М.В. САПОРОВСКАЯ МЕЖПОКОЛЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ КАКУСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

В статье детско-родительские отношения (ДРО) рассматриваются как функциональные модели и средовые условия формирования и развития совладаю- щего поведения детей (от старшего дошкольного до младшего юношеского возраста).
Такой исследовательский подход позволил рассмотреть характеристики детско-родительских отношений и совладающее поведение родителей в структуре социально-психологического фактора совладающего поведения детей.
Ключевые слова: совладающее поведение, детско-родительские отношения, средовые условия, личностные предикторы, поддержка в семье, функциональная модель, социальное наследование копинга, идентификация.
В системе факторов совладающего поведения особо выделяется сфера отношений личности, главным образом близких. Именно в этих системах отношений (детско-родительских, супружеских, сиблинговых и т.д.) становится и развивается совладающее поведение личности как социальное поведение субъекта. Близкие отношения обеспечивают субъекту обратные связи, задающие способность осознанного саморегулирования, то есть выбора копинг- стратегий в трудной ситуации. Наиболее ярким примером здесь являются детско-родительские отношения. Особая ценность этих отношений заключается в их продолжительном и непрерывном влиянии как в целом на психическое развитие личности, так и на развитие системы совладающего поведения в частности. Однако каузальная связь между детско-родительскими отношениями и со- владающим поведением оказывается не такой однозначной, как кажется на первый взгляд.
Влияние детско-родительских отношений на формирование и развитие совладающего поведения ребенка необходимо изучать в двух направлениях, что позволяет выделить и описать различные механизмы этой детерминации.
В контексте первого направления детско-родительские отношения рассматриваются как условия формирования и развития со- владающего поведения ребенка (от старшего дошкольного до младшего юношеского возраста) в семье. Под условиями в данном случае понимается все то, что образует внешнюю среду, в которой формируется и развивается совладающее поведение ребенка.
В рамках второго направления совладающее поведение родителей рассматривается как функциональная модель совладания с трудными жизненными ситуациями. Под моделью, в традиции теории социального научения, мы понимаем образец, пример, который моделируется (имитируется, копируется) в индивидуальном поведении.
Такой исследовательский подход позволит нам рассмотреть характеристики детско-родительских отношений и совладающее поведение родителей в структуре социально-психологического фактора совладающего поведения детей.
Детско-родительские отношения как условие формирования и развития совладающего поведения ребенка
Детско-родительские отношения как условие, в котором формируется и развивается индивидуальная система совладающего поведения ребенка, следует рассматривать в трех аспектах.
Во-первых, детско-родительские отношения рассматриваются в современной психологии как объективная детерминанта развития личности ребенка. Конструктивные, теплые, поддерживающие отношения в семье могут сформировать у него эффективную потребностно-мотивационную систему, позитивный взгляд на мир и на самого себя. Этот же фактор, по мнению З. Фрейда, A. Адлера, А. Фрейд, Э. Эриксона, и др., но с другим психологическим содержанием может привести к ущербному развитию потребностей и мотивов, низкой самооценке, недоверию к окружающим.
Следовательно, эти отношения и связанные с ними детские переживания, оказывают влияние на формирование и развитие таких качеств личности и поведенческих стратегий ребенка, кото- зые впоследствии опосредуют предпочтение им тех или иных ко-
пинвторсрвте Таблица 1 - . ^и&рШгёрбМЙГ ДРО1,РО как условие фс U-Личностныё характеристики рмирорёвёнкяичност Копинг- характеристики ных предикторов
совпадающей > поведения ребен1 а (теоретический об вор) 4
А Адлер, Э. Фромм, Э. Эриксон Безусловное принятие ребенка. Атмосфера безопасности, защищенности, доброй воли окружающих Доверие к своим внутренним потенциалам, вера в собственные силы, спонтанность своих интересов, чувств и потенциальных возможностей Эффективность и конструктивность совладания
К. Хорни Вовлеченность ребенка в супружеский конфликт Одиночество, дистанцирование от людей Эмоциональный копинг с акцентом на самообвинение; уход от социальной поддержки
Личность как субъект совпадающего поведения
1 2 3 4
А. Маслоу Безусловное принятие, любовь, страдание, тоска, печаль Пр, Эффективность и конструктивность Фшадшт аблщы 1
Д. Боумбрин Родительский контроль, требовательность к социальной зрелости, эмоциональное принятие Уверенность в себе, хороший самоконтроль, дружелюбие Стремление к исследованию, а не избеганию фруст- рационных ситуаций
Высокий контроль и требования, условное принятие ребенка Пессимизм, тревожность Стремление избегать трудных ситуаций
Непринятие ребенка и неспособность к контролю детского поведения в силу эмоциональной незрелости родителей Неуверенность в себе, низкий самоконтроль Отказ от фрустра- ционных ситуаций
С. Мадди Жизнестойкость
Принятие, поддержка, любовь, одобрение Активность, вовлеченность Стрессоустойчи- вость, активное совладание, выбор стратегий копинга, направленных на преобразование ситуации
Поддержка инициативы и самостоятельности ребенка Смелость, инициативность, активность
Культурное разнообразие среды Оптимизм, позитивное мышление
Так, выделяя комплекс личностных характеристик ребенка, связанных с фактором родительского контроля и эмоционального принятия, Д. Боумбрин приходит к следующим заключениям:
- наличие в родительском отношении контроля, требовательности к социальной зрелости и эмоционального принятия способствует формированию у ребенка стремления к исследованию, а не избеганию фрустрационных ситуаций;
- более контролирующее и требовательное, но менее теплое отношение родителей способствует формированию у ребенка стремления избегать трудных ситуаций;
- непринятие ребенка и неспособность к контролю детского поведения в силу эмоциональной незрелости родителей, опосредует реакции отказа ребенка от фрустрационных ситуаций [11].
В психоаналитической традиции истоки неудач человека в решении повседневных проблем усматриваются в переживаниях детства, связанных с взаимоотношениями родителей и детей. Именно в детстве, во взаимодействии ребенка с родителями конкретизируется его стремление к превосходству и полному совершенству. Поэтому даже небольшие неудачи в достижении цели приводят человека к невротическому состоянию. Доверие человека к своим внутренним потенциалам, вера в собственные силы - та основа, которая позволяет человеку совладать с жизненными трудностями и быть более успешным. Такие качества личности формируются у ребенка при безусловном принятии его окружающими взрослыми. Атмосфера безопасности, защищенности, доброй воли окружающих позволяет ребенку не тормозить спонтанность своих интересов, чувств и потенциальных возможностей [6; 9; 10; 11].
С точки зрения К. Хорни, конфликты между родителями, которые переносятся в сферу воспитания, являются неблагоприятными условиями формирования таких жизненных стратегий ребенка, как самообвинение и дистанцирование от взрослых.
Анализируя влияние детских переживаний на возникновение личностных деформаций, большинство психологов делают заключение о том, что ребенок должен не только чувствовать себя защищенным, желанным, но он должен уметь противостоять, защищаться, переносить поражения и огорчения. В число необходимых условий для развития у ребенка способности к самоактуализации, А. Маслоу включает страдание, печаль, тоску и смятение. Иначе, по его словам «возникает избалованность, за которой стоит неуважение к целостности человека, внутренней природе и дальнейшему развитию индивидуальности».
В цикле эмпирических исследований, проведенных в Костромском государственном университете, нашим исследовательским коллективом были получены следующие факты (см. таблицу 2).
В условиях эмоционального отвержения, недостатка родительского внимания и заботы (гипопротекции), неадекватно низкого уровня родительских требований, неустойчивости, непоследовательности стиля воспитания у ребенка младшего школьного возраста формируются такие деструктивные состояния и характеристи-
Личность как субъект совладающего поведения
ки, как: тревожность и даже враждебность по отношению к взрослым; эмоциональное неконтролируемое напряжение, нередко проявляющееся в серьезных страхах; недостаток социальной нормативности кыражающийгст к различных формах негатикизма
"аАжЦрс2во .совпадающего РОтакт^шйеф| поведЙВ0 ребен орм^эва^адчносгка характеристики ны&аардаиисря^копинга
обзор эмпирМ.В. Сапоровская ©моцихгамсвядовсотвержение, гипо- протекция, неадекватно низкий уровень родительских требований; неустойчивость, непоследовательность воспитания Дейадаптивность, тревожность и даже враждебность по отношению к взрослым; недостаток социальной нормативности Неэффективность совладания
Е.В. Куфтяк Регулярное использование физических наказаний Тревожность, агрессивность, дезадап- тивность Предпочтение копинг- стратегий, направленных на проявление деструктивной эмоциональной экспрессии и поиск социальной поддержки
Т.В. Гущина Деструктивность материнского отношения Дезадаптивность, девиантность, тревожность, агрессивность, уязвимость к стрессу Стратегии эмоциональной разрядки (социально неодоб- ряемые копинг- стратегии), стратегии, направленные на восстановление физических сил, деструктивный копинг
Н.О. Бело- рукова Мать
Требование социальных успехов, контроль за их достижением Хорошая саморегуляция, личностная зрелость Эффективность / конструктивность совладания
Отец
Инфантилизация, стремление к сохранению сим- биотических отношений с подростком Инфантильность, личностная незрелость, конформность Пассивное совлада- ние, ориентированное на избегание трудных ситуаций
Это снижает адаптивные способности ребенка, опосредует явления дезадаптации к новым социальным условиям, понижает стрессоустойчивость ребенка к трудным жизненным ситуациям [8]. Е.В. Куфтяк в своем диссертационном исследовании показала, что дети из семей, в которых регулярно используют физические наказания как воспитательный метод, совладают с жизненными трудностями, сочетая копинг-стратегии, направленные на проявление деструктивной эмоциональной экспрессии и поиск социальной поддержки. Такое сочетание делает совладающее поведение неэффективным, еще более увеличивая дистанцию между родителями и детьми [7]. Изучая дисфункциональную семью в период ее распада (изъятия ребенка из семьи), Т.В. Гущина выявила особенности совладающего поведения детей разных возрастов, связанные с де- структивностью материнского отношения к ним. Оказалось, что в условиях хронической фрустрированности потребностей в любви и принятии, дети-дошкольники предпочитают социально неодоб- ряемые стратегии эмоциональной разрядки и стратегии, направленные на восстановление физических сил. Младшие школьники оказываются наиболее уязвимыми к стрессу и совладают только с помощью деструктивных способов совладания, используя социально неодобряемые стратегии. В подростковом возрасте использование деструктивных копинг-стратегий приводит к формированию устойчивой системы девиантного поведения личности [2]. Выборку Н.О. Белоруковой составили подростки и родители из условно благополучных семей. Было установлено, что требование от подростков со стороны матери социальных успехов, контроль за их достижением, являются мощным стимулом для подростка, способствуют развитию у него способности к саморегуляции (интерио- ризации внешнего контроля) и социально-приемлемых, эффективных форм поведения. Условное принятие, высокий уровень требований к подростку со стороны отца, при ориентации на сотрудничество с ним, опосредуют выбор подростком продуктивного со- владания. В то же время инфантилизация, стремление к сохранению симбиотических отношений между отцом и подростком обусловливают в отрочестве развитие пассивного совладания, ориентированного на предотвращение, избегание трудных ситуаций [1].
Личность как субъект совладающего поведения
Во-вторых, родители играют важную роль в формировании представлений ребенка о трудных жизненных ситуациях и их оценке. Известно, что одна и та же ситуация может восприниматься и оцениваться субъектами по-разному. Нередко представление и оценка ситуации как трудной формируется именно под воздействием семьи. Кроме того, ощущение наличия / отсутствия субъективного контроля над ситуацией напрямую зависит от специфики представлений о ней. Исходя из этого положения, было логично предположить, что восприятие ребенком дошкольного и младшего школьного возраста ситуации как трудной зависит от особенностей реагирования на нее родителей.
В ходе исследования на основе анализа данных авторской анкеты для родителей первоклассников, длительного наблюдения за родителями и детьми нами было выделено пять наиболее распространенных типов реагирования родителей на школьные трудности ребенка.
1. Адекватный, принимающий, ориентированный на преодоление. При таком типе реагирования родители не только принимают факт школьных трудностей ребенка, но и пытаются понять их природу, анализируют конкретную ситуацию, ищут способы ее возможного преодоления. При таком типе реагирования родители не склонны перекладывать ответственность за происходящее только на учителя или самого ребенка. С педагогом они стараются установить и поддерживать доброжелательные отношения, ориентированные на продуктивное сотрудничество, однако в случае крайней необходимости могут и заступиться за ребенка.
2. Неадекватный, принимающий, фиксированный на своих переживаниях. При таком типе реагирования родители испытывают чувство вины за неуспехи ребенка, сдают свои позиции без «боя». Они соглашаются с тем, что их ребенок неспособен и плохо воспитан. Отношения с учителем отличаются высоким уровнем конформности. Однако такие родители не в силах оказать поддержку своему ребенку в том случае, если учитель не прав или несправедлив по отношению к нему.
3. Неадекватный, принимающий, обвиняющий. Родители принимают и соглашаются с тем, что у ребенка существуют проблемы. Однако вся ответственность за них ложится на плечи ребенка. Они не стремятся понять причину возникновения детских проблем, а просто убеждены в том, что ребенок недостаточно прилежен, ленив и необязателен. Родители не выражают сочувствия ребенку, а используют
наказания и чрезмерный контроль в качестве способов преодоления проблем. Родители не конфликтуют с учителем, охотно предоставляют ему информацию о негативных качествах ребенка. Скорее всего, это будет отражаться на восприятии ребенка учителем.
4. Неадекватный, принимающий, конфликтный. Родители с таким типом реагирования соглашаются с тем, что у их ребенка существуют определенные проблемы, но перекладывают ответственность за них целиком на учителя или одноклассников. Отношения с учителем конфликтны, что может негативным образом отражаться и на взаимоотношениях ребенка и педагога.
5. Неадекватный, непринимающий, игнорирующий. При таком реагировании родители совершенно не способны помочь своему ребенку в силу того, что они не замечают его проблем или не придают им никакого значения. К замечаниям учителя они относятся формально, не акцентируя свое внимание на них. Отношения с учителем носят характер скрытого затянувшегося конфликта.
Результаты сравнительного анализа показали, что родители первоклассников с высокими и средними показателями адаптиро- ванности, значимо чаще демонстрируют первый тип реагирования (Адекватный, принимающий, ориентированный на преодоление) на школьные трудности ребенка. Это косвенно подтверждает гипотезу о влиянии родительского восприятия и оценки ситуации на специфику совладающего поведения ребенка, показателем эффективности которого является его адаптированность к ситуации начала школьного обучения.
Итак, детско-родительские отношения оказывают влияние на становление системы совладающего поведения ребенка через формирование и развитие у него таких поведенческих стратегий и качеств личности, которые впоследствии опосредуют предпочтение им тех или иных копинг-стратегий. Кроме того, реакция родителя на ту или иную ситуацию отражается на представлении ребенка о ней (или ситуациях определенного типа).
Эффективность совладающего поведения ребенка зависит от его средовых ресурсов. Поэтому третий аспект изучения детско- родительских отношений как условия развития совладающего поведения ребенка связан с понятием социально-психологической поддержки в семье как средового ресурса совладающего поведения ребенка. Понятие «социальная поддержка» имеет в психологии общее и свободное значение всех форм поддержки, обеспечиваемых другими людьми и группами, которые помогают индивиду
Личность как субъект совладающего поведения
совладать с трудными жизненными ситуациями. Социальная поддержка удовлетворяет стремление человека поделиться своими проблемами, заручиться одобрением и советом. G. Piers, I. Sarason и B. Sarason (1996) утверждают, что социальная поддержка может быть реальной (непосредственной) и субъективно воспринимаемой, которая представляет собой общее восприятие людей как способных и готовых оказать помощь. Таким образом, социальную поддержку в семье следует рассматривать как ресурс совладающе- го поведения человека с трудными жизненными ситуациями. В этом контексте ресурсом является то, за счет чего человек совладает со стрессом и/или преодолевает его. Наличие индивидуальных и сре- довых ресурсов делает взрослых и детей более стрессоустойчивыми, способствует выработке «психологического иммунитета» к влиянию социальных стрессов [4].
В структуре социальной поддержки целесообразно выделять эмоциональную, инструментальную и когнитивную составляющие. Другими словами эти структурные компоненты представляют собой различные виды реальной и воспринимаемой поддержки.
В эмоциональной поддержке проявляются чувства симпатии, принятия, уважения, привязанности. Эмоциональная поддержка обеспечивает человеку переживание безопасности, собственной ценности, близости с другим человеком. Другими словами, оказывая ребенку эмоциональную поддержку, родитель демонстрирует безусловное принятие, эмпатию, сопричастность к его переживаниям.
Когнитивная поддержка направлена на анализ ситуации, изменение ее восприятия. Когнитивная поддержка предполагает помощь в поиске и понимании причин возникновения проблемы (почему это произошло), помощь при составлении определенной программы действий (что, и в какой последовательности можно сделать для решения проблемы), фокусирование внимания на сильных сторонах личности (поиск индивидуальных ресурсов). Нередко когнитивная поддержка представляет собой совет, т.е. прямое указание к какому-либо действию.
Инструментальная поддержка направлена на оказание непосредственной помощи в решении проблемы и предполагает конкретные действия, например, обращение за помощью специалисту или оказание материальной поддержки.
Еще раз отметим, что такое понимание социальной поддержки дает нам возможность говорить о ее значимом вкладе в эффективность совладающего поведения субъекта.
На протяжении всей жизни, а особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, в первую очередь человек стремится получить поддержку от членов своей семьи. Возрастные закономерности развития копинга в онтогенезе указывают на то, что на этапах дошкольного детства и младшего школьного возраста копинг-стра- тегии, направленные на получение социальной поддержки от значимых взрослых (в сочетании с другими копинг-стратегиями) являются доминирующими в системе совладающего поведения ребенка [3; 4; 11; 12]. Это объясняется тем, что в силу своих возрастных особенностей самостоятельно решать проблемы дети еще не способны, так как нередко социальная ситуация требует от ребенка саморегуляции, координации эмоционального состояния и переживаний с целенаправленным поведением. Для этого ребенку необходима эмоциональная и инструментальная поддержка со стороны родителей.
Одним из факторов социальной поддержки в семье, по нашему убеждению, является качество межличностных отношений. Возможность / невозможность оказания и получения эмоциональной поддержки зависит от совокупности переживаний, связанных с членом семьи, интегрального его принятия или отвержения. Родитель, отвергающий ребенка, испытывающий по отношению к нему палитру негативных чувств (негативную эмоциональную связь, досаду, злость, раздражение, обиду), потенциально не способен оказать ему эмоциональную поддержку.
Особенности когнитивной поддержки зависят от представлений членов семьи о характере, потребностях, интересах, ценностях друг друга. Такое представление может быть адекватным (полным и объективным знанием индивидуальности члена семьи) и неадекватным (искаженным, не соответствующим действительности). В зависимости от специфики представлений когнитивная поддержка может быть эффективной или неэффективной. Например, если ребенок инвалидизируется, т.е. родитель приписывает ему болезненность, недооценивает его психофизические данные, то поиск причин проблем ребенка будет ограничен только сферой его физического здоровья и поиска адекватных способов совладания с ситуацией.
Инструментальная поддержка зависит от форм общения в семье, видов и способов контроля. Например, поведенческие воздействия на ребенка могут быть разной степени выраженности - от доминирования родителя (родитель сам решает проблему, отстраняя ребенка от нее), до практического отсутствия родительского
Личность как субъект совладающего поведения
влияния (автономии ребенка). При такой ситуации ни один вид поддержки не реализуется. Наиболее благоприятной является кооперация с ребенком, при которой родитель предпринимает реальные действия, но стимулирует активность ребенка.
Нас интересовало, какая поддержка необходима ребенку для более эффективной адаптации к школьному обучению.
При организации исследования опирались на следующие положения:
- начало школьного обучения, является ситуационной детер- минантой совладающего поведения ребенка и родителей;
- использование родителями различных стратегий совладающе- го поведения определяет эффективность когнитивной и инструментальной поддержки ребенка в детско-родительском взаимодействии;
- эмоциональная поддержка является показателем качественных характеристик детско-родительских отношений.
Выборка исследования состояла из 184 человек (92 диады). Эквивалентность выборки достигалась с помощью отбора испытуемых по следующим критериям: социальный статус семьи, средний и высокий уровень школьной готовности ребенка, отсутствие у ребенка тяжелых хронических заболеваний. В исследовании применялись следующие методики: «Карта наблюдений» Д. Стотта (адаптация Г.Л. Исуриной, В.А. Мурзенко), «Анализ семейных взаимоотношений» Э.Г. Эйдемиллера, «Тест-опросник родительского отношения» А.Я. Варги, В.В. Столина, «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» Э. Эндлера, Д. Паркера (адаптация Т.Л. Крюковой).
Одним из результатов исследования стало выделение различных вариантов сочетания родительского отношения и поведения в ситуациях, связанных с эффективностью совладающего поведения ребенка со школьными трудностями.
1. Оказалось, что родители адаптированных детей в проблемных ситуациях демонстрируют ребенку симпатию, уважение, любовь независимо от его школьных успехов / неуспехов, чутко реагируют на переживания ребенка, но предъявляют к нему высокие требования адекватные его возможностям. Такие родители в случае необходимости обращаются за профессиональной помощью, стремятся получить совет от более компетентного человека.
2. Так же способствует эффективности школьной адаптации другой вариант сочетания родительского отношения и поведения. Условное принятие ребенка (демонстрация положительных чувств при успехе), предъявление высоких требований в сочетании с рациональным анализом проблемы, поиском дополнительной информации и реализацией конкретных действий, направленных на разрешение школьных трудностей.
Таким образом, мы видим, что наиболее продуктивным в период школьной адаптации ребенка является сочетание эмоциональной и инструментальной поддержки, а также сочетание когнитивной и инструментальной поддержки.
3. Негативное влияние в данной ситуации оказывает непоследовательность эмоциональной поддержки (в одних ситуациях ребенок ее получает, а в других - нет), оказание только инструментальной поддержки при отсутствии эмоциональной и информационной поддержки.
4. Отсутствие всех видов поддержки, невключенность, дистанцирование родителей от жизни ребенка способствует развитию выраженных дезадаптивных реакций в поведении ребенка.
Итак, использование родителями различных копинг-стратегий определяет особенности детско-родительского взаимодействия в трудной ситуации, основным показателем которого является инструментальная поддержка (или ее отсутствие). Качественные характеристики родительского отношения определяют содержание взаимодействия родителя и ребенка, основной характеристикой которого является наличие / отсутствие эмоциональной поддержки.
Родители как модели совладания с трудными жизненными ситуациями
Исходя из того, что детско-родительские отношения являются условиями становления и развития системы совладающего поведения детей, логично предположить, что совладающее поведение родителей представляет собой функциональную модель для детей.
Теоретической основой исследований, в рамках которых изучается влияние совладающего поведение родителей на характеристики совладания детей, являются научные позиции Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, Б.Г. Ананьева, А.Н. Леонтьева относительно социального наследования как фактора психического развития человека. Традиционно, под социальным наследованием понимается овладение миром человеческой культуры, усвоение общественного опыта, знаний, умений, навыков, а также психических качеств, свойственных человеку. Ребенок приобщается к миру человеческой культуры, созданной множеством поколений, при постоянной помощи и руководстве со стороны взрослого. Другими словами, социальное наследование - это передача и присвоение межпоколенного опыта. В основе этого процесса лежит межпоколенное
Личность как субъект совладающего поведения
взаимодействие. Важно подчеркнуть, что передача и усвоение социального опыта может быть специально организованным процессом, основой которого является обучение и воспитание, а может и не быть специально организованным, т.е. передача социального опыта осуществляется в процессе непосредственно общения взрослых и детей через процессы подражания и идентификации.
Такое научное понимание социального наследования дает основание заявить о возможности межпоколенного наследования ко- пинга в семейной группе, и рассматривать этот процесс как передачу и присвоение семейных моделей копинга, усвоение опыта, знаний, умений, навыков и качеств совладающего (или несовлада- ющего) с трудностями человека [5]. В зависимости от того, что лежит в основе этого процесса (обучение и воспитание или подражание и идентификация), социальное наследование копинга следует рассматривать в контексте экологического или регулятивного факторов совладающего поведения субъекта.
Один из путей наследования копинга в семье - это идентификация, т.е. непосредственное переживание субъектом своей тождественности с объектом идентификации. Предлагая свою авторскую концепцию механизмов, определяющих развитие личности, В.С. Мухина рассматривает взаимодействие двух основных механизмов - идентификации и обособления (отчуждение), при этом отмечает, что они есть два равноценно значимых и одновременно диалектически противоречивых элемента единого механизма, развивающего личность и делающего ее психологически свободной. Идентификация позволяет человеку присоединиться, стать частью группового «Мы», а обособление позволяет ему приобрести индивидуальность и отстоять свое «Я». Безусловно, принимая эту научную позицию, следует отметить, что в индивидуальном генезисе первоначально возникает потребность и готовность к идентификации с другим человеком, а обособление начинает проявляться позже. Именно такая направленность социального развития позволяет в нашем исследовании, на его начальных этапах, рассматривать идентификацию отдельно от механизма обособления.
В современной психологии идентификация как механизм развития личности охватывает три пересекающиеся области психической реальности. Во-первых, идентификация - это процесс самоотождествления субъектом себя с другим человеком, группой, образцом на основе установившейся положительной эмоциональной связи. В результате этого типа идентификации субъект прини-
мает как собственные нормы, ценности, образцы поведения объекта идентификации. Во-вторых, идентификация - это отождествление субъектом другого человека с собой, наделение его своими чертами, чувствами, желаниями. В-третьих, идентификация - это механизм постановки субъектом себя на место другого. Человек переносит себя в пространство, обстоятельства другого человека, что приводит к пониманию его личностных смыслов. Этот тип идентификации обеспечивает процесс взаимопонимания и опосредует помогающее (поддерживающее) поведение. Очевидно, что в процессе передачи и усвоения опыта совладающего поведения участвуют все типы идентификации.
Так, например, передача родительского опыта совладания через идентификацию с ребенком может осуществляться разными путями, а именно:
- отождествляя себя с ребенком, родитель воспринимает его трудности как свои собственные и сам совладает с ними, демонстрируя ребенку образцы копинга;
- отождествляя ребенка с собой, приписывая ему собственные черты, чувства, желания, родитель фиксирует внимание ребенка на своих действиях и предлагает ему использовать те же самые стратегии копинга;
- желая понять переживания ребенка, родитель «ставит себя на его место», затем предлагает свою помощь в совладании с трудной ситуацией, опираясь при этом на собственный опыт совлада- ния с аналогичными ситуациями и возможности ребенка.
Но здесь идет речь о включенном, сензитивном родителе с присутствием признаков симбиотических отношений с ребенком. Родитель холодный, отчужденный не вступает с ребенком в идентификационные отношения, он всего лишь демонстрирует свои модели совладания. Но находясь в сильной эмоциональной связи с родителем, ребенок отождествляется с ним посредством всех типов идентификации. В результате этого ребенок присваивает и воспроизводит образцы копинга, демонстрируемые в семье, но не только. У него, как уже было отмечено, под воздействием взрослого, формируется представление о трудных жизненных ситуациях и их субъективная оценка.
Безусловно, присвоение ребенком образцов совладающего поведения имеет существенные ограничения разного порядка, поэтому следует говорить лишь о таких общих, заданных в полярных шкалах характеристиках копинга родителей и детей, как эффективность / неэффективность и конструктивность / деструктивность. В качестве критериев эффективности копинга можно рассматривать его продуктивность, т.е. решение задач копинга соотнесенное с затратами копинг-ресурсов, и состояние удовлетворенности субъекта, вызванное его определенными притязаниями и возможностью их достижения. Конструктивность / деструктивность копинга есть показатель качества преобразований, которые происходят с человеком в результате применения копинга [5; 8]. Таким образом, совладание может быть эффективным и конструктивным (человек справляется с трудной ситуацией, не растрачивая при этом весь потенциал копинг-ресурсов, испытывает состояние удовлетворенности результатами копинга, что приводит к позитивным последствиям, например, повышается стрессоустойчивость, жизнестойкость, улучшается психическое здоровье человека, повышается его самооценка). Эффективным, но деструктивным (например, прием алкоголя, психоактивных веществ как копинг приносит временный эффект, но приводит к разрушительным последствиям, зависимому поведению, деградации личности). Неэффективный, деструктивный копинг (человек не справляется с трудной ситуацией, растрачивая при этом копинг-ресурсы, испытывает состояние неудовлетворенности, что приводит к ухудшению психического здоровья человека, повышается уровень его невротизации и уязвимости к стрессу).
Высказанные теоретические положения легли в основу эмпирических исследований, в рамках которых были соотнесены характеристики совладающего поведения родителей и детей - представителей дисфункциональных и нормально функционирующих семей. Методический аппарат исследования составили опросные методики, созданные зарубежными авторами, и прошедшие адаптацию на русскоязычной выборке.
Особый интерес в контексте изучаемой проблемы представляют дисфункциональные семьи (социально-неблагополучные семьи и семьи, в которых регулярно применяются физические наказания). Наблюдения показывают, что дети и подростки из таких семей часто используют деструктивные стратегии поведения (употребление никотина, алкоголя, наркотиков, внутреннюю и внешнюю), которые используют их родители для совладания с трудными жизненными ситуациями. Отчасти эти наблюдения нашли подтверждение в эмпирических исследованиях.
Изучая характеристики совладающего поведения девиантных матерей и их детей, Т.В. Гущина выявила, что их копинг, в целом, является деструктивным и неэффективным. Девиантные матери чаще всего используют стратегии эмоционально-ориентированного копинга, направленные на эмоциональное отреагирование и аутоагрессию. Результатом этого копинга является ощущение абсолютной беспомощности, безнадежности, невозможности изменить жизненные обстоятельства. Самым доступным способом, который помогает справиться с внутренним дискомфортом, оказывается употребление алкоголя, что влечет за собой разрушительные последствия. Репертуар совладающего поведения детей разнообразнее, чем у де- виантных матерей. Однако большинство детских копинг-стратегий можно объединить в три группы, это: аффективное отреагирование, которое происходит в результате использования социально неодоб- ряемых копинг-стратегий (Кусаю ногти; Борюсь, дерусь; Схожу с ума; Ломаю вещи; Воплю, кричу; Разговариваю сам с собой); пассивное отвлечение (Смотрю телевизор; Слушаю музыку; Стараюсь забыть; Мечтаю); поиск эмоциональной поддержки, направленной на восстановление отношения привязанности (Хочу, чтобы пожалели; Прошу, чтобы взяли на руки; Обнимаю, прижимаю, глажу). Такой копинг вполне может быть эффективным для детей дошкольного и младшего школьного возраста, однако последствия этого копинга, как правило, деструктивны.
Особое внимание в данном исследовании привлекают выявленные особенности проблемно-ориентированного копинга девиантных матерей и их детей-подростков. Оказалось, что женщины достаточно много думают о случившемся, анализируют ситуацию, пытаются понять причины ее возникновения, но никогда не предпринимают реальных попыток изменить ситуацию, т.е. «застревают» на этапе размышления, что нередко приводит к кризису и распаду семьи. Подростки также используют стратегии проблемно-ориентированного копинга, размышляют над ситуацией и вырабатывают стратегии ее преодоления, но никогда не приступают к реальным действиям, т.е. знают, что нужно что-то делать, но не знают, как. Мы видим, что характеристиками копинга девиантных матерей и их детей-подростков является его неэффективность и деструктивность [2].
Не менее интересные результаты были получены в исследовании Е.В. Куфтяк, где изучались особенности совладающего поведения родителей и детей в семьях, где регулярно применяются физические наказания. Выборку исследования составили младшие школьники и их родители. Оказалось, что совладающее поведение
Личность как субъект совладающего поведения
матерей и отцов является неэффективным и деструктивным: и матери и отцы используют конфронтативный копинг, который проявляется в вербальной и физической агрессии направленной на другого человека, чаще всего ребенка. Матери предпочитают использовать эмоционально-ориентированный копинг, основной характеристикой которого является застревание на переживании собственной беспомощности и невозможности справиться с ситуацией. В некоторых ситуациях эти женщины обращаются за помощью и поддержкой к членам семьи, друзьям, значимым другим. Отцы, регулярно применяющие к своим детям физические наказания, предпочитают копинг, ориентированный на избегание проблемы. Дети, по отношению к которым регулярно применяются физические наказания, используют копинг-стратегии, позволяющие им эмоционально отреагировать свое состояние через боль и страдания, подавить, вытеснить или отвлечься от ситуации, снять внутреннее напряжение за счет признания своего проступка (Стараюсь забыть; Прошу прощения, говорю правду; Плачу, грущу; Играю во что-нибудь). Есть основания предполагать, что в данных семьях модели эмоционального копинга наследуются детьми от матери, а модели пассивного копинга (избегание и отвлечение) - от отца. Интересно, что агрессивные образцы поведения пока дети не воспроизводят. Это можно объяснить, либо страхом наказания, которое последует за социально-неодобряемым поведением, либо возрастом исследуемых детей, либо идентификационными отношениями с потенциальными объектами детской агрессии. Другими словами, ребенок, имеющий опыт физического и душевного страдания приписывает свой эмоциональный опыт другому человеку, а затем сопереживает ему.
Более сложные связи совладающего поведения родителей и детей младшего школьного возраста просматриваются в условно благополучных семьях. Матери здесь чаще всего используют стратегии проблемно-ориентированного копинга, положительную переоценку происходящего и социальную поддержку. Отцы выбирают различные стратегии проблемно-ориентированного копинга (планирование, самоконтроль, принятие на себя ответственности) и копинг, ориентированный на получение социальной поддержки. Дети считают наиболее эффективными следующие копинг-страте- гии: Мечтаю, представляю что-нибудь (эта стратегия позволяет ребенку повысить чувство собственной ценности и уверенности в себе, установить контроль над окружающим миром, осознать и
уточнить мотивацию своих поступков); Рисую, пишу, читаю (с помощью этой стратегии ребенок получает возможность искупить свою вину, добиться социального одобрения, а также контролировать свое эмоциональное состояние); Молюсь (эта стратегия дает возможность ребенку получить ощущение защиты и безопасности, ее можно рассматривать как одну из разновидностей социальной поддержки); Сплю (с помощью сна ребенок регулирует свое эмоциональное состояние, «отключается», расслабляется, восстанавливает физические силы, отреагирует свои переживания в образной и эмоциональной форме). Бесспорно, младший школьник в силу своих возрастных особенностей еще не может усвоить опыт проблемно-ориентированного копинга, но определенные его элементы явно просматриваются в их совладающем поведении (попытки саморегуляции и самоконтроля) [7].
Еще более убедительные факты были получены в исследовании Н.О. Белоруковой. Она доказала, что в пубертатный период совладающее поведение родителей и подростков имеет ярко выраженные общие характеристики. Следует подчеркнуть, что ее испытуемыми были члены условно благополучных семей. Оказалось, что матери и отцы используют активные, проблемно-ориентированные, конструктивные стили и стратегии совладающего поведения (Проблемно-ориентированный копинг; Планирование решения проблемы; Самоконтроль; Принятие ответственности). У подростков предпочитаемыми стратегиями совладания являются: Решение проблемы; Работа, достижения; Друзья; Принадлежность. Известно, что, несмотря на внешние противодействия, нередко проявляемые по отношению к родителям, подросток испытывает потребность в их поддержке. Кроме того, характерными для подросткового возраста являются имитации поведения значимого взрослого, достигшего определенного успеха. Следовательно, оказавшись в трудной жизненной ситуации, подросток ищет поддержки родителей, идентифицируется с ними, имитируя их способы совладания. Следует подчеркнуть, что подростковый период является сензитивным для формирования копинг-стиля [1].
Таким образом, совладающее поведение родителей и детей как в дисфункциональных, так и условно благополучных семьях имеет выраженные общие характеристики, подтверждающие возможность межпоколенного наследования копинга семье. Однако каждая конкретная личность не просто усваивает опыт семейной группы, но в силу индивидуальных особенностей, субъективно преобразовывает «чужой опыт», приобретая собственный опыт совлада- ния с трудностями. Такое понимание межпоколенного наследования копинга в семье согласуется с научным пониманием совлада- ющего поведения как поведения субъекта.
Безусловно, приведенные результаты исследований не являются исчерпывающей доказательной базой, но их следует рассматривать как подтверждение перспективности дальнейшего изучения психологического механизма межпоколенного наследования копин- га в семье.
Следует отметить, что механизмы подражания и идентификации являются не единственным источником воспроизводства моделей совладающего поведения в семье. На данном этапе развития психологии совладающего поведения в контексте семейных отношений выделяется и изучается феномен группового копинга, который можно рассматривать как систему взаимонаправленных, согласованных или совместных действий членов семьи. Следует предположить, что передача и подкрепление принятых в семье поведенческих моделей протекает в условиях согласованных или совместных копинг-действий. Однако, это всего лишь гипотеза, необходимость верификации которой очевидна.
Таким образом, детско-родительские отношения являются важным фактором развития совладающего поведения детей на разных возрастных этапах. Эти отношения, являясь средовыми условиями, оказывают влияние на становление системы совладающего поведения ребенка через формирование и развитие у него таких поведенческих стратегий и качеств личности, которые впоследствии опосредуют предпочтение им тех или иных копинг-страте- гий. Под воздействием взрослого у ребенка формируется представление о трудных жизненных ситуациях и их субъективная оценка, что во многом опосредует специфику совладания. Эффективность совладающего поведения ребенка зависит от его средовых ресурсов, а именно от системы поддерживающих отношений в семье. Выступая в качестве функциональной модели, стилевые характеристики копинга родителей влияют на развитие совладающего поведения детей. В основе этой закономерности лежит процесс межпоколенной передачи (межпоколенного наследования) имеющегося в семье опыта совладания с трудными ситуациями.
Список литературы
1. Белорукова, Н.О. Семейные трудности и совладающее поведение на раз-
ных этапах жизненного цикла семьи: автореф. дис. ...канд. психол. наук: 19.00.13 / Н.О. Белорукова; КГУ им. Н.А. Некрасова. - Кострома, 2005. - 22 с.
2. Гущина, Т.В. Защитное и совладающее поведение в дисфункциональной семье в период кризиса: автореф. дис. ...канд. психол. наук: 19.00.13 / Т.В. Гущина; КГУ им. Н.А. Некрасова. - Кострома, 2005 - 25 с.
3. Крюкова, Т.Л. Психология семьи: жизненные трудности и совладание с ними / Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, Е.В. Куфтяк. - СПб.: Изд-во «Речь», 2005. - 245 с.
4. Крюкова, Т.Л. Психология совладающего поведения / Т.Л. Крюкова. - Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2004. - 344 с.
5. Куфтяк, Е.В. Совладающее поведение в семье, регулярно применяющей физические наказания: автореф. дис. ...канд. психол. наук: 19.00.05 / Е.В. Куфтяк. - Санкт-Петербург, 2003. - 27 с.
6. Никольская, И.М. Психологическая защита у детей / И.М. Никольская, Р.М. Грановская. - СПб.: Изд-во «Речь», 2000. - 352 с.
7. Сапоровская, М.В. Детско-родительские отношения и совладающее поведение родителей как факторы школьной адаптации первоклассников: автореф. дис....канд. психол. наук: 19.00.13 / М.В. Сапоровская; ЯГУ им. П.Г. Демидова. - Ярославль, 2002. - 26 с.
8. Фрейд, А. Психология Я и защитные механизмы / А. Фрейд. - М.: Педагогика, 1993. - 144 с.
9. Фромм, Э. Психология человеческой деструктивности / Э. Фромм. - М.: АСТ, 2007. - 624 с.
10. Эриксон, Э. Детство и общество / Э. Эриксон. - СПб.: Изд-во «Ленато», 1996. - 592 с.
11. Maccoby, E.E. Role taking in childhood and its consequences for social learning / Е.Е. Maccoby // Child develop. - 1959. - Vol. 30. - Р. 239 - 259.
12. Frydenberg, E. Adolescent Coping. Theoretical and Research Perspectives. Routhledge / Е. Frydenberg. - London and N.Y, 1997. - Р. 13 - 29.
Сапоровская Мария Вячеславовна - кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии Учреждения образования «Костромской государственный университет имени Н.А. Некрасова».
<< | >>
Источник: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ Ч 1. Карпинский К.В.. 2012

Еще по теме М.В. САПОРОВСКАЯ МЕЖПОКОЛЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ КАКУСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ:

  1. ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
  2. ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
  3. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРОЯВЛЕНИЯ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В МЛАДШЕМ ШКОЛЬНОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКО-ДЕТСКОГО КОНФЛИКТА В СЕМЬЕ
  4. С. А. Корзун СТИЛИ И СТРАТЕГИИ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ И РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ
  5. С. В. Горбатов, М.В. Иванова СОВПАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ, ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОДРОСТКОВ, УХОДЯЩИХ ИЗ ДОМА
  6. М.А. СИЗОВА СОВПАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ СУПРУГОВ В СЕМЬЯХ С РАЗНЫМ ТИПОМ МЕЖПОКОЛЕННЫХ СВЯЗЕЙ
  7. А.В. Шаболтас ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И САМОРАЗРУШАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ
  8. 10.1. Критерии успешности деятельности субъекта в детском, подростковом и юношеском возрастах
  9. М.В. Данилова ЛИЧНОСТЬ И СОВПАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ ЮНОШЕЙ НА ЭТАПЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫБОРА
  10. Лапкина Е.В. ЗАЩИТНОЕ И СОВЛАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ ВЗРОСЛОЙ ЛИЧНОСТИ
  11. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ МОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
  12. Замышляева М.С. Роль оптимизма и пессимизма в совладающем поведении личности
  13. Кочкарева И.В. Стремление к значимости как фактор совладающего поведения