Т.В. ГУЩИНА ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И КОПИНГ-СТРАТЕГИИ У ДЕВИАНТНЫХ МАТЕРЕЙ И ИХ ДЕТЕЙ

Представлены результаты исследования защитного и совладающего поведения членов дисфункциональных семей (матерей и их детей) в кризисной для них ситуации вынужденной разлуки (когда ребенок оказывается в социально- реабилитационном центре).
Показано, что совладание у девиантных матерей и их детей, чаще всего, неэффективно, а интенсивность использования психологической защиты крайне велика, что не позволяет им справляться с жизнен-
Личность как субъект совладающего поведения
ными трудностями и свидетельствует о слабовыраженной субъектности и социально-психологической дезадаптации.
Ключевые слова: поведение субъекта, дисфункциональная семья, девиан- тное материнство, взаимоотношения матери и ребенка, механизмы психологической защиты, способы совладающего поведения.
Вследствие возрастающего интереса к проблеме адаптации человека к трудным жизненным ситуациям, в последние годы растет количество работ, посвященных психологической защите и со- владающему поведению [1; 4; 6; 9; 10; 12; 15; 16].
Совладающее со стрессом поведение - это поведение субъекта, характеризующееся, прежде всего осознанностью и направленностью. Именно совладающее поведение можно рассматривать с точки зрения личностного развития, благополучия, ресурсов, адаптации и развития человека. Если субъект не владеет этим видом поведения, возможны неблагоприятные последствия для его продуктивности, здоровья и благополучия [9].
Н.А. Русина считает, что принципиальное отличие защитного поведения от совладающего на уровне субъективных ощущений состоит в том, что при совладающем поведении не ощущается дискомфорт от собственных действий и их результата, сознание не возвращает личность к трудной и стрессовой ситуации. При защитном поведении остается неудовлетворенность и через временной интервал происходит возврат к началу ситуации [13].
Кроме того, по Р. Лазарусу, для психологической защиты характерно немедленное действие «здесь и теперь», решение актуальной ситуации немедленно, без учета будущих перспектив; сохранение собственного психического благополучия; уравновешивание собственных психических состояний; избегание, подавление, отрицание, то есть искажение реальной ситуации. Тогда как совла- дающее поведение - это, прежде всего, социально-приемлемые способы адаптивного поведения с учетом окружающих и окружения; оно направлено на восстановление нарушенных отношений между окружением и личностью; для совладания характерен поиск информации, действия, рефлексия [14].
Каждая семья на своем пути существования встречается с разными рода трудностями: нормативными кризисами, бытовыми и социально-психологическими проблемами, экстремальными ситуациями. Эти трудности предъявляют семье, ее членам повышенные требования, проверяя семейную систему на прочность. Члены семьи организуют свое поведение либо в форме психологической
защиты от неприятных переживаний, либо в виде конструктивной активности, направленной на решение проблемы. Преобладание того или иного стиля реагирования (защитного или совладающе- го) характеризует проявление субъектности как отдельного человека (члена семьи), так и семьи как группы. Дисфункциональной семье, где в силу нарушения различных аспектов семейного функционирования систематически не удовлетворяются базовые потребности членов семьи и не реализуются основные ее задачи, приходится особенно трудно [7]. Кроме того, дисфункциональная семья сама часто является основным источником стресса для ее членов.
В своем исследовании мы изучали дисфункциональную семью в кризисной ситуации, индикатором которой являлся ребенок, оказавшийся без родительского попечения, и изъятый органами опеки или милиции из семьи. Тщательный анализ подобной острой стрессовой ситуации позволил выявить специфику защитного и совладающего поведения членов дисфункциональной семьи, прежде всего, матерей и их детей.
Исследование проводилось в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних. Всего было исследовано 197 человек (матери и дети), представителей дисфункциональных семей. Окончательная выборка составила 47 детей (возраст от 5 до 16) и 25 женщин-матерей (в возрасте от 25 до 47 лет). Всего осуществлено 314 наблюдений.
Для ребенка из дисфункциональной (особенно алкогольной) семьи существует реальная угроза приобретения статуса сироты. Основной причиной социального сиротства является, прежде всего, потеря материнского воспитания. Источником психических нарушений у таких детей выступают эмоциональная депривация вследствие нарушенных детско-родительских взаимоотношений, в том числе, неэффективное и девиантное материнство. Под деви- антным материнством мы понимаем отклоняющееся поведение матери, проявляющееся в эмоциональном и физическом отвержении ребенка, выраженное в различных формах (гипоопека, авторитаризм, гиперопека, физическое и психологическое насилие, отказ от ребенка). Девиантное материнство может быть как причиной, так и следствием семейного неблагополучия [2].
Для нас было важно тщательно исследовать кризисную ситуацию, наличие у девиантной матери ресурсов, обеспечивающих способности к изменению ситуации и совладанию с жизненными трудностями. Кроме того, мы рассматривали взаимоотношения
Личность как субъект совладающего поведения
девиантной матери и ребенка как неоднозначно влияющие на детское защитное и совладающее поведение.
Методы исследования
Для решения поставленных задач и проверки исходных гипотез был сформирован методический комплекс (всего 11 методик), позволивший сочетать современную психометрическую диагностику, качественный анализ материалов наблюдения, опроса, экспертных оценок, учет внешних критериев и методы действия. Для изучения социально-психологических трудностей и особенностей взаимоотношения матерей и детей были применены следующие методики: авторский проективный тест «Плачущий человечек»; проективная методика «Тест-фильм» Р. Жиля; проективная методика «Расскажи сказку» по сказкам Л. Дюсс, адаптированная Г. Ма- хортовой; опросник «Подростки о родителях» (ПОР) Л.И. Вассер- мана, И.А. Горьковой, Е.Е. Ромицыной; опросник для исследования эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия (ОДРЭВ) (разработан Е.И. Захаровой) [3; 5; 11].
С целью изучения особенностей защитного и совладающего поведения у детей и их матерей использовались: карта оценки детских защитных механизмов Р. Плутчика и К. Перри (модификация Е.В. Чумаковой); «Опросник копинг-стратегий детей младшего школьного возраста», адаптированный Н.А. Сиротой и В.М. Ялтон- ским и упрощенный И.М. Никольской и Р.М. Грановской; Юношеская копинг-шкала (Adolescent Coping Scale) Э. Фрайндерберг и Р. Льюиса (адаптированная Т.Л. Крюковой); тест-опросник для измерения степени использования индивидом механизмов защиты (LIFE STYLE INDEX) Р. Плутчика, совместно с Г. Келлерманом и Х.Р. Конте (адаптация В.Г. Каменской); опросник «Копинг-поведе- ние в стрессовых ситуациях» (CISS) Н.С. Эндлера и Д.А. Паркера (адаптация Т.Л. Крюковой); опрос экспертов и включенное наблюдение [6; 8; 12; 16].
Основные результаты
Уже на первом этапе исследования мы смогли диагностировать характер взаимоотношений матерей и детей, разделив, условно, девиантных матерей на три группы:
1. Матери, которые ни разу не пришли навестить ребенка, либо они находились в состоянии запоя, либо их местонахождение было неизвестно. В конечном итоге их заочно лишили родительских прав.
2. Матери, которые 1 - 2 раза навестили ребенка в первое вре-
мя его пребывания в социально-реабилитационном центре. Пришли с желанием изменить ситуацию, но, не совладав с ней, не добились результата и были также лишены родительских прав.
3. Матери, которые регулярно навещали своего ребенка в социально-реабилитационном центре. Делали шаги по исправлению ситуации. Выполняли формальные требования органов опеки: устроиться на работу, прекратить употреблять алкоголь, по возможности пройти лечение в наркодиспансере, привести в порядок квартиру.
В нашем исследовании приняли участие женщины, относящиеся ко второй и третьей группам.
Результаты диагностики и наблюдения показали, что значительное количество детей, попадающих в социально-реабилитационный центр, находятся в эмоциональной изоляции от взрослого (матери), испытывают дефицит ласки и тепла. Мать интуитивно не чувствует своего ребенка, отстраняется от него, не использует возможности тесного контакта с ним. Некоторые матери, особенно детей-дошкольников, не замечают, или отказываются замечать проблемы в развитии своих детей. Девиантная мать часто не в состоянии организовать общение с ребенком. Она либо делится с ним своими (взрослыми) проблемами, либо вообще не находит темы для разговора. Ее мало интересует то, о чем говорит ее ребенок. Девиантные матери не в состоянии контролировать поведение собственного ребенка иначе как криком и наказаниями, включая физические. Результаты изучения эмоциональных сторон взаимодействия, оцениваемых девиантными матерями (по методике ОДРЭВ Е.И. Захаровой), свидетельствуют о том, что они испытывают трудности при восприятии состояния своего ребенка, в его безусловном принятии, не стремятся к телесному контакту и редко испытывают положительные чувства в ситуации взаимодействия. Данные закономерности подтверждаются и результатами включенного наблюдения за встречами матерей и детей.
Тем не менее, нами установлено, что ребенок из дисфункциональной семьи, как и ребенок из нормально функционирующей семьи, больше всего привязан к матери и отдает ей предпочтение при выборе в качестве поддержки (результаты теста Р. Жиля). Сравнив две выборки детей из функциональных семей и детей из дисфункциональных семей в период кризиса (применив ф - угловое преобразование Фишера), мы не обнаружили достоверных различий в степени привязанности между процентными долями двух выборок по всем критериям.
Личность как субъект совладающего поведения
Однако в ответ на амбивалентное отношение родителей, в частности, матери к ребенку, он также испытывает противоречивые чувства к ней. С одной стороны, ребенок ожидает любви и теплого, внимательного отношения со стороны матери, сам испытывает любовь и нежность к ней, с другой стороны, он не уверен в помощи взрослых, это вызывает у ребенка гнев, раздражение и обиду.
Результаты анализа историй по методике «Расскажи сказку» свидетельствуют о том, что только 42,1 % детей в возрасте 5 - 10 лет из дисфункциональных семей обращаются за помощью к родителям и всего 15,8 % надеются ее получить. 63,2 % детей описывают чувство обиды и гнева за несправедливое отношение родителей к ним, игнорирование его важных потребностей. Кроме того, на уровне психологической защиты происходит отрицание темной стороны матери как самой матерью, так и ее ребенком. Но сны, которые дают выход бессознательному, порождают чудовищ, в которых хорошо угадываются образы родителей, и, прежде всего, матери.
С точки зрения подростков (данные методики ПОР), матери, прежде всего, демонстрируют директивность (m = 4,1) и враждебность (m = 3,6) по отношению к ним. Подростки отмечают также непоследовательность (m = 3,6) воспитательной политики матерей. В дисфункциональных семьях проявление власти и контроля сочетается с полным попустительством и безразличием. Некоторые матери часто ставят подростка, сына или дочь, в позицию взрослого, требуя от него помощи и поддержки в разрешении трудных жизненных ситуаций. Мы могли наблюдать случаи, когда дети сами берут на себя функцию контроля за родителями.
Под воздействием кризиса у большинства матерей изменяется только внешняя сторона детско-родительских взаимоотношений и взаимодействий (увеличивается ответственность, усиливается контроль и самоконтроль матерей). Эмоциональные отношения по- прежнему характеризуются холодностью, отсутствием безусловного принятия и любви.
Результаты исследования защитного поведения у детей и их матерей позволяют сделать выводы о том, что у девиантных матерей выраженность механизмов психологической защиты значительно выше, чем у детей.
Ярче всего у девиантных матерей выражены механизмы формирования реакции, интеллектуализации и проекции, у детей - механизмы отрицания, интеллектуализации, компенсации.
Девиантные матери в большей степени, чем их дети, используют механизм регресса, демонстрируя инфантилизм, конформизм,
потребность в стимуляции, контроле, утешении. У детей, в отличие от матерей, регресс слабо выражен в поведении, и не отмечен экспертами. В дисфункциональных семьях не приветствуется регрессивное поведение ребенка (например, слезы, эмоциональная привязанность к матери), поэтому дети рано учатся контролировать свои эмоции, подавлять реальные чувства.
Дети наиболее чувствительны к изменению выраженности материнской проекции. Этот механизм защиты обнаруживает большее количество корреляционных связей с механизмами психологической защиты детей. Так, например, выраженность проекции у матери, с одной стороны, способствует повышению тревожности матери и снижению ее требовательности к ребенку, «разрешая» ему регрессивное поведение (r = 0,68, p = 0,05). С другой стороны, часто материнская проекция направлена на собственных детей. Тогда для защиты от материнской проекции дети используют механизмы вытеснения (r = 0,61,p = 0,05), замещения (r = 0,68,p = = 0,05) и проекции (r = 0,80, p = 0,01).

? Дети из семьи, применяющей физ.наказания п = 38 ¦ Дети из дисфункциональной семьи в период кризиса п = В

? Дети из семьи, применяющей физ.наказания п = 38 ¦ Дети из дисфункциональной семьи в период кризиса п = В

исследовании совладающего поведения у детей и их матерей из дисфункциональных семей получены следующие результаты. Выявлено, что дети-дошкольники чаще всего обращаются к социальной поддержке, но не ищут ее самостоятельно, а ожидают инициативы от взрослых, оставаясь пассивными. Они активно используют различные виды разрядки (эмоциональное отреагирование, двигательную активность) и стратегии, направленные на восстановление сил (сон, еда). Дети младшего школьного возраста чаще всего
чиаю гыва- юти). [)унк- пада-

Личность как субъект совладающего поведения
Рисунок — Стратегии совладающего поведения, реже всего выбираемые детьми ( %)
Кроме того, подверженные длительному и тяжелому стрессу, дети из дисфункциональных семей ищут разные способы совлада- ния. В арсенале частого использования у более, чем половины детей, находится 17 копинг-стратегий.
Подростки выбирают проблемно-ориентированные стратегии совладания (по методике ЮКШ), но это противоречит наблюдениям. Большинство подростков, в действительности, не совладает с жизненными трудностями (с трудом учатся в школе, для них характерно девиантное поведение).
В первую очередь, подростки выбирают стратегию «друзья», что соответствует возрастной потребности в интимно-личностном общении. С одной стороны, общение со сверстниками выступает для них как стратегия отвлечения от проблем, которые они, чаще всего, не в состоянии разрешить, то есть в положении этих детей выступает как продуктивная стратегия совладания. С другой стороны, отвлечение в компании сверстников с таким же девиантным поведением деструктивно и не способствует продуктивному совла- данию. Подростки испытывают когнитивный диссонанс, т.е. они знают, как надо действовать, но этого не делают. Во-первых, не умеют, так как в дисфункциональной семье у них не был сформирован навык совладания на примере решения взрослыми членами семьи проблемных ситуаций. Во-вторых, они остро нуждаются в принятии и поддержке. Компания сверстников частично удовлетворяет эти потребности.
У девиантных матерей преобладает эмоционально-ориентированный стиль совладающего поведения. Они больше, чем женщины-матери из функциональных семей, склонны к переживанию проблемы и эмоциональному отреагированию (U = 92, p = = 0,001). Тогда как к социальному отвлечению девиантные матери прибегают значительно реже (U = 92, p = 0,005). Они часто выбирают стратегии отвлечения, которые носят непродуктивный характер (например, алкогольные компании). Особенностью проблемно-ориентированного стиля совладающего поведения девиантных матерей является сознательное стремление к активной деятельности по изменению ситуации и «застревание» на этапе анализа проблемы. Женщины редко переходят к реальным действиям по изменению ситуации (U = 124, p = 0,05). Таким образом, они редко продуктивно совладают с жизненными трудностями, то есть в реальности не разрешают трудную ситуацию самостоятельно.
При выборе стратегий совладающего поведения дети больше всего чувствительны к выраженности механизмов психологической защиты у матерей: отрицания, формирования реакции, интеллектуализации. Больше всего корреляционных связей обнаружено между выраженностью механизмов защиты у матерей и выбором стратегий совладания у подростков. Например, механизм интеллектуализации у матерей имеет сильную отрицательную связь (p = = 0,01) и оказывает отрицательное влияние на выбор подростками стратегий «решение проблем» (%= -0,69, p = 0,03) и «позитивный фокус» (% = -0,78, p = 0,01). Особенности интеллектуализации у девиантных матерей, выраженные в подмене деятельности «рас- суждательством», уходе от решения проблем, тормозят формирование у подростков стратегий продуктивного (так называется этот стиль в ЮКШ) стиля совладания.
При выраженной инфантильности (регрессе) матери ребенку из дисфункциональной семьи иногда приходится брать на себя роль взрослого для сохранения семейного гомеостаза. Он сам вынужден оказывать ей социальную поддержку матери, снижая вероятность получения такой помощи для себя (%= -1,035, p = 0,05).
Чем чаще матери прибегают к стратегиям, нацеленным на решение проблемы, тем больше выражена у подростков способность к позитивному восприятию действительности (х= 0,72, p = 0,02). Выбор матерями эмоционально-ориентированного ко- пинга напрямую связан со стратегией несовладания у подростков (х= 0,95, p = 0,05).
Эмоционально-ориентированный стиль совладания матерей положительно связан и влияет на механизмы психологической защиты у подростков: вытеснения (%= 0,67, p = 0,03) и компенсации (%= 0,67,p = 0,001). Причем компенсация у подростков может проявляться как в организации собственной деятельности (спорт, творчество), так и в девиантном поведении (алкоголизм, наркомания, бродяжничество).
Результаты корреляционного и регрессионного анализов сви-
Личность как субъект совладающего поведения
детельствуют о связях и влияниях взаимоотношений и взаимодействия матери и ребенка на его защитное и совладающее поведение. Чем реже ребенок делает выбор в пользу матери в трудной ситуации (по методике Р. Жиля), тем реже он использует регресс как механизм психологической защиты (%= -0,84, p = 0,03). Теплые, эмоционально насыщенные отношения с матерью обеспечивают ребенку возможность искать покровительства и эмоционального комфорта, социальной поддержки у других значимых людей. Тогда как эмоциональное отвержение ребенка приводит к вынужденному раннему взрослению ребенка, запрету на естественные для ребенка способы выражения чувств (слезы, телесный контакт с матерью).
На выбор стратегии совладания социальная поддержка влияют чувства матери в ситуации взаимодействия (х= 1,29, p = = 0,03) и стремление к телесному контакту (х= -0,67, p = 0,04). Дети из дисфункциональных семей дошкольного и младшего школьного возраста, остро нуждаясь в ласке и тепле, стремятся к восполнению их дефицита. Известна особенность этих детей «прилипать» к чужому человеку, требовать поддержки через телесный контакт.
Проведенное исследование позволяет утверждать, что дис- функциональность семьи не позволяет ее членам продуктивно совладать с трудностями и вырваться из круга семейных проблем. Матери и дети из дисфункциональных семей склонны к отрицанию существования проблем в их жизни, они испытывают трудности в вербализации своих чувств и мыслей, которые возникают у них в трудной жизненной ситуации, демонстрируют отсутствие навыка и возможностей совладания, ограниченность личностных ресурсов (низкую самооценку, внешний локус контроля, конфронтацию с проблемой). Защитное и совладающее поведение детей и матерей из дисфункциональной семьи имеет свои особенности. Механизмы психологической защиты у матерей в большей степени выражены, чем их стратегии совладания. Это является проявлением сниженной социально-психологической адаптированно- сти и субъектности женщин, а именно пассивной жизненной позиции, которую они транслируют своим детям. Защитное и со- владающее поведение девиантных матерей связано и оказывает влияние на защитное и совладающее поведение их детей. Выраженность защитного поведения у матерей, нарушенные детско- родительские отношения усиливают выраженность защитного
поведения детей и определяют выбор у них непродуктивных стратегий избегания и отвлечения, ограничивая тем самым их адаптационные возможности.
Список литературы
1. Абабков, В.А. Адаптация к стрессу Основы теории, диагностики и терапии / В.А. Абабков, М. Перре. - СПб.: Речь, 2004. - 166 с.
2. Брутман, В.И. Влияние семейных факторов на формирование девиант- ного поведения матери / В.И. Брутман, А.Я. Варга, И.Ю. Хамитова // Психологический журнал. - 2000. - Т. 21, № 2. - С. 79 - 87.
3. Вассерман, Л.И. Психологическая методика «Подростки о родителях» и ее практическое применение / Л.И. Вассерман, И.А. Горьковая, Е.Е. Ромицына. - М.: Фолиум, 1994. - 56 с.
4. Гущина, Т.В. Защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семье в период кризиса: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.05 / Т.В. Гущина; КГУ им. Н.А. Некрасова. - Кострома, 2005. - 228 с.
5. Захарова, Е.И. Опросник для исследования эмоциональной стороны дет- ско-родительского взаимодействия / Е.И. Захарова // Семейная психология и семейная терапия. - 1997. - № 1. - С. 67 - 76.
6. Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта / В.Г. Каменская. - СПб.: Детство-пресс, 1999. - 143 с.
7. Карабанова, О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: учеб. пособие / О.А. Карабанова. - М.: Гадарики, 2004. - 320 с.
8. Крюкова, Т.Л. О методологии адаптации опросника диагностики совладающего (копинг) поведения / Т.Л. Крюкова // Психология и практика: сб. науч. тр. / В.А. Соловьева (отв. ред.). - Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2001. - Вып. 1. - С. 66 - 72.
9. Крюкова, Т.Л. Психология совладающего поведения: моногр. / Т.Л. Крюкова. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2004. - 344 с.
10. Куфтяк, Е.В. Совладающее поведение в семье, регулярно применяющей физические наказания детей: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.05 / Е.В. Куфтяк. - Кострома, 2004. - 231 с.
11. Махортова, Г.Х. Расскажи сказку. Методика исследования детского самосознания / Г.Х. Махортова. - М.: Генезис, 1997. - 62 с.
12. Никольская, И.М. Психологическая защита у детей / И.М. Никольская, Р.М. Грановская. - СПб.: Речь, 2000. - 352 с.
13. Русина, Н.А. Копинг-ресурсы личности как основа здоровья / Н.А. Русина // Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы / под ред. А.Л. Журавлева, Т.Л. Крюковой, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во ИП РАН, 2008. - С. 197 - 217.
14. Сергиенко, Е.А. Субъектная регуляция совладающего поведения / Е.А. Сергиенко // Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы / под ред. А.Л. Журавлева, Т.Л. Крюковой, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во ИП РАН, 2008. - С. 67 - 84.
15. Сирота, Н.А. Копинг-поведение в подростковом возрасте: дис. ... д-ра мед. наук: 19.00.05 / Н.А. Сирота. - Бишкек - СПб.: ПНИ, 1994. - 283 с.
16. Чумакова, Е.В. Психологическая защита личности в системе детско- родительского взаимодействия: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.11 / Е.В. Чумакова. - СПб., 1998. - 184 с.
Гущина Татьяна Владимировна - кандидат психологических наук, доцент кафедры сервиса и туризма Учреждения образования «Костромской государственный технологический университет».
<< | >>
Источник: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ Ч 1. Карпинский К.В.. 2012

Еще по теме Т.В. ГУЩИНА ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И КОПИНГ-СТРАТЕГИИ У ДЕВИАНТНЫХ МАТЕРЕЙ И ИХ ДЕТЕЙ:

  1. ГЛАВА РАЗЛИЧИЯ В КОПИНГ-СТРАТЕГИЯХ (ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕМ ПОВЕДЕНИИ) И В ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ
  2. ВЗАИМОСВЯЗЬ СТРАТЕГИЙ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ С КОПИНГ-СТРАТЕГИЯМИ И МЕХАНИЗМАМИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
  3. СОВЛАДАЮЩЕЕ (КОПИНГ) ПОВЕДЕНИЕ И ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ У ПОДРОСТКОВ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ
  4. А.Э. Вейц ВЛИЯНИЕ СЕМЬИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ У ДЕТЕЙ С НЕРВНОЙ ПАТОЛОГИЕЙ
  5. Хитёва А.А. Защитные механизмы детей с двигательными нарушениями и их родителей
  6. Довгуша А.В. ОСОБЕННОСТИ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ ЛИЧНОСТИ У ДЕТЕЙ С ДВИГАТЕЛЬНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ
  7. Корзун Светлана Антоновна КОПИНГ-РЕСУРСЫ ПОДРОСТКОВ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  8. ЗАЩИТНЫЕ ФАКТОРЫ И КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЕ
  9. ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ
  10. ФОРМАЛЬНЫЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЕМЕЙНЫЕ ФАКТОРЫ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ ПОДРОСТКОВ.
  11. 22.1. КОПИНГ-СТРАТЕГИИ
  12. А.С. Тысячнюк ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ ДЕПРИВИРОВАННЫХ ПОДРОСТКОВ