УДК 159.923.Е.В. ЛАПКИНА СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ФЕНОМЕНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И СОВЛАДАНИЯ: ЗАЩИТНАЯ СИСТЕМА ЛИЧНОСТИ

Приводится анализ современных взглядов на организацию психологической защиты и совладания личности. Предполагается, что психологическая защита является базой для формирования совладающего поведения, а следовательно, она имеет некоторую степень регуляции, осознанности с позиции осуществления адаптации субъекта к трудной ситуации.
Ключевые слова: совладающее поведение, психологическая защита, защитная система, субъектный подход, адаптация, осознанность, интегральная модель психологической защиты.
Начало исследования психологической защиты как совокупности механизмов связано с классическим психоанализом и, прежде всего с именем Зигмунда Фрейда, а затем и последователей его школы А. Фрейд, К.Г Юнга, А. Адлера и др. Изучение стратегий совладания и совладающего поведения связано с именем Р. Лазаруса.
В настоящее время большинство ученых, занимающихся исследованием защитного и совладающего поведения, склонны интегрировать психологическую защиту и копинг в единую систему.
Т.Л. Крюкова, проведя обширных обзор научных взглядов на различия в психологичесокй защите и совладающем поведении [4], приходит к выводу о том, что изучение психологической защиты личности затруднено вследствие сугубой индивидуальности и плохой поддаваемости рефлексии. Реальные стимулы, которые вызывают защиту и защитные реакции, могут быть отделены друг от друга во времени и пространстве. По мнению автора, вопрос связи защитного и совладающего поведения остается актуален, а особенно его онтогенетический аспект, роль жизненного опыта и семьи в генезисе.
Л.Ю. Субботина в одном из ведущих тезисов своей работы постулирует, что психологическая защита выполняет защитную функцию ограничения личности от недеференцируемого воздействия социума. Психологическая защита обеспечивает своеобразное обособление личности от внешнего мира, обеспечивая не только барьеры перед травмирующей информацией, но и психологическую границу между социально объективными факторами и личностно-субъективными образованиями. Бессознательные компоненты психологической защиты сочетаются с элементами сознательных оценок. Психологическая защита и совладающее поведение (coping) являются двумя фазами одного и того же процесса защиты от тревоги, где первая фаза («включения») реализуется формой классического защитного механизма, а вторая фаза (регулятивная модель поведения) - копингом [8].
N. Haan, в частности, отмечает, что копинг и защита основываются на одинаковых, тождественных процессах, но отличаются полярностью направленности - либо на продуктивную, либо на слабую адаптацию [9]. Копинг-процессы берут начало с восприятия вызова, запускающего когнитивные, моральные, социальные и мотивационные структуры, действие которых является основным для адекватного ответа. В ситуации новых для личности требований, при которых существующий ответ не является подходящим, возникает копинг-процесс. Если новые требования непосильны для личности, тогда копинг-процесс может принимать форму защиты. Защитные механизмы позволяют устранить психотравму за счет исключения действительности. Автор характеризует классические защитные механизмы как ригидные, эмоционально неадекватные и несоответствующие реальности.
Е.А. Сергиенко разрабатывает проблемы защитного и совлада- ющего поведения, используя основы системно-субъектного подхода. Следствием этого подхода является объединение в единое пространство адаптивных механизмов поведения: совладания, психологических защит, контроля поведения. Контроль поведения - как феномен саморегуляции основан на ресурсах индивидуальности (когнитивных, эмоциональных волевых способностях) и их интегратив- ности, создавая индивидуальный паттерн саморегуляции [7].
Профиль контроля поведения как своеобразное соотношение когнитивного, эмоционального и волевого компонентов связан с типами стратегий совладания и видами предпочитаемых психологических защит. По аналогии с континуумом субъект-личность можно представить континуум копинга и психологических защит. Степень согласованности «веса» личностной направленности и возможностей субъектной интеграции будет определять и тип используемых механизмов адаптации. Осознанные усилия субъект будет направлять в том случае, когда задача может привести к согласованию личностных ценностей и смыслов с возможностями субъекта. При невозможности осознания ситуации или задачи, невозможности реализовать внутренние ресурсы или при их дефиците используются психологические защиты, соответствующие уникальным индивидуальным паттернам субъектной организации.
Автор проверяет теоретические конструкты в цикле эмпирических исследований, различных уровней развития и организации субъектности, а именно регулятивной функции субъекта - контроле поведения: на примере изучения контроля поведения в период беременности, при исследовании становления контроля поведения в раннем онтогенезе, при изучении подростков с разной выраженностью агрессивного поведения, в лонгитюдном исследовании соотношения контроля поведения, совладания и психологических защит у подростков.
Р.М. Грановская в книге «Психологическая защита» сделала попытку представить психологическую защиту как целостную систему, последовательное становление которой предопределяют этапы развития сознания. Система защиты личности формируется в его модели мира. При этом не только сам человек, но и объективная чрезвычайная ситуация могут потребовать радикальной перестройки ценностей и поведения, и тогда требование полной реконструкции системы ценностей может стать непосильной и привести к слому модели мира. По представлению автора, Целостная система защиты включает три психологических подсистемы и одну социально-психологическую: коллективное бессознательное, подсознательная защита и осознаваемые стереотипы, формирующие копинг-поведение [3].
Первые три линии защиты, по мнению автора, соотносятся с разными ипостасями человека: индивид, личность, член общества. По мере продвижения от первой подсистемы к третьей снижается мощность реакций, зато увеличивается произвольность управления поведением.
Также ученый исходит из предположения, что последовательность возникновения и разнообразие форм защиты обусловлены развитием сознания при взаимодействии человека и его социальной среды. Изменение этого взаимодействия и в прошлом провоцировало и в дальнейшем будет порождать новые формы защиты [3].
Коллективное бессознательное (архетипы) опирается на мощные инстинкты и поэтому носит неуправляемый характер. Оно формирует стратегии преодоления экстремальных ситуаций, возникающих не столько в жизни личности, сколько общества в целом, но реализуется через отдельную личность. Особенности этой защиты: вневременная ценность стратегий, неотвратимость вторжения и специфическая гибкость проявления.
При родовом строе единицей защиты выступал род. Со временем ролевое расслоение рода сместило задачу защиты на индивида, породив подсознательную психологическую защиту. В дальнейшем процессы развития самосознания и углубления индивидуализма привели к распространению защиты на личность, путем формирования осознанных стереотипов и активных форм преобразования среды и самого себя.
Вторая линия защиты - подсознательная. Ее формы тоже включаются автоматически, но последствия их вторжения не столь неотвратимы. Ее инструмент - цензура - препятствует порождению решений, эмоционально или ментально опасных для психического равновесия человека. Опасная информация поступает на переработку одной из форм подсознательной защиты и автоматически преобразуется до потери травмирующего воздействия. Эти формы защиты ограждают, выключают, деформируют и переадресуют поступающую из внешней среды информацию с тем, чтобы на данный момент сохранить душевное равновесие, психическое здоровье и даже жизнь личности путем приспособления внутренней среды. Все они направлены к защитному сужению поля сознания, и чем сильнее травмирует ситуация, тем существеннее это сужение.
Изменяется в течение жизни в зависимости от индивидуальных свойств человека и от возраста. Управляемость тревожным душевным состоянием и эффективность его нормализации с помощью подсознательной защиты относительна, поэтому ее негативный аспект ведет к формированию третьей линии защиты - осознанным формам копинг-поведения.
Третья линия защиты - стратегии осознаваемых форм, они способны менять внешнюю среду. Совладание (копинг) позволяет организовать свое поведение и внешние обстоятельства таким образом, чтобы не только умерить, но и упредить травмирование, обусловленное как индивидуальными проблемами, так и социальным давлением на личность. Осознаваемые стереотипы, по определению автора, - продукт аккумуляции общественного опыта, полезного в стандартных ситуациях. Они позволяют сократить время выбора реакции, то есть сэкономить энергию и «не выпасть» из социума. Стереотипы защищают личность не столь быстро и, безусловно, как подсознательные формы.
По представлению автора для каждого отдельного человека важно, прежде всего, владение навыками управления второй и третьей линией защиты, так как они определяют возможность оптимальной организации своего поведения и сохранения внутреннего равновесия [3].
И.М. Никольская выделяет четыре основных уровня защитной системы личности, последовательно формирующихся в онтогенезе и одновременно, непрерывно функционирующих у взрослого [6]. При выделении данных уровней используется клинико-психологический подход, основывающийся, прежде всего, на тех симптомах (внешних проявлениях защитного реагирования), которые психолог и врач могут выявить у клиента/ пациента путем беседы, наблюдения или углубленного психологического обследования.
1. Сомато-вегетативный (физиологический). Адаптация осуществляется посредством автоматических изменений в деятельности различных систем организма. Пример такой адаптации - сома- то-вегетативный уровень реагирования организма на вредности по В.В. Ковалеву, характерный для детей в возрасте от 0 до 3 лет.
2. Поведенческий (психомоторный) уровень. Адаптация происходит в результате автоматического изменения объема и характера общей моторной активности, мимики, пантомимики, общего рисунка поведения человека.
Иллюстрация этого - типичные для дошкольников поведенческие реакции отказа, оппозиции, имитации, компенсации, позволяющие ребенку удовлетворить фрустри- рованные потребности в безопасности и защищенности, любви и принятии, социальном одобрении.
3. Уровень психологической защиты (бессознательной психики). На этом уровне в психике происходит автоматическая защитная переработка тревожной информации, что приводит к ее игнорированию, искажению либо к снижению эмоциональной значимости. Ограждение сознания человека от переживаний снижает внутреннее напряжение и дискомфорт.
4. Уровень совладающего поведения (сознания). Адаптация реализуется за счет осознания личностью возникших трудностей, использования знаний о том, как следует преодолевать ситуации данного типа, умений применять стратегии этих действий на практике. Только на этом уровне защиты в комплексе с другими функционирует стратегия планирования и конкретного решения проблем [6].
Адаптация на первых трех уровнях защитной системы осуществляется автоматически. На первом и втором - преимущественно за счет привлечения внимания взрослых и получения от них поддержки, на третьем - путем самозащиты (искажения «образа мира» и «образа Я»). Только четвертый уровень защиты, совлада- ющее поведение, предполагает сознательные усилия личности, направленные на решение проблемы или на приспособление к этой проблеме, если она не может быть решена. Однако далеко не всегда личность способна к сознательным и целенаправленным усилиям при адаптации к стрессу - в силу возраста, состояния здоровья или особенностей самой ситуации (например, экстремальной и угрожающей жизни).
Е.Л. Доценко и М.В. Богданова указывают на то, что для включения совладания необходимо признание ситуации как угрожающей и совершение действий для ее изменения или приспособления к ней, если изменение невозможно [1]. Помимо осознания, Е.Л. Доценко и М.В. Богданова выделяют следующие отличительные критерии психологической защиты и совладающего поведения:
1. Временная направленность: психологическая защита направлена на настоящее время, копинг - на будущую ситуацию.
2. Инструментальная направленность - копинг, в отличие от психологической защиты, учитывает также и интересы окружения.
3. Функционально-целевая значимость - механизмы совлада- ния нацелены на изменение и преобразование отношений между окружением и личностью, а защита - только на регуляцию эмоциональных состояний.
4. Модальность регуляции - имеют ли место поиск информации (совладание) или избегание (защита).
Говоря в терминах психологических границ, психологическая защита нарушает осознанный контакт между личностью и средой. Действие защит направлено на поддержание гомеостаза, сохранение существующей ситуации в силу избегания страха и тревоги. Плата за спокойствие - отказ от развития и личностного роста. Копинг-стратегии более направлены на личностный рост, но все же инструментальны, находятся на уровне операций, направлены на ограниченный круг ситуаций, в свою очередь личностный ресурс имеет гораздо больший потенциал для индивидуального развития.
Авторы указывают на то, что система защитных механизмов развивается последовательно от бессознательных защит к копинг- стратегиям. Копинг как бы вырастает из защит, и каждая ступень онтогенеза должна быть пройдена, прежде чем разовьется способность к совладанию. Для развития новых видов защит в онтогенезе необходимо наличие трех факторов - того, что непосредственно защищается (объект защиты), психических структур, с помощью которых происходит защита (познавательные процессы, эмоциональная сфера) и внешних условий (усложнение ситуации угрозы). А для формирования копинг-стратегии необходима также определенная составляющая, внутренняя готовность к совладанию. Она тесно связана с уровнем рефлексии, осознаванием, умением быть в контакте с миром [1].
Таким образом, существующий период изучения совладающе- го поведения и психологической защиты личности можно охарактеризовать как активный: учеными предлагаются различные модели совладания и психологической защиты человека. Человек в связи с этим рассматривается не отстраненным от внешних обстоятельств жизни, а как субъект, находящийся внутри ситуации, интерпретирующий ее как трудную для себя, совершающий попытки преобразования ситуации либо отношения к ней и пр.
В настоящее время остается открытым вопрос о степени осоз- наваемости и контролируемости психологических защит личности, возможности изменения в течение жизни в связи с приобретением жизненного опыта и зрелости человека. Вероятно, в случае бессознательной переработки травмирующей информации субъектом на основе предшествующего опыта, усвоенных паттернов поведения будет осуществляться спонтанная адаптация (под спонтанностью имеется в виду подсознательный поиск субъективно адекватных схем поведения в значимо трудных ситуациях подобного типа). Подбор адекватных способов реагирования в данном случае вынесен в бессознательное с целью снижения нагруженно- сти психического процесса защиты субъекта, эта отнесенность оставляет субъекту пространство для ситуаций типа: «Возможно, это не значимо и образуется само, т.е. не требует моего включения», «Пока не знаю, как быть», «Нет сил на это затрачиваться» и пр.
Так, в ситуации, которую человек понимает, определяет для себя как значимую, переработка информации осуществляется как на осознаваемом, так и на бессознательном уровне. В защиту этого положения хотелось бы привести слова А.В. Брушлинского: «В любом психическом явлении бодрствующего человека нет ничего, что было бы целиком и полностью осознанным, поскольку в нем же всегда есть и нечто неосознанное; вместе с тем в нем никогда нет и полностью бессознательного, поскольку хоть какие-то моменты частично всегда осознаются» [2]. Мы предполагаем, что психологические защиты могут выступать некоторой базой, основаниями для формирования стратегий совладания субъекта, а следовательно, могут приобретать некоторую степень регуляции, подконтрольности, осознанности, целенаправленности с позиции осуществления адаптации человека.
Трудность создания такой модели связана с глубокими методологическими проблемами, имеющими место на данном этапе научного развития психологии. По мнению В.А. Мазилова, «...в последние годы появляются новые подходы к изучению индивидуальности. На наш взгляд, представляется интересной попытка рассмотрения внутреннего мира человека как основы индивидуальности. Перспективность такого подхода связана с тем, что позволяет «навести мосты» между психическими процессами, с одной стороны, и индивидуальностью и личностью, с другой. Не секрет, что при традиционном понимании предмета психологии они в значительной степени оказываются «разорванными», а от «приговаривания» слова психика особенного «сближения» обычно не происходит. Более того, сегодня совершенно ясно, что академическая психология, являясь «наследницей по прямой» картезианского дуализма, не может объяснить активности психики. Если это еще как- то удается сделать в сфере познания, то в области психологии индивидуальности затруднения становятся практически непреодолимыми» [5].
Вслед за Е.А. Сергиенко, И.М. Никольской, Р.М. Грановской мы рассматриваем психологическую защиту и совладание как единый феномен, как разные звенья единой структуры. Таким образом, защитная система личности, на наш взгляд, представляет собой совместное функционирование неосознаваемых и осознаваемых механизмов психики, направленных на устранение субъективного дискомфорта личности, вызванного тревогой, напряжением, и функционирующих в ситуациях разной степени интенсивности стресса.
В настоящее время существует значительный пробел в науке, связанный с исследованием защитной системы взрослых людей. Поскольку жизнь взрослого человека насыщена различного рода стрессорами, необходимо изучать особенности психологической защиты и совладания взрослых людей, поскольку именно в этом возрасте происходят не количественные, а преимущественно качественные изменения в психике, личность не просто обучается новым стратегиям поведения в стрессе, а формирует свой уникальный арсенал способов преодоления стресса на основе индивидуальных особенностей, предшествующего опыта, ресурсов и т.д.
Список литературы
1. Богданова, М.В. Саморегуляция личности: от защиты к созиданию / М.В. Богданова, Е.Л. Доценко. - Тюмень: Мандр и К, 2010. - 204 с.
2. Брушлинский, А.В. Проблемы психологии субъекта / А.В. Брушлинс- кий. - М.: ИП РАН, 1994. - 346 с.
3. Грановская, P.M. Защита личности: психологические механизмы / P.M. Грановская, И.М. Никольская. - СПб.: Знание, 1999. - 352 с.
4. Крюкова, Т.Л. Психология совладающего поведения / Т.Л. Крюкова. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2004. - 376 с.
5. Мазилов, В.А. Психология индивидуальности: некоторые методологические проблемы / В.А. Мазилов // Психология индивидуальности: материалы Всерос. конф., Москва, 2-3 ноября 2006 г. / ГУ ВШЭ. - М., 2006. - С. 370 - 373.
6. Никольская, И.М. Совладающее поведение в защитной системе человека / И.М. Никольская // Психология совладающего поведения: материалы Меж- дунар. науч.-практ. конф., Кострома, 2007 г. / КГУ им. Н.А. Некрасова; отв. ред. Е.А. Сергиенко, Т.Л. Крюкова. - Кострома, 2007. - С. 52 - 54.
7. Сергиенко, Е.А. Контроль поведения и защитные механизмы / Е.А. Сергиенко // Психология совладающего поведения: материалы II Междунар. науч.- практ. конф., Кострома, 23-25 сент. 2010 г. В 2 т. Т 1 / КГУ им. Н.А. Некрасова; отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. - Кострома, 2010. - С. 65 - 67.
8. Субботина, Л.Ю. Психология защитного поведения: моногр. / Л.Ю. Субботина. - Ярославль: ЯрГУ, 2006. - 220 с.
9. Haan, N. Coping and defending. Process of self-environment organization / N. Haan. - New York - San Francisco - London: Academic Press, 1977.
Лапкина Елена Валерьевна - аспирант третьего года обучения, ассистент кафедры общей и социальной психологии ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского».
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме УДК 159.923.Е.В. ЛАПКИНА СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ФЕНОМЕНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И СОВЛАДАНИЯ: ЗАЩИТНАЯ СИСТЕМА ЛИЧНОСТИ:

  1. УДК 159.923-055.Е. В. КОСТЮЧЕНКО ПРАЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
  2. УДК 159.923.К.М. РОМАНОВ РАССТАВАНИЕ КАК ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Б1ТИЯ
  3. УДК 159.923.О.В. БОРОДАЧЕВА К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА НАРРАТИВНОСТИ И АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО НАРРАТИВА
  4. УДК 159.923.М.М. КАРНЕЛОВИЧ ОТРАЖЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ОБЩЕНИЯ В СИСТЕМЕ «УЧИТЕЛЬ - РУКОВОДИТЕЛЬ» В РЕФЛЕКСИВНЫХ Я-ОБРАЗАХ ПЕДАГОГОВ
  5. УДК 159.923.К.В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ И СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ
  6. Лапкина Е.В. ЗАЩИТНОЕ И СОВЛАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ ВЗРОСЛОЙ ЛИЧНОСТИ
  7. УДК 159.923.Т. К. КОМАРОВА ЭТАЛОН ЛИЧНОСТИ КАК ПРИЧИННО-ЦЕЛЕВАЯ ДЕТЕРМИНАНТА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. УДК 159.923.М.В. КЛЕМЕНТЬЕВА РЕФЛЕКСИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  9. УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ СМЫСЛА ЖИЗНИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЗНАЧИМЫХ ДРУГИХ: ФАКТОРЫ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
  10. УДК 159.923.В.Э. ЧУДНОВСКИЙ ОТДАЛЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  11. УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ СМЫСЛА ЖИЗНИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЗНАЧИМЫХ ДРУГИХ: ФАКТОРЫ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
  12. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА И СОВЛАДАНИЕ ЛИЧНОСТИ В РАЗНЫЕ ПЕРИОДЫ ВЗРОСЛОСТИ
  13. УДК 159.924.Е.В. КОСТЮЧЕНКО СЕМЬЯ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
  14. УДК 159.923.А.В. СУВОРОВ О ВОЗМОЖНОСТЯХ ДИАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ СЛЕПОГЛУХОГО СО ЗРЯЧЕСЛЫШАЩИМИ