УДК 159.923.2:37.Н. Н. ВДСЯГИНА ОСОБЕННОСТИ САМОСОЗНАНИЯ МАТЕРЕЙ С РАЗНЫМ СТАЖЕМ МАТЕРИНСТВА

Изучение феномена материнства и его отражения в самосознании женщины XXI века — актуальная социальная и психологическая проблема. Несмотря на то, что детско-родительские отношения всегда были в центре внимания отечественных психологов (А. Я. Варга, 2001; Р. В. Овчарова, 2002; Г. Т. Хомента- ускас, 2003; Э. Г. Эйдемиллер, 1999 и др.), изучение материнства как психологического феномена в отечественной науке началось сравнительно недавно. При этом значительная часть таких исследований по-прежнему посвящена изучению материнства как условия развития ребенка (В. И. Брутман, 1997; О. Р. Вороши- на, 1998; В. С. Мухина, 2003; М. С. Радионова, 1997 и др.).
В последнее десятилетие стали появляться работы, в которых материнство представлено как самостоятельный феномен: предпринимаются попытки создания фундаментальной психологической теории материнства (Г. Г. Филиппова, 2002); изучаются «базовые качества матери», имеющие решающее значение для выполнения материнских функций (А. И. Захаров, 1998; С. Ю. Мещерякова, 2000; А. С. Спиваковская, 1997 и др.); исследуется влияние социальной ситуации, включающей как внешние (социальное окружение), так и внутренние (личностные характеристики женщины) факторы развития базовых качеств матери (Е. И. Исенина, 2006; В. С. Мухина, 2003 и др.); значительное развитие получают концепции, рассматривающие материнство как особую стадию идентификации, адаптации женщины, развития самосознания матери (Н. Н. Васягина, 2004, 2010; О. Е. Смирнова, 2000; Т. Н. Счастная, 2006; Е. Н. Рыбакова, 2007).
Обращение пристального внимания к проблеме самосознания матери не случайно. Общепризнанным в науке является факт, констатирующий, что уровень развития личности пропорционален уровню развития ее самосознания (И. С. Кон, 2003; А. Н. Леонтьев, 1967; А. А. Налчаджян, 2003; С. Л. Рубинштейн, 1970; В. В. Столин, 2003). При этом самосознание есть не столько рефлексия своего «Я», сколько осознание своего способа жизни, своих отношений с миром и людьми (К. А. Абульханова-Славская, 1998; А. В. Брушлинский, 1996). Следовательно, качество реализации женщиной материнских функций во многом будет зависеть от особенностей ее материнского самосознания. Однако имеющиеся на сегодняшний день исследования самосознания матерей носят фрагментарный характер, что не позволяет в полной мере найти ответы на многие социальные и собственно психологические вопросы и осуществлять полноценное психологическое сопровождение материнства.
Как правило, ключевыми моментами при исследовании самосознания матери выступают вопросы о его природе, развитии, структурной организации. При этом акценты в исследованиях онтогенетических аспектов материнской сферы в отечественной и зарубежной психологии расставлены по-разному. Так, в фокусе внимания психоаналитически ориентированных исследователей находится психическая история самой матери и период ее беременности. Основное внимание исследователей сконцентрировано на значении формирования образа ребенка в воображении будущей матери для принятия ею своего новорожденного ребенка (С. Саватье, 1982; K. Bonnet, 1988; T. Engen, 1990; L. Kreisler, 1991; D. Pines, 1997).
Отечественные исследователи указывают на то, что индивидуальный онтогенез материнства проходит несколько этапов, в процессе которых осуществляется естественная психологическая адаптация женщины к материнской роли. В течение онтогенеза женщины некоторые виды опыта (взаимоотношения с собственной матерью, контакты с младенцами и возникновение к ним интереса в детстве, конкретный опыт взаимодействия с детьми) влияют на содержание отношения матери к ребенку, принятие своей материнской роли и на интерпретацию своих переживаний по поводу материнства (Е. И. Захарова, 1998; Г. Г. Филиппова, 2001 и др.). При этом преимущественное значение в становлении материнства также уделяется беременности и периоду после рождения ребенка, когда происходит его психологическое принятие как нового члена семьи и адаптация к нему (В. И. Брутман, 2000; С. Ю. Мещерякова, 2000).
Однако развитие самосознания матери не исчерпывается указанными периодами. Являясь динамическим образованием, оно содержательно реконструируется под влиянием внешних (объективных) и внутренних (субъективных) условий (Н. Н. Васягина, 2005). Таким образом, на содержание материнского самосознания оказывает влияние как предшествующий опыт, так и актуальная жизненная ситуация.
Другим важным моментом при исследовании материнского самосознания является вопрос о его структуре. Анализ отечественной и зарубежной литературы, а также проведенные под нашим руководством эмпирические исследования позволяют выделить в структуре самосознания матери три компонента: самопостижение, самоотношение и самореализацию. Рассмотрим каждый из компонентов подробнее.
Самопостижение. В процессе взаимодействия с социокультурным пространством мать, выступая активно действующим лицом, познает его, а вместе с тем познает и себя. Самопознание — сложный многоуровневый процесс, индиви- дуализированно развернутый во времени (А. А. Бодалев, В. Н. Козиев, И. С. Кон, А. А. Налчаджян, Е. Т. Соколова, И. И. Чеснокова и др.). Очень условно и в самой общей форме в нем можно выделить два основных уровня. На первом уровне самопознание осуществляется через различные формы соотнесения матерью себя с другими людьми, реальными или идеальными. Здесь складываются единичные образы «Я — мать», которые различаются по степени осознанности и эмоционально-оценочному отношению к ним матери. Основными внутренними приемами самопознания на данном уровне является самовосприятие и самонаблюдение.
Для второго уровня самопознания специфично то, что соотнесение знаний о себе происходит не в рамках «Я и другой человек», а в рамках «Я и Я», когда мать оперирует уже готовыми, сформированными знаниями о себе, полученными в разное время в разных ситуациях. Смысловыми единицами обобщенного образа матери являются «Я - мать», «Я - мать в прошлом», «Я - мать в будущем». На данном уровне к ведущим внутренним приемам добавляется самопонимание, благодаря чему сформированный образ «Я - мать» выражается в соответствующем понятии о себе как матери и понимании себя. Таким образом, достижение второго уровня возможно благодаря включению в акт самопознания понимания, которое определяется как «непосредственное постижение некоторой душевно-духовной целостности» (В. Дильтей). Включаясь в самопознание, понимание придает ему новый вектор, направляющий процесс познания на вскрытие наиболее важных и существенных признаков (А. А. Бодалев, В. В. Знаков), названный нами самопостижением. В отличие от самопознания самопостижение есть не только накопление знаний о себе, но и их осмысление, наделение смыслом.
Самопостижение как процесс проявляется в непрерывном движении от одного знания о себе к другому знанию, его осознанию, уточнению, углублению, расширению и т. д. Основным же условием, определяющим непрерывность изменения знания о себе, является динамизм самой социокультурной действительности, взаимодействие с субъектами социокультурного пространства и реализация матерью воспитательной деятельности.
Таким образом, самопостижение - процесс и результат познания и понимания матерью себя - наделено разной мерой субъективности-объективности и направлено на смысловое конструирование внутреннего мира: обнаружение уже существующего, присущего ситуации смысла, а также создание смысла, не заданного изначально.
Вторым самостным процессом является самоотношение (В. В. Столин) - специфический вид эмоциональных переживаний, в которых отражается отношение матери к тому, что она узнает и понимает относительно самой себя. Самоотношение матери возникает на основе переживаний, посредством которых осознается ценностный смысл различных отношений к себе. Значительная роль здесь принадлежит социокультурному пространству, задающему иерархию ведущих деятельностей и мотивов, по отношению к которым происходит осмысление матерью собственного «Я», и «алфавит» эмоциональных переживаний, в котором это осмысление осуществляется (С. К. Бондырева, Д. И. Фельдштейн и др.).
Динамизм переживания, связанного с самоотношением матери, проявляется в наличии разных уровней его осознанности. Разные уровни осознания переживания одновременно сопряжены и с разными уровнями осознания самоотношений — от неотчетливых и диффузных эмоциональных реакций с расплывчатой оценкой мотивации своего поведения, его результатов, собственных ценностей и т. д. до четко и полностью осознанного эмоционально-ценностного отношения к себе, которое проявляется в убеждениях и взглядах матери. Исходя из этого, можно предположить, что самоотношение матери будет тем адекватней, чем более осознанными будут ее эмоциональные состояния и переживания, а изменение направления переживаний от неосознаваемых до четко осознанных — одно из необходимых условий развития и совершенствования самосознания матери в целом.
Условием адекватного самоотношения матери является самопринятие. Если мать принимает себя со всеми своими достоинствами и недостатками, осознает их и выстраивает свою деятельность исходя из этого, то и оценивание себя будет более осознанным и адекватным. Самоотношение в данном случае будет основываться не на сравнении себя с другими, а на сравнении себя с самой собой в некотором временном промежутке. Такая мать, в нашем понимании, является более зрелой и самодостаточной.
Завершающим звеном целостного процесса самоосоз- нания матери является самореализация как осуществление возможностей ее саморазвития, сотворчества, содеятельно- сти с ребенком, другими людьми (ближним и дальним окружением), социумом и миром в целом. Психологическая сущность самореализации как самостного процесса заключается в том, что она обусловлена внутренней активностью матери. В отличие от саморегуляции, которую многие авторы рассматривают в качестве поведенческого компонента самосознания (О. А. Конопкин, Г. С. Прыгин, В. И. Степанский, В. П. Фарютин, И. И. Чеснокова), самореализация предполагает не только управление наличным поведением, но и актуализацию потенциальных возможностей личности, осуществляемую самой личностью (Л. А. Коростылева).
В зависимости от содержания задач, которые ставит перед собой мать, самореализация условно может быть разделена на личностную и деятельностную. Личностная самореализация сопряжена с саморазвитием женщины как матери, достижением ею необходимого уровня личностной зрелости, обеспечением самосовершенствования матери в духовном аспекте. Деятельностная представлена как реализация воспитательной деятельности (целей и задач воспитания, методов и стилей воспитания, взаимодействия с ребенком и т. п.) и проявляется в виде преобразовательной активности, направленной на ребенка.
Необходимыми условиями самореализации матери является усвоение ценностей и смыслов материнства, представленных в социокультурном пространстве, взаимодействие с его субъектами, принятие и осознанная реализация матерью воспитательной деятельности, владение навыками рефлексивного анализа и антиципации.
Следует подчеркнуть, что все структурные компоненты самосознания матери тесно связаны между собой (см. рис.): по мере расширения и развития самопостижения и самоотно- шения матери развивается и ее регулятивная сфера, которая отражается в различных аспектах самореализации.
Таким образом, самосознание матери есть сложное синтетическое психологически значимое образование, присущее каждой женщине-матери, которое выступает внутренним фактором рефлексии ее самопостижения и самоотношения и антиципирует перспективы самореализации в материнстве.
Структура, генезис и детерминанты самосознания матери в значительной мере определяются как внешними (социальными), так и внутренними (личностными) факторами, что предполагает возможность изучения как универсальных, так и индивидуально своеобразных закономерностей его развития у каждой женщины.
Одной из таких закономерностей, детерминирующих самосознание матери, является, предположительно, стаж материнства.
Стаж материнства - временная характеристика, определяемая длительностью выполнения материнской роли и консолидирующая в себе приобретаемый женщиной опыт. Кроме того, учитывая специфику материнско-детского взаимодействия, можно предполагать, что увеличение стажа материнства неизбежно связано с изменением возрастных особенностей ребенка (а именно с ними меняется вклад матери в воспитание: от ухода к заботе и далее к эмоциональной поддержке и т. д.).

Рисунок - Структурная организация самосознания матери
С целью проверки выдвинутого предположения нами было проведено эмпирическое исследование особенностей самосознания у женщин с разным стажем материнства. В исследовании приняли участие 300 матерей, отобранных методом случайной выборки, проживающих в разных городах России (Екатеринбург, Кострома, Москва, Санкт-Петербург и др.). В зависимости от стажа материнства были сформированы три группы: первая — женщины со стажем материнства 3 — 6 лет; вторая — женщины со стажем материнства 7 — 11 лет; третья — женщины со стажем материнства 12 — 18 лет. Все

респонденты состоят в браке и имеют одного ребенка. Выборка

респонденты состоят в браке и имеют одного ребенка. Выборка

является репрезентативной по своему составу.
На основе обозначенных выше представлений о содержательной наполненности структурных компонентов самосознания матери, в соответствии с целями и задачами исследования были подобраны следующие методики исследования самосознания матери: исследование содержательной наполненности «самопостижения» осуществлялось с помощью методики «Особенности самосознания матери» H. Н. Васягиной и методики «Я — мама» H. Н. Васягиной; «самоотношение» изучалось с использованием методики исследования самоотно- шения (МИС) С. Р. Пантелеева; «самореализации» — опросника «Взаимодействие «родитель — ребенок» И. М. Марковской, методики PARI Е. Шеффера и Р. Белла, опросника исследования эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия Е. И. Захаровой, методики исследования ролевых паттернов отношения к Другому взрослого человека (МИРП) Ю. В. Александровой.
В результате был выделен 101 показатель, характеризующий содержательную наполненность самосознания матери. Математико-статистический анализ полученных данных с помощью критерия х2 Пирсона позволил зафиксировать общие тенденции, характеризующие особенности самосознания матерей:
- низкий рефлексивный опыт материнства, о чем свидетельствуют достаточно часто представленные высказывания типа «я об этом никогда не задумывалась», «даже не знаю, что и сказать» и т. п. (х2эмп = 87,134);
- слабая дифференциация образа «Я — мать», преобладание обобщенных характеристик: «как все», «нормальная», «обычная» и т. п. (х2эмп = 86,532);
- конфликтный, противоречивый характер осознания себя как матери, расхождение образов «Я — мать» — «Идеальная мать» (х2эмп = 85,704);
- сопротивление, срабатывание защитных механизмов при осознании проблем и трудностей материнства (х2эмп = 86,455);
- незрелость материнской позиции, которая проявляется в эмоциональной значимости ребенка для матери, с одной стороны, и неумении открыто выражать свои переживания по поводу взаимодействия с ним, с другой стороны (х2эмп = 84,105);
- амбивалентность в отношениях с ребенком (х2эмп = 83,654);
- снижение безусловного принятия ребенка (х2эмп = 81,133);
- отсутствие потребности и готовности исследования и анализа материнской позиции, работы над собой (х2эмп = 83,443);
- ситуативное, избирательное отношение матерей к себе (Х2эмп = 83,813).
Интерпретируя полученные результаты, характеризующие содержательную наполненность структурных компонентов самосознания женщин с разным стажем материнства, выделим особенности каждого из компонентов.
Так, исследование «самопостижения» женщин с разным стажем материнства показало:
- структура образа «Я — мать» представлена тремя компонентами: когнитивным, эмоциональным и поведенческим. Когнитивный компонент наполнен совокупностью личностных качеств, имеющих непосредственное отношение к реализации материнских функций и обнаруживающих себя при взаимодействии с ребенком. Эмоциональный компонент включает отражение матерью доминирующего эмоционального фона, сопровождающего поведенческие проявления материнского отношения к ребенку. Поведенческий компонент включает представления о способах и формах поддержания контакта с ребенком, формах контроля, воспитания, определения дистанции общения с ребенком. При этом содержательно обобщенный образ «Я — мать» респондентов представлен совокупностью таких качеств, как: добрая, ласковая, благоразумная, практичная, доверчивая, сотрудничающая, прощающая, ответственная (когнитивный компонент); счастливая, любящая, взрывная, жалостливая, одобряющая, принимающая (эмоциональный компонент); воспитывающая, обучающая, одобряющая, поддерживающая, помогающая, командующая (поведенческий компонент).
Наряду с образом «Я - мать» в самосознании респондентов представлен образ «идеальной матери», который отражает набор черт личности, необходимых для достижения адекватности и совершенства при реализации материнских функций. Образ идеальной матери, по нашему мнению, связан с усвоением культурных идеалов, представлений и норм поведения, которые становятся личными идеалами. Нередко в качестве идеальной модели выступает образ собственной матери или его антипод.
Содержательная интерпретация образа «идеальной матери» имеет сходства и отличия у женщин с разным стажем материнства. Так, например, у женщин со стажем материнства 3 - 6 лет образ идеальной матери представлен совокупностью таких качеств, как сильная, жизнерадостная, отдохнувшая, справедливая, спокойная, живущая для ребенка, отдающая ребенку много времени, поддерживающая, опекающая, разумно уступчивая. При стаже материнства 7 - 11 и 12 - 18 лет женщины отдают предпочтение таким материнским качествам, как сильная, справедливая, готовая пожертвовать собой ради ребенка, бескорыстная, альтруистичная, терпеливая, понимающая, демократичная, жизнерадостная, отдохнувшая, уравновешенная, авторитетная, в меру требовательная. Такие расхождения в образе «идеальной матери», по всей видимости, связаны с потребностью в уточнении и коррекции образа «Я - мать», а также в изменении ценностей самой матери и с возрастными особенностями ребенка.
Независимо от стажа материнства респондентов наблюдается рассогласование образов «Я - мать» - «идеальная мать». При этом все респонденты отмечают, что в полной мере обладают лишь одним качеством идеальной матери («любовь к ребенку»). Прочие качества идеальной матери находятся в зоне конфронтации с образом «Я - мать».
Самопостижение представлено непрерывным процессом накопления женщиной представлений о себе как матери, их углублением, уточнением, расширением. У женщин со стажем материнства 3 - 6 лет этот компонент представлен единичными образами себя и своего поведения, связанного с выполнением функций матери. Для респондентов со стажем материнства 7 - 11 и 12 - 18 лет характерно оперирование уже готовыми знаниями о себе как матери, полученными в разное время в разных ситуациях, на основе чего у них постепенно возникает обобщенный образ «Я — мать».
Исследование «самоотношения» респондентов позволяет констатировать доминирование ситуативного избирательного отношения матерей к себе: в стабильных привычных ситуациях — отношение к себе позитивное, женщины сохраняют работоспособность, уверенность в себе, ориентацию на успех, а в нестандартных ситуациях — возникает беспокойство, тревожность, уверенность в себе снижается, актуализируются механизмы психологической защиты.
Исследование структурного компонента «самореализация» позволило зафиксировать следующие особенности. Независимо от стажа материнства респонденты склонны считать, что обладают гибкой воспитательной позицией в отношении санкционирования ребенка, стремятся к эмоциональному и телесному контакту с ним, чувствительны к состоянию ребенка при выраженной ситуативности его эмоционального принятия.
Характерно наличие ролевого конфликта (мать, жена, профессионал, свободно реализующаяся женщина). При этом у женщин со стажем материнства 3 — 6 лет наиболее яркая конкуренция наблюдается в сфере семейной жизни (мать — жена), со стажем материнства 7 — 11 лет — в семейной и профессиональной сферах (мать — профессионал), а со стажем материнства 12 — 18 лет — в семейной и социальной сферах (мать — свободно реализующаяся женщина).
По мере увеличения стажа материнства можно зафиксировать возрастание противоречий при реализации материнско-детского взаимодействия. Так, с одной стороны, увеличивается эмоциональная дистанция между матерью и ребенком, повышается уровень тревожности за него, что приводит к щепетильности в отношениях, побуждению к вербальным проявлениям в отношениях и желанию максимально контролировать поведение ребенка; с другой стороны, отмечается выраженность партнерских отношений и стремление оказывать эмоциональную поддержку ребенку.
Наблюдается неравномерность в проявлении таких поведенческих особенностей, связанных с самореализацией в роли матери, как требовательность к ребенку, степень концентрации на нем, умение воздействовать на эмоциональное состояние ребенка, отношение к семейной роли, ценность профессиональной сферы. При этом максимальной степени выраженности перечисленные проявления достигают у женщин со стажем материнства 7 - 11 лет, что свидетельствует о кризисном периоде материнства, который заключается в принятии - непринятии нового социально-возрастного статуса ребенка и собственной роли «мама школьника».
Таким образом, полученные в нашем исследовании данные позволяют констатировать наличие проблемных областей как на уровне функционирования самосознания матери в целом, так и на уровне его отдельных структурных компонентов. При этом увеличение стажа материнства не приводит ни к совершенствованию осознания женщиной себя в роли матери (в отличие, например, от профессионального самосознания, где стаж работы по специальности является одним из факторов совершенствования осознания себя как профессионала), ни соответственно к выработке эффективных способов взаимодействия с ребенком. Появление новых качеств при отражении матерью себя по мере увеличения стажа материнства свидетельствует о том, что становление матери не является аналогом модели постоянного простого прогресса. Медленное изменение субъектного состояния матери приводит лишь к содержательной перестройке структуры ее самосознания. Отмеченное выше позволяет утверждать необходимость пролонгированного психолого-педагогического сопровождения женщины-матери на всех этапах материнства.
Список литературы
1. Васягина, Н. Н. Мать как субъект социокультурного пространства: монография / Н. Н. Васягина. - Урал. гос. пед. ун-т. - Екатеринбург, 2010. - 339 с.
2. Васягина, Н. Н. Диагностика и коррекция самосознания матери: учеб. пособие / Н. Н. Васягина, Е. Н. Рыбакова. - Урал. гос. пед. ун-т. - Екатеринбург, 2010. - 167 с.
3. Васягина, Н. Н. Теоретико-методологические основания субъектного становления матери в социокультурном пространстве / Н. Н. Васягина // Мир науки, культуры и образования. - 2010. - № 4. - С. 250 - 256.
4. Исупова, О. Г. Социальный смысл материнства в современной России / О. Г. Исупова // Социс. - 2000. - № 11. - С. 98 - 107.
5. Овчарова, Р. В. Психологическое сопровождение родительства: учеб. пособие / Р. В. Овчарова. — М.: Изд-во Института психотерапии, 2003. — 319 с.
6. Смирнова, О. Е. Теория привязанности: концепция и эксперимент /
О. Е. Смирнова / / Вопросы психологии. — 1995. — № 3. — С. 4 — 13.
7. Столин, В. В. Самосознание личности: монография / В. В. Сто- лин. — М.: Изд-во Московского университета, 1983. — 284 с.
8. Филиппова, Г. Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии / Г. Г. Филиппова / / Вопросы психологии. — 2001. — № 2. — С. 22 — 36.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2012

Еще по теме УДК 159.923.2:37.Н. Н. ВДСЯГИНА ОСОБЕННОСТИ САМОСОЗНАНИЯ МАТЕРЕЙ С РАЗНЫМ СТАЖЕМ МАТЕРИНСТВА:

  1. УДК 159.923.2:37.Л. Д. ДОРОФЕЕВА ОСОБЕННОСТИ САМОСОЗНАНИЯ ОДНОДЕТНЫХ И МНОГОДЕТНЫХ МАТЕРЕЙ
  2. УДК 159.923.М.М. КАРНЕЛОВИЧ ОТРАЖЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ОБЩЕНИЯ В СИСТЕМЕ «УЧИТЕЛЬ - РУКОВОДИТЕЛЬ» В РЕФЛЕКСИВНЫХ Я-ОБРАЗАХ ПЕДАГОГОВ
  3. УДК 159.923.А.В. СУВОРОВ О ВОЗМОЖНОСТЯХ ДИАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ СЛЕПОГЛУХОГО СО ЗРЯЧЕСЛЫШАЩИМИ
  4. УДК 159.923.И.С. ОСИПОВА ВЫРАЖЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА В ОБЩЕНИИ
  5. УДК 159.923.К.М. РОМАНОВ РАССТАВАНИЕ КАК ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Б1ТИЯ
  6. УДК 159.923.О.В. БОРОДАЧЕВА К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА НАРРАТИВНОСТИ И АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО НАРРАТИВА
  7. УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ СТРАТЕГИЯ ЖИЗНИ КАК СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. УДК 159.923.К.В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ И СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ
  9. УДК 159.923.М.В. КЛЕМЕНТЬЕВА РЕФЛЕКСИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  10. УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ СТРАТЕГИЯ ЖИЗНИ КАК СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  11. УДК 159.923.Т. К. КОМАРОВА ЭТАЛОН ЛИЧНОСТИ КАК ПРИЧИННО-ЦЕЛЕВАЯ ДЕТЕРМИНАНТА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. УДК 159.923.Д.К. РОМАНОВ АКТИВНОСТЬ СУБЪЕКТА КАК ОСНОВНОЕ УСЛОВИЕ ПОНИМАНИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
  13. УДК 159.923-055.Е. В. КОСТЮЧЕНКО ПРАЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
  14. УДК 159.923.В.Э. ЧУДНОВСКИЙ ОТДАЛЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  15. УДК 159.923.К.В. КАРПИНСКИЙ ВРЕМЕННАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ДЕТЕРМИНАНТА ЛИЧНОСТНОГО КРИЗИСА
  16. УДК 159.923.О.Г. МИТРОФАНОВА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕЖЛИЧНОСТНОМ ВЗАИМОПОНИМАНИИ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ (НА ПРИМЕРЕ ИНДУСОВ, АРАБОВ И БЕЛОРУСОВ)
  17. УДК 159.923.Е. В. ЕВДОКИМОВА, И. В. ТКАЧЕНКО ДИАЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ РЕБЕНКА С РОДИТЕЛЯМИ КАК РЕСУРС ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ
  18. УДК 159.923.Е.В. ЛАПКИНА СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ФЕНОМЕНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И СОВЛАДАНИЯ: ЗАЩИТНАЯ СИСТЕМА ЛИЧНОСТИ