загрузка...

Понятие и реальность. Понятия о всеобщем. Субъект как всеобщее.

Прежде чем непосредственно перейти к анализу различных аспектов понятия субъекта, имеет смысл рассмотреть соотношение понятия и реальности как методологическое основание дальнейших рассуждений. Понятия, в которых наука мыслит реальность, есть попытка, с одной стороны, выстроить в соответствии с определенными критериями образ реальности или ее фрагмента на уровне мышления, с другой стороны, сформировать систему практических процедур взаимодействия с этой реальностью в плане достижения прагматических целей, в которой понятия играют роль одинаково толкуемых опорных моментов коммуникации. Понятия разными способами соотнесены с реальностью и в определенных отношениях коррелируют с ней, хотя в каких отношениях и в какой степени они соотнесены с реальностью - это всегда остается под вопросом, обычно разрешаемым практически либо в силу относительной успешности человеческих действий, либо в соответствии с неявными конвенциями. При этом существенно, что понятия - это только человеческие представления о реальности, но не сама реальность: как бы нам ни были привычны сами понятия, субъективно почти тождественные реальности по причине постоянного, бесконечно повторяющегося, почти автоматического их отнесения к этой реальности, они только наш образ реальности, которая всегда остается для нас темной, вещью-в-себе. Несомненно, что некоторые из человеческих представлений весьма далеки от реальности, тем более что мышление может как угодно далеко от нее отлетать, не испытывая на себе ее прямой детерминации. Вместе с тем понятия - это наша опора в мире, они создают хотя бы видимость нашего знания о реальности и основу нашего взаимопонимания, они поддерживают не только нас, но и друг друга, увязываясь в единое поле значений и смыслов, поэтому их бывает нелегко оспорить.
Вопрос о том, что такое реальность, всегда остается открытым. За две с половиной тысячи лет западного философствования (и, может быть, более длительного - восточного) ответ на него не был найден (по крайней мере, как общезначимый). Поэтому приходится остановиться на интуитивном представлении о реальности, которое каким-то образом существует у каждого человека, а в качестве рабочего определения реальности иметь в виду следующее: реальность есть то, что человек принимает за реальность. Принимает за реальность он, конечно, свои представления (отнесенные к явлению мира для него, прямому и многообразно опосредованному восприятию мира), которые выстроены в сложном пространстве взаимосвязей явлений, разного рода высказываний о них и собственных многообразных интенций. Мир явлений - это тоже реальность (И. Кант говорил, что это то, что мы можем знать, но знать мы можем, скорее, реальность представлений, а не реальность явлений). Но за самими явлениями стоит еще одна реальность: по Канту - мир вещей-в-себе, существующих самих по себе, вне всякого восприятия, это - непостижимое для человека. Реальность представлений у каждого человека своя (как, впрочем, и реальность явлений), но можно говорить о некоторых зонах большей или меньшей общезначимости представлений, например, для какой-то социальной страты, среды, скажем, для научного сообщества в определенной области исследований в определенный исторический период. В любом случае различать хотя бы эти три реальности (представлений, феноменов и ноуменов) необходимо, понимая, что за представлениями лежат феномены, а феномены - это явление для нас ноуменов.
В естественных науках предполагается, что ноумены даны в явлениях если и не в полном объеме, если и не сразу в своем подлинном виде, то все же в том объеме, который позволяет их адекватно понять (представить в эмпирическом и теоретическом описании) в некотором ограниченном ряде исследований, т.е. происходит как бы отождествление ноумена с феноменом, а феномена с представлением о нем. Но неточности естественно-научных представлений исправляют сами явления, когда дело доходит до практического использования результатов их исследований: хоть мы и не постигаем ноумены в их сущности, но мы их учимся использовать, может быть, в весьма ограниченной сфере. При этом вопрос о том, в каких отношениях и в какой степени научные представления соотнесены с реальностью, отходит на второй план в силу более прагматичных установок исследователей.
Описание реальности принимается за саму реальность (выстраивается онтология некоторой сферы), тем более что это просто, а исследование реальности самой по себе - дело неясное (можно оставить его Р. Декарту, И. Канту, Э. Гуссерлю, М. Хайдеггеру, Я.А. Слинину [56] и другим подобным исследователям).
В естественных науках, частично общественных, всякое представление (или в более точной формулировке для науки - понятие) соотнесено с внешним человеку (скорее, его сознанию) явлением, приборно или процедурно опосредовано, многократно воспроизводимо, интерсубъективировано научным сообществом. Если мы не можем с уверенностью говорить о том, как оно отнесено к реальности ноуменов, то оно, несомненно, достаточно адекватно реальности явлений (нашему умению с ними обращаться) и является общезначимым.
Философия не имеет такой прямой опоры на явления, какую имеют естественные науки, хотя и использует явленное и результаты исследований в других науках как частичное основание своих рассуждений и выводов. Обращаясь к предельным основаниям бытия, мира и человека, она, скорее, стремится очистить эмпирическое от его многообразия, чтобы в чистом виде исследовать эти предельные основания. Результатом такой работы являются категории всеобщего в их взаимной связи. Философия как наука о всеобщем, чтобы схватывать всеобщее в мышлении, формирует свой понятийный аппарат, в котором ее категории как таковые являются предельно общими, предельно абстрактными понятиями. Они, правда, получают теоретическую конкретность в системе категорий через взаимное соотнесение и теоретическое развитие, но они от этого не становятся конкретными в эмпирическом смысле. Даже когда философия говорит о человеке, например о субъекте как человеке, человеке во всем многообразии его реальных проявлений, этот человек философии остается человеком вообще, в котором выделены его сущностные стороны и установлены сущностные связи между ними (сущностные с точки зрения данной философской системы), т.е. этот человек есть теоретическая конкретность, а не чувственно непосредственно данная, эмпирическая, этот человек - всеобщее, а не частное и единичное. Но в каждом эмпирически конкретном человеке этот «философский человек» присутствует как его всеобщее, которое от него в результате мыслительной операции абстрагирования выделено и сконструировано в философское понятие человека.
Среди всеобщего философии имеются парные категории субъекта и объекта, парные - поскольку являясь предельными, они определяются одна через другую: в понятии субъекта уже содержится объект, в понятии объекта - субъект. В исходной трактовке этих категорий познавательный акт (правда, не в обычном его эмпирическом значении, а как исходная данность сознания) на одной стороне имеет познающего (субъект), на другой - познаваемое (объект). Этим, по сути, исчерпывается всеобщее содержание данных категорий в их предельно абстрактном выражении: познавательный акт и его крайние стороны, одна из которых инициирует познавательный акт и тем самым в своей познавательной интенции образует другую сторону. Иными словами, в самом общем и абстрактном виде в познании выделяются только его субъект и его объект, к субъекту сводятся все возможные существа, осуществляющие акт познания, это их предельная вершина обобщения, к объекту - все возможные предметы познания, эта категория - логическая вершина пирамиды обобщения всех этих предметов.
В той или иной философской системе эти предельные категории (субъект и объект) в процессе развертывания получают свое более конкретное содержание и значение, между ними выстраиваются опосредующие звенья (исторически это, правда, выглядит по- другому, но логически это так). Например, субъект наделяется сознанием и отождествляется с ним (поскольку достоверно мы знаем только одно существо, осуществляющее познание на уровне мышления), объект полагается производным от субъекта (в одних системах) или познание рассматривается как обусловленное практической деятельностью (в других системах) и т.д.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме Понятие и реальность. Понятия о всеобщем. Субъект как всеобщее.:

  1. ВСЕОБЩЕЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ (UNIVERSAL HEALTH CARE)
  2. Глава I О МЕСТЕ ПСИХИЧЕСКОГО ВО ВСЕОБЩЕЙ ВЗАИМОСВЯЗИ ЯВЛЕНИЙ МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА
  3. Основные характеристики субъекта как философского понятия.
  4. ЩУКИНА М. А. ЛИЧНОСТЬ И СУБЪЕКТ: ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ ПОНЯТИЙ
  5. понятие субъекта жизни в деятельностном подходе
  6. ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТА В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ ВЕСЬМА РАСПЛЫВЧАТО
  7. УДК 159.9.И.Н. КАРИЦКИЙ СУБЪЕКТ: ОТ ФИЛОСОФСКОГО СОДЕРЖАНИЯ ПОНЯТИЯ К ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ
  8. Место и роль понятия субъекта в конкретных психологических исследованиях и практике
  9. КАТЕГОРИЯ СУБЪЕКТА ЖИЗНИ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ С. Л. РУБИНШТЕЙНОМ ЧЕРЕЗ ПОНЯТИЕ «СПОСОБ СУЩЕСТВОВАНИЯ».
  10. В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТА В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ МЕРЕ ОПРЕДЕЛЯЕТ КАТЕГОРИАЛЬНЫЙ СТРОЙ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК.
  11. МОТИВ КАК ОБЪЯСНИТЕЛЬНОЕ ПОНЯТИЕ
  12. СООТНОСИТЕЛЬНО-НОРМАТИВНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ КАК МОТИВАЦИОННОЕ ПОНЯТИЕ
  13. ПОНЯТИЕ «НАЦИЯ» КАК ОДИН ИЗ АСПЕКТОВ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  14. УДК 159.А. А. БОЧАВЕР ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ КАК МЕТАФОРА РАССМАТРИВАЕТСЯ ПОНЯТИЕ «ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ» — КАК МЕТАФОРА, НЕРАЗРЫВНО СВЯЗЫВАЮЩАЯ ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ВРЕМЕНИ С ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ ПРОСТРАНСТВА.
  15. ПОНЯТИЕ «Я» В ПСИХОЛОГИИ
  16. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ