загрузка...

УДК 159.922.ВА. КРИВОШЕЕВ ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ БЕЛОРУСОВ: ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ

Обсуждаются вопросы формирования этнической толерантности современной белорусской молодежи. Анализируются подходы к формированию этно- толерантной направленности личности: повышение этнокультурной компетентности, использование образовательных возможностей и современных моделей этнокультурного просвещения. Представляются результаты эмпирических исследований этнической толерантности как важнейшего признака позитивной этнической идентичности у студентов белорусской национальности. Осмысливаются меры по формированию этнотолерантной направленности личности белорусской молодежи.
Ключевые слова: этническая толерантность, этнотолерантная направленность личности, поликультурная компетентность, поликультурное образование, этнофункциональный подход.
Беларусь является полиэтничным государством. Этнические группы, проживающие на ее территории, имеют весьма ощутимые этнокультурные и конфессиональные различия, следствием которых возможно непонимание или слабое, а порой и искаженное понимание «этнической картины мира» того или иного народа, его культурных норм, ценностей, традиций. В этой связи в Республике Беларусь особую актуальность приобретает проблема формирования личности в условиях разнонациональных человеческих объединений.
Большинство проблем современного мира - это проблемы отношений. Человек должен научиться жить в условиях множественности культур, научиться творчески относиться к науке и культуре, выражать свое индивидуально-неповторимое отношение к жизни, познавать себя и свои возможности и критически оценивать мнения и позиции других людей. Именно отношения открывают возможности для реализации каждым человеком себя в качестве активного субъекта жизнедеятельности, так как в процессе их построения формируются социальные, экономические, культурные и другие связи как внутри самого общества, так и между обществами разных культур. Таким образом, проблема отношений была и остается не только государственно значимой, но и все более широко исследуемой во многих науках и, в частности, в этнопсихологии, которая рассматривает проблему отношений между людьми в контексте формирования этнотолерантной направленности личности.
Большинство отечественных психологов разных поколений - С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович,
В.С. Мерлин, В.Н. Мясищев, К.К. Платонов, В.Э. Чудновский и др. - понимают под направленностью существенную личностную характеристику, определяющую психологический облик человека как общественного существа. При этом в разных концепциях подчеркиваются различные аспекты этого феномена: «динамическая тенденция» (С.Л. Рубинштейн), «смыслообразующий мотив» (А.Н. Леонтьев), «доминирующее отношение» (В.Н. Мясищев), «основная жизненная направленность» (Б.Г. Ананьев) и т.д. Вместе с тем общим для различных подходов является отношение к направленности:
- как к ведущему свойству личности;
- как к свойству, формирующемуся в результате иерархиза- ции мотивационной структуры личности;
- как к проявлению избирательности поведения и ориентации деятельности на достижение жизненно важных целей [5].
В последнее время проблеме изучения направленности личности уделяется меньше внимания, чем ранее. Вполне возможно, что причиной такого положения стало изменение социальной ситуации и возникшая критика коллективистической направленности, которая долгое время считалась основным нравственным ориентиром становления личности советского человека. В настоящее время, несомненно, актуальными должны стать исследования наиболее фундаментальных видов направленности, и в частности исследование, выявляющее условия, средства и факторы формирования толерантной направленности личности. Появилась необходимость в теоретическом осмыслении и эмпирическом исследовании проблемы этнопсихологической подготовки личности к позитивному межэтническому взаимодействию, которая позволит овладеть необходимыми навыками для гармонических межэтнических контактов и в целом толерантными установками сознания.
Формирование толерантности реализуется на разных уровнях - государства, общества, семьи и самой личности. Государство должно обеспечивать внедрение в социальную практику норм и стандартов толерантного поведения людей в обществе. Различного рода общественные организации призваны обеспечить разработку и реализацию мероприятий, связанных с пропагандой комплиментарных межкультурных взаимоотношений. Но основная нагрузка в формировании толерантности приходится на семью, где на интимно-личностном уровне обеспечивается трансляция соответствующих образцов поведения и, конечно же, на систему образования, которая призвана противостоять негативным тенденциям, имеющимся в большинстве современных обществ, и культивировать те тенденции, которые будут способствовать созидательным, прогрессивным общественным процессам, обеспечивающим преемственность поколений и расцвет личности, имеющей и реализующей как свой собственный творческий потенциал, так и свою принадлежность к культурным ценностям человечества.
Сам по себе механизм формирования толерантности базируется на концептуальном осмыслении базисных теоретических основ толерантности - толерантности как ценности, толерантности как нормы и толерантности как действия. Как ценностно-смысловой концепт толерантность является основополагающей в комплексе мотивационных основ социального поведения людей. Посредством нормативной регуляции реализуется нормативный статус толерантности. Понимание толерантности как действия предполагает набор психологических качеств, определяющих соответствующее поведение личности [1].
Толерантность как характеристика сознания или личностная черта не дана человеку природой и может вовсе никогда не появиться. Она формируется при наличии у субъекта адекватной самооценки, способности к независимости мышления, рефлексивного осмысления и самостоятельной выработки суждений, основанных на морально-нравственных ценностях и, наконец, осознанности мотиваций, терпимости. В основе толерантности личности - самоуважение, чувство собственного достоинства и отсутствие комплекса неполноценности. Таким образом, основными компонентами толерантности являются активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости.
На развитие толерантности личности влияют как внутренние, так и внешние факторы. К внутренним факторам, которые сдерживают развитие толерантности, относятся: агрессивность, несдержанность, соответствующие черты темперамента, негативные формы самоутверждения. К внешним факторам, препятствующим процессу обретения толерантности, в настоящее время относят: отсутствие в обществе устоявшихся традиций, многообразие мнений; свойственные многим людям эгоцентрические установки сознания. Многие, чаще всего молодые люди, не могут даже представить себе, что перед ними другая культура со своей собственной, особой логикой мышления и поведения, а зачастую пытаются проецировать на других свои собственные мысли и качества.
К числу факторов, способствующих развитию толерантности, можно отнести те, которые всецело зависят от характера образовательного процесса, а именно от созревания осмысленности восприятия, формирования мировоззрения, расширения кругозора, развития самосознания, становления адекватной самооценки и т.д. [7]. Образовательные задачи не могут плодотворно решаться без обращения к личности, без соединения образования и бытия человека. В противном случае это может породить неспособность социума связать познающего субъекта с реальной жизнью. Свою задачу образование должно видеть не только в удовлетворении интересов государства, не только в формировании человека по определенному стандарту, а в воспитании личности, способной конструктивно мыслить, допускающей множественность гуманистических истин, отличающейся терпимостью к различным мнениям, непредубежденностью в оценках других людей и событий.
Таким образом, одной из важнейших задач отечественной системы образования является целенаправленное формирование у человека норм и эталонов, отражающих специфику социально-исторического опыта жизни, развитие навыков межнационального общения, интереса к историко-культурному наследию, так как это важнейшие требования, диктуемые нашим временем.
Пилотажные исследования различных этнических признаков, в том числе этнической идентификации и этнической толерантности у современных белорусских подростков и старшеклассников выявили определенные тенденции не в пользу подтверждения научно обоснованных возрастных закономерностей формирования как этнической идентичности, так и этнической толерантности. В настоящей статье мы не будем пересказывать основные выводы этих исследований, а сконцентрируем внимание на изучении обозначенных этнических признаков в старшей (по возрасту) выборке - у студенческой молодежи белорусской национальности.
В основу нашего исследования была положена идея российских этнопсихологов (Т.Г. Стефаненко, Г.У. Солдатовой, Н.М. Лебедевой) о взаимообусловленности этнической толерантности и этнической идентичности. Этническая толерантность, по их мнению, определяется характером сформированности этнической идентичности. При этом только позитивный тип этнической идентичности может быть основанием для формирования этнотолерантной направленности личности [9].
На первом этапе с помощью методики Г.У. Солдатовой и
С.В. Рыжовой нами изучались типы этнической идентичности как составляющей ценностно-личностного компонента поликультур- ной компетентности испытуемых. Именно ценностно-личностный компонент включает в себя развитую систему гуманистических ценностей и ценностных ориентаций, отвечающих принципам поликультурности, позитивную этническую самоидентификацию, этническую толерантность сознания и психологическую готовность личности к жизнедеятельности в поликультурном обществе.
Как и предполагалось нами, ведущим типом этнической идентичности у студентов-белорусов является позитивная этническая идентичность (см. таблицу).
Этническая индифферентность белорусской молодежи не стала для нас неожиданностью, так как в аналогичных современных исследованиях этнической идентичности (как в Беларуси, так и в ближайшем зарубежье) подобные результаты уже наблюдались и даже стали чуть ли не нормой. Тенденциозными оказались и сравнительно высокие показатели таких типов этнической идентичности, как этнонигилизм и этноизоляционизм.
Таблица - Типы этнической идентичности студентов-белорусов (N = 134)
Типы этнической идентичности М о
Позитивная этническая идентичность 19,72 17,82
Этническая индифферентность 18,60 21, 38
Эгноэгоизм - -
Эгнонигилизм 7,97 6,05
Этноизоляционизм 1,46 1,59
Этнофанатизм - -
Таким образом, судя по результатам, процесс формирования этнической идентичности имеет два ярко выраженных акцента. С одной стороны, этничность белорусской молодежи детерминируется стремлением к гуманистическим ценностям, толерантному отношению к полиэтничному миру. С другой стороны, большая часть выборки ориентируется в этом вопросе либо на общецивилизационные ценности, либо вообще отрицает значимость для человека этничности как таковой.
В отличие от российских исследователей, мы не выявили в наших испытуемых ни этноэгоизма, ни этнофанатизма, т.е. таких типов этнической идентичности, которые все чаще встречаются у российской молодежи. Вероятнее всего, эти типы присущи в большей мере суперэтносам. Именно в суперэтносе представители титульной этнической группы (в данном случае русские) значительно чаще проявляют свое превосходство над другими этносами, входящими в состав суперэтноса. С распадом СССР эти черты русского этноса явно усилились из-за своеобразной тоски по великодержавности и преимущественному положению по отношению к национальным меньшинствам, проживающим на территории современной России.
На следующем этапе, используя методику Л.Л. Супруновой «Толерантное сознание», нами исследовался один из показателей трансформации этнической идентичности - уровень толерантнос- ти/интолерантности. В целом анализ ответов испытуемых свидетельствует о толерантности их сознания и позитивном отношении молодых людей белорусской национальности к представителям различных этнических групп.
У них наблюдается сочетание положительного образа собственного этноса с позитивным ценностным отношением к другим этническим группам. Судя по ответам испытуемых, они в своем большинстве испытывают чувство гордости за свой народ (89,6 %), уважительное отношение к традициям и обычаям других этносов (94,2 %), позитивно относятся к дружеским контактам с представителями других национальностей (74 %), в большинстве случаев не испытывают неприязни при общении с другими нациями (68,4 %), не считают необходимым строго соблюдать чистоту нации и ограничивать право других этнокультурных групп проживать на своей территории (88,7 %).
В то же время не может не настораживать тот факт, что почти половина выборки - 42 % испытуемых - проявляет безразличное, индифферентное отношение к своей национальной принадлежности, а зачастую (41 % испытуемых) переживает чувство стыда за представителей своей нации.
Корреляционный анализ позволил выявить взаимосвязь уровня толерантности сознания студентов-белорусов и типами их этнической идентичности. Оказалось, что уровень толерантности прямо пропорционален как позитивной этнической идентичности (г = 0,368, р/ !0,01), так и этнической индифферентности (г = 0,320, р/ 0,01). Корреляционная взаимозависимость толерантности и других видов идентичности нами не выявлена. Кроме того, анализ показал, что низким уровнем толерантности обладает 28 % белорусских студентов, 36 % - средним и 46 % - высоким. В то же время сознание белорусской молодежи обладает весьма противоречивыми признаками. С одной стороны, студенты демонстрируют высокий уровень толерантности в вопросах уважения территориальных прав и дружеских отношений с представителями других национальностей, им свойственно ценностное отношение к другим культурам и позитивная этническая идентичность. С другой стороны, в их среде наблюдается этническая индифферентность, проявляющаяся в высоком уровне противоречий по поводу значимости этничности в жизни современного человека. Это может быть связано с тем, что белорусы за последнее десятилетие почти утратили жизненно важные для этноса культурные доминанты, такие как язык, этнокультурная просвещенность и др. Одновременная выраженность столь не близких типов этнической идентичности является, скорее всего, свидетельством отсутствия государственной системы поликультурного образования в Беларуси. С целью проверки нашего предположения испытуемым был предложен тест на диагностику культурно-ценностных представлений, разработанный Г.В. Старовойтовой и Дробиже- вой [6]. Как показало исследование, и по отношению к собственному этносу, и по отношению к другим этническим группам, живущим в Республике Беларусь, знания испытуемых не выдерживают никакой критики. Представления о собственном этносе, его генезисе и основных вехах развития у абсолютного большинства испытуемых отсутствуют; скудны и не систематизированы знания об истории своего народа, о его ярких представителях в разных областях науки и культуры; приблизительно такой же уровень знаний о культурно-традиционной стороне жизни белорусского этноса; безразлично отношение к языку титульной нации и т.п.
Так отвечает ли стереотипизированное представление о толерантности белорусов действительному положению вещей? Ведь толерантность - это не только терпимость, с которой обычно соотносят это понятие. Толерантность предполагает «заинтересованное отношение к Другому, желание прочувствовать его инаковость, которое побуждает к работе разум уже потому, что мироощущение Другого иное, отличное от собственного. Такое понимание способствует расширению собственного опыта. Толерантность не пассивна - она активна. Она не означает отказ от собственных взглядов и убеждений. Толерантность свидетельствует об открытости участников диалога, об их “взаимопроницаемости”» [4, с. 146]. Представление о такой толерантности белорусов, без сомнения, должно сохраниться в будущем. Но для этого необходимо в сознании самих белорусов, и в первую очередь в сознании тех - педагогов, воспитателей, родителей, - в чьих руках находится процесс трансляции поликуль- турного опыта, формировать поликультурную компетентность.
Поликультурная образовательная среда неизбежно предполагает взаимодействие представителей разных культур и возможность свободного самопроявления социокультурной идентичности всех участников образовательного процесса. Такая среда должна включать в себя ряд конкретных условий, при которых происходит развитие и образование каждого человека, а также обеспечивать культурное взаимообогащение всех субъектов образовательного цикла. Реальное, а не декларативное создание такого образовательного пространства возможно только в том случае, если у организаторов образовательного процесса наличествует позитивное отношение к людям как своей собственной этнокультуры, так и к представителям иных этнических групп. Анализ существующих взглядов, и в первую очередь зарубежных ученых, на различные аспекты поликультурной (мультикультурной) компетентности позволяет представить ее как сложный феномен, состоящий из трех основных компонентов: культурно-когнитивного, ценностно-личностного и мотивационно-деятельностного [2].
Культурно-когнитивный компонент культурной компетентности представлен системой знаний о своей культуре, о культурах представителей этнических групп, непосредственно проживающих в данной социообразовательной среде, о других культурах мира, знанием основ этнокультурной коммуникации, принципов формирования культурного содержания образования, а также соответствующей методической оснащенностью образовательного процесса.
Ценностно-личностный компонент включает в себя развитую систему гуманистических ценностей и ценностных ориентаций, отвечающих принципам поликультурности; позитивную этническую самоидентификацию; толерантность сознания и психологическую готовность личности к жизнедеятельности в поликультурном обществе.
Мотивационно-деятельностный компонент предполагает сформированность навыков межкультурного взаимодействия; владение методами, формами, приемами и техниками работы в поли- культурных коллективах; гуманистически ориентированный стиль педобщения.
Каковы же научно обоснованные средства и методы организации этнопсихологической подготовки, ориентированной на формирование толерантной направленности личности? Мы полагаем, что развитие этнически толерантной направленности личности обусловлено не отдельными этнопсихологическими факторами, а системой факторов, которые должны обеспечить этнокультурную компетентность. Началом формирования этнокультурной компетентности объективно считается дошкольный возраст, когда у детей наблюдаются первые признаки этнокультурной идентификации (способность различать внешние данные, языковые и другие культурные предпочтения, способы поведения в определенных ситуациях и т.п.). Базовым теоретическим основанием для такой системы может служить этнофункциональный подход к психике человека [8]. Данный подход к психическому развитию человека является попыткой построения модели этого развития с учетом культурно-исторической специфики современной цивилизации. Он предполагает, что психика каждого человека представляет собой большую или меньшую степень целостности этнофункционально согласованных или рассогласованных элементов. Актуальность этнофункционального подхода к психической адаптации человека обусловлена спецификой психических состояний, типичных для человека в современной цивилизации. В современных условиях этнические признаки имеют тенденцию к все большему смешению как для отдельного человека, так и в более общем социальном плане вследствие миграций и других общесоциальных тенденций современности. Восприятие мира и культуры предстает для человека мозаичным, состоящим из весьма разнородных элементов. «Возникает впечатление, что этносы не существуют в позитивистском смысле, а имеет место некое культурное многообразие, мозаичный, но стремящийся к структурности и самоорганизации континуум из объективно существующих и отличных друг от друга элементов общества и культуры» [3]. Ни о какой этнопсихологии при таком понимании этничности не может быть и речи. Важно исходить из того, что в душе человека этничность, этническое, этнос - это не иллюзии или «договоры», а реально присущие человеческой психике факторы, которые не только порождают определенные психические состояния, но и оказывают реальное влияние на поведение и в целом на отношение человека к миру.
В психическом развитии человека теоретики этнофункцио- нального подхода выделяют определенные стадии его отношения к этнокультурной среде: сказочно-мифологическую, религиозноэтическую и технотронно-сциентистскую. С позиций этнофункци- онального подхода содержание и динамика этих стадий имеют определенные этнические функции. Можно наблюдать подчас, что вместо того, чтобы ребенку, родившемуся и живущему в Витебской области, читать белорусские сказки, родители воспитывают его исключительно на сказках и легендах североамериканских индейцев или фантазиях Дж. Толкиена [8, с. 49]. Таким образом, совершенно очевидно нарушение переработки содержания стадий онтогенеза. Подобные факты не единичны, и это стало возможно лишь в наше время вследствие развития средств массовой информации, информационных технологий и коммуникаций. К тому же дань моде, повальный конформизм современных детей и молодежи оказывают разрушающее воздействие как на психику и организм отдельного человека, так и на общество в целом. Этнофункциональ- ное нарушение отношения человека к этническим признакам хоть и считается частным случаем этнофункционального психического дизонтогенеза, но предопределяет характер его этнической идентичности, которая, в свою очередь, является одним из важнейших показателей психической зрелости человека, т.е. является общепсихологической характеристикой направленности его личности. Психическая дезадаптация может снижаться только в том случае, если в информационно-воспитательном воздействии, осуществляемом в процессе развития конкретного человека, изначально преобладают именно его родная культура, язык, обычаи, традиции, этнические стереотипы и т.п.
Понимание этнических особенностей своего народа, интерес к культуре и ценностям других народов помогают осознать равноправие различных этнокультур, значимость и роль каждого народа в историческом развитии, выработать взаимоуважительные принципы межкультурного общения и взаимоотношений. В связи с этим проблема формирования толерантной направленности личности, толерантного сознания и поведения, воспитание терпимости, миролюбия приобретают большую важность и смысл.
Список литературы
1. Алишев, Б.С. Психика и преодоление неопределенности / Б.С. Алишев // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2009. - Т. 6. - № 3. - С. 3 - 26.
2. Гайсина, Л.Ф. Готовность студентов вуза к общению в мультикультурной среде и ее формирование: монография / Л.Ф. Гайсина. - Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2004. - 113 с.
3. Давыдов, Ю.Н. Кризисное сознание / Ю.Н. Давыдов // Современная западная социология: Словарь. - М.: ИПЛ, 1990. - С. 143 - 144.
4. Королева, Г.М. Толерантность и межкультурный диалог в этнокультурном развитии регионов России / Г.М. Королева // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: материалы Второй междунар. науч. конф. / Смоленский гос. ун-т, 26-27 мая 2010 г. В 2 т.; отв. ред. В.В. Гриценко. - Смоленск, 2010. - Т. 2. - С. 143 - 146.
5. Основы психологии и педагогики: практикум для студентов всех специальностей и всех форм обучения / И.Г. Шупейко [и др.]. - Минск: БГУИР, 2008. - 153 с.
6. Саракуев, Э.А. Введение в этнопсихологию: учеб.-метод. пособие для студ. / Э.А. Саракуев, В.Г. Крысько. - М.: Ин-т практ. психологии, 1996. - 342 с.
7. Стефаненко, Т.Г. Этнопсихология / Т.Г. Стефаненко. - М.: Институт психологии РАН, 1999. - 320 с.
8. Сухарев, А.В. Этнофункциональный подход к проблеме психического развития человека / А.В. Сухарев // Вопросы психологии. - 2002. - № 2. - С. 40 - 56.
9. Толерантное сознание и формирование толерантных отношений (теория и практика): сб. науч.-метод. статей. - М.: Изд-во Московского психолого-соци- ального института; Воронеж: НПО «МОДЕК», 2002. - 368 с.
Кривошеев Владимир Александрович - кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры экспериментальной и прикладной психологии УО «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы».
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме УДК 159.922.ВА. КРИВОШЕЕВ ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ БЕЛОРУСОВ: ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ:

  1. В.А. Кривошеее ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ БЕЛОРУСОВ
  2. УДК 159.922.Е.М. ОМЕЛЬЯНЮК ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ В УСЛОВИЯХ ПОГРАНИЧЬЯ
  3. УДК 159.922.О.Н. РОМАНОВА ФОРМИРОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
  4. В.А. КРИВОШЕЕВ ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СВОЙСТВО ЛИЧНОСТИ И ЭТНИЧЕСКОЙ ГРУППЫ
  5. УДК 159.923.О.Г. МИТРОФАНОВА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕЖЛИЧНОСТНОМ ВЗАИМОПОНИМАНИИ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ (НА ПРИМЕРЕ ИНДУСОВ, АРАБОВ И БЕЛОРУСОВ)
  6. УДК 159.922.Е.С. БЕЛОУС ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛЮБВИ
  7. УДК 159.922.О.Б. МАСЕЙКО СВЯЗЬ «Я-КОНЦЕПЦИИ» И КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ У ПОДРОСТКОВ
  8. УДК 159.922.О.Д. КАРПЮК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ КУРЯЩИХ ПОДРОСТКОВ
  9. УДК 159.922.Т.В. КОРОЗА ВОЗРАСТ КАК ОБЪЕКТ ОСОЗНАНИЯ В СРЕДНЕЙ ВЗРОСЛОСТИ
  10. УДК 159.922.И.В. ДАВЫДОВА ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА ЛИЦАМИ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА