РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ.

Гипотезы, сформулированные в настоящем исследовании, являются разнотипными и подразумевают использование различных методов статистического анализа эмпирического материала. Первая, вторая и третья гипотезы относятся к классу корреляторных гипотез, которые гласят о наличии и форме функциональной связи между переменными.
Они проверялись посредством непараметрического корреляционного анализа по методу Спирмена.
Таблица 1 - Результаты корреляционного анализа
Психологические Смысложизнен Осмыслен Удовлетворен
переменные ный кризис ность жизни ность жизнью
1 2 3 4
Осмысленность жизни (по К. Рифф) -0,63***    
Удовлетворенность жизнью (по Э. Ди- -0 40*** 0 23***  
неру)      
Продолжение таблицы 1
1 2 3 4
Общий уровень дезинтеграции СЖ 0 41*** -0,26*** -0,42***
Дезинтеграция СЖ (Cog - Aff) 0 29*** -0,16* -0,24***
Дезинтеграция СЖ (Cog - Mot) 0,30*** -0,28*** -0 27***
Дезинтеграция СЖ (Cog - Con) 0 37*** -0,20** -0 39***
Дезинтеграция СЖ (Aff - Mot) 0,36*** -0,24*** -0 23***
Дезинтеграция СЖ (Aff - Con) 0,09 -0,05 -0,24***
Дезинтеграция СЖ (Mot - Con) 0,34*** -0,19** -0 41***
в, отраженных в таблице 1, обращают на себя внимание высокозначимые отрицательные корреляции смысложизненного кризиса с осмысленностью (R = -0,63, p / 0, 001) и удовлетворенностью жизнью (R = -0,40, p / 0,001). Кризисному состоянию сопутствуют отсутствие или неясность жизненных ценностей и целей, а также острая неудовлетворенность личности уровнем продуктивности собственной жизни.
Примечательно, что практически все показатели дезинтеграции смысла жизни значимо коррелируют со смысложизненным кризисом, осмысленностью и удовлетворенностью жизнью. Бурно протекающий кризис сопряжен с повышенным уровнем парциальной и системной дезинтеграции смысла жизни. Наиболее тесные взаимосвязи прослеживаются между выраженностью кризисной симптоматики и общим уровнем дезинтеграции, который свидетельствует о системном рассогласовании когнитивного, аффективного, мотивационного и конативного компонентов смысла жизни (R = 0,41, p / 0,001). Для кризисного состояния весьма характерны «разрывы» между представлениями личности о значимых ценностях и реальной ценностной направленностью жизнедеятельности (R = 0,37, p / 0,001); между ценностями, которые обладают высокой побудительной силой, и ценностями, которые приносят чувство удовлетворения и счастья (R = 0,36, p / 0,001); между ценностями, которые реально осуществляются личностью, и ценностями, имеющими наибольшую мотивационную привлекательность (R = 0,34, p / 0,001). В целом полученные результаты подтверждают первую гипотезу и позволяют утверждать о том, что существует прямая связь между тяжестью кризисного состояния и степенью дезинтегрированности смысла жизни.
Результаты корреляционного анализа выявляют обратную взаимосвязь общего уровня осмысленности жизни с системной и парциальной дезинтеграцией смысла жизни. Между этими переменными наблюдаются статистически значимые отрицательные корреляции, сила которых варьирует от -0,19 до -0,28. Самые сильные корреляции общего уровня осмысленности установлены с показателем системной дезинтеграции (R = -0,26, p / 0,001), а также с показателем когнитивно-мотивационной дезинтеграции смысла жизни (R = -0,28, p / 0,001), т.е. с расщеплением в сознании личности смысложизненных представлений и побуждений. По итогам корреляционного анализа вторую гипотезу исследования можно считать доказанной: чем выше дезинтеграция смысла жизни, тем слабее его смыслообразующая функция в индивидуальной жизнедеятельности личности.
Имеются веские основания и для принятия третьей гипотезы исследования, предполагающей обратную взаимосвязь удовлетворенности жизнью с уровнем дезинтеграции смысла жизни. Наиболее заметное падение удовлетворенности жизнью отмечается при высокой общей дезинтеграции смысла жизни (R = -0,42, p / 0,001); при мотивационно-конативной дезинтеграции (R = -0,41, p / 0,001), т.е. несовпадении ценностей, которые личность желает осуществлять и которым реально следует в повседневной жизни; при когни- тивно-конативной дезинтеграции (R = -0,39, p / 0,001), т.е. расколе между смысложизненными представлениями и теми ценностями, которыми личность практически руководствуется в своей жизнедеятельности. Таким образом, выраженная дезинтеграция смысла жизни сопровождается снижением продуктивности индивидуального жизненного пути и субъективной удовлетворенности жизнью.
Существование корреляционных связей между основными переменными исследования позволяет ожидать наличие детерми- национных зависимостей между ними и оправдывает постановку детерминистских гипотез. Четвертая гипотеза как раз и принадлежит к классу детерминационных гипотез, так как в ней предполагается влияние дезинтеграции смысла жизни на интенсивность
переживания личностью смысложизненного кризиса. Для ее проверки использовался иерархический регрессионный анализ. Назначение данного статистического метода заключается в том, чтобы оценить прибавку объяснимой дисперсии зависимой переменной после введения в регрессионную модель интересующей исследователя независимой переменной. В нашем случае последовательно строились три регрессионные модели, различающиеся набором независимых переменных. Первой оценивалась контрольная модель, в которой в качестве зависимой переменной фигурировал кризис смысла жизни, а в качестве предикторов - статусные характеристики испытуемых. Во второй контрольной модели к числу предикторов присоединялись две психологические переменные - наличие смысла в жизни (осмысленность жизни) и продуктивность его практической реализации (удовлетворенность жизнью). В основной модели набор статусных и психологических предикторов дополнялся основной переменной исследования - общим уровнем дезинтеграции смысла жизни. Величина прироста объяснимой дисперсии при переходе от одной модели к другой тестировалась при помощи инкрементного F-критерия Фишера. Результаты иерархического регрессионного анализа представлены в таблице 2.
Таблица 2 - Результаты иерархического регрессионного анализа
Предикторы г t p Статистика модели
1 2 3 4 5
Контрольная модель со статусными переменными
Пол 0,0009 0,14 0,88 R = 0,29 R2 = 0,084 F (6, 226) = 3,45 p = 0,003
Возраст -0,184 -1,93 0,055
Уровень образования -0,025 -0,37 0,71
Семейное положение -0,055 -0,44 0,65
Родительский статус 0,27 1,99 0,05
Уровень дохода -0,24 -3,65 0,000
Контрольная модель со статусными и психологическими переменными
Пол 0,062 1,30 0,19 R = 0,72 R2 = 0,518 F (8,224) = 30,13 p = 0,000
Возраст -0,255 -3,52 0,001
Уровень образования 0,002 0,035 0,97
Семейное положение 0,19 2,07 0,04
Родительский статус 0,06 0,59 0,55
Уровень дохода -0,042 -0,81 0,41
Удовлетворенность жизнью (по Э. Динеру) -0,30 -5,77 0,000
Личность как субъект жизненного пути
Продолжение таблицы 2
1 2 3 4 5
Осмысленность жизни (по К. Рифф) -0,57 -11,64 0,000  
Инкрементный F-тест ER2 = 0,434, F (2, 224) = 101,02, p = 0,000
Основная модель
Пол 0,062 1,35 0,17 R = 0,744 R2 = 0,554 F (9, 223) = 30,76 p = 0,000
Возраст -0,29 -4,12 0,000
Уровень образования 0,017 0,373 0,71
Семейное положение 0,209 2,35 0,02
Родительский статус 0,085 0,87 0,38
Уровень дохода -0,026 -0,51 0,60
Удовлетворенность жизнью (по Э. Динеру) -0,235 -4,39 0,000
Осмысленность жизни (по К. Рифф) -0,541 -11,15 0,000
Дезинтеграция смысла жизни 0,215 4,21 0,000
Инкрементный F-тест ER2 = 0,035, F (1, 223) = 17,73, p = 0,000
Статическая проверка первой контрольной модели указывает на то, что социально-демографические характеристики личности значимо влияют на вероятность наступления и интенсивность переживания смысложизненного кризиса (R = 0,29, R2 = 0,084, F (6,226) = 3,45, p = 0,003). В совокупности ими объясняется более 8 % дисперсии зависимой переменной. При этом наиболее подверженным кризису оказывается человек возраста средней и поздней зрелости (% = -0,184), воспитывающий детей (% = 0,27) и имеющий сравнительно низкий уровень дохода (% = -0,24). Между тем роль статусных характеристик личности в генезисе кризиса смысла жизни не следует переоценивать. Они выступают лишь фоновыми условиями, которые содействуют или противодействуют началу кризиса, облегчают или усиливают его течение, помогают или мешают его преодолению при наличии у личности проблем с поиском и реализацией смысла жизни.
Это наглядно демонстрирует вторая контрольная модель, в которой наряду с параметрами социального статуса учитываются психологические переменные, отражающие результативность поиска смысла в жизни и продуктивность его практической реализации личностью. К числу этих переменных принадлежат, во-первых, общий уровень осмысленности жизни, который рассматривается как субъективный индикатор наличия смысложизненных ценностей, а во-вторых, общий уровень удовлетворенности жизнью, который выступает субъективным показателем продуктивности их осуществления в повседневной жизнедеятельности. Вторая контрольная модель оказалась статистически значимой и весьма информативной с точки зрения прогноза смысложизненного кризиса в развитии личности (R = 0,72, R2 = 0,518, F (8, 224) = 30,13, p = 0,000). В совокупности она объясняет около 52 % дисперсии зависимой переменной. Наиболее мощными предикторами кризисного состояния оказались бессмысленность или резко пониженный уровень осмысленности жизни (% = -0,57) и неудовлетворенность или резко пониженный уровень удовлетворенности жизнью (% = -0,30). Из числа статусных переменных свою значимость подтвердил возраст (% = -0,255), а прежде значимая переменная «родительский статус» сменилась переменной «семейное положение» (% = 0,19), за которой скрывается более массивный «груз» жизненных обязательств личности. Получается, что наиболее неблагоприятная ситуация складывается у семейного человека в возрасте, не нашедшего или утратившего смысл в жизни либо не сумевшего его плодотворно реализовать. Логично допустить, что в данном случае имеет место двойной кризис в жизни человека, т.е. наложение ненормативного смысложизненного кризиса на нормативный кризис середины жизни.
Применение инкрементного F-теста для сопоставления двух контрольных моделей показало, что за счет введения психологических переменных прогностические и объяснительные возможности второй модели значительно улучшились в сравнении с первой моделью (ER2 = 0,434, F (2,224) = 101,02, p = 0,000).
Прирост объема объяснимой дисперсии для показателей смысложизнен- ного кризиса составил 43,4 %. И это закономерно, поскольку наличие смысла в жизни и продуктивность его реализации являются двумя основными условиями смысложизненного благополучия личности, а отсутствие смысла в жизни и невозможность его осуществить - основными поводами к развитию смысложизнен- ного кризиса.
Наибольший интерес вызывают статистические параметры основной модели, в которой к двум условиям смысложизненного благополучия-неблагополучия было привнесено дополнительное условие - общий уровень дезинтеграции принятого и реализуемого личностью смысла жизни. Основная модель оказалась достоверной (R = 0,744, R2 = 0,554, F (9,223) = 30,76, p = 0,000), а по составу статистически значимых детерминант смысложизненно- го кризиса повторила вторую контрольную модель. Главное, что заслуживает внимания в данной модели, - это наличие у переменной «общий уровень дезинтеграции смысла жизни» независимого влияния на вероятность проявления и интенсивность протекания кризиса в развитии личности. Данная переменная дополнительно объясняет 3,5 % дисперсии показателей кризиса, что является статистически значимым преимуществом основной модели по сравнению со второй контрольной моделью (ER2 = 0,035, F (1,223) = 17,73, p = 0,000). Судя по положительному значению регрессионного коэффициента (% = 0,215), с ростом дезинтеграции смысла жизни повышаются шансы на возникновение кризиса либо происходит обострение ранее возникшего кризисного состояния. Даже при наличии смысла в жизни и некоторых успехов в его реализации дезинтеграция производит свой кризисоген- ный эффект в развитии личности. Вместе с тем соотношение регрессионных коэффициентов говорит о том, что наличие дезинтегрированного смысла в жизни все-таки лучше полной бессмысленности с точки зрения влияния на психологическое благополучие личности. Таким образом, результаты регрессионного анализа свидетельствуют в пользу четвертой гипотезы исследования и позволяют утверждать, что дезинтегрированный смысл жизни является предпосылкой возникновения смысложизненного кризиса в развитии личности.
Однако сами по себе они не объясняют психологические механизмы этой зависимости. Предшествующий теоретический анализ наводит на предположение о том, что «передаточным звеном» является продуктивность индивидуальной жизнедеятельности, которая субъективно переживается личностью в форме удовлетворенности или неудовлетворенности собственной жизнью. Эта гипотеза - из класса медиаторных гипотез, поскольку здесь предусматривается опосредующий эффект одной переменной (медиатора) на зависимость, существующую между двумя другими переменными, т.е. раскрывается психологическая «механика» зависимости. Ее можно изобразить в виде структурной модели, где латинскими буквами a, b, c, cx обозначены путевые коэффициенты, отражающие силу и направленность влияния одной переменной на другую (рисунок 1).

Рисунок 1 — Структурная медиаторная модель

Рисунок 1 — Структурная медиаторная модель

Проверка выдвинутой гипотезы осуществлялась с помощью методов статистического анализа медиации - каузального пошагового анализа [15; 20], теста Собеля [33] и бутстреп анализа [19]. Пошаговый анализ выполнялся в соответствии с рекомендациями Р. Бэрона, Д. Кенни и Ч. Джада и включал три серии регрессионного анализа: 1) оценка непосредственного влияния дезинтеграции смысла жизни на выраженность кризиса (расчет коэффициента с); 2) оценка непосредственного влияния дезинтеграции смысла жизни на субъективную удовлетворенность жизнью (расчет коэффициента a); 3) оценка влияния дезинтеграции смысла жизни на выраженность кризиса при контроле уровня удовлетворенности жизнью (расчет коэффициентов b и с ). Для подтверждения медиатор- ной гипотезы необходимо соблюдение ряда условий: во-первых, коэффициенты a, b, с должны быть статистически значимыми, во- вторых, регрессионная модель, построенная в третьей серии анализа, должна быть статистически достоверной в целом, в-третьих, значение коэффициента сх должно значительно снизиться по сравнению со значением коэффициента с. При этом важно именно падение значения коэффициента с\ а не потеря им статистической значимости. В случае, когда коэффициент сх обнуляется или стремится к нулю, можно констатировать полный медиаторный эффект, а в случае, когда коэффициент сх резко уменьшается по сравнению с коэффициентом с, но принимает далекое от нуля значение, правомерно утверждать частичный медиаторный эффект. Результаты медиаторного анализа приведены в таблице 3 и на рисунке 2.
Все три метода медиаторного анализа дали согласованные результаты, позволяющие констатировать наличие непрямого влияния дезинтеграции смысла жизни на выраженность кризисной симптоматики.
Таблица 3 - Результаты медиаторного анализа2
Пошаговый каузальный анализ
a b c c
-0 549*** -0 99*** 1,86*** 1 32***
Статистика модели R = 0,48, R2 = 0,23, F (2,230) = 35,62, p = 0,00000
Тест Собеля
a*b SE Z p
0,5439 0,1428 3,81 0,0001
Бутстреп анализ (на 5000 выборках)
Boot a*b SE Нижний 95 % CI Верхний 95 % CI
0,5460 0,1458 0,2857 0,8745
z - в качестве показателей связи использованы нестандартизированные регрессионные коэффициенты (В).

z - в качестве показателей связи использованы стандартизированные регрессионные коэффициенты (%) *** p / 0,Рисунок 2 —

z - в качестве показателей связи использованы стандартизированные регрессионные коэффициенты (%) *** p / 0,Рисунок 2 —

Итоговая медиаторная модель
Субъективная удовлетворенность жизнью, за которой скрывается объективно достигнутый личностью уровень жизненной продуктивности, служит важным «передаточным звеном» в механизме порождения кризиса дезинтегрированным смыслом жизни. Однако вскрытый опосредующий эффект является частичным, а значит существуют и другие пути возникновения кризиса в случае принятия и попыток осуществления личностью дезинтегрированного смысла жизни.
Таким образом, дезинтегрированный смысл жизни порождает психологический кризис из-за того, что сдерживает процесс самореализации личности и снижает продуктивность ее индивидуальной жизнедеятельности. В этом собственно и проявляется неполноценность регуляторных функций, позволяющая считать дезинтегрированный смысл жизни одним из вариантов неоптимального смысла жизни.
Список литературы
1. Ахмеров, Р.А. Биографические кризисы личности: автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01 / Р.А. Ахмеров; ИП РАН. - М., 1994. - 24 с.
2. Головаха, Е.И. Критерии продуктивности жизни / Е.И. Головаха // Жизнь как творчество: Социально-психологический анализ / под ред. Л.В. Сохань. - Киев: Наукова думка, 1985. - С. 256 - 265.
3. Карпинский, К.В. Опросник смысложизненного кризиса / К.В. Карпинский. - Гродно: ГрГУ, 2008. - 126 с.
4. Карпинский, К.В. Смысложизненный кризис в развитии личности как субъекта жизни / К.В. Карпинский // Субъектный подход в психологии / под ред. А.Л. Журавлева, В.В. Знакова, З.И. Рябикиной, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. - С. 186 - 199.
5. Кроник, А.А. Субъективная картина жизненного пути как предмет психологического исследования, диагностики и коррекции: дис. ... д-ра психол. наук: 19.00.01 / А.А. Кроник; ИП РАН. - М., 1994. - 71 с.
6. Кроник, А.А. Каузометрия: методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути / А.А. Кроник, Р.А. Ахмеров. - М.: Смысл, 2003. - 284 с.
7. Леонтьев, Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности / Д.А. Леонтьев. - М.: Смысл, 2003. - 510 с.
8. Пергаменщик, Л.А. Опросник «Шкалы психологического благополучия» К. Рифф: процесс и процедура адаптации / Л.А. Пергаменщик, Н.Н. Лепешинс- кий // Психологическая диагностика. - 2007. - № 3. - С. 73 - 96.
9. Рубинштейн, С.Л. Проблемы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. - М.: Педагогика, 1973. - 424 с.
10. Фесенко, П.П. Осмысленность жизни и психологическое благополучие личности: дис.... канд. психол. наук: 19.00.01 / П.П. Фесенко. - М., 2005. - 206 с.
11. Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. - М.: Прогресс, 1990. - 368 с.
12. Чудновский, В.Э. Становление личности и проблема смысла жизни: Избранные труды / В.Э. Чудновский. - М.: Изд-во МСПИ, 2006. - 768 с.
13. Эммонс, Р. Психология высших стремлений: мотивация и духовность личности / Р. Эммонс. - М.: Смысл, 2004. - 416 с.
14. Argyle, M. Causes and correlates of happiness / M. Argyle // Well-being: The Foundations of Hedonic Psychology / D. Kahneman, E. Diener, N. Schwarz (Eds.). - New York: Russell Sage Foundation, 1999. - P. 353 - 373.
15. Baron, R.M. The moderator-mediator variable distinction in social psychological research: Conceptual, strategic and statistical considerations / R.M. Baron, D.A. Kenny // Journal of Personality and Social Psychology. - 1986. - № 51. - P. 1173 - 1182.
16. Chamberlain, K. Religiosity, life meaning, and wellbeing: Some relationships in a sample of women / K. Chamberlain, S. Zika // Journal for the Scientific Study of Religion. - 1988. - № 27. - P. 411 - 420.
17. Diener, E. Subjective well-being / E. Diener // Psychological Bulletin. - 1984. - № 95. - P. 542 - 575.
18. Diener, E. The Satisfaction with Life Scale / E. Diener, R.A. Emmons, R. Larsen, S. Griffin // Joumal of Personality Assessment. - 1985. - № 47. - P. 1105 - 1117.
19. Diener, E. Subjective well-being: Three decades of progress / E. Diener, E.M. Suh, R.E. Lucas, H.L. Smith // Psychological Bulletin. - 1999. - № 125. - P. 276 - 302.
20. Hayes, A.F. Beyond Baron and Kenny: Statistical Mediation Analysis in the New Millennium / A.F. Hayes // Communication Monographs. - 2009. - Vol. 76, № 4. - P. 408 - 420.
21. Judd, C.M. Process analysis: Estimating mediation in treatment evaluations / C.M. Judd, D.A. Kenny // Evaluation Review. - 1981. - № 5. - P. 602 - 619.
22. Keyes, C.L. Optimizing well-being: The empirical encounter of two traditions / C.L. Keyes, D. Shmotkin, C.D. Ryff // Journal of Personality and Social Psychology. - 2002. - № 82. - P. 1007 - 1022.
23. King, L.A. Positive affect and the experience of meaning in life / L.A. King, J.A. Hicks, J.L. Krull, A.K. GaisoDel // Journal of Personality and Social Psychology. - 2006. - № 90. - P. 179 - 196.
24. Lyubomirsky, S. Pursuing happiness: The architecture of sustainable change / S. Lyubomirsky, K. Sheldon, D. Schkade // Review of General Psychology. - 2005. - № 9. - P. 111 - 131.
25. Pavot, W. Review of the Satisfaction with Life Scale / W. Pavot, E. Diener // Psychological Assessment. - 1993. - № 5. - P. 164 - 172.
26. Peterson, C. Orientations to happiness and life satisfaction: The full life versus the empty life / C. Peterson, N. Park, M. Seligman // Journal of Happiness Studies. - 2005. - № 6. - P. 25 - 41.
27. Reker, G.T. Aging as individual process: toward a theory of personal meaning / G.T. Reker, P.T. Wong // Emergent theories of aging / J.E. Birren, V.L. Bengston (eds.). - New York: Springer Publishing Company, 1988. - P. 214 - 246.
28. Ryan, R.M. On Happiness and Human Potentials: A Review of Research on Hedonic and Eudaimonic Well-being / R.M. Ryan, E.L. Deci // Annual Review of Psychology. - 2000. - № 52. - P. 141 - 166.
29. Ryff, C.D. The structure of psychological well-being revisited / C.D. Ryff, C.L. Keyes // Journal of Personality and Social Psychology. - 1995. - № 69. - P. 719 - 727.
30. Ryff, C.D. The contours of positive human health / C.D. Ryff, B. Singer // Psychological Inquiry. - 1998. - № 9. - P. 1 - 28.
31. Sheldon, K.M. Optimal Human Being: An Integrated Multi-level Perspective / K.M. Sheldon. - N.J.: Erlbaum, Mahwah, 2004. - 273 p.
32. Sheldon, K.M. The multiple determination of well-being: Independent effects of positive traits, needs, goals, selves, social supports, and cultural context / K.M. Sheldon, T.H. Hoon // Journal of Happiness Studies. - 2007. - № 8. - P. 565 - 592.
33. Sobel, M.E. Asymptotic confidence intervals for indirect effects in structural equation models / M.E. Sobel // Sociological Methodology / Ed. by S. Leinhardt. - Washington DC: American Sociological Association, 1982. - P. 290 - 312.
34. Steger, M.F Stability and specificity of meaning in life and life satisfaction over one year / M.F. Steger, T.B. Kashdan // Journal of Happiness Studies. - 2007. - № 8. - P. 161 - 179.
Карпинский Константин Викторович - кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой экспериментальной и прикладной психологии Учреждения образования «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы».
<< | >>
Источник: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ Ч 1. Карпинский К.В.. 2012

Еще по теме РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ.:

  1. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
  2. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  3. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  4. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  5. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  6. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  7. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  8. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. ВЫБОРКА.
  9. Обсуждение результатов эмпирического исследования. Выборка.
  10. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  11. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  12. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  13. ФРАГМЕНТ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  14. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  15. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  16. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  17. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  18. ОБСУЖДЕНИЕ