загрузка...

МОНОСУБЪЕКТНЫЙ И ИНТЕРСУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ.

Одним из молодых перспективных направлений в отраслевой структуре современной науки является психология жизненного пути личности. В настоящее время она активно оформляется в качестве самостоятельной отрасли психологических знаний, в чем убеждает наличие у нее собственного предмета, метода, понятийного аппарата, круга решаемых задач, межотраслевых и междисциплинарных связей, практических приложений [6; 10; 20; 25; 26; 32; 33]. Главное, что обособляет ее в ряду других научных отраслей и направлений, - сформированность методолого-теоретических взглядов на сущность развития и функционирования личности в качестве субъекта жизни, система которых образует онтологию жизненного пути личности.
Основополагающими для данной онтологии выступают понятия о личности как субъекте жизни, о жизни как совокупности предметных условий и обстоятельств, о жизнедеятельности как процессе осознанного произвольного преобразования этих обстоятельств, о смысле жизни как собственном мотиве жизнедеятельности и о жизненном пути как итоговом, конечном продукте жизнедеятельности [17; 22; 35]. В таком онтологическом ракурсе основная задача личности видится в том, чтобы отыскать и продуктивно воплотить смысл собственной жизни. Средством решения данной задачи служит жизнедеятельность - особая форма активности, направленная на перестройку наличных жизненных обстоятельств и специфицирующая личность в качестве субъекта жизни. Объективным результатом решения выступает жизненный путь - то, что личности удалось выстроить, сотворить из «материала» своей жизни в процессе реализации ее смысла. Наряду с базовыми понятиями онтологический эскиз психологии жизненного пути детализируют частные понятия, такие как: «жизненное событие», «поступок», «жизненное отношение», «судьба» и т.д. Уже при первом знакомстве с ними становится очевидным, что из этого ряда незаслуженно выпадают понятия, которые отражали бы место и роль других людей в процессах поиска и реализации личностью смысла индивидуальной жизни.
В сфере конкретно-психологических исследований пробелы онтологического плана насаждают «моносубъектный» подход - ориентацию на преимущественное изучение индивидуально-психологической феноменологии, механизмов и закономерностей построения личностью жизненного пути. Индивидуальный субъект как бы «вырывается» из социального и культурного контекста, «изымается» из системы межличностных отношений, «инкапсулирует ся» в кругу собственных жизненных отношений, а его жизнедеятельность редуцируется к взаимодействию с предметными, неодушевленными обстоятельствами жизни. Социально-психологические феномены, механизмы и закономерности, которые в реальности образуют один из уровней в системе психической регуляции жизнедеятельности личности, устраняются из предмета исследования. Конечно же, речь не идет об их грубом игнорировании или тем более отрицании, но социально-психологическим факторам и детерминантам нередко отводят участь самоочевидного фона жизнедеятельности, от которого можно абстрагироваться при изучении отдельного субъекта жизни.
В самом деле, каковы причины сравнительно малого внимания к социально-психологической регуляции жизненного пути личности? Прежде всего, необходимо отдавать отчет в том, что психология жизненного пути выросла из общей психологии личности и по своему предметному содержанию представляет «вершинную» психологию личности, изучающую высшие интегральные структуры, процессы и механизмы, конституирующие личность в качестве субъекта собственной жизни. Психология жизненного пути обогащает общепсихологическую теорию личности «представлениями о высших структурах личности - ее активности, интегративной способности, индивидуальности, временной организации, которые присущи ей как субъекту жизни, формируются по мере становления ее субъектом» [4, 222]. Психология личности традиционно фокусируется на индивиде как телесном носителе системного психического качества, обозначаемого термином «личность», поэтому подавляющий интерес к индивидуально-психологической феноменологии и механике жизненного пути - «родовая», «фамильная» особенность психобиографических исследований.
Вместе с тем существуют и более глубокие истоки текущего положения дел, которые нужно искать в истории формирования воззрений на жизненный путь личности в советской психологии. Специфическая особенность данной психологии, впитавшей в себя социально-политический и идеологический климат эпохи, заключалась в «бессубъектной» направленности. Это, в частности, выражалось в признании примата социального над индивидуальным, превосходства коллективного над личным, господства внешнего над внутренним [8; 48]. Психологическая концепция жизненного пути личности унаследовала эту общенаучную тенденцию в полном объеме. Жизненный путь определялся либо как история развития и формирования личности в определенном обществе в конкретную историческую эпоху, либо как нормативная последовательность этапов возрастного развития личности, обусловленная совокупностью экономических, политических, правовых и прочих общественноисторических факторов. В данном определении подчеркивалась внешняя детерминация, абсолютизировалась подчиненность надындивидуальным общественно-историческим закономерностям, гипертрофировался социально-типический характер жизненного пути. В то же время умалялся вклад внутренней детерминации, низводилась роль личностной активности, стирался индивидуально-неповторимый «рисунок» жизненного пути. За односторонний акцент на социальной детерминации данное определение еще в советский период справедливо критиковалось как разновидность «социологизма в психологии» [4, с. 221]. Некоторые современные исследователи склонны считать традиционную трактовку жизненного пути, сводящую его к социализации или нормативному возрастному развитию личности, обезличивающей и лишенной всякого психологизма. Так, Д.А. Леонтьев полагает, что «к слову «путь» стоит добавить эпитет «личностный», чтобы развести его с общеупотребительным в психологии понятием «жизненный путь», совершенно не подразумевающем какой-либо личностной активности» [34, с. 156].
Однако параллельно с традиционными представлениями о детерминации жизненного пути, практически не оставляющими места для собственной активности личности, зарождался другой подход. Своим появлением он обязан С.Л. Рубинштейну, который в контексте развиваемой философско-психологической концепции субъекта сформулировал понятие личной жизни. Данное понятие шире и богаче категории жизненного пути, поскольку в личной жизни помимо социальной обусловленности, и даже вопреки ей, действует субъектная детерминация. «Личная жизнь выступает не как частная жизнь, т.е. жизнь, из которой все общественное отчуждено, но как жизнь, включающая общественное, но не только его, а и познавательное отношение к бытию, и эстетическое отношение к бытию, и отношение к другому человеку как человеческому существу, как утверждение его существования» [42, с. 348-349]. Надо сказать, что идея субъектной детерминации жизненного пути имплицитно присутствовала в работах многих отечественных психологов, но в целостную, систематизированную концепцию она была развернута именно С.Л. Рубинштейном. Б.Г. Ананьев, например, подчеркивал: «Человек не является пассивным продуктом общественной среды или жертвой игры генетических сил. Создание и изменение обстоятельств современной жизни собственным поведением и трудом, образование собственной среды развития посредством общественных связей (товарищества, дружбы, любви, брака и семьи, включения в разнообразные малые и большие группы - коллективы) - все это проявления социальной активности человека в его собственной жизни» [5, с.
161]. Г.С. Костюк также отмечал, что с возрастом «личность выступает как субъект собственного развития, сознательно выбирающий свой дальнейший жизненный путь, готовящийся к той деятельности, посредством которой он собирается найти свое место в общественной трудовой жизни и активно изменяющий условия, обстоятельства собственной жизни» [28, с. 115]. Усилиями сторонников и последователей философско-психологического учения С.Л. Рубинштейна субъектный подход приобрел в отечественной психологии общеметодологический статус. Он глубоко проник во многие области современной науки, в том числе в психобиографические исследования, в связи с чем интерес от социально-исторической детерминации устойчиво сместился на субъектно-личностную детерминацию индивидуального жизненного пути.
Таким образом, на сегодняшний день психология жизненного пути - это теория личности как субъекта жизни, субъект же в психологической науке символизирует автономию, приватность, суверенность, индивидуализацию, «спонтанейность» развития, эмансипацию от «внешнего», верность «внутреннему». Уделяя повышенное внимание индивидуально-психологическим механизмам и закономерностям, психология жизненного пути стремится акцентировать субъектность самой личности в организации индивидуальной жизни и ее активность в распоряжении своей судьбой. При этом социально-психологическая регуляция жизненного пути, представляющая собой одну из форм внешней детерминации, невольно оттесняется на задний план. Движущие силы жизненного пути и источники развития личности как субъекта жизни выводятся из ее познавательного и практического взаимодействия с собственной жизнью, а не из пространства межличностных отношений и взаимодействий. В этом, на наш взгляд, кроется основная причина распространения моносубъектного подхода в современных исследованиях.
Выход за рамки «моносубъектного» подхода единственно возможен через введение других людей внутрь онтологии жизненного пути личности. Первые шаги к преодолению онтологического разрыва между индивидуальным субъектом жизни и другими людьми были предприняты С.Л. Рубинштейном, который утверждал, что «другой человек со своими действиями входит в «онтологию» человеческого бытия, составляет необходимый компонент человеческого бытия» [42, с. 379]. Это значит, что другие люди выступают не просто вещными условиями или пассивными спутниками индивидуального жизненного пути, а активными участниками его строительства личностью. С точки зрения С.Л. Рубинштейна, «наличие сознания и действия есть фундаментальная характеристика человеческого способа существования в мире» [42, с. 341]. Этот общий тезис не теряет силы и тогда, когда рассматривается бытие одного человека в отношении к бытию другого, т.е. окружающие люди вмешиваются в индивидуальную жизнедеятельность личности в качестве оценивающих и действующих субъектов. Они вырабатывают сознательное отношение к тому, что и как в своей жизни делает личность, и совершают поступки, создающие или ломающие условия ее жизнедеятельности. «Все поступки человека выступают как реальное изменение условий жизни других людей. Таковы на самом деле все поступки, поскольку они совершаются людьми, включенными во взаимоотношения друг с другом» [42, с. 372]. Причем своими поступками, выражающими оценочное отношение, другой человек воздействует не только на внешние предметные условия, но и на саму личность как совокупность внутренних психологических условий индивидуальной жизнедеятельности. Другой человек, включаясь в бытие личности, способен «производить специальные действия, специальные поступки, предназначенные для того, чтобы воздействовать, специально формировать внутренние условия настоящего, морального поведения, или своими поступками вызывать ответные поступки, в которых эти внутренние условия формировались бы» [42, с. 372]. Таковы контуры онтологии, в которой другие люди в силу сознательно-деятельного участия в жизнедеятельности личности становятся ее со- субъектами, а сама жизнедеятельность приобретает черты совместной деятельности и подлинного со-бытия.
Онтологический анализ приводит к необходимости включения в предмет психологии жизненного пути не только индивидуально-психологических, но и социально-психологических механизмов и закономерностей индивидуальной жизнедеятельности личности, а значит, активного развития и широкого применения «интерсубъектного» подхода в конкретных исследованиях. Этот под ход основывается на представлении о том, что «как ни своеобразна жизнедеятельность отдельного индивида, ее анализ с необходимостью обнаруживает сложную систему межиндивидуальных взаимосвязей, в которую она вовлечена и вне которой не может существовать» [11, с. 90]. При прохождении своего жизненного пути личность имеет дело не только с предметными обстоятельствами жизни, но и вступает в отношения с другими людьми, которые в отличие от неодушевленных обстоятельств могут активно и сознательно вторгаться в реализацию ее жизненного замысла. Общеизвестный тезис об индивидуальности жизненного пути не должен заслонять социально-психологических реалий, связанных с тем, что этот путь проектируется и прокладывается личностью не без содействия одних и противодействия других людей.
В развернутом виде социально-психологическая детерминация жизненного пути личности освещалась на уровне философско-психологического анализа, в основном в форме вопросов о диалектике общественной и индивидуальной жизнедеятельности [1; 2], взаимосвязи образа жизни общества и стиля жизни личности [41; 46], социально-исторических и культурных предпосылок жизнетворчества и жизненного пути [13; 14; 23; 24]. Однако, учитывая общую зависимость индивидуальной жизнедеятельности от макросоциального, эпохального и культурного контекста, исследователи не продвигают интерсубъектный подход дальше - в область изучения отдельных социальнопсихологических механизмов и закономерностей, производных от взаимодействия личности с ближайшим социальным окружением. На сегодняшний день практически отсутствуют исследования, переводящие проблему в плоскость конкретно-психологического анализа, который раскрывает обусловленность жизнедеятельности и развития личности в качестве субъекта жизни не столько безликими, анонимными макросоциальными факторами, сколько ее живым общением и взаимодействием с микро- социальным окружением и отдельными людьми. К числу редких исследований, целенаправленно рассматривающих межличностные аспекты индивидуальной жизнедеятельности, относятся работы А.А. Кроника и Е.А. Кроник, в которых обоснована оригинальная социально-психологическая концепция событийных групп [30; 31], а также работы В.И. Слободчикова, в которых прослеживается становление личности в различных со-бытий- ных общностях в разные возрастные периоды [44].
Таким образом, индивидуальная жизнедеятельность никогда не бывает сугубо индивидуальной: при определении и осуществлении смысла личность включается не только в систему субъект- объектных отношений с собственной жизнью как особого рода целостностью, но и в систему межсубъектных отношений с другими людьми.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме МОНОСУБЪЕКТНЫЙ И ИНТЕРСУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ.:

  1. К.В.КАРПИНСКИИ. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ, 2002
  2. ГЛАВА 3. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  3. ГЛАВА 2. ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  4. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  5. НОВЫЕ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  6. НОВЫЕ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  7. ГЛАВА 1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  8. УДК 159.А. Н. ДЁМИН ИЗУЧЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ С ПОЗИЦИЙ ПСИХОЛОГИИ ЗАНЯТОСТИ
  9. УДК 159.А. Н. Дёмин ИЗУЧЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ С ПОЗИЦИЙ ПСИХОЛОГИИ ЗАНЯТОСТИ
  10. СУБЪЕКТИВНАЯ КАРТИНА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ «КОНДЕНСИРУЕТ» ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ ЛИЧНОСТИ.
  11. Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, 2012
  12. Положения экзистенциальной психологии и психологии ЖИЗНЕННОГО ПУТИ СБЛИЖАЮТСЯ В СЛЕДУЮЩИХ ОСНОВНЫХ МОМЕНТАХ.
  13. ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ