СОЗНАНИЕ КАК ФАКТОР ОТДАЛЕННОЙ ОРИЕНТАЦИИ.

В отечественной психологии долгое время существовала некоторая двойственность в понимании значимости внутренней активности в психическом и личностном развитии. С одной стороны, подчеркивалась значимость внутренней детерминации деятельности субъекта, с другой - имело место отношение к субъекту как к результату интериоризации общественного опыта. Отчетливо выступала недооценка сознания как фактора самокорректировки, саморегуляции, отдаленной ориентации.
Выразительно эту тенденцию охарактеризовал В.П. Зинченко: «Сознание не отпускалось с короткого поводка деятельности» [5]. Парадигма, согласно которой психическое и личностное развитие есть результат непосредственного усвоения, нашла отражение в педагогике. С.Л. Рубинштейн в «Бытии и сознании» писал: «Большой грех нашей педагогики - пассивное, механическое представление, будто педагогические воздействия непосредственно проецируются в ребенка... В этом случае отпадает необходимость строить работу по формированию личности, характера, учитывать внутреннее отношение ребенка к воспитательным воздействиям» [10, с. 316].
Думается, наиболее последовательный анализ проблемы внутренней активности и роли сознания в психическом развитии выполнен Л.И. Божович. Она отмечала, что в отечественной психологии второй половины XX века получила признание и разработку лишь одна сторона взаимодействия субъекта с миром - сторона «присвоения». Но недооценивалась другая его сторона - сторона кристаллизации психической деятельности в тех самых ее продуктах, которые затем становятся источником формирования индивидуальной психологии [2].
Для понимания психологической сущности феномена отдаленной ориентации большое значение имеет понятие внутренней логики психического развития, т.е. тот факт, что психическое развитие имеет свою внутреннюю логику, свои собственные закономерности, а не является пассивным отражением действительности, в которой это развитие совершается.
Следует подчеркнуть значимость понятия внутренней логики: одно дело, если речь идет об опосредствовании, «преломлении» внешнего внутренним, и другое, если мы исходим из признания собственной логики развития «внутреннего». Лишь в этом случае можно прийти к пониманию подлинной диалектики развития: человеческий индивид в процессе своей жизнедеятельности приобретает такие свойства, которые не предопределены однозначно ни внешними, ни внутренними воздействиями.
Они - результат их взаимодействия, деятельности индивида как единого саморегулирующегося целого. В этой связи вводится понятие «внутренняя позиция», которое отражает новый уровень самосознания ребенка и является центральным новообразованием, характеризующим личность в целом и определяющим поведение, деятельность и всю систему отношений человека к действительности и к самому себе
[2] . Внутренняя позиция, по мнению исследователя, является непосредственной движущей силой психического развития. Подчеркивая, что успех в воспитании не может быть достигнут путем прямолинейного воздействия, «давления» на ребенка, автор пишет: «Какие бы воздействия ни оказывала среда на ребенка, какие бы требования к нему ни предъявляла, до тех пор, пока эти требования не войдут в структуру собственных потребностей ребенка, они не выступят действительными факторами его развития» [2, с. 147]. Таким образом, можно считать, что внутренняя позиция - «константа», существенно обусловливающая характер отдаленной ориентации личности.
Понятие внутренней позиции возвращает нас к проблеме потребностей. Уже отмечалось, что потребность не просто отражает нужду организма в чем-либо, но и способствует развитию саморегуляции, ориентации на отдаленные факторы. Эта закономерность сохраняется и на психологическом уровне: потребности являются теми «метками», константами, инвариантами, которые обеспечивают возможность отдаленной ориентации, хотя, разумеется, функционирование этих механизмов на уровне психического развития более сложно и неоднозначно. Это усложнение проявляется прежде всего в том, что функционирование и развитие потребностей опосредствуется, существенно обусловливается сознанием. Можно говорить о «тандеме» потребностей и сознания, конкретной работе сознания по развитию потребностей, преобразованию прирожденных, «низших» потребностей в духовные потребности, на основе которых возникают высшие чувства (нравственные, интеллектуальные, эстетические), существенно определяющие характер отдаленной ориентации поведения и деятельности человека.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме СОЗНАНИЕ КАК ФАКТОР ОТДАЛЕННОЙ ОРИЕНТАЦИИ.:

  1. УДК 159.923.В.Э. ЧУДНОВСКИЙ ОТДАЛЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  2. Интенциональность (направленность) отдаленной ориентации.
  3. ПРОБЛЕМА ОТДАЛЕННОЙ ОРИЕНТАЦИИ НА БИОЛОГИЧЕСКОМ УРОВНЕ.
  4. ОТДАЛЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ПРОБЛЕМА СМЫСЛА ЖИЗНИ.
  5. А. Ю. Дроздов ОБРАЗОВАНИЕ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  6. 3.1. ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР НРАВСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА
  7. Карпова Е.А. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ КАК ФАКТОР САМОРЕАЛИЗАЦИИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЫ
  8. Фёдорова Марина Николаевна ОРИЕНТАЦИЯ НА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КЛИЕНТА КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕКЛАМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТУРИСТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ
  9. 3. Факторы профессиональной ориентации
  10. СОЗНАНИЕ КАК ТАКОВОЕ
  11. БЛИЖАЙЩИЕ И ОТДАЛЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ТРАВМЫ
  12. Сознание как научный конструкт
  13. Возникновение сознания как главное событие антропогенеза
  14. Степанова А.В. Ориентация на потребление как ценностный феномен