1.2. Мир как человеческое бытие

Приоритет в разработке проблемы человека, его места в мире и мира в соотношении с человеком, без всякого сомнения, принадлежит С. Л. Рубинштейну. Основные идеи, связанные с этой проблемой, систематизированы им в работе «Человек и мир».
Этот труд был написан в конце 50-х годов, но ряд фундаментальных идей, сформулированных в нем, возникли у С. Л. Рубинштейна в 20-е - 30-е годы. Отрывки рукописи публиковались в 1969 г. (С. Л. Рубинштейн, 1969). Впервые полностью работа была опубликована лишь в 1973 г. (С. Л. Рубинштейн, 1973). Анализ данного труда представлен, в частности, в статьях К. А. Абульхановой-Славской (1989) и М. С. Кагана (1989) в сборнике, посвященном 100-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна.
Мир – «это общающаяся друг с другом совокупность людей и вещей, точнее, совокупность вещей и явлений, соотнесенных с людьми. Иными словами, мир есть организованная иерархия различных способов существования» (С. Л. Рубинштейн, 1973, с. 264). «Мир – это совокупность вещей и людей, в которую включается то, что относится к человеку и к чему он относится в силу своей сущности, что может быть для него значимо, на что он направлен» (там же, с. 295). Мир, заключает К. А. Абульханова-Славская (1989), есть бытие, включающее человека и преобразованное им. Так была выдвинута проблема человека и мира, в котором он живет; в качестве же первичного рассматривалось онтологическое основание (отношение «человек-бытие») и лишь вторично – гносеологическое (отношение «бытие-сознание»).
Человек выступает в мире прежде всего как субъект. В работах 20-х годов С. Л. Рубинштейн связывал идею субъекта с самодетерминацией, самопричинением, самодеятельностью. Необходимые предпосылки для этого находятся в человеке как материальном существе, как субъекте влечения и действия. В наше время философская характеристика категории субъекта в понимании С. Л. Рубинштейном дается следующим образом: «Субъект и в своем познании, и в своем действии, и в своем отношении к другому субъекту уничтожает (каждый раз специфическим способом) внешность, внеположность объекта и другого субъекта, преодолевает его обособленность, обнаруживает (познанием), преобразует (действием), усиливает своим отношением к нему сущность другого человека» (К. А. Абульханова-Славская, 1989, с. 21).
Рассмотрение человека как субъекта по отношению к миру означает преодоление безличности бытия, преодоление трактовки его только как предметности, вещности. Но и сам мир характеризуется мощным потенциалом детерминации по отношению к человеку, хотя с появлением человека бытие приобретает новое качество объекта. Здесь имеет место обоюдность детерминации объекта и субъекта; «первого как имеющего свою собственную сущность, закономерность и качественную определенность; второго как преобразующего сущность первого своей деятельностью, создающего ее новое качество» (К. А. Абульханова-Славская, 1989, с. 55-56). Таким образом, внутри бытия субъект и объект – это всегда единая нераздельная система, они соотносительны и не существуют друг без друга.
Онтологический подход к человеку и миру позволил преодолеть концептуальный разрыв между ними, интегрировать понятия сущности и существования, обратить внимание на активность субъекта и, в конечном итоге, выработать методологические основания для гуманистического понимания человека. Эти идеи продолжают развивать ближайшие ученики, сотрудники и последователи С. Л. Рубинштейна, философы и психологи, придерживающиеся гуманистических ориентаций: К. А. Абульханова-Славская (К. А. Абульханова, 1973, К. А. Абульханова-Славская, 1980, 1989, 1991), А. В. Брушлинский (1991), И. А. Джидарьян (1988), В. М. Русалов (1989, 1991), М. С. Каган (1987, 1989) и др.
Осмысливая идеи С. Л. Рубинштейна о сущности и существовании, К. А. Абульханова-Славская (1989) отмечает роль категории существования для понимания человека. Человек осуществляет свою сущность, и деятельностная модальность сущности раскрывается через диалектику соотношения человека с миром. М. С. Каган (1987) тонко подмечает, что сущность не тождественна предмету, обладающему этой сущностью; его целостность образуется единством сущности и существования.
И человека нельзя рассматривать как «голую» сущность, но он должен быть рассмотрен в единстве его сущности и существования.
К. А. Абульханова (1973), разрабатывая проблему субъекта психической деятельности, раскрывает это понятие двояким образом: описывая специфику индивидуального уровня бытия человека, индивидуального способа его существования; и как особое качество психической деятельности, высший уровень осуществляемой ею регуляции, новый способ активности, когда индивид обнаруживает деятельную сущность и становится субъектом своей жизнедеятельности; он сам разрешает противоречия, осуществляет некоторые преобразования, самоопределяется и обособляется.
А. В. Брушлинский (1991) ставит проблему субъекта в плане сопоставления гуманистической и антигуманистической (тоталитаристской) точек зрения. Гуманистический подход предполагает усиление внимания к саморазвитию, самовоспитанию, самоформированию; соответственно больший удельный вес начинает падать на внутренние условия, через которые всегда только и действуют все внешние причины, влияния и т.д. Когда же источники активности индивида находят вне его, он просто перестает быть субъектом.
В связи с разработкой категории активности И. А. Джидарьян (1988) поднимает вопрос о самодвижении как источнике развития. В развитии форм активности, замечает она, прослеживается автономизация систем и их более тонкое приспособление к среде, с одной стороны, и преобразование среды в соответствии с «внутренней программой» системы, с другой. Для категории активности ведущее значение приобретают исследования отношения человека к миру со стороны процессов самодвижения, саморегуляции, т.е. со стороны преобладания внутренних условий детерминации над внешними.
Идеи о самодетерминации и самопричинении скорее в неявной, чем явной, форме лежат в основе многих теоретико-экспериментальных исследований в области дифференциальной психофизиологии и дифференциальной психологии. В последнее время эти идеи все более явственно обнаруживаются в исследованиях индивидуального стиля активности (Б. А. Вяткин, 1991, 1992; П. В. Токарев, 1991; Ю. Я. Горбунов, 1992; С. В. Субботин, 1992). Но самым отчетливым образом они «прозвучали» в теории ИИ В. С. Мерлина (1986) и в специальной теории индивидуальности, которую разрабатывает В. М. Русалов (1988, 1989, 1991). В. С. Мерлин представил строение ИИ, опираясь на понятия каузальной и телеологической детерминации. В. М. Русалов заявил о роли внутренних причин (а не внутренних «условий») как инициаторов индивидуального поведения.
Идеи о переходе субъекта в объект, об объективировании субъекта можно найти у Б. Г. Ананьева (1980). Он рассматривает процесс объективирования в терминах экстериоризации. Отмечается, что экстериоризация как переход внутренних действий и операций во внешние не есть лишь объективация и опредмечивание, но есть воплощение замыслов, реализации планов и программ построения новых объектов – в общем, созидание. В. С. Мерлин (1986) отмечает, что отдельный единичный человек становится субъектом как «автор» деятельности, вносящий в нее свой индивидуальный вклад.
Вместе с тем, в силу двойной детерминации, человек может выступать в качестве не только субъекта, но и объекта (Б. Г. Ананьев, 1980; А. В. Брушлинский, 1991). Особенно отчетливо данный аспект показан М. С. Каганом и А. М. Эткиндом (1988).
М. С. Каган и А. М. Эткинд рассматривают человека субъектом постольку, поскольку он имеет возможность делать свободный выбор целей и необходимые для их осуществления действия. Однако человек может быть поставлен и в позицию объекта. Тогда он приравнивается к другим объектам и берется в тех своих качествах, которые делают его взаимозамяемым с другими людьми. Авторы уточняют, что позиции человека как субъекта или объекта релятивны: это не безусловные характеристики того или иного лица, но диспозиционные свойства, которые проявляются им в одних ситуациях и которых он лишается в других своих ролях.
<< | >>
Источник: Л. Я. Дорфман. МЕТАИНДИВИДУАЛЬНЫЙ МИР. Методологические и теоретические проблемы. 1993

Еще по теме 1.2. Мир как человеческое бытие:

  1. Жизненный мир производится в процессе человеческой ПРАКТИКИ И ПРОИЗВОДЕН ОТ ОСОБЕННОСТЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ.
  2. МНОГОМЕРНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА: ТРИ ТИПА СИТУАЦИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ
  3. «БЫТИЕ-В-МИРЕ»
  4. 5.1. Метаиндивидуальный мир как полисистема
  5. КАК МЫ ВИДИМ МИР
  6. 4.3. Метаиндивидуальный мир как предмет интегрального исследования индивидуальности
  7. ГЛАВА 5. ТРАНСКОММУНИКАТИВНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОСЕМИОЗИС ЕГО СУБЪЕКТИВНЫХ РЕАЛЬНОСТЕЙ
  8. Коммуникативный мир как первичная экзистенциальная реальность жизни личности
  9. ЗАДЕРЖКА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ КАК ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ФАКТОРОВ
  10. ПОНИМАНИЕ СУБЪЕКТОМ МИРА КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ