Т.Л. КРЮКОВА СТИЛИ СОВЛАДАНИЯ С ЖИЗНЕННЫМИ ТРУДНОСТЯМИ

Основное внимание уделено диспозиционному фактору совладающего поведения, личностным стилевым качествам субъекта совладания. Показаны три основных стиля совладания: проблемно-ориентированный, эмоционально-ориентированный и избегание, их связь с благополучием человека и продуктивностью его поведения.
В статье представлены результаты новых исследований автором избегающего стиля совладания (включая отвлечение) на примере эмпирического изучения шопинга и прокрастинации (откладывание выполнения дел «на потом»), позволяющих расширить представления о типах копинга.
Ключевые слова: личностный (диспозиционный) фактор совладающего поведения, классификация копинг-стилей, избегание и отвлечение, их продуктивность, шопинг как совладание, прокрастинация и ее связь с избегающим копингом.
Стиль как способ самопроявления индивидуальности человека, одновременно формальная и сущностная характеристика его поведения и деятельности, давно привлекает внимание не только психологов [14]. Традиционно стиль исследовался в трех основных психологических направлениях - личностные диспозиции, характеристики когнитивных процессов, параметры поведения и деятельности. Авторы вводят такие понятия, как «стиль поведения и стиль личности» (Г. Олпорт), «индивидуальный стиль» (А. Адлер), «когнитивный стиль» (Р. Гарднер, Г. Виткин, М.А. Холодная), «стиль лидерства или руководства» (К. Левин), «индивидуальный стиль деятельности» (В.С. Мерлин, Е.А. Климов), «стиль профессиональной деятельности» (В.А. Толочек), «индивидуальный стиль саморегуляции» (В.А. Моросанова), «стиль реагирования на стресс» (В.А. Бодров, А. и А. Либины) и др.
Мы рассматриваем стиль как интерактивный признак, характеризующий нормальное, то есть адаптивное, взаимодействие субъекта и ситуации: «это характеристика, соответствующая понятию психологическое свойство, психологическая черта, отражающая проявление вовне латентных особенностей личности» [14, с. 280]. Исследуя процессы социальной адаптации, в частности, такую важную их сторону, как совладающее со стрессом в широком смысле (жизненными трудностями, трудной жизненной ситуацией) поведение, мы показали детерминацию совладающего поведения субъекта одновременным и недизъюнктивным взаимодействием рядом факторов: диспозиционным (личностным), динамическим (ситуационным), социокультурным (экологическим) и регулятивным [9; 10]. Стиль совладающего поведения - это совокупность привычных и устойчивых способов поведения, используемых субъектом в стрессовых ситуациях, включающая группы стратегий, близких по смыслу, например, приближение-удаление от стрессовой ситуации. Мы изучаем стили совладающего поведения в связи с диспозиционной характеристикой копинга [19]. Нами установлено, что активное развитие стиля совладающего поведения происходит в подростковом и юношеском возрасте в условиях активного взаимодействия с родителями и сверстниками [9]. У взрослых формирование этого поведения связано, прежде всего, с расширением репертуара и повышением гибкости в применении качественно более совершенных способов совладания. Взросление, развитие самопознания и владения собой способствует усложнению совладающего поведения [9].
Первоначально зарубежными исследователями было установлено, что совладание, или копинг - это динамичное явление [24]. В дальнейшем было показано, что на него влияет и сам человек, привносящий во встречу со стрессором особенности своей личности, индивидуальности, так же как и ситуативные детерминанты [21].
Само исследование совладающего поведения зависит от понимания природы совладания: если исследователь считает копинг относительно спонтанной и устойчивой реакцией индивида на специфическую ситуацию, то исследование обычно строится как изучение индивидуальных различий в совладающем поведении, где копинг выступит как зависимая переменная. Если же рассматривать копинг как относительно изменчивые стратегии поведения в ситуации, намеренно избираемые индивидом, замысел становится иным - изучением эффективности различных стилей, типов и стратегий совладания в различных обстоятельствах, то есть копинг-стра- тегии при этом выступят как независимые переменные.
Отметим, что исследователи, которые идентифицируют основные копинг-стили, используемые индивидами в стрессовых ситуациях, обычно, прежде всего, подчеркивают важность их личностных черт. Личностные факторы, связанные с уязвимостью/устойчивостью к стрессу, рассматриваются как устойчивые характеристики индивида и называются предикторами выбора стилей совла- дающего поведения [15; 16]. В литературе известна крайняя позиция, понимающая совладающее поведение как устойчивую характеристику личности, или даже как сами личностные черты: это, например, исследование стойкости (hardiness) и стойких людей (hardies): Maddi, Khoshaba [25]. Этот подход предполагает последовательность поведения личности при различных стрессорах, независимо от средовых требований. В отечественной науке этот личностный склад связывают со стрессоустойчивостью как интегра- тивным свойством человека [2]. Оно характеризует степень адаптации к воздействию экстремальных факторов внешней (гигиенические условия, социальное окружение и т.п.) и внутренней (личной) среды и деятельности. Оно также определяется уровнем функциональной надежности субъекта деятельности и развития психических, физиологических и социальных механизмов регуляции текущего функционального состояния и поведения в этих условиях. Кроме того, стрессоустойчивость проявляется в активации функциональных ресурсов (и оперативных резервов) организма и психики, а также в изменении работоспособности и поведения человека, направленных на предупреждение функциональных расстройств, негативных эмоциональных переживаний и нарушений эффективности и надежности деятельности [2, с. 244 - 245].
A. и А. Либины [11] также указывают, что стили реагирования на сложные ситуации (стресс), выделяемые ими на основании дифференциального подхода, имеют в своей основе базовые психологические свойства личности (некоторые свойства темперамента, например) [14, с. 197 - 198].
B. А. Бодров, анализируя данный подход, отмечает, что он сводится к определению основных черт или типов личности, характеризующих поведение в этих условиях, влияния особенностей экстремальных ситуаций на личностный статус, значения личностных свойств в адаптационных процессах при длительном нахождении в этих условиях, роли личности в преодолении экстремальных воздействий, взаимосвязи личностных особенностей субъекта с другими его характеристиками (когнитивными, эмоциональными, темпераментальными) в процессах регуляции поведения и т.д. [2, с. 236].
Иерархия совладающего поведения традиционно включает в себя две основные формы копинга по исследованиям лаборатории Р. Лазаруса [24]. Большинство классификаций построено вокруг двух предложенных Лазарусом и Фолкман модусов психологического совладания, направленного на:
1) решение проблемы (problem-focused);
2) изменение собственного состояния и установок в отношении ситуации (emotion-focused):
а) проблемно-фокусированный копинг:
- нацелен на снижение требований ситуации или расширяющий ресурсы для взаимодействия с ней;
- чаще используется тогда, когда человек уверен, что требования ситуации можно изменить;
б) эмоционально-фокусированный копинг:
- нацелен на контроль за эмоциональным ответом на стрессор;
- проявляется в поведении (употребление наркотиков, алкоголя, социальной поддержки, отвлечения) и когнитивной сфере (изменение значения стресса);
- чаще используется тогда, когда человек чувствует, что не может изменить стрессор (например, потеря близкого человека) или не имеет ресурсов справиться с требованиями ситуации.
Только позднее добавился еще один стиль копинга - избегание [19]:
в) копинг избегания:
- отрицание или сведение до минимума серьезности ситуации;
- сознательное подавление стрессогенных мыслей;
- использование защищающих себя мыслей.
Существуют, конечно, и многие другие классификации стилей совладания, которые, однако, не так широко распространены и эмпирически подтверждены. Так Стивен Хобфолл и сотрудники предложили иную - многоосевую классификацию копинг-стилей, которая включает стили:
1) активный-пассивный,
2) просоциальный-антисоциальный и
3) прямого действия-непрямого действия.
Авторы показали, что наиболее успешно справляющиеся со стрессом индивиды используют, в основном, второй вид копинга, выстраивая сильную сеть социальной поддержки в период вне или до стресса [26].
Избегание - третий базовый вид совладания, выделенный первым поколением исследователей [19], включает реакции, характерные для проблемного и эмоционального стилей совладающего поведения, но кроме них - отвлечение на другие виды деятельности, поиск и использование помощи других людей (социальное отвлечение). Копинг избегания [24] - это нахождение способов уйти от ситуации, убежать или заблокировать действие стрессора;
- социальное отстранение, чрезмерная автономность, социальная изоляция;
- преувеличенная концентрация на независимости, опора только на себя, необращение за помощью к другим и т.д.
Каким образом проявляется избегание и в чем его разнообразие? Человек может не обращать внимания на проблему, уйти в себя и никого туда не пускать, не пытаться ничего предпринимать, на всех обидеться, хлопнуть дверью и уйти, целый день слоняться по улицам или пролежать на диване, без разбора смотря различные фильмы. Избегание (эскапизм) имеет многие формы, в том числе, самообман. Избегание - это поведение при стрессе, когда человек продолжает вести себя так, как если бы ничего не произошло; либо предпочитаемое истолкование (wishful - thinking) - призрачные надежды, надежда на чудо (излагается по: Zeidner, Endler).
Интересные исследования особого вида избегания - когнитивного избегания и его противоположности - бдительности (vigilance) провел Х.В. Кроне [20]. Когнитивное избегание происходит как отвлечение внимания от угрожающих сигналов, идущих от ситуации. В него входит класс стратегий, цель которых - предотвратить слишком сильное и неконтролируемое эмоциональное возбуждение (emotional arousal). Оно связано с диспозици- онными конструктами - толерантность к неопределенности и толерантность к эмоциональному возбуждению. Эмпирические исследования показали, что к когнитивному избеганию чаще прибегают мужчины, а женщины - к бдительному копингу [20]. Избегающий копинг оказывается более адаптивным в ситуациях ежедневных кратковременных стрессов. Бдительность (внимание к предупредительным сигналам) полезна в ситуациях более длительных и сильных стрессов. Это объясняет, почему мужчины лучше защищены от эмоциональных дистрессов и менее подвержены депрессии (Nolen-Hoeksema), а женщины лучше переносят длительные стрессы (например, серьезные жизненные перемены, такие как потеря супруга, Strobe). Кроме того, женщины больше заботятся о своем здоровье, что способствует предупреждению серьезных заболеваний.
В отличие от эмоционально- и проблемно-фокусированных ко- пинг-стилей, где индивид ориентирован на активное совладание внутри ситуации, избегающий копинг подразумевает, что индивид всячески стремится «выдернуть» себя из трудной ситуации. Одной из самых деструктивных форм избегания является суицид. Избегание проблемной, стрессовой ситуации может выражаться в осознанном стремлении получить удовольствие от вещей, не имеющих непосредственного отношения к конкретной стрессовой ситуации. Это может быть чтение книг, просмотр интересных телепередач и телефильмов, прогулка по любимым местам, любимая еда, приятные покупки, стремление больше спать [5]. В этом случае речь идет об использовании составляющей избегания - отвлечении. Избегание может также выражаться и в стремлении быть на людях, сходить к кому-либо в гости и таким образом развеяться, поговорить с близким человеком. Это форма социального отвлечения, или попытки найти и получить поддержку у других людей [19]. Однако избегание может выражаться и в попытках не думать о проблеме вообще, во внутреннем отчуждении от ситуации и подавлении мыслей о ней. В этом случае говорят о мысленном уходе от тревожащей ситуации, в западной традиции это и есть когнитивное избегание.
Существуют ли эмпирические подтверждения того, что какие- то способы работают лучше? Может ли избегание быть эффективным? Данные дают противоречивую картину:
1. Существенно много исследований, показывающих, что копинг избегания неразрывно связан с дистрессом и имеет негативные последствия. Carver и Scheier, [16] делают вывод, что копинг избегания в таких формах, как эскапизм, предпочитаемое истолкование и фантазирование, открытые попытки отрицать, самоотвлечение / умственное отключение (mental disengagement) от ситуации обычно работают против человека, нежели в его пользу.
2. Копинг, ориентированный на избегание, не помогает в серьезных ситуациях болезни, таких как рак [16], но помогает быстрее восстановиться после операции.
3. Последовательно дезадаптивными считаются стратегии, связанные с употреблением алкоголя и наркотиков, дающие короткое облегчение состояния с последующим безусловным ухудшением. В кластер теоретически малоадаптивных способов относятся отрицание, поведенческая невключенность, фокусирование на эмоциях, и алкоголизм [16]. С другой стороны, есть подтверждение и того, что когнитивное отвлечение - это эффективный способ совладания с кратковременными стрессорами (напр., шум, боль, неприятные медицинские процедуры). Иногда копинг избегания полезен в связи с тем, что он дает человеку передышку, отдых от постоянного давления стрессовой ситуации [16].
4. По нашим собственным данным, самые высокие факторные нагрузки имеет копинг-стиль избегание у российских мужчин (наиболее выражены стратегии избегания-отвлечения от трудной жизненной ситуации: «Cмотрю ТВ» (0,83), «Cмотрю кинофильм» (0,77), «Беру отпуск или отгул, отдаляюсь от ситуации» (0,75), «Стараюсь больше спать» (0,71) [9].
Ключевой вопрос диспозиционного подхода [3] состоит в том, чтобы определить степень эффективности стилей совладания (coping styles), то есть определенных диспозиционных тенденций, насколько успешно они обеспечивают позитивные результаты, такие как улучшение здоровья и психологическое благополучие. Согласно эмпирическим исследованиям, получается, что хотя ни один из копинг-стилей не адаптивен во всех ситуациях, есть свидетельства, что некоторые стили продуктивнее других. Их предсказывают определенные личностные черты. Большинство зарубежных авторов не исследуют т.н. «крупные» черты, ограничиваясь личностными конструктами так называемого «среднего» уровня, такими как оптимизм, самоэффективность, локус контроля, черты, связанные с достижениями, - поведение типа А, перфекционизм (Aldwin; Krohne; McCrae и Costa) [9].
Однако нельзя не согласиться с В.А. Бодровым [1] в том, что до сих пор нечетко определены причинно-следственные отношения в сложной системе «среда-личность-стресс-преодоление (ко- пинг)». Так двустороннее взаимодействие личности и ситуации может само быть опосредовано другими факторами (например, социокультурными) и поскольку по объективным измерениям психологического стресса литературы существенно меньше, чем по субъективным измерениям, информации о факторах, которые моделируют связи между объективными и воспринимаемыми стрессорами, явно недостаточно. А Стивен Хобфолл вообще считает противопоставление копинга как стилевой характеристики личности и ситуационно-специфического поведения ложной дихотомией [26]. Оба понимания имеют существенную поддержку эмпирическими результатами уже в 80-90-е годы XX века.
Исследуя диспозиционный фактор совладающего поведения как соотношение индивидуально-психологических особенностей,
личностных стилевых качеств, являющихся субъектными, то есть задающими человеку выбор активного поведения в трудной жизненной ситуации, мы определили его роль в выборе стилей совла- дания [9; 10].
Среди полученных результатов обнаружен ряд закономерностей, связанных со стилями совладающего поведения субъекта:
1) эмоционально-ориентированный копинг-стиль в большей мере предсказывается диспозиционными детерминантами субъекта, например, оптимизмом-пессимизмом, уровнем депрессивнос- ти и др.;
2) выраженность и частота выбора проблемно-ориентированного копинга в большей степени зависит от социокультурных (и социально-психологических) факторов. Вместе с тем именно проблемно-ориентированный стиль совладания является предиктором успешности деятельности и уровня адаптированности человека;
3) такие диспозиционные переменные, как тревожность, уровень депрессивности, интернальность-экстернальность, оптимизм- пессимизм, а также характеристики самоотношения тесно связаны (корреляционными отношениями) с выбором субъектом стилей совладания [13].
Полученные нами данные (количество испытуемых, обследованных с помощью методики КПСС, или CISS - «Копинг-поведе- ние в стрессовых ситуациях», определяющей выраженность копинг- стилей, n = 843 чел.) показывают, что в зависимости от особенностей копинг-стиля, его предметной или личностной ориентированности к нему «притягиваются», детерминируя его выбор субъектом, индивидуально-психологические и другие качества субъекта разных уровней сложности и обобщенности. Входящие как компоненты в рефлексию и саморегуляцию такие качества, как самоотношение, локус контроля, смысложизненные ориентации чаще позитивно взаимодействуют с проблемно-ориентированным ко- пинг-стилем (см. рисунок). Личностные качества, которые не способствуют лучшей адаптации (депрессия, личностная тревожность, одиночество, пессимизм), не предсказывают выбор проблемного стиля совладания, а «обслуживают» другие стили: эмоционально- ориентированный, избегания и отвлечения. Эмоционально-фокусированные способы совладания с дистрессом оказываются более обобщенными, чем способы решения проблемных, трудных ситуаций, требующие большей специфики когнитивно-поведенческих усилий. В целом, мы получили подтверждение результатов, полу-
Личность как субъект совладающего поведения
ченных зарубежными исследователями копинга о том, что эмоционально-ориентированный копинг-стиль в значительно большей степени детерминируется диспозиционным фактором совладания, чем другие стили.

УСК - уровень субъективного контроля; СЖО - смысло-жизненные ориентации; РТ - реактивная тревожность, ЛТ - личностная

УСК - уровень субъективного контроля; СЖО - смысло-жизненные ориентации; РТ - реактивная тревожность, ЛТ - личностная

тревожность; С/Э - самоэффективность; СО - самоотношение.
Рисунок — Профиль взаимодействия между личностными переменными и проблемно-ориентированным копингом
Самый существенный вклад в детерминацию и предсказание проблемного стиля совладания делает самоотношение личности (по методике С.Р. Пантилеева, В.В. СтолинаМИС). Наиболее сложные из рассмотренных нами личностных детерминант, имеющих субъектную направленность и смысл: параметры самоотношения, уровня субъективного контроля, смысложизненных ориентаций - оказались наиболее значимыми, так как именно они обеспечивают или препятствуют способности человека прямо воздействовать на стрессор, решая проблемы трудной жизненной ситуации.
Самым противоречивым из всех стилей копинга во взаимодействии с личностными переменными оказался, по нашим данным, копинг-стиль избегание. Выбору избегания, уходу от решения проблемы способствуют многие, подчас противоречивые качества субъекта: общая экстернальность, самоэффективность и эмпатия с социальным интеллектом (субтесты 4 и 2). Интересен вклад личностной тревожности - он позитивный. Ослабленные саморуководство и самоуважение приводят человека к выбору избегания вместо прямых действий, возможно, далее ослабляя его субъектность. Одиночество также положительно взаимодействует с избеганием. Сходные данные о связи избегания с негативным отношением к себе и низким уровнем самоуправления (по методике МИС) эмпирически получены Либиными [11, с. 197].
Сложная и неопределенная детерминация копинга, ориентированного на избегание, - это одна из перспективных линий исследования. Отвлечение - составляющая стиля копинга избегания или субстиль. Считается, что отвлечение в большей степени - это поведенческая стратегия, так как при использовании отвлечения уход от решения проблемы, как правило, проявляется в форме обращения к какому-либо иному поведению (физическая активность, общение, и т.д.).
При рассмотрении форм отвлечения исследователи [5; 9; 19] наряду с просмотром телепередач и телефильмов, прогулками по любимым местам и т.д., указывают и шопинг (от англ. to shop - покупать в магазине). Исследователи, оценивая продуктивность избегающего копинга, придерживаются разных точек зрения: считают, что в ряде ситуаций применение подобных стратегий приносит определенную пользу. Эту идею мы проверили при исследовании шопинга как способа совладания с трудными ситуациями [10].
К шопингу в контексте психологии совладающего поведения мы относим некоторые стратегии отвлечения, входящие в стиль избегание, суть которых заключается в уменьшении эмоционального напряжения, вызванного определенной стрессовой ситуацией, через посещение магазинов (разглядывание витрин, товаров, стеллажей, приобретение вещей, общение с продавцами и др.). Шопинг мы рассматриваем как сознательное и целенаправленное поведение субъекта.
Даже в рамках экономических исследований [7] нередко высказывается идея о том, что потребитель приходит в магазин не только за конкретными товарами, но и за положительными эмоциями. Следовательно, можно говорить о полимотивационности шопинга как поведения и отмечать в качестве его эффекта - влияние на эмоциональное состояние человека.
Шопинг как стиль совладания, относящийся к субстилю отвлечение, выполняет ряд функций:
Личность как субъект совладающего поведения 2. У взрослых людей (n = 478 чел.) в ходе эмпирических исследований 2000 - 2003 гг.
с помощью опросника КПСС установлено, что одним из факторов, определяющим выбор шопинга в качестве совладания, является пол человека. Женщины более склонны выбирать шопинг в качестве способа совладания, нежели мужчины [9, с. 131]. В исследовании японского ученого Y. Hama эти данные подтверждаются: женщины чаще мужчин выбирают шо- пинг в качестве способа совладания [23]. Нами были выявлены половые различия в частоте обращения к шопингу как стратегии совладающего поведения (к * = 3,786 при р < 0,01). Женщины чаще мужчин проводят в магазинах по нескольку часов (к * = 4,834 при p < 0,01), они в целом склонны более позитивно оценивать шопинг в качестве стратегии совладания со стрессом: согласны с тем, что шопинг служит хорошим способом развеяться и отвлечься от негативных мыслей и проблем 83 % женщин. Среди мужчин согласных с этим утверждением гораздо меньше - 58 % (различия значимыми: к * = 3,523 при р < 0,01).
Для женщин 18 - 30 лет наиболее значимыми являются следующие характеристики шопинга: «позволяет расслабиться», «возможность побаловать себя», «отвлечение от тревожных мыслей». Наличие половых различий в частоте посещения магазинов без осуществления покупок в стрессовой ситуации у зрелых людей, мы объясняем более существенным в данном возрасте влиянием полоролевых стереотипов. Мужчины зрелого возраста более склонны связывать посещение магазинов в стрессовой ситуации с типично женским поведением, отрицая возможность такого поведения у мужчин. Так, на вопрос «Согласны ли Вы с тем, что шопинг может служить хорошим способом развеяться, отвлечься от плохих мыслей и негативных эмоций?» у мужчин 55 - 73 лет характерными были ответы: «Нет, это плохой способ», «Нет, так только испортишь себе настроение», «Такое возможно только у женщин», «Нет, не считаю, когда плохое настроение, в магазин не пойдешь». Мужчины и женщины 18 - 33 и 34 - 52 лет с одинаковой частотой выбирают хождение по магазинам без совершения покупок в стрессовой ситуации, что можно объяснить активным развитием в настоящее время общества потребления и культуры рыночных отношений [6; 7].
3. Выбор шопинга в качестве совладающего поведения связан с индивидуально-психологическими и личностными особенностями субъекта (уровень субъективно воспринимаемого одиночества,
Личность как субъект совладающего поведения
потребность в общении и т.д.). Сравнение групп с выраженным и преобладанием и невыраженным использованием стратегий шо- пинга показало, что у тех, кто более склонен выбирать стратегию совершения покупок, гораздо выше выраженность экстраверсии (U = 20,5 при p < 0,05) и понимания (U = 14,5 при p < 0,01). Однако в целом личностные факторы нельзя назвать предикторами шопинга как стиля совладающего поведения (величина коэффициентов регрессии и детерминации невелика).
4. Выбор шопинга как совладания в большей степени определяется влиянием повседневных стрессоров, нередко несущих в себе угрозу личностному благополучию субъекта (его самооценке, прочности и устойчивости близких отношений, удовлетворению собой). Частью испытуемых (в основном, мужчинами) отмечается, что шопинг оказывается полезен в тех ситуациях, когда не сразу удается найти решение проблемы и необходимо подумать. Этот факт позволяет рассмотреть шопинг как способ, применяемый на ранних этапах процесса совладания. Эффективность шопинга как со- владания следует определять в зависимости от контекста ситуации, в которой он применяется. В целом, являясь недостаточно продуктивной стратегией, шопинг имеет определенный положительный эффект в ситуациях незначительных и кратковременных затруднений. Однако подобный эффект носит временный характер.
5. В ситуациях длительного стресса, которым человек вполне может управлять, использование шопинга, как впрочем, и других стратегий отвлечения, непродуктивно, так как решения проблемы не происходит, что грозит разрастанием негативной ситуации и ухудшением положения субъекта.
6. Шопинг как совладающее поведение включает разнообразные реакции, характерные для проблемного и эмоционального стилей совладающего поведения, но кроме них - избегание и отвлечение, поиск и использование помощи других людей (социальное отвлечение).
Данное исследование, проведенное в рамках углубления понимания детерминации и динамики использования копинга избегания, подтвердило неоднозначность применения данного стиля для решения задач снижения уровня стресса.
Другим новым направлением исследований стилей совлада- ющего поведения и их личностной детерминации стало изучение феномена прокрастинации (procrastination от лат. pro - вперед, crastinus - на завтра) - типа поведения, которое характеризуется
перенесением, откладыванием активности, заданий, дел на более поздний срок, «на потом». Людей, для которых такое поведение - своеобразный, хотя и дезадаптивный способ жизни, немало (более 20 % американцев, по данным Б. Тукмана [28], считают себя хроническими прокрастинаторами). Для человека прокрастинация нередко заканчивается усилением стресса, чувством вины, потерей продуктивности, кризисом или неодобрением от других людей за невыполнение дел и безответственность. Все это вместе усиливает дальнейшую прокрастинацию. Некоторые исследователи считают прокрастинацию механизмом совладания с тревогой начинания и/или завершения какой-либо задачи или принятия решения [28]. Исследование причин данного явления показывает их многообразие, но чаще всего они группируются вокруг таких личностных конструктов, как тревожность, низкая самоценность и самообвинение. Иногда, напротив, прокрастинацию связывают со слишком высоким уровнем совестливости/добросовестности (conscientiousness), мечтами о совершенстве, достижениях (скорее, перфекционизмом), а не с реалистической самооценкой своих обязанностей и потенциалов.
Результаты известных исследований [17; 29] предполагают, что прокрастинация может быть разновидностью как минимум двух различных способов совладающего поведения: эмоционально-ориентированного и избегающего.
Мы предположили, что исследование прокрастинации как необычного способа совладания поможет раскрыть важные аспекты саморегуляции человека. В нашем исследовании прокрастина- ции у студентов университета [4] оказалось, что ей подвержены все 100 % выборки (студенты-психологи всех пяти курсов, без исключения, n = 158). Используя методики Б. Тукмана из США (Tuckman Procrastination Scale) и К. Лея из Канады (Clarry Lay, General Procrastination Scale) для диагностики академической и общей прокрастинации, мы установили, что ее выраженность имеет прямую устойчивую связь с копинг-стратегиями бегство-избегание (R = 0,47, p = 0,02) и поиск социальной поддержки (R = 0,43, p = 0,03) по Опроснику способов совладания (WCQ) и субстилем отвлечение (p = 0,001) по методике КПСС (CISS), а также с эмоционально-ориентированным копинг-стилем (p = 0,05). Кроме того, выраженность уровня академической прокрастинации положительно связана с пессимизмом студентов и отрицательно - с уровнем их самоэффективности (p = 0,05).
Личность как субъект совладающего поведения
Установлено также, от первого к пятому курсу обучения в вузе студенты различаются по количеству и качеству рационализаций своей прокрастинации: так первокурсники не смогли ответить на вопрос, почему они это делают (откладывают «на потом»). Среди их ответов часто встречаются: «я всегда так делала», «родился с этим». Старшекурсники чаще пытаются найти объяснение: «хочу сделать лучше, хотя и позднее» или «специально тяну с каким-то незначимым делом, если за это ничего не будет...».
Мы поставили цель выяснить, насколько адаптивен данный механизм совладания со стрессом не только у студентов, но и в других группах испытуемых (у работающих взрослых людей). Другой неизвестный аспект проблемы - соотнесенность данного поведения с механизмами психологической защиты.
Среди многочисленных полученных эмпирических результатов назовем следующие:
1. Прокрастинация и использование проблемно-ориентированного стиля копинга имеют обратную связь на высоком уровне значимости (p = 0,000).
2. Связь прокрастинации и эмоционально-ориентированного копинг-стиля носит непростой характер. Так, проявляясь в студенческой выборке на высоком уровне значимости, у взрослых респондентов (при сопоставлении с результатами по Шкале прокрас- тинации Б. Тукмана [28] она выражена слабо, и снова появляется, но уже на среднем уровне значимости при сопоставлении с результатами по Шкале общей прокрастинации К. Лэя.
3. Не было выявлено связи между прокрастинацией и использованием копинг-стиля, ориентированного на избегание, однако, во всех группах респондентов проявилась значимая связь между прокрастинацией и выбором копинг-стратегии: бегство-избегание, что дает основание утверждать, что в целом прокрастинация связана с копингом избегания, однако, не со всеми стратегиями, которые входят в его состав.
4. Между прокрастинацией и самооценкой силы воли субъекта была выявлена значимая прямая связь во всех группах респондентов. Существует обратная связь между использованием прокра- стинации и самоуважением, однако данная связь выявлена только на студенческой выборке.
5. Существует прямая связь между использованием прокрас- тинации и рационализаций (защитных механизмов) для ее оправдания. Данная связь проявляется в большей мере в студенческой
-97- выборке, что говорит об одновременном использовании студентами способов совладающего и защитного поведения.
6. На протяжении обучения в университете у студентов возрастает частота использования рационализаций в целях оправдания своей прокрастинации, однако в процессе взросления, частота обращения к рационализациям значительно снижается.
7. Респонденты c низкими показателями прокрастинации (не- прокрастинаторы) склонны чаще обращаться к проблемно-ориентированному копинг-стилю, реже к эмоционально-ориентированному копингу, меньше используют копинг-стратегию бегство-избегание, значимо выше оценивают силу своей воли, обладают более высоким самоуважением и значимо реже обращаются к использованию рационализаций для оправдания прокрастинации.
8. Прокрастинаторы, в свою очередь, склонны чаще обращаться к эмоционально-ориентированному копингу при возникновении стрессовых ситуаций и копинг-стратегии бегство-избегание, значительно меньшему использованию копинга, ориентированного на решение проблемы, значимо ниже оценивают силу своей воли и имеют невысокое самоуважение, при этом значимо чаще обращаются к рационализациям, чем непрокрастинаторы.
Можно сделать вывод, что при рассмотрении прокрастинации в рамках совладающего поведения, она выступает в качестве эмоционально-ориентированного копинга или является проявлением копинг- стратегии бегство-избегание. Однако, если прокрастинация и эмоционально-ориентированный копинг имеют значимую прямую взаимосвязь, проявляющуюся в студенческой выборке, эта связь полностью пропадает у респондентов из взрослой выборки. Привлекая результаты качественного анализа эмоций, сопровождающих про- крастинацию, очевидно, что в обеих группах респондентов она сопровождается комплексом негативных чувств, связанных с беспокойством по поводу успешности выполнения дела. Однако в студенческой выборке интенсивность их на порядок выше, студенты чаще сообщают о негативных переживаниях, направленных на самого себя, в то время как треть респондентов во взрослой выборке сообщает об отсутствии переживаний по поводу откладывания дел. Отметим, что связь прокрастинации со стратегией бегство-избегание сохраняется при сопоставлении в двух группах и при использовании результатов двух независимых психодиагностических шкал.
Итак, мы можем утверждать, что в студенческой выборке про- крастинация выступает как сочетание эмоционально-ориентированного копинг-стиля и копинга избегания, но позже она приобретает менее эмоциональный характер, и у взрослых людей уже является, в основном, проявлением копинга избегания.
Стиль совладающего поведения имеет специфику, связанную с многоальтернативным выбором способа поведения при стрессе. Он является когнитивно-поведенческим образованием, не менее важным, чем индивидуальный стиль. Стиль совладающего поведения - это полноценная составляющая более интегративного явления - стиля человека. В трудной жизненной ситуации человек одновременно использует несколько разноуровневых осознанных видов поведения: простые единичные копинг-действия, детерминированные спецификой ситуации; копинг-стратегии, копинг-стили.
Рассматривая вклад личности в успех совладания с трудностями, мы обнаружили, что условно продуктивные (например, проблемно-ориентированный) и менее продуктивные (например, избегание или паллиативный) стили совладающего поведения обусловлены различными по сложности личностными качествами. Оказалось, что более сложные и обобщенные переменные (самоотношение, жизненные смыслы, ответственность) предопределяют выбор и чаще соотносятся с проблемно-ориентированным стилем совладания. Выявлено также, какие качества, напротив, имеют тенденцию снижать уровень продуктивности совладающего поведения: это уровень депрессивности, тревожность, пессимизм и др. [9, с. 158 - 160].
В трудной жизненной ситуации люди одновременно используют несколько стилей совладания при доминировании проблемно-ориентированного стиля. При этом выделены ситуации, в которых данный стиль оказывался для части испытуемых малопродуктивным: это ситуации, контроль над которыми ослаблен или недоступен субъекту, либо ситуации, требующие значительного эмоционального отреагирования, предшествующего возникновению активного воздействия на стрессор. В ряде наших исследований ведущим в сочетании стилей и стратегий совладания становится эмоционально-ориентированный копинг и стиль избегания (беременные женщины, члены дисфункциональных семей, особые стрессовые ситуации). Избегание и отвлечение, в целом, являясь недостаточно продуктивными способами, имеют определенный положительный эффект в ситуациях, когда прямое действие на стрессор невозможно, или у человека недостает ресурсов и т.д. Они также полезны в ситуациях незначительных и кратковременных повседневных трудностей (например, шопинг). Избегание и отвлечение занимают соответственно 3-е и 4-е места в рейтинге самых востребуемых современной молодежью способов совладания - после поиска социальной поддержки и решения проблемной ситуации [9; 27]. Копинг-стиль избегание и его разновидность отвлечение, безусловно, приносят временное улучшение состояния человека в напряженной ситуации, хотя противоречивый смысл этих видов совладания должен изучаться более подробно.
Расширяется наше представление о разновидностях способов совладания, что вносит изменения в принятую типологию копин- га. Сложная и неопределенная детерминация копинга, ориентированного на избегание, - это одна из перспективных линий исследования. Разработка новых видов копинга, относящихся к непрямым типам - таких, как шопинг и прокрастинация (откладывание выполнения дел, заданий «на потом») показала, что в зависимости от уровня субъектной регуляции стресса и копинг-задач это совлада- ющее поведение может относиться к разным стилям: прокрасти- нация - к эмоционально-ориентированному копингу и копингу, ориентированному на избегание, что также связано с задачами деятельности, возрастом и социальной принадлежностью испытуемых; шопинг - к социально-ориентированному копингу и копин- гу, ориентированному на избегание. Показано наличие адаптационного и дезадаптационного потенциала данных типов, что задает определенный алгоритм дальнейшего анализа эффективности различных копинг-стратегий в зависимости от уровня субъектной регуляции стресса, требований ситуации и задач копинга.
Даже в случаях выбора человеком недостаточно продуктивных или даже самодеструктивных форм избегания, заключающихся в уходе от активности, ответственности, отказе от саморегуляции и самоорганизации там и тогда, когда жизненная ситуация требует немедленного разрешения, совладающее поведение не перестает быть поведением субъекта. И в этом поведении имеется ценностно-смысловой подтекст, порою явный или скрытый от понимания в данный момент самим субъектом и его окружением.
Список литературы
1. Бодров, В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление / В.А. Бодров. - М.: ПЕР СЭ, 2006. - 528 с.
2. Бодров, В.А. Личностная детерминация развития и преодоления психологического стресса / В.А. Бодров // Совладающее поведение: Современное со-
Личность как субъект совпадающего поведения
стояние и перспективы / под ред. А.Л. Журавлева, Т. Л. Крюковой, Е.А. Сергиен- ко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. - С. 235 - 256.
3. Брайт, Д. Стресс. Теории, исследования и мифы / Д. Брайт, Ф. Джонс. - СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. - 352 с.
4. Быкова, Д.В. Прокрастинация как разновидность совладающего поведения: квалификационная работа по психологии / Д.В. Быкова; Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова. - Кострома, 2008. - 98 с.
5. Грановская, Р.М. Психологическая защита / Р.М. Грановская. - СПб.: Речь, 2007. - 476 с.
6. Дихтер, Э. Психология потребителя / Э. Дихтер // Психологическая энциклопедия / под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. - СПб.: Питер, 2006. - С. 688 - 689.
7. Кальмучин, Г.В. Методическое обеспечение исследования поведения потребителя продовольственных товаров, реализуемых в крупных торговых центрах: автореф. дис. ... канд. экон. наук: 08.00.05 / Г.В. Кальмучин; Урал. гос. сель- скохоз. акад. - Екатеринбург, 2007. - 22 с.
8. Крюкова, Н.Н. Шопинг как совладающее поведение: квалификационная работа по психологии / Н.Н. Крюкова; Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова. - Кострома, 2008. - 117 с.
9. Крюкова, Т.Л. Психология совладающего поведения в разные периоды жизни: дис. ... д-ра психол. наук: 19.00.13 / Т.Л. Крюкова; Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова. - Кострома, 2005. - 473 с.
10. Крюкова, Т.Л. Человек как субъект совладающего поведения / Т.Л. Крюкова // Психологический журнал. - 2008. - Т. 29, № 2. - С 88 - 95.
11. Либина, А. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? / А. Либина, А. Либин // Стиль человека: психологический анализ. - М.: Смысл, 1998. - С. 190 - 204.
12. Психологические основы профессиональной деятельности: хрестоматия / сост. В.А. Бодров. - М.: ПЕР СЭ; Логос, 2007. - 855 с.
13. Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы / под ред. А.Л. Журавлева, Т.Л. Крюковой, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. - 474 с.
14. Стиль человека: психологический анализ / под ред. А. Либина. - М.: Смысл, 1998. - 310 с.
15. Carver, C. Assessing Coping Strategies: Theoretically Based Approach / C.S. Carver, M.F. Scheier, J.K. Weintraub // J. of Personality and Social Psychology. - 1989. - Vol. 56, № 2. - P. 267 - 283.
16. Carver, Ch.S. On Self-regulation of Behaviour / Ch.S. Carver, M.F. Scheier. - Cambridge University Press. - 2001. - 257 p.
17. Corace, K.M. Procrastination as a Coping Style: An Empirical Analysis / K.M. Corace, H. Schowueburg, C. Lay, T.A. Psychyl, J.R. Ferrari (Eds.) // Counseling the procrastinator in academic settings. - Washington D.C.; American Psychological Association. - 2004. - P. 19 - 28.
18. Costa, P.T. Personality and Coping: A Reconceptualization / P.T. Costa, M. Zeidner, N.S. Endler (Eds.) // Handbook of Coping: Theory. Research. Applications. Chapter 3. - N.Y.: John Wiley & Sons. - 1996. - Р. 44 - 64.
19. Endler, N.S. Coping Inventory for Stressful Situations (CISS): Manual / N.S. Endler, J.D.A. Parker. - Toronto, Canada: Multi-Health System, Inc., 1990. - 119 p.
20. Krohne, H.W. Individual differences in coping / H.W. Krohne, M. Zeidner, N.S. Endler (Eds.) // Handbook of Coping: Theory, Research, Applications. Chapter 17. - N.Y.: John Wiley & Sons. - 1996. - P. 381 - 409.
21. Frydenberg, E. Adolescent Coping. Theoretical and Research Perspectives. Routhledge / E. Frydenberg. - London and N.Y. - 1997. - 427 p.
22. Handbook of Coping: Theory. Research. Applications / M. Zeidner, N. Endler. - N.Y.: Wiley & Sons. - 1996. - 728 p.
23. Hama, Y. Shopping as a Coping Behavior for Stress / Y. Hama // Japanese Psychological Research. - 2001. - Vol. 43, № 4. - P. 218 - 224.
24. Lasarus, R.S. Stress, Appraisal and Coping / R.S. Lasarus, S. Folkman. - N.Y: Springer Publishing Company, 1984. - 455 p.
25. Maddi, S.R. Hardiness and Mental Health / S.R. Maddi, D.M. Khoshaba // J. of Personality Assessment. - 1994 Oct. - Vol. 63 (2). - P. 265 - 274.
26. Monnier, J. Crossover Effects of Communal Coping / J. Monnier, S.E. Hobfoll // J. of Social and Personal Relationships. - 1997. - № 14. - P. 263 - 270.
27. Skinner, E.A. The Development of Coping / E.A. Skinner, M.J. Zimmer-Gembeck - Portland State University: Annu Rev. Psychol. - 2007. - № 58. - Р. 119 - 144.
28. Tuckman, B.W. The development and concurrent validity of the Procrastination Scale / B.W. Tuckman // Educational and Psychological Measurement. - 1991. - № 51. - P. 473 - 480.
29. Персональный сайт Dr. T.A. Pychyl, Carleton University, Canada [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://http-server.carleton.ca/~tpychyl/ index.html. - Дата доступа: 12.01.2009.
Крюкова Татьяна Леонидовна - доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психологии Учреждения образования «Костромской государственный университет имени Н.А. Некрасова».
<< | >>
Источник: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ Ч 1. Карпинский К.В.. 2012

Еще по теме Т.Л. КРЮКОВА СТИЛИ СОВЛАДАНИЯ С ЖИЗНЕННЫМИ ТРУДНОСТЯМИ:

  1. Т.Л. КРЮКОВА, Ю.С. ГУРЬЯНОВА СТРЕСС, ВЫГОРАНИЕ И СОВЛАДАНИЕ НА РАБОЧЕМ МЕСТЕ УЧИТЕЛЯ
  2. Гордиевич Е. П. Гончарова С. С. ПОВСЕДНЕВНЫЕ ТРУДНОСТИ СУПРУГОВ НА СТАДИИ «ПУСТОГО ГНЕЗДА» И СОВЛАДАНИЕ С НИМИ
  3. ПЛАНИРОВАНИЕ ОБРАЗА ЖИЗНИ КАК УСЛОВИЕ СОВЛАДАНИЯ С ТРУДНЫМИ ЖИЗНЕННЫМИ СИТУАЦИЯМИ
  4. Крюкова Т.Б. ДИНАМИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИ К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ У СТУДЕНТОВ
  5. Крюкова В.И. Изменение стереотипов роли отца в современной семье
  6. ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ СОВЛАДАНИЯ
  7. ПОСТОЯНСТВО И ИЗМЕНЕНИЕ СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ
  8. О.А. КОВАЛЕВА СТРЕСС РУКОВОДИТЕЛЯ И СОВЛАДАНИЕ С НИМ
  9. КОГНИТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ СОВЛАДАНИЯ
  10. Козыренцева Л.С. ЛИЧНОСТНЫЕ РЕСУРСЫ СОВЛАДАНИЯ В РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ
  11. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ И ТЕХНИКИ СОВЛАДАНИЯ
  12. СОВЛАДАНИЕ С БОЛЬЮ И СТРЕССОМ, ВЫЗВАННЫМИ БОЛЕЗНЬЮ
  13. СОВЛАДАНИЕ (COPING)
  14. Репина Л.Н. ОДИНОЧЕСТВО В СЕМЬЕ И СОВЛАДАНИЕ С НИМ