УДК 159.922.Ю.И. ФОМИНА ОБРАЗ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ И РУССКИХ У ЛИЦ, ПРОЖИВАЮЩИХ В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ДИАСПОРЕ ВРОССИИ


Статья посвящена особенностям содержания образа типичного русского и азербайджанца у лиц, проживающих в диаспоре на территории РФ. Дается определение диаспоры и анализируется ее место в структуре этноса. Также анализируется специфика процесса аккультурации членов диаспоры. Рассматриваются основные качества, традиционно закрепляемые за представителями русского и азербайджанского этносов. Также приводятся результаты исследования содержательного анализа образа типичного русского и типичного азербайджанца, проведенного на молодых людях, проживающих в азербайджанской диаспоре на территории г. Тулы и Тульской области. Исследование проводилось с применением как стандартных, так и авторской методик.
Ключевые слова: этническая группа, диаспора, этнический образ, этнический стереотип, молодежь, образ типичного русского, образ типичного азербайджанца.
Важнейшей чертой современного общества является усиливающееся взаимодействие этнических культур. С одной стороны, широкая диффузия культур способствует обогащению личности за счет расширения ее социокультурного пространства. С другой стороны, интенсивное взаимодействие неравных по величине этносов нередко приводит к кризису традиционной культуры, не доминирующей на территории проживания этнической общности, к формированию межэтнической напряженности, что, несомненно, влияет на процесс и результаты развития личности представителей данных этносов.
В настоящее время в связи с тенденцией к миграции, когда значительная часть населения переселяется в совершенно другие места проживания, изучение диаспоры как психологического феномена становится все более актуальным. Современная ситуация развития общества такова, что все в большей степени наблюдается тенденция к возникновению мультикультурного общества, в связи с этим, в мире все более распространенным становятся разнообразные этнические диаспоры. Диаспора - это значительная часть населения, проживающая на другой территории, отличной от места ее исторического проживания, и имеющая специфические особенности, сформированные в процессе вторичной социализации и адаптации к иным культурным реалиям.
Любой этнос можно рассмотреть как структурное образование, имеющее следующую структуру:
1) этническое ядро - компактно живущая на определенной территории основная часть этноса;
2) этническая периферия - компактные группы представителей данного этноса, так или иначе отделенных от основной его части;
3) этническая диаспора - отдельные члены этноса, рассеянные по территориям, которые занимают другие этнические общности.
Следовательно, этническая диаспора структурно является отдельной группой этноса, базирующейся на территории, которую занимают другие этнические общности.
При изучении диаспоры важную роль приобретает проблема аккультурации и ее влияния на индивида, проживающего в диаспоре на территории другого государства. Аккультурация - процесс изменения материальной культуры, обычаев и верований, происходящий при непосредственном контакте и взаимовлиянии разных социокультурных систем. К аккультурации относят контакты представителей разных культур. Результатом таких контактов становится восприятие культурных норм и ценностей. Обычно их перенимает одиночка или группа людей, попавших в чужую страну и оставшихся там на постоянное жительство. Важно отметить, что процесс адаптации к новой культурной среде происходит постепенно в несколько этапов. Однако полное завершение процесса этнической аккультурации, как правило, не наступает, поскольку ему мешает осознание этнической общности как общности происхождения. Не только человек, который первым оказался в иноэтничной среде, но и его потомки помнят, что, хотя по языку и культуре они теперь ничем не отличаются от окружающих их людей, но по происхождению и по крови они иные.
В сознании каждого представителя диаспоры и титульного этноса обязательно имеется система этнических образов. Этнический образ - это образ типичного представителя конкретного этноса, система сформированных убеждений о представителе определенной этнической группы. Мы можем говорить о том, что этнический образ описывает тот же класс явлений, что и этнический стереотип. При этом можно выделить гетеростереотип, которые являются стереотипными представлениями о другой этнической группе или нации; а также автостереотипы - стереотипные представления народа о самом себе. В то время как гетеростереотипы очень часто (но не обязательно) являются отрицательными, в группе автостереотипов каждого этноса обычно преобладают положительные стереотипные представления о себе.
В нашей работе мы исследовали азербайджанскую диаспору, проживающую на территории г. Тулы и Тульской области. Данная диаспора довольно многочисленна, она составляет 10 % от всего численного состава Тульской области. Таким образом, основное внимание необходимо уделить качествам, закрепляемым именно за представителями азербайджанского и русского этносов, а также оценить степень их представленности в сознании проживающих в азербайджанской диаспоре.
Изучение разнообразных источников, отражающих жизнь, культуру и быт представителей славянских национальностей, обобщение результатов специальных социально-психологических исследований свидетельствует, что в целом большинству из них в настоящее время присущи:
1) высокая степень осмысления действительности, хотя и несколько отсроченного по времени от конкретной ситуации;
2) достаточно высокие общеобразовательный уровень и подготовленность к жизни и труду;
3) уравновешенность в решениях, поступках и трудовой деятельности, реакциях на сложности и трудности жизни;
4) общительность, дружелюбие без навязчивости, постоянная готовность оказать поддержку другим людям;
5) достаточно ровное и доброжелательное отношение к представителям других национальностей;
6) отсутствие в обычных условиях повседневной жизни стремления к образованию изолированных от других микрогрупп по национальному признаку;
7) стойкость, самоотверженность, готовность к самопожертвованию в экстремальных условиях жизни и деятельности, требующих предельного напряжения духовных и физических сил.
Русский народ с первых дней своей истории вынужден был в жестоких боях с врагами защищать свою землю, отстаивать свою независимость, показывая при этом образцы воинской доблести, беззаветной преданности и любви к Родине. Иностранные писатели и путешественники отмечали в своих путевых записках смелость и богатырский дух русского народа, его выносливость и презрение к смерти. Важнейшими чертами русских также являются человеколюбие, терпимость, высокая гражданская солидарность, готовность прийти на помощь, общительность, доброжелательность, храбрость, мужество, неприхотливость и старательность. Испокон веков русский народ славился своим хлебосольством и гостеприимством. Представители русской национальности достаточно легко адаптируются к окружающему образу жизни, быстро привыкают к новым для них условиям, не проявляют особенного пристрастия к национальному питанию, одежде. Они успешно овладевают знаниями, быстро привыкают к предъявляемому уровню требований со стороны окружающих. Без особого морального и психологического напряжения воспринимают они и переезды в другие края, довольно легко переносят разлуку с родными и близкими.
Формирование дружеских связей у русских основывается в первую очередь на общности жизненного опыта, интересов. В этом процессе главным критерием они считают индивидуальные качества товарищей по совместной деятельности, а не национальность последних. На формирование и функционирование психологии русского народа, безусловно, оказало и оказывает влияние православие. Православие всегда воспитывало у людей смирение, повиновение, подчинение, стремление к избавлению от отрицательных привычек в поведении. Вот почему в психологию русского народа накрепко вошли и постоянно проявляются в ней такие психологические качества, как любовь и сострадание, жертвенность и ответственность, солидарность и взаимная выручка, стойкость в страданиях и отсутствие жесткой регламентации поведения человека.
Вместе с тем необходимо помнить, что работа с представителями русской национальности требует определенного контроля, большой взыскательности, профилактики иногда встречающейся расхлябанности, безответственности, халатности. Кроме того, представители русской национальности иногда могут быть не склонны к самостоятельности, слишком часто поддаются отрицательным влияниям, в ряде случаев излишне легко и быстро перенимают чужие пороки, бывают чересчур доверчивы и болтливы. Все эти особенности необходимо учитывать в работе с представителями русской национальности и межнациональных отношениях с ними.
Представители азербайджанской этнической общности любознательны, сообразительны, храбры, свободолюбивы, соблюдают данные ими обещания. Как правило, держатся они скромно, но с достоинством, характеризуются при этом быстротой суждений и выводов, что не всегда может быть однозначно истолковано другими людьми. Нельзя не учитывать большую эмоциональность азербайджанцев. Неуважительное отношение к ним или к их близким почти всегда воспринимается как посягательство на их честь и достоинство, может вызвать острую ответную реакцию. При общении с азербайджанцами следует проявлять как можно больше такта, внимательности, уважения. Доверием, дружеским отношением и участием от них можно добиться большего, нежели давлением и принуждением. В конфликтных ситуациях азербайджанцы эмоционально невоздержанны и горячи. Однако в такие минуты и они подчас склонны решать вопросы «с позиции силы», вступаются за своих земляков вне зависимости от того, правы они или нет в данном случае. Отношение к труду в Азербайджане неоднозначно. Большинство людей в основном добросовестно осваивают профессию, свое дело, становятся хорошими работниками. В то же время есть немало и таких, кто предпочитает лениться. Есть и люди, которые стремятся быть обеспеченными, иметь престижные вещи, машину, ничего для этого не делая. Азербайджанцы нередко подходят к жизни излишне прагматически, часто руководствуясь лишь сиюминутными интересами. Они очень чувствительны к успеху, почету, известности. Не последнюю роль играет при этом и свойственное им большое честолюбие. Азербайджанцы любят хвалиться своими успехами в служебной и общественной деятельности, всячески подчеркивают личные заслуги и достижения, делают все, чтобы другие люди обращали на это внимание. Азербайджанцы охотно общаются и взаимодействуют с людьми разных национальностей. Они с готовностью берутся за изучение русского языка, хотя, как правило, достигают не очень больших успехов. Однако иногда, даже зная русский язык, азербайджанец в межнациональном общении скрывает это, пытаясь, когда нужно, использовать такое обстоятельство в своих интересах.
Таким образом, основной целью нашего исследования стало выявление специфики восприятия образа типичного азербайджанца и образа типичного русского у лиц, проживающих в диаспоре на территории РФ. В проведенном нами исследовании приняли участие 30 человек в возрасте 20-25 лет женского и мужского пола, проживающих в азербайджанской диаспоре на территории г. Тулы и Тульской области более 5 лет. Возрастные особенности выборки связаны с тем, что на возраст 18-22 лет приходится решающий период развития этнического самосознания, его упрочения и закрепления. В данный период этническое самосознание молодого человека расширяет систему его представлений о мире, укрепляет его место в нем. Этническая самоидентификация в этом возрасте формируется по принципу: «Мы» «Они». Важное значение при этом также будут иметь и основные новообразования молодого возраста.
В исследовании были использованы следующие методики:
1. Шкальный опросник О.Л. Романова для исследования этнической идентичности (модифицированный вариант) - методика
О.Л. Романовой разработана для исследования степени выраженности этнической идентичности. Опросник состоит из перечня утверждений, в отношении каждого из которых испытуемым необходимо определить степень своего согласия по шкале от -2 до +2. Утверждения сгруппированы в 3 шкалы: 1) чувство принадлежности к своей этнической группе; 2) значимость национальности;
3) взаимоотношения этнического большинства и меньшинства.
2. Диагностический тест отношений (модифицированный вариант) - методика Г.У. Солдатовой посвящена выделению перечня характеристик, которые закреплены за представителем своей и чужой этнических групп. Испытуемым предлагается перечень характеристик, каждую из которых они должны оценить по шкале от 0 до 4, по степени присутствия у представителя каждой из рассматриваемых этнических групп.
3. Методика «Типы этнической идентичности» - данная методика позволяет диагностировать этническое самосознание и его трансформации в условиях межэтнической напряженности. Данный опросник содержит шесть шкал, которые соответствуют следующим типам этнической идентичности, подсчет осуществляется по стандартному ключу.
4. Авторская методика «Измерение уровня этнической толерантности» - целью методики является определение уровня толерантности поведения у лиц, проживающих в азербайджанской диаспоре. Методика состоит из 15 проблемных ситуаций, все ситуации охватывают различные сферы человеческой жизни.
Анализ данных начнем со шкального опросника О.Л. Романовой для исследования этнической идентичности. В данной методике мы проанализируем 3 шкалы. Первая шкала для анализа - это чувство принадлежности к своей этнической группе. Большинство испытуемых (77 %) демонстрируют высокий уровень чувства принадлежности к своей этнической группе. Это довольно высокий показатель, который связан именно с тем, что испытуемые проживают в диаспоре. Даже при необходимости выстраивать отношения с титульным этносом у представителей диаспоры существует важная задача по сохранению собственной национальной самобытности, чем и можно объяснить подобный высокий результат. Испытуемые интересуются историей и культурой своего народа - даже при довольно продолжительном пребывании на территории РФ (5 лет и более) сохранение традиций, обычаев, обрядов, ритуалов, праздников является важной частью существования в диаспоре и важным элементом социализации. Можно сказать, что молодые представители диаспоры проходят двойную социализацию: с одной стороны, это собственная национальная социализация, а с другой стороны, это социализация, осуществляемая титульным этносом в связи со сменой места жительства. Необходимо отметить, что собственная национальная социализация будет более жестко контролировать поведение каждого отдельного члена диаспоры и будет это делать в течение более длительного промежутка времени.
Представителей диаспоры, как правило, очень задевают оскорбительные слова и намеки в адрес своего народа. Необходимо отметить, что данная особенность наиболее ярко проявляется именно в азербайджанской диаспоре, поскольку в российском обществе существуют довольно устойчивые предубеждения против представителей кавказских народов. При этом подобные высказывания члены диаспоры непосредственно относят к себе, что также может вызывать довольно сильный негатив на представителей титульного этноса. Для диаспоры не характерно разделение себя и группы. Свой этнос, по сути дела, является собственной личностью конкретного человека, а конкретный человек представляет всю этническую группу. Любое обвинение в адрес своего народа воспринимается чересчур болезненно - это также можно связать и с национальными особенностями азербайджанцев, отличающихся высоким уровнем собственного достоинства. Некоторые испытуемые признавались, что именно подобные факты нередко становились причинами этнических столкновений с представителями титульного этноса, хотя они бывали редко.
Для представителей азербайджанской диаспоры довольно характерно гордиться высокими достижениями своего народа. Они убеждены, что подрастающее поколение обязательно должно знать о наиболее известных представителях своей национальной группы, что и реализуется в процессе собственной диаспорической социализации. Даже незначительные достижения обязательно транслируются, причем они даже не всегда могут носить положительный характер. В любом случае все, что отличает свой народ от других, обязательно включается в его «личную» историю.
Для представителей диаспоры не стоит вопрос смены национальности - этого никогда не может произойти ни при каких обстоятельствах. Как бы негативно не воспринималась их национальная принадлежность окружающими, испытуемые демонстрируют довольно стойкую «преданность» ей. Собственная национальность рассматривается как самая лучшая, а все остальные воспринимаются как вторичные, хотя далеко не всегда в основе подобных взглядов лежат этнические предрассудки.
Только 23 % испытуемых демонстрируют довольно низкий показатель принадлежности к своей этнической группе, что также можно связать с проживанием в диаспоре. Даже при возможности сохранять свою национальную самобытность подобное положение требует подчинения правилам и нормам титульного этноса, которые могут иметь довольно существенные отличия от своих собственных (как это и происходит в отношении русских и азербайджанцев). Это заставляет некоторым образом пересматривать собственное восприятие национальной принадлежности и занимать промежуточное положение между несколькими группами. Именно испытуемые данной группы в большей степени склонны задумываться о смене национальности, что можно объяснить проходящими процессами ассимиляции.
Что касается значимости национальности - это вторая анализируемая шкала методики, то большинство испытуемых (90 %) демонстрируют ее высокий уровень. Некоторые затруднения вызывает у испытуемых вопрос о поведении в межнациональных спорах. Они уверены, что интересы своего народа надо защищать, но лишь в том случае, если они действительно серьезно ущемляются и можно найти механизм для их восстановления. Очевидно, такая «осторожная» позиция также связана с необходимостью подчинения в определенной степени представителям титульного этноса и, возможно, необходимостью «закрывать глаза» на действия определенного характера с их стороны. При этом испытуемые уверены, что несмотря ни на что национальную гордость необходимо воспитывать с детства - ребенок должен знать о своей национальной принадлежности, знать о традициях и особенностях своего народа - причем эти особенности актуальны для диаспоры, поскольку национальное большинство будет реализовывать по отношению к ребенку совсем другую программу социализации. Многие испытуемые отмечают, что обязательно будут передавать «национальный» опыт своим детям и постараются по возможности надолго сохранить национальную специфику. При этом национальная принадлежность рассматривается как важный компонент межличностных отношений, хотя полностью возможность таких отношений она определять на будет. Испытуемые уверены, что человеческие качества так же, как и национальная принадлежность, влияют на межличностные отношения одинаково, но становиться препятствием национальность не должна. С точки зрения испытуемых, национальная принадлежность не может разъединять людей, само существование диаспоры доказывает, что люди разной этнической принадлежности могут существовать вместе, не вступая в конфликты. Они уверены, что люди могут договориться между собой, если они этого захотят. В целом для группы характерна тенденция вывода национальности за границу факторов, определяющих специфику отношений между людьми. В данном случае можно говорить о следующей ситуации: в своей группе национальность воспринимается как важный и значимый признак, она подчеркивается и выделяется, а в группе титульного этноса собственная национальность должна быть нивелирована. Это также связано с диаспорическим существованием, где проявление национальной специфики должно подчиняться правилам титульного этноса.
Испытуемые не готовы видеть супруга(у) представителей другой национальности, они считают, что лучший брачный партнер - это азербайджанцы, поскольку они знают обряды и правила своей национальной группы, и, следовательно, в семье не будут возникать недоразумения или конфликты. Смешанный брак также воспринимается довольно негативно, поскольку в нем могут пострадать интересы детей. Представители диаспоры уверены, что ре- бенка-маргинала воспитывать трудно, потому что совместить национальные корни родителей не удастся, все равно будет иметь место перекос в какую-либо одну сторону, а это вызовет конфликты между родителями. При этом против друзей другой национальности испытуемые в целом не возражают, хотя и отмечают, что отношения с ними окажутся, скорее всего, дистанцированными и недостаточно эмоционально теплыми. Необходимо отметить, что довольно длительное время проживания на территории титульного этноса неизбежно приводит к необходимости взаимодействия с его представителями, у некоторых испытуемых есть опыт дружбы с русскими, но воспринимать и относиться к ним, как и к представителям своей национальности все-таки довольно сложно. Испытуемые отмечают, что не всегда хорошо ориентируются в правилах поведения, принятых в российском обществе, поэтому именно в кругу своих они чувствуют себя более комфортно и расслабленно. Вместе с тем, чем больше возраст испытуемых, тем более выражена подобная тенденция, несмотря на небольшой возрастной разброс в выборке. Это можно объяснить тем, что основной период становления личности происходит именно на исконной для азербайджанцев территории, что и задает определенную систему правил и норм поведения, которые довольно сложно менять. Только 10 % испытуемых готовы пойти на более «близкие» отношения с русскими, они считают, что национальность не может быть помехой ни в каких отношениях. Они уверены, что именно акцент на национальной проблематике создает почву для конфликтов, а люди вполне могут общаться друг с другом без ориентации на национальную принадлежность.
Наиболее информативной является 3-я шкала, посвященная взаимодействию этнического большинства и меньшинства. Выборка оказалась разделена на 3 группы:
1) испытуемые, подчиненные национальному большинству (17 %) - испытуемые данной подгруппы уверены, что титульный этнос определяет любые отношения с национальным меньшинством на конкретной территории. Они уверены, что каждый народ должен жить на своей исконной территории, менять место проживания можно только в случае острой необходимости, как это и произошло у них. При этом, попадание на чужую территорию ставит национальное меньшинство в подчиненную и зависимую позицию: они должны беспрекословно выполнять все правила и нормы, установленные титульным этносом. Представители национального меньшинства могут сохранить свою культуру и традиции, но ориентироваться они должны в большей степени на новые правила. Несмотря на существование единой системы законов, данная подгруппа уверена, что представители титульного этноса обладают большим объемом прав и возможностей обойти некоторые правила, нежели они. В целом проживание на своей территории автоматически дает все права на все, а проживание на чужой территории уничтожает все права и возможности полноценного существования. Представители данной подгруппы уверены, что они не могут и не должны вмешиваться во властные структуры - они считают, что только национальное большинство конкретного региона может решать, что лучше и что хуже для него. Подобная точка зрения существенно влияет и на представления о процессе воспитания детей: дети должны в большей степени, даже чем взрослые, ориентироваться на национальное большинство. Многие испытуемые отмечали, что хотели бы видеть своих детей полноценно включенными в «новое» общество, даже если ради этого им придется отказаться от своих национальных особенностей. Многие утверждают, что ощущают на себе недовольство окружающих из-за своей национальной принадлежности и не хотели бы, чтобы их дети оказались в подобной ситуации в дальнейшем;
2) испытуемые, выступающие против национального большинства (23 %) - представители данной подгруппы уверены, что национальная принадлежность ни в коем случае не должна определять место жительства человека, однако при этом национальное большинство должно проявлять уважение и «особую заботу» по отношению к национальному меньшинству. Таким людям часто бывает сложно приспособиться к новой культуре, обрядам, традициям, законам, языку, в силу чего национальное большинство и меньшинство должны подчиняться разным правилам. Соблюдение норм и законов для титульного этноса должно являться более строгим и обязательным, чем для других национальностей, проживающих на территории конкретного региона. Национальные меньшинства должны обладать возможностью сохранять свою культуру и распространять ее в своей среде, поскольку это во многом будет способствовать национальной адаптации. Они должны иметь возможность входить в различные властные структуры конкретного региона для того, чтобы озвучивать интересы своего народа. При этом желательно, чтобы в каждом государстве существовала более мягкая система правил для вновь приезжих. Это не значит, что представители титульного этноса недостаточно уважаемы, но они должны осознавать всю сложность и трудность положения мигрантов и быть готовы помогать им в трудных ситуациях;
3) испытуемые, занимающие срединное положение (60 %) - они считают, что представители национального большинства и меньшинства должны обладать абсолютно равными правами, проживая на одинаковой территории. Согласно их точке зрения, человек может жить на любой территории, она не обязательно должна являться исконной для него; национальность также не должна определять место жительства человека, а должна определять только культуру и поведенческие особенности. Законы, принятые в каждом конкретном государстве, должны распространяться на всех, живущих в нем, следовательно, делать различия в национальном плане недопустимо. Таким образом, в многонациональном государстве не должно быть оснований для дискриминации. Данная подгруппа уверена, что коренное большинство не должно определять возможности проживания мигрантов на их территории, границы должны быть открытыми. То же самое касается и распределения властных полномочий: властные структуры обязательно должны включать в себя представителей всех национальностей, которые проживают на определенной территории. Однако представители любой национальной группы меньшинства должны обязательно соблюдать все основные правила и традиции титульного этноса, а свои ритуалы и обряды сохранять только в своей группе.
В целом необходимо отметить, что данная методика позволяет увидеть основные «проблемные зоны» проживающих в диаспоре:
1) высокая значимость национальной принадлежности и часто довольно негативное к ней отношение у представителей титульного этноса;
2) желание сохранить свою культуру и национальную самобытность наряду с невозможностью часто делать это открыто, а также с необходимостью проходить «вторичную» социализацию в новом этносе;
3) выраженность собственных национальных особенностей и необходимость толерантно выстраивать отношения с представителями национального большинства, часто демонстрирующими довольно сильный и нескрываемый негатив по отношению к определенным национальным группам.
Можно сказать, что подобные «проблемные зоны» возникают при анализе любой диаспоры, но в данном случае они выражены достаточно сильно, что можно объяснить спецификой достаточно негативного отношения и восприятия азербайджанцев в русской культуре. Однако в целом необходимо отметить, что представители диаспоры довольно положительно настроены по отношению к русским и готовы прилагать силы для адаптации к новым этническим условиям. Во многом это может быть связано с возрастом испытуемых и со временем пребывания в новой среде. Все испытуемые проживают на территории РФ уже пять лет и более, что создает возможности уже не испытывать сильного психологического дискомфорта из-за попадания в новую среду, у них было достаточно времени для осознания и в определенной степени принятия новых условий и правил жизни. Кроме того, выборка состоит из испытуемых молодого возраста, в силу этого процессы адаптации проходят для них сравнительно легче. Также необходимо отметить, что возраст смены места проживания - это подростковый возраст и более младшие возраста - система этнических знаний в данных возрастах еще не до конца сформирована, что позволяет достаточно легко трансформировать ее в соответствии с новыми условиями. Однако определенный этнический базис все равно создан своей национальной группой, поэтому обнаруживается зависимость от своего этнического окружения, к которому испытуемые привыкли с детства. Кроме этого, смена места жительства - это стрессовая ситуация, поэтому испытуемые ориентированы на свою этническую группу для получения чувства поддержки и стабильности.
Что касается данных, полученных по методике «Типы этнической идентичности», то испытуемые проявили единодушие - абсолютно все демонстрируют нормативную или позитивную этническую идентичность. Это также можно связать с необходимостью проживания в диаспоре - испытуемым необходимо, с одной стороны, быть включенным в свою национальную группу, а с другой стороны, достаточно толерантно выстраивать отношения с русскими. Необходимо сказать, что это один из наиболее удачных вариантов этнической идентичности для представителей диаспоры, именно он позволяет сохранить баланс как по отношению к своим, так и по отношению с чужим. Необходимо отметить, что уровень выраженности данного типа этнической идентичности одинаково высок у всей выборки (испытуемые набирают по данной шкале от 16 до 20 баллов при максимальном балле 20). Испытуемые, как правило, предпочитают образ жизни своего народа, но другие народы - их культура, образ жизни, поведение и др. - также вызывает интерес. Это вполне естественно для диаспоры, ведь жить им необходимо уже по новым для себя правилам. Необходимо отметить, что интерес сопровождается различным эмоциональным отношением к русским как к национальной группе, но он присутствует у всех испытуемых и распространяется на различные сферы жизни. Таким образом, в сознании представителей диаспоры присутствуют две системы представлений: одну из этих систем создает свой этнос, а другую создает этническая группа большинства конкретного региона. Большинство испытуемых не привыкли скрывать свою национальную принадлежность - многие отмечают, что скрыть ее оказывается в РФ довольно сложно, поскольку даже в плане внешности различия с титульным этносом довольно очевидны. Кроме того, многие испытуемые уверены, что для большинства русских характерно наличие предубеждений против кавказцев, что также часто становится почвой для конфликтов и непонимания.
Но даже в этом случае скрывать свою национальность испытуемые не готовы. Они уважают язык и культуру русских, но часто не готовы принимать участие в их культурных мероприятиях или приглашать их участвовать в своих праздниках. Можно отметить в большей степени «теоретическое знакомство» с данными компонентами. Исключением в данном случае является язык, поскольку без его знания существовать в новой среде невозможно, но многие испытуемые отмечают, что при возможности используют свой родной язык, особенно в семье или в общении с друзьями. Культурный компонент - это единственный компонент этнического своеобразия, который можно в течение некоторого времени сохранить в неизменном виде, что и заставляет оберегать его от посторонних. Именно культура становится важным основанием для идентификации, что также не позволяет полностью раскрывать ее постороннему этническому окружению.
Представители диаспоры готовы взаимодействовать с людьми различной национальности, непосредственно к полному нивелированию национальных особенностей это не приводит, но заставляет уметь договариваться с человеком любой национальной принадлежности. Проживая в диаспоре, испытуемые часто воспринимают национальность как довольно незначимый признак в оценке человека другой национальности и в процессе построения взаимоотношений с ним, что, возможно, связано с несколько подчиненным положением диаспоры по отношению к титульному этносу - им приходится подчиняться новым условиям, учить новый язык, сталкиваться не всегда с понимающим к себе отношением и т.д. В связи с этим у представителей диаспоры довольно высок уровень межнациональной толерантности - они уверены, что всегда смогут найти решение в любом межнациональном споре, которое устроит все стороны. Несмотря на особое восприятие членов титульного этноса, большинство испытуемых предпочитают или компромисс в решении сложных вопросов или реакцию ухода, связанную с подчинением собственных интересов. Только в случае какого-либо серьезного разногласия испытуемые готовы отстаивать позицию своего народа до конца. При этом они отмечают, что некоторые конфликтные ситуации в их опыте были связаны именно с национальной принадлежностью и реального повода под собой не имели.
Таким образом, в целом данная методика показывает, что испытуемые готовы как ориентироваться на свой этнос, так и достаточно толерантно воспринимать чужое этническое окружение. Многие испытуемые отмечают, что излишняя закрытость своей диаспоры во многом оказывает вредное действие на процесс адаптации к новой культуре, поэтому ориентация на титульный этнос неизбежна и должна включать самые разнообразные взаимоотношения с ними на различных социальных дистанциях. Некоторые связывают довольно неприязненное отношение к себе именно с подобной закрытостью и уверены, что если впустить другие народы в свой мир, то это не будет способствовать дальнейшему упрочению уже имеющихся предубеждений, предрассудков и установок.
Методика «Диагностический тест отношений» посвящена восприятию русских и азербайджанцев у представителей диаспоры. Первоначально представителям диаспоры предлагалось описать типичного русского человека. Необходимо отметить, что в список предложенных испытуемым характеристик вошли 40 поведенческих особенностей, закрепленных за представителями русского этноса. Представители диаспоры выделили всего 27 типичных особенностей, которыми можно описать русского человека. Можно выделить несколько кластеров характеристик, через которые строилось подобное описание: беспечность - озлобленность - пассивность - агрессивность - равнодушие - высокомерие - слабость - недоверчивость - бесхарактерность. Анализ основных характеристик, входящих в традиционный образ русского, показывает, что большинство из них носят в большей степени нейтральный или отрицательный характер (рис. 1):

Рисунок 1 — Распределение характеристик в оценке азербайджанцами типичного

Рисунок 1 — Распределение характеристик в оценке азербайджанцами типичного

русского
Образ русского человека является гетеростереотипом для представителей азербайджанского этноса, чем и можно объяснить подобное негативное восприятие. Кроме того, многие испытуемые отмечали, что в их опыте имели место конфликты с представителями титульного этноса, они часто сталкивались с негативной реакцией на себя, что также способствует перекосу образа русского в отрицательную сторону. Необходимо отметить, что русские и азербайджанцы часто являются носителями прямо противоположных черт характера, что также можно обнаружить в подобных описаниях. Анализ также показывает, что большинство характеристик черпается из непосредственного взаимодействия с русскими и не соответствует стандартному описанию представителей данной национальности. Возможно, это связано с тем, что постоянное общение с русским несколько трансформирует привычный образ данной национальной группы, он становится соответствующим полностью тем ситуациям, где азербайджанцы могут обнаружить черты характера русских. Очень часто в образ русского испытуемые включают те характеристики, которые являются противоположными по отношению к чертам собственной национальной группы. Таким образом, можно говорить о существенных расхождениях между традиционным образом русского и образом, который выделяют представители азербайджанской диаспоры (расхождение между образами статистически доказано с помощью критерия согласия 52 при р=0,01).
Существенно от образа русского отличается образ азербайджанца. Образ представителя своей национальной группы наполнен в большей степени положительными качествами (рисунок 2):

Рисунок 2 — Распределение характеристик в оценке азербайджанцами типичного

Рисунок 2 — Распределение характеристик в оценке азербайджанцами типичного

азербайджанца
Это можно объяснить тем, что данный образ представляет собой автостереотип, который чаще всего положителен. Кроме того, диаспора представляет собой национальное меньшинство, которое в определенной степени находится в оппозиции к титульному этносу, что требует консолидации и единства со своей группой. Поэтому такая группа как группа для идентификации и поддержки должна обладать и демонстрировать положительные качества для выполнения своих функций. Необходимо отметить, что список характеристик для иллюстрации азербайджанца существенно расширяется - испытуемые стабильно выделяют до 52 особенностей. Как видно из этого количества, испытуемые выделяют не только те особенности, которые традиционно закреплены за азербайджанцами, но и также сугубо положительные особенности, традиционно закрепленные за русскими. Также в образе азербайджанца можно встретить абсолютно противоположные черты, традиционно относящиеся к негативным качествам русских. Необходимо отметить, что образ типичного азербайджанца и образ азербайджанца, выделенного представителями диаспоры, статистически согласованы (согласованность между образами статистически доказана с помощью критерия согласия 52 при р=0,01).
Образ азербайджанца в представлениях членов диаспоры содержит исключительно закрепленные за данным этносом характеристики и практически не включает в себя те особенности, которые можно непосредственно извлечь из взаимодействия, как это видно из анализа образа русского человека. Это также можно связать с ориентацией поведения именно на свою группу, особенно в условиях «чужого» места пребывания, поскольку диаспора требует от своих членов соблюдения именно традиционных особенностей поведения. Многие испытуемые отмечают, что соблюдение определенных правил поведения у представителей диаспоры контролируется более строго, чем у азербайджанцев, проживающих на своей родной территории.
Все предложенные качества для анализа можно условно объединить в несколько зон: необходимо отметить, что часто все положительные качества имеют превышение у представителей азербайджанского этноса, а все отрицательные качества обнаруживают превышение у представителей русского этноса. Первая зона, выделенная для анализа, - это «Гуманистические качества личности» (рисунок 3).

Рисунок 3 — Анализ качеств, входящих в зону «Гуманистические свойства

Рисунок 3 — Анализ качеств, входящих в зону «Гуманистические свойства

личности»
Анализ данной зоны показывает, что представители азербайджанского этноса являются более активными, добрыми, а также более миролюбивыми. Русские же, наоборот, представлены более пассивной и злой нацией, также они выступают более равнодушными и более гуманными. При этом обе нации получают близкую по значимости выраженность характеристики духовность. Можно отметить, что азербайджанцы и русские в представлении диаспоры находятся практически на противоположных полюсах в оценке личностных свойств.
Следующая зона - это «Эмоциональные качества личности» (рисунок 4).

Рисунок 4 — Анализ качеств, входящих в зону «Эмоциональные качества

Рисунок 4 — Анализ качеств, входящих в зону «Эмоциональные качества

личности»
Это единственная зона, которая оценивается испытуемыми наиболее адекватно. В частности, именно представители азербайджанской национальности представлены более эмоциональными, гордыми, серьезными, драчливыми, темпераментными, вспыльчивыми, импульсивными, агрессивными, строптивыми и упрямыми. Однако русские на этом фоне выступают более беспечными, хитрыми, озлобленными. Близкие по значению характеристики для обеих групп - это озлобленность и выдержка. Таким образом, даже не совсем положительные качества в описании азербайджанцев приобретают позитивный ракурс по сравнению с описанием чужой национальной группы; при этом большинство положительных особенностей все равно относится именно к своему этносу.
Третья зона - это «Отношение к собственности и семье» также обладает сугубо положительной ориентацией в оценке своей национальности и отрицательной ориентацией в отношении русских (рисунок 5).

Рисунок 5 — Анализ качеств, входящих в зону «Отношение к собственности

Рисунок 5 — Анализ качеств, входящих в зону «Отношение к собственности

и семье»
Необходимо отметить, что семья и семейные отношения особенно значимы для азербайджанцев, в связи с этим в оценке характеристик данной зоны можно обнаружить наибольшие расхождения. Так, представители азербайджанской нации выступают более экономными, гостеприимными и патриотичными, а также более заботливыми, щедрыми, хозяйственными и аккуратными; они более трудолюбивы и гораздо лучшие семьянины. Что же касается русских, то они представлены более скупыми, расточительными, бесхозяйственными, ленивыми и жадными. Необходимо отметить, что часто характеристики, даваемые одной национальной группе, могут прямо противостоять друг другу (как, например, скупость и расточительность для русских), но именно в данном случае наиболее ярко проявляется тенденция наделять свою национальную группу всеми возможными положительными особенностями, а чужую национальную группу - всеми отрицательными.
Последняя зона для анализа «Отношения к окружающим» (рисунок 6). Азербайджанцы видят представителей своей национальной группы более общительными, открытыми по отношению к своему окружению, более сильными, гибкими, независимыми, послушными, педантичными, настойчивыми, целеустремленными, также более прагматичными и с большим чувством юмора, более дисциплинированными, сильными, остроумными, осторожными, свободолюбивыми, смелыми, скромными, отзывчивыми, ответственными, свободолюбивыми и скромными, при этом более простодушными, доверчивыми, самодовольными. Русские в противоположность этому представлены более ехидными, насмешливыми, высокомерными, лицемерными, слабыми, трусливыми, недоверчивыми, бесхарактерными, замкнутыми. При этом характеристики: дипломатичность, компетентность, прогрессивность, терпение и легкомысленность получают практически одинаковую выраженность в обеих группах.
Таким образом, можно увидеть прямо противоположные образы типичного русского и азербайджанца в представлениях членов диаспоры. Различия в данных образах статистически достоверны (расхождение между образами статистически доказано с помощью ^критерия Стьюдента при р=0,01). Необходимо отметить, что подобная ситуация является типичной для диаспоры, где подобное отношение и восприятие - это своеобразная защитная реакция против доминирующего титульного этноса. Сохранность собственной национальной идентичности требует закрепления исконно национальных характеристик, что и отражено в восприятии азербайджанцами представителей своей национальности, тем более в отрыве от традиционной культуры и места жительства. При этом обнаруживается еще одна «проблемная зона», характерная для представителей диаспоры: это, с одной стороны, довольно негативное восприятие представителей титульного этноса, а с другой стороны, необходимость толерантно выстраивать отношения с ними.

Таким образом, на примере данных описаний можно увидеть

Таким образом, на примере данных описаний можно увидеть

соотношение авто- и гетеростереотипов, а также основные изменения, которые происходят в этих стереотипах, имеющие место в сознании членов диаспоры. Необходимо отметить, что у представителей диаспоры гораздо сильнее выражено восприятие себя в этнически окрашенных категориях, чем у представителей национального большинства.
Последняя методика, предлагаемая испытуемым, - это «Измерение уровня этнической толерантности». В целом необходимо отметить, что большинство испытуемых проявляют толерантность по отношению к представителям титульного этноса. Можно сказать, что данная ситуация является нормативной для проживающих в диаспоре, поскольку именно титульный этнос определяет основные правила жизнедеятельности и ориентирован в данных правилах намного лучше. Само положение национального меньшинства требует именно такого «принимающего» поведения. Однако необходимо отметить, что многие азербайджанцы проявляют некоторую осторожность по отношению к русским.
В оценке предлагаемых ситуаций можно обнаружить довольно дистанцированную позицию по отношению к русским. Многие предлагаемые для анализа ситуации носят конфликтный характер, испытуемые же выбирают или реакцию ухода от ситуации или реакцию мирного урегулирования проблемы. Это также может быть связано с подчиненным положением в отношении титульного этноса. Большинство испытуемых уверены, что русские обладают предубеждениями в отношении их национальной группы и, кроме того, именно русские являются носителями достаточно негативных качеств характера, что также создает основу для подобного дистанцирования от них. Однако проживание на территории с этнически русским большинством создает необходимость толерантного отношения к ним. Таким образом, азербайджанцы в целом не готовы впускать в свой мир представителей русского этноса, но готовы принимать его правила и нормы для организации своей жизнедеятельности. В целом порядка 80 % испытуемых демонстрируют этническую толерантность по отношению к русским и только 20 % - довольно негативное отношение к данной национальной группе.
Рассмотрим предлагаемые ситуации более подробно. Первая ситуация для анализа - это чувство при знакомстве с человеком русской национальности. Большинство испытуемых демонстрируют некоторую настороженность, боязливость или даже опасения
по отношению к русским. В целом молодые люди довольно открыты для контактов с русскими, но восприятие их в негативных поведенческих характеристиках создает атмосферу недоверия и страха. Большинство испытуемых уверены, что у русских есть предубеждения против азербайджанцев, что также объясняет их реакцию на данную национальную группу. Испытуемые уверены, что русские изначально воспринимают их довольно негативно, это заставляет азербайджанцев занимать оборонительную позицию в отношениях.
60 % выборки отмечают, что никогда не принимали участия в этнических конфликтах, 40 % признались, что подобные ситуации имели место в их опыте, но они никогда не выступали в качестве их инициаторов, а также отмечали, что подобное поведение было всего лишь ответной реакцией в эмоционально негативной ситуации. Таким образом, этнический конфликт рассматривается как вынужденная мера, а сами испытуемые возлагают ответственность за его организацию на других. Необходимо отметить, что большинство испытуемых не готовы специально провоцировать этнические конфликты с русскими и могут принять в них участие только в том случае, если в их основе будет лежать тяжкое оскорбление или обида по отношению к самим испытуемым, их близким или друзьям. Также испытуемые отмечали, что русские в большей степени склонны к конфликтному поведению и часть сами специально провоцируют подобные ситуации.
Испытуемые отмечали, что довольно часто становились пристальными объектами внимания милиции в самых различных ситуациях. 60 % уверены, что это непосредственным образом связано с их национальной принадлежностью, и только 40 % считают, что это лишь часть обязанностей милиции, и относятся к этому с пониманием. При этом многие отмечают, что общаться с представителями закона и власти приходится довольно часто, а само общение идет тяжело и долго. При этом большинство испытуемых все же готовы относиться к подобным процедурам довольно терпимо, они уверены, что эта мера является особенностью политики конкретного региона.
Следующая ситуация, предлагаемая для анализа, - это размещение в транспорте, где необходимо выбрать место между русским и азербайджанцем. Ответы испытуемых распределились следующим образом: 65 % просто выберут удобное место независимо от того, где оно находится; 20 % предпочтут сесть только рядом с азербайджанцем или, по крайней мере, встать рядом с ним; оставшиеся 15 % предпочтут сесть рядом с русским человеком. Таким образом, можно отметить, что в эмоционально стабильной ситуации азербайджанцы предпочтут если не исключить национально окрашенные особенности поведения, то не придавать им особого значения. Они будут стремиться поступать так, как это сделал бы обычный человек: поступят так, как им удобно в конкретной ситуации.
Следующая предложенная испытуемым ситуация предполагает явный конфликт: проезжающий мимо автомобиль обрызгал человека грязью. В данной ситуации испытуемые проявили довольно понимающее отношение: 80 % указали на то, что они просто отряхнутся и пойдут дальше по своим делам; 5 % возмутятся произошедшему; а 15 % обязательно обратят внимание на национальность водителя автомобиля, но развивать конфликт не будут. Выборка отметила, что для разрешения данного конфликта вполне достаточно извинений со стороны водителя, при этом большинство не рассматривают подобный инцидент как преднамеренный, а воспринимают его как недоразумение или случайность. Однако 15 % уверены, что подобный шаг может быть сделан специально именно по отношению к ним как представителям азербайджанской национальности. При этом они уверены, что представители своей национальности ничего подобного никогда бы не сделали.
Только 20 % испытуемых хотели бы видеть в качестве мужа или жены представителей русской национальности. Они уверены, что национальная принадлежность не может иметь в данном случае никакого значения, кроме того, они считают, что проживание на территории национального большинства делает такой поступок с их стороны вполне закономерным. Они отмечают, что у них есть друзья русской национальности и не видят в такой ситуации ничего страшного. При этом молодые люди отмечают, что не всегда уверены в положительном отношении к такому шагу родителей и других близких родственников, но они готовы их уговаривать. Однако, если родители так и не согласятся на подобный брак, то он, скорее всего, не состоится (зависимость от группы все равно остается на уровне приверженности традиционным взглядам). 80 % отмечают, что брак с русскими для них невозможен по определению, только человек своей национальной принадлежности может стать настоящим мужем или женой. У испытуемых данной подгруппы также есть друзья и знакомые русской национальности, но возможность брачного союза все равно не допускается: представители своей национальной группы лучше знают обряды, традиции, нормы и правила своего этноса, они готовы к определенной дистанции в отношениях между супругами, готовы к определенному стилю детско-родительских отношений и др. Кроме того, они отмечают, что родители, скорее всего, не согласятся на такой брак, а без этого он также невозможен. Но отношения с русским на более дальних социальных дистанциях тем не менее вполне допустимы. В процессе жизни испытуемым приходится сталкиваться с русскими в самых различных сферах (учеба, работа, досуг, торговля, медицина и др.), что создает возможности для разнообразных контактов с ними.
75 % испытуемых с удовольствием сходили бы на большой русский праздник, однако было бы лучше, если бы он имел государственный, а не личный статус. Подобный выбор объясняется тем, что на личных праздниках собирается большое количество близких людей, в силу чего его традиции и правила будут более закрытыми, молодые люди могут совершить больше ошибок, вызвав негативное отношение к себе со стороны окружающих. Испытуемые уверены, что не настолько хорошо знакомы с русскими традициями, насколько это необходимо, поэтому могут чувствовать себя скованно и настороженно, боясь что-то сделать не так. Большинство (60 %) уверены, что такой поход, безусловно, вызвал бы интерес, остальные уверены, что все равно ощущали бы дискомфорт, даже если бы окружающие относились к ним благосклонно (40 %). При этом 40 % отмечают, что подобный опыт у них уже был и они бы с удовольствием его повторили. Они отмечают, что традиции русских и азербайджанцев различаются довольно сильно, поэтому подобное времяпрепровождение позволяет лучше узнать и изучить друг друга. При этом 80 % респондентов готовы пригласить русских на свой праздник, причем сам характер праздника значения не имеет. Испытуемые отмечают, что гостеприимство - это традиционная азербайджанская черта, в силу чего приглашенные гости не различаются по национальному признаку. При этом 60 % готовы пригласить русских даже на довольно личные праздники, например свадьбу или день рождения.
Следующая ситуация - это ситуация с замечанием официанта о сильном шуме в ресторане. 75 % отметили, что они смутятся и начнут разговаривать тише. Они указывают, что не любят привлекать к себе внимание, тем более в людном месте, в силу чего подобная ситуация будет вызывать сильное смущение. Испытуемые также говорят, что скорее всего, после подобного инцидента они покинут заведение. Однако данная подгруппа не будет связывать происшедший случай с их национальной принадлежностью, а свяжет это только с необходимостью соблюдать определенные нормы этикета. Оставшиеся 25 % уверены, что к ним официант подошел именно в связи с их национальной принадлежностью, а окружающие шумят при этом не меньше. Правда, и в этой ситуации они предпочтут покинуть заведение и не пойти на открытый конфликт, но будут чрезвычайно задеты и обижены подобным поведением. Кроме этого, они уверены, что в подобной ситуации русским замечания делать никто не стал бы.
63 % респондентов отметили, что готовы взять русского человека на работу, если он обладает необходимыми деловыми качествами. Они уверены, что в случае работы важны качества человека и его умение выполнять определенные обязанности, а не его национальная принадлежность. Если кандидаты будут демонстрировать одинаковую готовность к определенной работе, но будут принадлежать к разным национальностям, то на работу возьмут в этом случае именно азербайджанца. Оставшаяся часть испытуемых будет ориентирована именно на национальную принадлежность потенциального работника: они готовы взять на работу человека своей национальности даже в том случае, если он не будет подходить по деловым качествам к определенной должности. Необходимо отметить, что в своих ответах испытуемые выразили уверенность, что русские наверняка проявили бы предвзятость в этой ситуации. Часто личный опыт азербайджанцев указывает на то, что русские довольно неохотно берут на работу людей иной национальности, особенно кавказцев.
Испытуемые уверены, что скрыть свою национальную принадлежность невозможно и что это замечают все окружающие. Поэтому, если они видят людей, которые что-то обсуждают, то в большинстве (80 %) они уверены, что речь идет именно о них. Оставшаяся часть группы уверена, что люди просто обсуждают какой-либо важный вопрос, и это не имеет никакого отношения ни к ним лично, ни к их национальной принадлежности. Испытуемые уверены, что в подобной ситуации они сами не стали бы обсуждать национальную принадлежность кого-либо, а просто разговаривали бы о своих делах. При этом испытуемые отмечают, что группу молодых людей русской национальности они предпочитают обходить стороной, поскольку боятся неадекватных действий с их стороны. Это не значит, что русские обязательно провоцируют конфликт, но вероятность этого довольно высока, поэтому реакция ухода даже от возможного взаимодействия признается самой эффективной. Испытуемые в 90 % случаев отметили, что группа азербайджанской молодежи, как правило, не будет проявлять агрессию по отношению к русским. Только 10 % готовы спокойно пройти мимо группы русских молодых людей, однако в случае необходимости даже они готовы вступиться за честь своего народа, но такая мера все равно рассматривается как крайняя.
Вместе с тем 40 % считают для себя невозможным покинуть пределы РФ, они рассматривают это государство как постоянное место жительства, они привыкли жить здесь и уверены, что в Азербайджане они будут чувствовать себя скованно и неуверенно. Они привыкли к новым правилам, у них появились русские друзья, они здесь учатся, нашли работу - таким образом, жизнь на новом месте для них относительно налажена. Однако 60 % рассматривают такой вариант, но только в том случае, если будет иметь место такое же материальное положение. Все испытуемые не рассматривают РФ как вторую родину, для них родиной навсегда останется Азербайджан. В то же время испытуемые отмечают, что покидать РФ и переезжать в какую- либо другую страну, помимо Азербайджана, они также не собираются, потому что в России уже существует некий жизненный фундамент, а в другой стране другие правила, к которым необходимо заново привыкать, и там придется все начинать с начала.
95 % испытуемых стараются сохранить знание своего родного языка. Они переходят на родной язык в ситуации общения с родственниками и друзьями своей национальной принадлежности. Язык выступает важным этноопределителем, в силу этого диаспора старается сохранить его в первую очередь. Вся выборка уверена, что родной язык знать необходимо. Они говорят о том, что будут стараться обязательно научить родному языку своих детей. Однако данная подгруппа уверена, что язык национального большинства знать необходимо, поэтому для их детей ситуация двуязычия должна быть нормативной. Только 5 % в целом не ориентированы на использование родного языка, а предпочитают общаться исключительно по-русски для быстрого овладения новым языком. Многие респонденты отмечают, что чем сильнее в их речи заметен акцент, тем сильнее негативная реакция на них.
Также 75 % считают, что их дети должны обязательно обучаться в смешанной школе, где можно встретить детей разных национальностей: дети смогут увидеть, что разные этносы могут существовать вместе, кроме этого, им будет легче адаптироваться в таких условиях, и они будут чувствовать себя более уверенно. 15 % хотели бы, чтобы их дети учились только с русскими детьми, для того чтобы они с самого раннего возраста смогли почувствовать себя частью этнического большинства и общаться с ним. Лишь 10 % выразили желание, чтобы их дети обучались только в национальных азербайджанских школах для сохранения национальной специфики и самобытности.
В результате анализа данных, полученных по всем методикам, можно сделать следующие выводы:
1) азербайджанцы, проживающие на территории РФ в диаспоре, имеют очень четко выраженное чувство национальной принадлежности, для них достаточно значимым фактором выступает этническая принадлежность человека. При этом взаимодействие с этническим большинством часто сопровождается неуверенностью и напряжением, хотя большинство выборки ориентировано на него;
2) у испытуемых присутствует нормативная или позитивная этническая идентификация, что свидетельствует о прохождении процесса адаптации к новой культурной среде. Она позволяет, с одной стороны, сохранять приверженность своему этносу, а с другой стороны, ориентироваться на правила и нормы титульного этноса;
3) у лиц, проживающих в диаспоре на территории РФ более пяти лет, образ русского окрашен отрицательными чертами, при этом черты не соответствуют традиционному образу русского человека. При этом образ данной национальной группы наполняется гораздо меньшим количеством характеристик по сравнению с образом азербайджанца (27 качеств для русских и 52 характеристики для азербайджанцев). Образ типичного азербайджанца в представлении членов диаспоры насыщен исключительно положительными характеристиками, при этом можно отметить его совпадение с традиционными качествами данной группы;
4) у азербайджанской молодежи, проживающей в диаспоре на территории России, имеет место высокий уровень этнической толерантности по отношению к представителям титульного этноса на фоне негативного образа русского человека.
Список литературы
1. Агеев, В.С. Межгрупповое взаимодействие / В.С. Агеев. - М.: МГУ, 1990. - 247 с.
2. Андреева, Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. - М.: Аспект Пресс, 1996. - 384 с.
3. Бери, Дж. Аккультурация и психологическая адаптация: обзор проблемы / Дж. Бери [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://rl-online.ru/articles/ 3_4-01/198.Мт1/ - Дата доступа: 29.03.2010.
4. Касьянова, К. О русском национальном характере / К. Касьянова. - М.: Просвещение, 1994. - 174 с.
5. Крысько, В.Г. Этнопсихология / В.Г. Крысько. - М.: Академия, 2008. - 320 с.
6. Лебедева, Н.М. Социальная психология этнических миграций / Н.М. Лебедева. - М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1993. - 193 с.
7. Сапогова, Е.Е. Психология развития человека: учеб. пособие / Е.Е. Сапогова. - М.: Аспект Пресс, 2001. - 460 с.
8. Сикевич, З.В. Национальное самосознание русских. Социологический очерк / З.В. Сикевич. - М.: Смысл, 1996. - 153 с.
9. Солдатова, Г.У. Психология межэтнической напряженности / Г.У. Солдатова. - М.: СМЫСЛ, 1998. - 361 с.
10. Стефаненко, Т.Г. Этнопсихология / Т.Г. Стефаненко. - М.: АСТ, 1999. -
365 с.
11. Стефаненко, Т.Г. Этнопсихология: практикум / Т.Г. Стефаненко. - М.: Аспект Пресс, 2006. - 208 с.
Фомина Юлия Игоревна - ассистент кафедры психологии Тульского государственного университета.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме УДК 159.922.Ю.И. ФОМИНА ОБРАЗ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ И РУССКИХ У ЛИЦ, ПРОЖИВАЮЩИХ В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ДИАСПОРЕ ВРОССИИ:

  1. УДК 159.922.Е.С. БЕЛОУС ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛЮБВИ
  2. УДК 159.922.О.Б. МАСЕЙКО СВЯЗЬ «Я-КОНЦЕПЦИИ» И КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ У ПОДРОСТКОВ
  3. УДК 159.922.О.Д. КАРПЮК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ КУРЯЩИХ ПОДРОСТКОВ
  4. УДК 159.922.О.Н. РОМАНОВА ФОРМИРОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
  5. УДК 159.922.ВА. КРИВОШЕЕВ ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ БЕЛОРУСОВ: ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ
  6. УДК 159.922.Т.В. КОРОЗА ВОЗРАСТ КАК ОБЪЕКТ ОСОЗНАНИЯ В СРЕДНЕЙ ВЗРОСЛОСТИ
  7. УДК 159.922.Е.М. ОМЕЛЬЯНЮК ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ В УСЛОВИЯХ ПОГРАНИЧЬЯ
  8. УДК 159.922.Н.А. САВОСТЕЕНКО ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ СЕГРЕГАЦИЯ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН ПО СФЕРАМ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  9. УДК 159.922.И.В. ДАВЫДОВА ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА ЛИЦАМИ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА
  10. УДК 159.922.С.А. КОРЖЕНЕВИЧ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКА ИЗ ПОЛНОЙ И НЕПОЛНОЙ СЕМЬИ
  11. УДК 159.922.Д.М. ЛИНГО ВЗАИМОСВЯЗЬ ЖИЗНЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКА И СТИЛЯ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  12. УДК 159.922.Н.В. КОРНЕЙ ОСОБЕННОСТИ САМООТНОШЕНИЯ У ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  13. УДК 159.922.И.Л. СИДЛЯРЕВИЧ СВЯЗЬ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА С УРОВНЕМ ЕГО АДАПТАЦИИ К ВЫХОДУ НА ПЕНСИЮ
  14. УДК 159. 922. Ю.П. ШЕВЕЛИНСКАЯ ОСОЗНАННАЯ САМОРЕГУЛЯЦИЯ И СМЫСЛОВЫЕ УСТАНОВКИ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТ
  15. УДК 159.922.Е.А. КОМАРОВА ВЗАИМОСВЯЗЬ НАСИЛЬСТВЕННЫХ УСТАНОВОК В ЮНОШЕСКИХ РОМАНТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ И ТАКТИК ПОВЕДЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ В СУПРУЖЕСКОМ КОНФЛИКТЕ
  16. УДК 159.923.М.М. КАРНЕЛОВИЧ ОТРАЖЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ОБЩЕНИЯ В СИСТЕМЕ «УЧИТЕЛЬ - РУКОВОДИТЕЛЬ» В РЕФЛЕКСИВНЫХ Я-ОБРАЗАХ ПЕДАГОГОВ
  17. Карпенко В.В. ОБРАЗ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЕГО ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ
  18. Т. Л. Смолина, Л. С. Литвинова ОБРАЗЫ ФИННА И РУССКОГО В ВОСПРИЯТИИ РОССИЙСКОЙ И ФИНСКОЙ МОЛОДЕЖИ
  19. УДК 159.А. А. БОЧАВЕР ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ КАК МЕТАФОРА