загрузка...

УДК 159.923-055.Е. В. КОСТЮЧЕНКО ПРАЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ

В современной психологической науке важной проблемой является выявление и анализ механизмов и закономерностей семейного функционирования, изменения семейной динамики в результате нормативных и ненормативных семейных кризисов и семейных дисфункций. Постоянно растущий интерес к семейной проблематике продиктован необходимостью скрупулезно исследовать сложные внутрисемейные феномены, оказывающие влияние не только на особенности супружеских, родительско-детских отношений, состояние семьи в целом, но и на социально-психологическое состояние общества в целом. Семью по праву можно считать наиболее «чувствительным» образованием, реагирующим на различные экономические, социально-политические общественные изменения. Изменения семейного функционирования, возникающие вследствие трансформационных общественных преобразований, выдвигают проблему изучения семьи как основной формы жизнеустройства на передний план социогуманитарных дисциплин.
Произошедшие в последнее время общественные изменения привели к переоценке ценности семейных отношений и взглядов на семью, что проявляется в:
- снижении приоритета духовных и росте приоритета гедонистических ценностей, способствует усилению индивидуалистических тенденций в иерархии жизненных ценностей, в результате чего увеличивается возраст вступления в брак: большинство семей предпочитают иметь одного ребенка и в ряде случаев осознанно отказываются иметь детей и т. п.;
- нивелировании значимости религиозной основы брака, что приводит к отрицанию его особой ценности: то, что раньше считалось грехом, сейчас легко нарушается и превращается в «обычное житейское дело». Это является одной из причин разрушения интимности супружеской жизни, либерализации взглядов на развод, появления альтернативных форм супружества (свингерство, сводная семья и т. п.);
- усилении тенденции к нуклеаризации семьи и ослаблении родственных и межпоколенных связей, что приводит к высокому уровню отчуждения взрослых и молодых членов семьи и возникновению межпоколенных конфликтов;
- росте как бытового, так и сексуального насилия в семье, возрастании алкоголизации и наркотизации.
Учет происходящих семейных изменений требует новых подходов к ее изучению. Вместе с тем, приходится признать, что современный этап изучения семьи характеризуется наличием достаточного количества разнообразных методологических подходов, каждый из которых рассматривает отдельные параметры функционирования семьи, зачастую не анализируя природу и особенности связей между ними. Возможно, это связано с трудностями выделения и изучения основных параметров семейного функционирования, хотя необходимость подобного анализа очевидна, т. к. наряду с решением ряда теоретических вопросов будет осуществляться разработка современных практических подходов оказания психологической помощи семье.
В качестве параметров функционирования семейной системы различные авторы выделяют: семейное самосознание, жизненный цикл семьи, семейные границы и роли, функции семьи и т. п. Анализируя параметры функционирования семейной системы с позиции системного подхода, А. Я. Варга выделяет следующие характеристики: особенности взаимоотношений членов семьи, семейные правила и мифы, семейные границы; стабилизаторы семейной системы; история семьи [1]; А. В. Черников в качестве важных параметров семейной системы выделяет структуру, коммуникацию, стадии развития жизненного цикла семьи, семейную историю и функции в ней проблемного поведения или симптомов [8]; И. Ю. Хамитова характеризует структурные, динамические и исторические особенности систем [6]; А. Б. Холмогорова анализирует особенности семейной структуры, семейную микродинамику, семейную макродинамику и семейную идеологию [7]; Н. И. Олифирович и Т. Ф. Велента выделяют структурные, процессуальные и исторические параметры [4]; Е. В. Куфтяк, позиция которой нам наиболее созвучна, описывает такие компоненты семейной системы, как трансгенерационный, структурный, динамический и пространственный [3].
Анализ указанных параметров функционирования семейной системы в литературе представлен неравномерно. Наименее изученным и представляющим особый научный интерес, с нашей точки зрения, является трансгенерационный компонент. Е. В. Куфтяк определяет его следующим образом: «Трансгенерационный компонент... отражает процессы, происходящие на протяжении ряда поколений, и отношения между ними, т. е. исторические (генетические) особенности системы» [3, с. 91]. И. Ю. Хамитова, анализируя особенности трансгенерационных семейных процессов, указывает, что «прошлое семьи, ее история, жизнь предшествующих поколений влияют на нынешнюю жизнь, на восприятие современной ситуации и, по сути, управляют поведением супругов сегодня». К трансгенерационному компоненту относят семейные мифы, семейный сценарий, семейную историю, семейные легенды. Одним из параметров трансгенерационного компонента, на наш взгляд, могут выступать пралогические образования, анализ которых позволит, с нашей точки зрения, более грамотно анализировать процессы, происходящие в семье.
Применительно к определению места пралогических образований в контексте психологической феноменологии их по праву можно отнести к проявлениям защитных механизмов. Так, И. Я. Стоянова рассматривает пралогические образования как совокупность эмоционально окрашенных коллективных представлений, включая верования, суеверия, приметы, ритуалы, осознаваемые как явления, происходящие при содействии магических сил и сформированные в процессе культурно-исторического и социально-культурного развития до настоящего времени [5].
На основе пралогических образований формируется так называемая пралогическая защита, суть которой состоит в ограждении от неприятных переживаний, избыточной тревоги, поддержании и интеграции «Я» с помощью искажения представлений о реальности [4]. Пралогическая защита определяется как системное защитно-адаптивное образование. В его состав И. Я. Стоянова включает пралогическое восприятие (суеверность), магическую тревожность, магический прогноз, применение пралогических способов, направленных на сохранение или восстановление здоровья, активность применения содержаний пралогического [5].
Свое начало формирование пралогической защиты обнаруживает в сфере коллективных представлений, порождаемых значимыми социальными группами или людьми, с которыми идентифицирует себя человек. Становление механизмов пралогической защиты тесным образом связано с идеей коллективного бессознательного (К. Г. Юнг). Коллективное бессознательное обозначает совокупность наследуемых людьми универсальных неосознаваемых психических структур, механизмов, архетипов, инстинктов, импульсов, образов и т. д., передаваемых от поколения к поколению как субстрат психического бытия, включающий в себя психический опыт предшествующих поколений (В. И. Овчаренко). Сформировавшись в недрах коллективного бессознательного в ходе культурно-исторического развития в виде системы обычаев, верований, предрассудков, пралогические образования закрепляются в сознании и передаются последующим поколениям, регулируя поведение людей. Передача пралогической защиты осуществляется в ходе социализации, в процессе которой происходит закрепление ее механизмов в виде готовых способов противостояния «превратностям судьбы».
Как правило, пралогическая защита представлена довольно простой и убедительной системой принципов, характеризующих систему мировосприятия, и проявляется особенно ярко в кризисных ситуациях, имеющих место быть в обществе, семье.
Кризисные ситуации характеризуются высоким уровнем неопределенности, что способствует изменению привычных способов психологических защит как индивидуальных, так и групповых: те способы сохранения психологического гомеостаза, которые ранее были эффективными, часто перестают быть таковыми и требуют формирования или актуализации иных. В результате этого усиливаются тенденции обращения к более древним, сформированным ранее, часто бывшим латентным способам сохранения психологической стабильности.
Пралогические образования проявляются в сложных, кризисных ситуациях, когда человек испытывает состояние фрустрации, тревоги, беспокойства. При применении способов пралогической защиты, сформированных предыдущими поколениями и передаваемых на уровне индивидуального или группового опыта (ритуальные действия, «магические» приемы и т. п.), как бы следуя наказу предков, происходит снижение внутреннего напряжения и достижение психологического гомеостаза. И. Я. Стоянова указывает, что защитная функция пралогических образований наиболее ярко проявляется в сфере религиозных убеждений, норм морали, ценностей, обычаев, носителем чего является человек [4].
В целом, пралогическая защита (как и механизмы психологической защиты) экранирует человека от фрустраций, возникающих при значительных изменениях и неопределенности мира, а обращение к опыту предков, например, при выполнении ритуальных действий, придает иллюзию стабильности реальной жизни и способствует более адаптивному поведению: применительно к пралогическим защитам полностью применимо мнение о том, что они экранируют сознание от суровой и жестокой правды бытия.
Aнализируя уровни пралогической защиты, И. Я. Стоянова выделяет следующие: магический прогноз, магическая тревожность, суеверность, склонность к использованию нетрадиционных способов лечения, уровень активности при выполнении ритуальных действий.
Содержание пралогической защиты определяется особенностями картины мира, носителями которой являются (чаще) группа людей (групповой способ пралогической защиты) или один (реже) человек (индивидуальный способ пралогической защиты). Необходимо отметить, что составляющие ее содержание предрассудки, стереотипы, иллюзии часто способствуют формированию искаженной, личностно и эмоционально окрашенной картины мира. «Искажение» картины мира функционально роднит пралогическую защиту с так называемой перцептивной защитой, выявленной представителями психоаналитического направления.
При анализе пралогической защиты как психологического феномена, входящего в систему защитно-адаптивных образований (наряду с механизмами психологической защиты и ко- пинг-стратегиями), направленных на ограждение «Я» от травматичных переживаний, необходимо определить ее основные особенности.
Способ реализации защитного действия пралогических образований имеет свою специфику, заключающуюся в том, что основной потребностью пралогического является идентификация со своей социальной группой, вера в ее истины, ценности (A. M. Лобок, И. Я. Стоянова). Заимствуя данный вид защитных образований, человек как бы снимает с себя ответственность за исход выхода из кризисной ситуации и разделяет ее с обществом. Защитные свойства пралогических образований будут тем сильнее, чем значимее социальная группа или человек, от которых они были инкорпорированы. Применительно к семейной системе это означает скрытую лояльность семье, проявляющуюся в бессознательной верности предкам (И. Ю. Хамитова). Это вынуждает человека действовать в сложной жизненной ситуации таким способом (часто нерациональным), который уже был испробован членами его предшествующих поколений.
Пралогические образования, как правило, достаточно жестко предписывают определенную последовательность действий в случае переживания сложных жизненных событий и обладают системой простых объяснительных принципов, раскрывающих суть функционирования мира. Применение пралогической защиты часто иррационально, однако, заимствуя уже готовые способы преодоления, человек экономит свою жизненную энергию [4]. В то же время пралогические образования, являясь по сути архаичными, могут трансформироваться, отвечая на требования современности и учитывая общественные преобразования. Таким образом, происходит формирование современных мифов и верований, носителем которых является человек. Однако, если для образования семейного мифа необходимо время, в течение которого сменятся хотя бы три семейных поколения (М. С. Палацолли), то для формирования пралогической защиты временной интервал должен быть значительно дольше.
Раскрывая суть пралогических образований применительно к анализу жизнедеятельности семьи, важно отметить, что, выполняя в целом позитивные, защитные функции, по сути, по стечению ряда обстоятельств они могут вносить определенную дисфункциональность в семейное взаимодействие. В данном случае речь идет о том, что пралогические образования могут формировать у членов семьи так называемые дисфункциональные поведенческие паттерны, проявление которых может отражаться в фиксированных формах поведения. Под фиксированными формами поведения Г. В. Залевский понимает: «... широкий спектр форм поведения человека или группы людей, которые биосоциально, в плане культурных норм, принятых в данном обществе для лиц определенного возраста, пола и статуса, стали уже неадекватными, но повторяются в ситуациях, объективно требующих их изменения; при этом уровень и степень осознания и принятия необходимости этого изменения могут быть разными» [2, с. 13]. Далее автор утверждает, что наиболее ярко фиксированные формы поведения как на уровне отдельного человека, так и на уровне микро- и макрогрупп (в том числе семьи) проявляются и закрепляются в ситуации социальных трансформаций, кризисных явлений, т. е. в те временные промежутки, когда отмечается наибольшая мобилизация защитных резервов. Фиксированные формы поведения могут иметь разные, порой довольно причудливые проявления, поскольку часто имеют неосознанный характер.
С нашей точки зрения, отражением фиксированных форм поведения на уровне семьи является «семейная ригидность» (термин, введенный нами). Психологическое содержание семейной ригидности проявляется в неспособности членов семьи изменять свое поведение в соответствии с изменением ситуации, приверженности к однотипному способу действий в рамках существующих семейных моделей. Одним из механизмов поддержания семейной ригидности может служить уже упомянутая ранее семейная лояльность.
Функциональное назначение семейной ригидности заключается в поддержании семейного гомеостаза. Для сохранения семейного гомеостаза (часто любой ценой) члены семьи, используя различные уровни пралогической защиты, демонстрируют фиксированные (ригидные) способы его поддержания. Так, например, при выраженности такого уровня пралогической защиты, как суеверность, в случае кризисной ситуации в семье, люди склонны полагать, что на их семью «навели порчу», «сглаз» и т. п., обращаясь к соответствующим «специалистам» и выполняя определенные действия, которые, по их мнению, когда-то оказали положительный эффект.
В целом, необходимо отметить, что исследование пралогических образований в контексте системы защитно-адаптивного поведения семьи как коллективного субъекта является довольно новой областью. Определение системы взаимосвязей компонентов защитно-адаптивной системы, степень их актуализации на различных этапах жизненного цикла семьи, в случае горизонтальных или вертикальных стрессов, переживаемых семьей, является актуальной не только с точки зрения теоретической проблемы, но и позволит расширить горизонты оказания психологической и психотерапевтической помощи ее членам.
Список литературы
1. Варга, А. Я. Системная семейная психотерапия / А. Я. Варга // Журнал практической психологии и психоанализа. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций [Электронный ресурс]. - 2000. - № 2. - Режим доступа: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20000209. - Дата доступа: 11.09.2009.
2. Залевский, В. Г. Личность и фиксированные формы поведения /
В. Г. Залевский. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. - 344 с.
3. Куфтяк, Е. В. Психология семейного совладания / Е. В. Куфтяк. - Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2010. - 320 с.
4. Олифирович, Н. И. Анализ функциональных показателей семейной системы / Н. И. Олифирович, Т. В. Велента // Журнал практической психологии и психоанализа. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций [Электронный ресурс] - 2011. - № 2. - Режим доступа: http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php? ID=2816. - Дата доступа: 20.08.2011.
5. Стоянова, И. Я. Пралогические образования в норме и патологии: автореф. дис. ... д-ра психол. наук: 19.00.04 «Медицинская психология» / И. Я. Стоянова. - Томск, 2007. - 46 с.
6. Хамитова, И. Ю. Межпоколенные связи: влияние семейной истории на личную историю ребенка / И. Ю. Хамитова // Журнал практической психологии и психоанализа. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций [Электронный ресурс]. - 2003. - № 4. - Режим доступа: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20030409. - Дата доступа: 11.09.2009.
7. Холмогорова, А. Б. Научные основания и практические задачи семейной психотерапии / А. Б. Холмогорова // Московский психотерапевтический журнал. - 2002. - № 1. - С. 93 - 119.
8. Черников, А. В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики / А. В. Черников. - М., 2001. - 208 с.
<< |
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2012

Еще по теме УДК 159.923-055.Е. В. КОСТЮЧЕНКО ПРАЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ:

  1. УДК 159.924.Е.В. КОСТЮЧЕНКО СЕМЬЯ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
  2. УДК 159.923.Е.В. ЛАПКИНА СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ФЕНОМЕНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И СОВЛАДАНИЯ: ЗАЩИТНАЯ СИСТЕМА ЛИЧНОСТИ
  3. УДК 159.923.М.В. КЛЕМЕНТЬЕВА РЕФЛЕКСИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  4. УДК 159.923.В.Э. ЧУДНОВСКИЙ ОТДАЛЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  5. УДК 159.923.Н.Л. КАРПОВА, И.В. ЯИЧЕНКО, Н.В. КИСЕЛЬНИКОВА, М.М. ДАНИНА СПЕЦИФИКА ДИАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ НА ОСНОВНІХ ЭТАПАХ ГРУППОВОЙ СЕМЕЙНОЙ ЛОГОПСИХОТЕРАПИИ
  6. УДК 159.923.К.М. РОМАНОВ РАССТАВАНИЕ КАК ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Б1ТИЯ
  7. УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ СТРАТЕГИЯ ЖИЗНИ КАК СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ СТРАТЕГИЯ ЖИЗНИ КАК СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  9. УДК 159.923.Т. К. КОМАРОВА ЭТАЛОН ЛИЧНОСТИ КАК ПРИЧИННО-ЦЕЛЕВАЯ ДЕТЕРМИНАНТА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  10. УДК 159.923.Д.К. РОМАНОВ АКТИВНОСТЬ СУБЪЕКТА КАК ОСНОВНОЕ УСЛОВИЕ ПОНИМАНИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
  11. УДК 159.923.К.В. КАРПИНСКИЙ ВРЕМЕННАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ДЕТЕРМИНАНТА ЛИЧНОСТНОГО КРИЗИСА
  12. УДК 159.923.Е. В. ЕВДОКИМОВА, И. В. ТКАЧЕНКО ДИАЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ РЕБЕНКА С РОДИТЕЛЯМИ КАК РЕСУРС ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ
  13. УДК 159.923.А.В. СУВОРОВ О ВОЗМОЖНОСТЯХ ДИАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ СЛЕПОГЛУХОГО СО ЗРЯЧЕСЛЫШАЩИМИ
  14. УДК 159.923.2:37.Л. Д. ДОРОФЕЕВА ОСОБЕННОСТИ САМОСОЗНАНИЯ ОДНОДЕТНЫХ И МНОГОДЕТНЫХ МАТЕРЕЙ