможность людей успешно сочетать в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские психологические качества, что позволяет людям менее жестко придерживаться полоролевых норм, свободнее переходить от традиционно женских занятий к мужским, и наоборот [1, 2, 3, 10].
Но вместе с тем идеалы маскулинности и фемининности сегодня, как никогда прежде, противоречивы. Ломка традиционной системы половых ролей приводит к некоторой рассогласованности между ролевыми ожиданиями и требованиями, диктуемыми существующей реальностью, что создает определенные трудности для подростков, поскольку их самосознание и самооценка во многом зависят от соответствия стереотипным представлениям о маскулинности/фемининности. Подростковый возраст является одним из таких возрастных периодов, когда в процессе взаимодействия полотипичных и индивидуально-психологических характеристик личности отмечаются напряжение и рассогласование. Изменение тела подростка, появление у него вторичных половых признаков и эротических переживаний способствуют формированию половой идентичности взрослого человека, в которой соответствие общепринятым образцам маскулинности и феминности играет ведущую роль [7, 8, 11].
Целью данного исследования явилось изучение взаимосвязи между принятием гендерных ролей подростками и особенностями их социализации. Существуют три точки зрения относительно того, какая гендерная роль обеспечивает личности максимальное психологическое благополучие. Первая, традиционная, модель полагает, что наиболее благополучными будут те индивиды, гендерная роль которых максимально соответствует их половой принадлежности, т.е. маскулинные мужчины и фемининные женщины. Вторая модель считает оптимальной андрогинию, т.е. высокие степени проявления как маскулинности, так и фемининности для обоих полов, а третья – что самый благоприятный фактор для обоих полов – высокая маскулинность [8].
Объектом исследования стали учащиеся 10-х классов средней школы № 618 Приморского района Санкт-Петербурга в количестве 63 человек. Из них 33 девочки и 30 мальчиков. Средний возраст мальчиков составил 15,7 года, девочек – 15,4 года.
В ходе исследования были использованы следующие методики:
1. «Анкета половых ролей» С. Бем.
2. «Опросник поведения в конфликте» К. Томаса.
3. Модифицированный вариант методики исследования самооценки Дембо–Рубинштейн.
4. «Проблемная анкета» Seiffge–Krenke.
5. Методика исследования характера влияния основных агентов социализации.
«Проблемная анкета» Seiffge–Krenke – специально разработанный опросник для изучения проблемной нагруженности в различных сферах жизнедеятельности у подростков. Была адаптирована на кафедре психологии развития и образования РГПУ им. А.И.Герцена.
В данном опроснике приводятся описания ситуаций, которые могут восприниматься подростками как проблемы. Анкета состоит из 7 блоков вопросов, каждый блок содержит вопросы, относящиеся к различным сферам жизни подростков, а именно: 1) проблемы, связанные со школой; 2) проблемы, связанные с опасениями или неуверенностью в будущем; 3) проблемы, связанные с родительским домом; 4) проблемы, связанные с отношениями со сверстниками; 5) проблемы свободного времени; 6) проблемы, связанные с отношениями с противоположным полом; 7) проблемы, связанные с собственным «Я».
Обследуемые подростки отмечают, в какой мере их касаются отдельные проблемы, указанные в анкете, используя следующую шкалу: 1 – «совсем нет», 2 – «едва ли», 3 – «ни да ни нет», 4 – «скорее да», 5 – «в полной мере». Затем баллы по каждому блоку вопросов суммируются.
Методика исследования характера влияния основных агентов социализации была предложена Р.А. Бондаренко и представляет собой прямое шкалирование оценки подростками влияния на них основных агентов социализации (семья, школа, сверстники, телевидение) относительно маскулинности/фемининности [4].
Испытуемым предъявляются 4 шкалы и предлагается отметить на этих шкалах, как они оценивают влияние на них ряда агентов социализации, расположив точку между полюсами мужественность/женственность по следующим параметрам:
1.Какое воздействие оказывают на Вас сверстники? 2. Какое воздействие оказывает на Вас семья?
3. Какое воздействие оказывает на Вас школа? 4.Какое воздействие оказывает на Вас телевидение?
Длина каждой из предложенных шкал 100 мм, при этом «0» означает абсолютно маскулинное влияние, а «100» – абсолютно фемининное. Основной целью являлось проследить, как подростки оценивают направление влияния на них основных агентов социализации.
Остальные методики, использованные в данном исследовании, достаточно полно представлены в специальной литературе, и подробнее на них мы останавливаться не будем. Отметим только, что все методики бланковые, группового предъявления.
В результате использования методики С. Бем на основании соотношения показателей маскулинности и фемининности было выделено 6 групп испытуемых: маскулинные мальчики, маскулинные девочки, фемининные мальчики, фемининные девочки, андрогинные мальчики и девочки. Дальнейший анализ был основан на сравнении данных различных методик у испытуемых выделенных групп.
Согласно полученным данным, как среди мальчиков, так и среди девочек встречаются представители всех гендерных типов. Вместе с тем следует отметить, что наиболее распространенным является андрогинный тип – 43,3% у мальчиков и 60,6% у девочек, но у мальчиков процент представителей традиционного для их пола маскулинного типа, составляет 40%, т.е. немного меньше, чем представителей андрогинного типа, тогда как у девочек на фемининный тип приходится только 24,2%, что значительно ниже процента, приходящегося на андрогинный тип. Среди исследуемых подростков процентное соотношение мальчиков с фемининной гендерной ролью и девочек с маскулинной гендерной ролью оказалось примерно одинаково, соответственно 16,7% и 15,2%.
С помощью теста, предложенного К. Томасом, нами были изучены различные стили конфликтного поведения подростков, затем был проведен сравнительный анализ данных, отражающих особенности поведения личности в ситуации конфликтного взаимодействия в зависимости от ее гендерной роли. В способе поведения в конфликтной ситуации, наиболее часто используемом личностью, проявляется и преимущественно используемая личностью модель межличностных отношений. Как правило, субъекты, реализующие доминантно-зависимую модель отношений, в ситуации конфликта используют поведение по типу соперничества (доминантная позиция), приспособления и избегания (зависимая позиция). Субъектами, реализующими партнерскую модель межличностных отношений, при разрешении конфликтов применяются стили сотрудничества и компромисса [6, 9].

Рис. 1. Соотношение типов поведения в конфликте маскулинных мальчиков и

Рис. 1. Соотношение типов поведения в конфликте маскулинных мальчиков и

фемининных девочек. Рисунок 1 наглядно демонстрирует, что подростки с гендерной ролью, соответствующей их полу (маскулинные мальчики и фемининные девочки), чаще используют доминантно-зависимую модель межличностного взаимодействия. Можно заключить, что традиционные представления о мужественности/женственности побуждают мальчиков проявлять доминантную позицию в межличностных отношениях, а девочек – зависимую, о чем свидетельствует преимущественное использование конкурентного стиля выхода из конфликта мальчиками (различия статистически достоверны, р<0,01) и приспособительного девочками (различия статистически достоверны, р<0,05). При исследовании моделей межличностного взаимодействия подростков с андрогинной гендерной ролью предпочтительной модели межличностного взаимодействия выявлено не было.
Вместе с тем в ходе исследования были получены данные (рис. 2), свидетельствующие о том, что вне зависимости от гендерной роли, мальчиками чаще, чем девочками, в ситуации конфликтного взаимодействия используется стиль компромисса (различия статистически достоверны, р<0,05). Можно сделать вывод, что мальчики в целом в большей мере ориентированы на партнерскую систему взаимодействия, чем девочки.

Рис. 2. Соотношение типов поведения в конфликте

Рис. 2. Соотношение типов поведения в конфликте

мальчиков и девочек Основной целью исследования самооценки по методике Дембо–Рубинштейн в данном исследовании было выявление степени расхождения между представлениями подростков о себе, о том, «какой я есть», и представлениями о себе в соответствии со своими желаниями.
Рассогласование между реальным и идеальным «Я», с одной стороны, может стать источником внутриличностных конфликтов, но, с другой стороны, является также и источником самосовершенствования личности и стремления к развитию. возраст интересен в этой связи стремлением к полному совпадению идеального и реального «Я», чего в большинстве случаев не происходит.
При анализе самооценки подростков по ряду шкал, определяющих различные качества личности, наиболее высокий уровень самооценки при высокой степени самопринятия по этим качествам продемонстрировали маскулинные мальчики, из чего можно заключить, что они обладают наиболее устойчивой и развитой самооценкой.
Данные, полученные при применении «Проблемной анкеты» Seiffge–Krenke, позволяют заключить, что самыми актуальными проблемами для подростков, вне зависимости от их гендерных ролей, являются отношения с родителями и тревога о своем будущем. Согласно полученным данным, маскулинные мальчики менее, а андрогинные мальчики более, чем подростки с другими гендерными ролями, обеспокоены проблемами общения с родителями (различия статистически достоверны, р<0,01), собственным будущим (различия статистически достоверны, р<0,01), проблемами в школе (различия статистически достоверны, р<0,05), воспринимают как проблему принятие собственного «Я» (различия статистически достоверны, р<0,01) (рис.3).

Рис.3. Проблемность различных сфер у маскулинных и

Рис.3. Проблемность различных сфер у маскулинных и

андрогинных мальчиков.
Таким образом, в ряде сфер социализации наиболее предпочтительной оказалась маскулинная гендерная роль у мальчиков. Об этом свидетельствуют меньшая проблемная нагруженность некоторых сфер социализации (показатели по шкалам «будущее», «школа», «отношения с родителями», «отношения со сверстниками» «Проблемной анкеты» Seiffge–Krenke), а также наиболее высокий уровень самооценки различных качеств личности при высокой степени самопринятия, выявленные в результате использования методики Дембо–Рубинштейн, из чего можно заключить, что они обладают наиболее устойчивой и развитой самооценкой. В ходе исследования было выявлено также, что мальчики с андрогинной гендерной ролью склонны ниже оценивать себя по целому ряду личностных качеств, и их удовлетворенность выраженностью этих качеств также не высока. При этом выявлена недостаточная социальная адаптация андрогинных мальчиков, проявляющаяся в проблемах в различных сферах социализации. Связи гендерной роли с успешностью социализации у девочек выявлено не было.
В табл. 1 приведены средние значения оценки влияния различных факторов на полоролевую социализацию в целом для мальчиков и девочек, полученные при использовании методики исследования характера влияния основных агентов социализации. Напомним, что за «0» принимается абсолютно маскулинное влияние, за «100» – абсолютно фемининное.
Таблица 1. Влияние различных факторов на полоролевую социализацию подростков
Пол/факторы Сверстники Семья Школа Телевидение
Мальчики 34 46 32 40
Девочки 53 65 38 60
Исходя из данных, приведенных в таблице 1, можно сделать вывод, что мальчики в целом оценивают средовое давление более жестко, чем девочки. Девочкам влияние всех агентов, кроме школы, представляется скорее фемининным. Как наиболее жесткое, и мальчиками, и девочками рассматривается влияние школы, как наиболее феминизирующее – семья.
Восприятие подростками школы как фактора, оказывающего на них давление в сторону маскулинности, вероятно, требует дополнительного исследования, поскольку большинством исследователей признается скорее фемининное влияние школы.
В табл. 2 представлены данные, позволяющие сделать заключение о характере влияния некоторых агентов социализации на подростков, обладающих различными гендерными ролями. Если оценивать характер влияния всех факторов, то можно отметить, что средовое давление наиболее жестко воспринимают фемининные мальчики, в то время как маскулинные девочки давление всех агентов социализации, кроме школы, воспринимают скорее неопределенным. Вероятно, это связано с более сильным давлениеь со стороны социума в направлении формирования полоспецифичного поведения, которое испытывают мальчики по сравнению с девочками. Общество традиционно более терпимо к маскулинному поведению девочек, но осуждает фемининное поведение мальчиков.
Таблица 2. Влияние различных факторов на полоролевую социализацию подростков, имеющих разные гендерные роли
Гендерная роль\факторы Сверстники Семья Школа Телевидение
Андрогинные девочки 53 64 40 54
Маскулинные девочки 42 52 14 46
Фемининные девочки 62 75 46 78
Андрогинные мальчики 34 53 28 40
Маскулинные мальчики 37 43 40 41
Фемининные мальчики 28 35 25 38
Наиболее фемининным средовое влияние воспринимается фемининными девочками. Как наиболее жесткое влияние воспринимают влияние школы маскулинные девочки, в качестве наиболее феминизирующего фактора фемининные девочки воспринимают телевидение.
В ходе исследования гендерных ролей подростков в связи с особенностями их социализации был использован корреляционный анализ. Полученные данные свидетельствуют о том, что в целом высокий уровень маскулинности является благоприятным фактором для более успешной социализации подростков. С повышением показателя маскулинности уменьшается проблемная нагруженность в зонах «будущее» (у маскулинных мальчиков), «собственное “Я”» и «отношения с противоположным полом» (у андрогинных и фемининных девочек). Повышается уровень самооценки по таким шкалам, как «самодостаточность» (у маскулинных мальчиков), «ответственность» и «доброта» (у андрогинных девочек), «заботливость» (у маскулинных девочек). Кроме того, при увеличении показателя маскулинности уменьшается вероятность выбора непродуктивного способа поведения в конфликтной ситуации – избегания у андрогинных девочек. Эти данные подтверждаются полученными в исследовании, свидетельствующими о меньшей проблемности в различных сферах и более высокой и стабильной самооценке у маскулинных мальчиков.
Исходя из данных нашего исследования, фемининные девочки оценивают влияние школы скорее как нейтральное, но, согласно анализу корреляционных связей, с увеличением показателя фемининности проблемная нагруженность в зоне «школа» уменьшается. Таким образом, несмотря на оценку подростками влияния на них школы скорее в сторону маскулинности, акцент в обучении все же ставится на развитие традиционно женских качеств.
Таким образом, в ходе проведения данного исследования было выявлено, что успешность в ряде сфер социализации, наряду с устойчивой и развитой самооценкой, обеспечивает маскулинная гендерная роль у мальчиков, которая не только соответствуют их половой принадлежности, но и отвечает требованиям социально-культурной ситуации общества. Вместе с тем, несмотря на то, что достижению успехов в целом ряде сфер жизнедеятельности может способствовать наличие у индивида не только маскулинных, но и фемининных качеств, мальчики с андрогинной гендерной ролью показали себя наименее успешными в этих сферах, вероятно, в силу большей неопределенности требований, предъявляемых к индивидам с данной гендерной ролью в процессе социализации. Одним из результатов полоролевой социализации в ее современном виде можно считать и осложненное формирование полоролевых предпочтений у девочек, поскольку, наряду с традиционными взглядами на соотношение полов как иерархическое, когда женщина представляется слабой, зависимой, пассивной, в нашем обществе существует и ориентация на социальное равенство полов, стимулирующая развитие у женщин маскулинных качеств: конкурентности, стремления к доминированию.
Литература
1. Агеев В. С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. 1987. № 2.
2. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. 1991. № 4.
3. Блок Джин Х. Влияние дифференцированной социализации на развитие личности мужчин и женщин: Практикум по социальной психологии. СПб., 2000.
4. Бондаренко Р.А. Влияние школы на полоролевую социализацию в самооценке подростков// Ярославский Педагогический вестник. 2003. № 4.
5. Виноградова Т.В., Семенов В.В. Сравнительные исследования познавательных процессов у мужчин и женщин: роль биологического и социальных факторов // Вопросы психологии. 1993. №2.
6. Гришина Н.В. Психологическая работа с конфликтами: три вида диалога// Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. Л.А. Головей, Л.А. Коростылевой. Вып.3. СПб., 1999.
7. Каган В.Е. Стереотипы мужественности и женственности и образ “Я” // Вопросы психологии. 1989. №3.
8. Клецина И.C. Гендерный подход в системе психологического образования // Гендерные исследования: Феминистская методология в социальных науках. Материалы 2-й Международной летней школы по гендерным исследованиям (Фарос-1998) /ХЦГИ. Харьков, 1998.
9. Клецина И.С. Партнерство в межличностных отношениях: гендерный подход. 2000.
10. Кон И.С. Психология половых различий // Вопросы психологии. 1989. № 2.
11. Кон И.С. Психология ранней юности: Кн. для учителя. М., 1989.
12. Попова Л.В. Гендерная социализация в детстве // Гендерный подход в дошкольной педагогике: теория и практика. Ч. 1.
<< | >>
Источник: Л.А. Цветкова; В.Б. Чесноков. Сборник статей по материалам лучших дипломных работ выпускников факультета психологии СПбГУ 2004 года / Под научной редакцией. 2004

Еще по теме ГЕНДЕРНЫЕ РОЛИ И ФАКТОРЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ:

  1. Горностай П. П. СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РОЛИ
  2. Ухова Дарья Игоревна ПОРЯДОК РОЖДЕНИЯ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ГЕНДЕРНОЙ РОЛИ
  3. Подоровский А.Н. Трансформации процесса социализации и изменение роли совести В XX веке
  4. ПОДОРОВСКИЙ А.Н. ТРАНСФОРМАЦИИ ПРОЦЕССА СОЦИАЛИЗАЦИИ И ИЗМЕ-НЕНИЕ РОЛИ СОВЕСТИ В XX ВЕКЕ
  5. Розова И. А. ГЕНДЕРНЫЕ РОЛИ В КРАСНОЙ АРМИИ И БЕЛОЙ ГВАРДИИ
  6. Л. Э. Семенова ОСОБЕННОСТИ ГЕНДЕРНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ НА ЭТАПАХ РАННЕГО ДИЗОНТОГЕНЕЗА
  7. ПЕРВОПРИЧИНА ГЕНДЕРНЫХ РАЗЛИЧИЙ В АГРЕССИИ: ГЕНЕТИКА ИЛИ СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ?
  8. Ишанов С.А. ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ О МУЖСКОЙ РОЛИ В СТУДЕНЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ
  9. Ровинская Татьяна Ивановна ОСОБЕННОСТИ ГЕНДЕРНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ДЕТЕЙ ИЗ ДЕТСКОГО ДОМА.
  10. 1. ФАКТОР ПОЗИТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ (46.2%)
  11. Раздел II. ПСИХОЛОГИи И СОЦИАЛИЗАЦИи ЛИЧНОСТИ
  12. ТЕМА 5. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И МЕХАНИЗМЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  13. Давыдович Е.М. этническоЕ самосознаниЕ как фактор социализации современного чело-века
  14. ГУРНОВА Е.Е. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ
  15. ВОПРОС О РЕГУЛЯТОРНОЙ РОЛИ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ ЛИЧНОСТИ
  16. ТЕМА 4. СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ КАК СОЦИАЛЬНО- ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  17. Т. С. Харитонова ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ГЕНДЕРНОЙ АСИММЕТРИИ НА ФАКУЛЬТЕТАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВУЗА
  18. СПЕЦИФИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ О ПОЛОРО-ЛЕВОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ПОДРОСТКОВ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ КАК ВАЖНОМ ФАКТОРЕ СОЦИАЛИЗАЦИИ
  19. Раздел I. ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ БЕЛАРУСИ И РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ
  20. ВВЕДЕНИЕ В СПЕЦИАЛЬНОСТЬ СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ И СОЦИАЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА