загрузка...

УДК 159.923.О.В. БОРОДАЧЕВА К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА НАРРАТИВНОСТИ И АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО НАРРАТИВА

Представлен теоретический анализ междисциплинарного феномена нар- ративности. Осуществлено краткое описание истории формирования нарративного подхода, наиболее значимые исследователи и идеи. Описаны критерии нарративности и функции нарратива в рамках культуры и жизненного опыта субъекта. Проанализированы имеющиеся в психологии подходы к феномену нарратива. Рассмотрены содержательные, функциональные и субъектные характеристики автобиографического нарратива с точки зрения ряда авторов. Приведены некоторые характеристики автобиографических нарративов современных молодых людей.
Ключевые слова. Нарративность, нарратив, постмодернизм, дискурс, повествование, событие, функции нарратива, нарративная психология, автобиографический нарратив, субъект, жизненный опыт.
Феномен «нарративности».
В последние несколько десятилетий отчетливо оформляется тенденция взаимопроникновения наук и возникновения междисциплинарных, комплексных научных дисциплин, особенно заметная в социально-гуманитарной сфере. Всё большее число открытий делается не в строгих рамках классических дисциплин, а на стыке различных наук, вследствие чего возникла необходимость в новых научных парадигмах, которые бы обладали большими объяснительными способностями и в понятийном аппарате, который можно было бы эффективно использовать в различных науках. Одними из таких интегральных понятий современной науки являются понятия «нарративности» и «нарратива» (англ. narrative - рассказ, повествование). Данный термин заимствован из историографии, где возник в рамках постмодернистской концепции «нарративной истории», трактующей смысл исторического события не как детерминированный объективной закономерностью исторического процесса, но «как возникающий в контексте рассказа о событии и имманентно связанный с его интерпретацией» [5]. В общем виде нарратив - определяется как процесс и результат повествования или рассказывания о чем-либо.
Постоянно повышающийся интерес к нарративам и нарративному подходу в последнее время обусловлен так называемым явлением «нарративного поворота» в социально-гуманитарных науках, суть которого заключается в наблюдаемом в течение последних четырех десятилетий междисциплинарном движении, в центре которого оказались нарративные модели порождения знания и нарратив как способ социального взаимодействия [12]. Исследователи, изучающие нарратологические принципы, цели и достижения (Ж.М. Адам, Ж. Женетт, Т. Павел, Ш. Римон-Кеннан, Дж. Принс) связывают факт значительного увеличения количества и расширения горизонта исследований в этой области с осознанием важности повествований в человеческой жизни, с пониманием, что они сосредоточены не только в литературных текстах и повседневном языке, но и в научном дискурсе, что нарратологические понятия и аргументы используются не только в областях исследования, связанных с художественной литературой [12]. И важнейшим шагом к такому определению роли нарративов в жизни человека является открытие в 1980-х годах того, что повествовательная форма - и устная, и письменная - составляет психологическую, лингвистическую, культурологическую и философскую основу стремлений людей прийти к соглашению с природой и условиями существования. Нарратив представляет собой универсальную характеристику культуры в том смысле, что «нет, по-видимому, ни одной культуры, в которой отсутствовали бы те или иные его виды» [3, с. 12]. Каждая известная человечеству культура, отмечает Е.Г. Тру- бина, является культурой, аккумулирующей и передающей собственные опыт и системы смыслов посредством повествований, запечатлевая их в мифах, легендах, сказках, эпосе, драмах и трагедиях, романах, историях, рассказах, воплощая в шутках, анекдотах, мемориальных речах, коммерческой рекламе и т.д. Способность быть носителем культуры неотделима от знания смыслов ключевых для данной культуры повествований. Степень социализации индивида также связывается с мерой его языковой и речевой компетентности, ключевым компонентом которой является способность индивида рассказывать и пересказывать истории [12]. При этом, как отмечают И. Брокмейер и Р. Харре, человек с детства окружен повествованиями и имеет неограниченную потребность в них, причем не только в самих рассказах, но и в их бесконечных повторениях. Взрослея, человек просто привыкает к широкому репертуару сюжетных линий, врастая в культурный канон нарративных моделей [3; 37]. В целом нарративы представляют собой формы, внутренне присущие человеческим способам структурирования восприятия мира, упорядочивания личного опыта, а также получения знания, люди думают, воспринимают, воображают и совершают моральные выборы согласно нарративным структурам [12; 18].
На первом этапе «нарративного поворота», пришедшемся на 1980-е гг., под нарративом понимался в основном литературный текст, который изучался семиотически. Позже, в 1990-е годы, наряду с текстовыми стали исследоваться и нетекстовые формы нарративов. Закономерностями функционирования нарративов заинтересовались в теории коммуникации, социологии, психологии, когнитивной теории, теории памяти, педагогике, теориях искусственного интеллекта. В последующем эти тенденции углубились, затронув еще более широкий круг дисциплин. Возникали предположения, что можно было бы лучше понять, как функционируют различные формы знания, если рассмотреть их как происходящие из нарративов либо имеющих нарративную природу. Кроме того, высказывалось мнение, что «нарративный поворот» является, в силу указанных причин, составляющей частью или, по некоторым оценкам, этапом поворотов «линвистического», «риторического» и «интерпретативного» [12].
Сегодня нарратив понимается не как жанр, сводящийся к корпусу существующих текстов, а как тип дискурса, изменчивый, но неуклонно порождаемый культурой. Как показывает Е.Г. Трубина, в нарративном дискурсе событие понимается, когда объясняются его роль и значение в связи с некоторыми целью, проектом или целым человеческой жизни. Объяснение событий ведется в определенном смысле ретроспективно: посредством прояснения их значения, вытекающего из последовавших за ними других событий и результатов действия. Нарратив позволяет распознавать осмысленность индивидуальных опыта и переживаний посредством указания характера их функционирования в качестве частей целого. Поэтому его специфическим предметом является сфера человеческих дел и воздействующих на людей событий [12].
Отметим, что дискурс - это связный текст в совокупности с экстралингвистическими (прагматическими, социокультурными, психологическими и др.) факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах). «Дискурс - это речь, погруженная в жизнь» [25, с. 136], то есть речь, вписанная в коммуникативную ситуацию. Следовательно, нарратив является основным компонентом социального взаимодействия, выполняющим функции создания и трансляции социального знания, а также самопрезентации индивидов.
Понятия текста, дискурса и нарратива являются центральными в постмодернистской философии, базирующейся на представлениях о языке как основном средстве моделирования реальности, в частности - реальности личного опыта человека.
Согласно Ильину, понятие «нарратива» в их трактовке фиксирует в качестве способа бытия повествовательного текста процессуальность его са- моосуществления. И это определение показывает, что культурной значимостью обладают не столько сами происшедшие события, сколько рассказ о них. Западная постмодернистская философия совершает своеобразный «поворот к языку» («лингвистический поворот»), поставив в центр внимания проблему языка, языкового характера сознания, а также деятельности людей как «дискурсивных практик». «Мир как текст» - один из наиболее известных тезисов постмодернизма [8; 9; 12]. Способность человека описать себя и свой жизненный опыт в виде связного повествования, выстроенного по законам жанровой организации художественного текста, представляет собой постмодернистскую трактовку языкового сознания (отсюда возникает понятие «языковая личность») (Р. Барт, Ж. Деррида, Ж.Ф. Лиотар, М. Фуко) [1; 2; 8; 9]. В связи с этим выявились две тесно связанные друг с другом проблемы: языкового характера личности и нарративного модуса человеческой жизни как специфической для человеческого сознания модели оформления жизненного опыта [4].
Особую роль в выявлении нарративных способов осмысления реальности сыграло литературоведение, так как оказалось, что литературный дискурс или литературность любого дискурса делает возможным для человека наделить смыслом окружающий мир и его восприятие. Кроме этого, событиям реального мира люди постоянно пытаются придать литературный вид, описывая их по законам традиционных жанров и используя различные нарративные схемы [21]. Вследствие подобной точки зрения сформировалась целая область исследований - нарратология (Ц. Тодоров) - наука, изучающая повествовательные тексты, природу, формы и функционирование нарратива, общие черты, присущие всем возможным формам нарративов, равно как и критерии, позволяющие отличать последние между собой, а также систему правил, в соответствии с которыми нарративы создаются и развиваются [12].
Как отмечает Е.Г. Трубина, в ходе указанного междисциплинарного движения, в рамках нарратологии, были заново открыты и оценены те характеристики повествования, которые были «всегда» ему свойственны, но именно в силу неочевидности, повсеместности той работы, что выполняли повествования в культуре, оставались незамеченными. Во-первых, нарративы выступают как ключевой способ придать смысл человеческим действиям и отличить их от просто физических движений. Отличать сферу действий от сферы физического движения позволяют понятия, образующие повествовательную схему: цели, мотивы, интенции агентов, препятствия, непредвиденные обстоятельства и т.п. Они играют роль своеобразной линзы, сквозь которую кажущиеся несвязанными и независимыми элементы существования рассматриваются как связанные части целого. На уровне индивида жизнь как единый и целостный феномен изображается (и, как считает значительное число исследователей, конституируется) с помощью автобиографического нарратива [4; 12; 16]. В историях других людей, социальных групп, народов нарративы демонстрируют взаимосвязь и значимость на первый взгляд случайных дел и событий, увязывают их в целостные образования, способные мобилизовать коллективные воображение и волю [12].
Во-вторых, нарративы особенно чувствительны ко временному модусу человеческого существования. Они выступают одним из главных способов организации переживания времени человеком. Время - это главное измерение человеческой жизни, а повествование всегда контролируется понятием времени и признанием того, что темпоральность первична для человеческого существования. В нем уделяется особенное внимание той последовательности, в которой происходят действия и события. Фиксация временных отношений посредством повествования возможна за счет ее способности конфигурировать последовательность событий в объединенное целое [12; 19]. Нарративное упорядочивание помогает постижению отдельных событий за счет обозначения целого, которому они принадлежат. Процесс упорядочивания идет за счет увязывания отдельных событий во времени, указания тех последствий, которые одни действия имели для других, связывания событий и действий во временной образ. Как отмечается в различных исследованиях, средством превращения единичных событий в связный нарратив является сюжет. Именно сюжет связывает события в упорядоченную последовательность. Целое индивидуального человеческого существования артикулируется как сюжет повествования, представляющий собой нечто гораздо большее, нежели простое хронологическое перечисление событий. Культурные традиции представляют собой запас сюжетов, которые могут быть использованы для организации событий жизни в нарративы [4; 12; 11; 16].
Т.Р. Сарбин утверждает, что нарратив являет собой способ организации эпизодов, действий и описаний действий. Это средство, созданное чтобы объединять обыденные факты и фантастические творения; время и место в нарративе существуют нераздельно. Нарратив позволяет включить «как смыслы поступков действующих лиц, так и причины происходящих событий» [18, с. 13].
В ХХ веке активное изучение нарратива привело к формированию множества нарратологических теорий, из которых самыми значимыми, по мнению Х. Миллера, являются: теории русских формалистов (В.Я. Пропп, Б. Эйхенбаум, В. Шкловский), диалогическая теория нарратива (М.М. Бахтин), теории «новой критики» (Р.П. Блэкмер), неоаристотелианские теории (Р.С. Грейн, У. Бут), психоаналитические теории (З. Фрейд, К. Берк, Ж. Лакан), герменевтические и феноменологические теории (Р. Ингарден, П. Рикер, Ж. Пуле), структуралистские семиотические теории (К. Леви- Строс, Р. Барт, Ц. Тодоров, А. Греймас, Ж. Женетт, Х. Уайт), теории читательского восприятия (В. Айзер, Х.Р. Яусс), постструкту- ралистские и деконструктивистские теории (Ж. Деррида, П. Де Ман) [12]. В связи с этим разговор о нарратологии как единой дисциплине достаточно проблематичен. Единственное, что объединяет различные теории нарратива, - это стремление определить фундаментальные, смыслообразующие принципы повествования. Например, один из ведущих теоретиков нарратива Ж. Женетт формулирует эти принципы на основе категорий, заимствованных из грамматики глагола: «наклонение», связанное с модальностью нарративной репрезентации; «голос», с помощью которого описывается рассказчик и его аудитория; «время», обозначающее отношения между словесным дискурсом и реальными событиями и имеющее двойную природу: с одной стороны, это время нарратива, с другой - время событий, которые в нем описываются [12; 20].
Таким образом, мы видим, что феномен «нарративности» является сложной, многоплановой, многоуровневой и по-разному понимаемой реальностью, которая представляет собой фундаментальную характеристику жизни и сознания человека, основу понимания, означивания и конструирования человеком окружающего мира и субъективного опыта.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме УДК 159.923.О.В. БОРОДАЧЕВА К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА НАРРАТИВНОСТИ И АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО НАРРАТИВА:

  1. УДК 159.923.К.М. РОМАНОВ РАССТАВАНИЕ КАК ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Б1ТИЯ
  2. УДК 159.923.Е.В. ЛАПКИНА СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ФЕНОМЕНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И СОВЛАДАНИЯ: ЗАЩИТНАЯ СИСТЕМА ЛИЧНОСТИ
  3. УДК 159.Е. Е. САПОГОВА СМЫСЛОВАЯ АМПЛИФИКАЦИЯ ЛИЧНОСТНО ЗНАЧИМЫХ СОБЫТИЙ В АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ РЕКОНСТРУКЦИЯХ*
  4. УДК 159.Е. Е. САПОГОВА СМЫСЛОВАЯ АМПЛИФИКАЦИЯ ЛИЧНОСТНО ЗНАЧИМЫХ СОБЫТИЙ В АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ РЕКОНСТРУКЦИЯХ
  5. НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ В ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА КРОСС-КУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  6. УДК 159.923.2:37.Л. Д. ДОРОФЕЕВА ОСОБЕННОСТИ САМОСОЗНАНИЯ ОДНОДЕТНЫХ И МНОГОДЕТНЫХ МАТЕРЕЙ
  7. УДК 159.923.А.В. СУВОРОВ О ВОЗМОЖНОСТЯХ ДИАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ СЛЕПОГЛУХОГО СО ЗРЯЧЕСЛЫШАЩИМИ
  8. УДК 159.923.И.С. ОСИПОВА ВЫРАЖЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА В ОБЩЕНИИ
  9. УДК 159.923.2:37.Н. Н. ВДСЯГИНА ОСОБЕННОСТИ САМОСОЗНАНИЯ МАТЕРЕЙ С РАЗНЫМ СТАЖЕМ МАТЕРИНСТВА
  10. УДК 159.923.М.В. КЛЕМЕНТЬЕВА РЕФЛЕКСИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  11. УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ СТРАТЕГИЯ ЖИЗНИ КАК СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ