загрузка...

УДК 159.942.К. В. ВЕРБОВА О ФЕНОМЕНОЛОГИИ ЭМОЦИЙ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ

На сегодняшний день современная психология эмоций, хотя и включает отдельные содержательные концепции, характеризующие важные особенности эмоциональной жизни, в то же время оставляет нерешенными и даже необозначен- ными многие принципиально важные и значимые вопросы и проблемы. Одной из первоочередных задач, которые стоят перед психологической теорией эмоций, выступает задача накопления и систематизации феноменологических фактов. К сожалению, приходится констатировать, что в современной психологии эмоций вопрос об объекте, по существу, не разработан. В эмоциональной сфере отражения можно обозначить некое ядро, состоящее из наиболее очевидных эмоциональных состояний (радость, страх, гнев, печаль), которые, как правило, и выступают предметом проводимых исследований. Более четкое и конкретное представление о границах эмоциональной сферы, по сути, отсутствует, что и определяет актуальность дальнейших исследований ее феноменологии.
Приступая к эмпирическому изучению феноменологии эмоций, мы исходили из того, что уникальность эмоций обнаруживается прежде всего в многообразии и богатстве языковых средств их выражения. По наблюдениям Б. И. Додонова, «в разговорной практике мы часто пользуемся одним и тем же словом для обозначения разных переживаний, так что их действительный характер становится ясным только из контекста. В то же время одна и та же эмоция может обозначаться разными словами» [1, с. 23]. Учитывая все трудные и нерешенные вопросы психологической теории эмоций, необходимо прежде всего исследовать собственно языковые механизмы обозначения и выражения эмоций, тем более, что чувства только тогда приобретают значение, когда они выражены языковыми средствами. Путь описания от мира эмоций к их языковому обозначению пока еще невозможен. На сегодняшний день более логичным и обоснованным является другой путь: от языка к миру эмоций. В рамках нашего эмпирического исследования феноменологии эмоций мы обратились к обыденному познанию, для которого характерно то, что оно выступает преимущественно как эмоционально-оценочная система, включающая в себя как мудрость здравого смысла, так и логику чувств, опирающаяся на опыт повседневной будничной жизни. Обыденное познание определяется как постижение человеком жизни в ее полноте, целостности и развитии.
В исследовании участвовало 100 студентов третьих курсов исторического и психологического факультетов ГрГУ им. Я. Купалы. Испытуемым предлагалось назвать как можно больше примеров понятия «эмоция». Всего испытуемые назвали 232 примера категория «эмоция». При обработке результатов было подсчитано, сколькими испытуемыми назывался каждый пример. При этом однокоренные слова и разные грамматические формы слова принимались за один и тот же пример категории.
Анализ полученных результатов показывает, что в обыденном познании эмоциональная сфера представлена гораздо более содержательно и полно, нежели в различных научных классификациях эмоций. Перечень примеров, названных испытуемыми, включает количественно небольшие группы слов, обозначающих поддающиеся наблюдению внешние про явления эмоций (смех, плач, крик, слезы), а также процессы, происходящие в нейрофизиологической системе (возбуждение, нервность, нервозность, беспокойство, расстройство), что соответствует выделяемым К. Изардом экспрессивному и нейрофизиологическому параметрам эмоций [2]. Подавляющее количество приведенных примеров обозначают те или иные формы субъективного переживания. Количественная наполненность и качественное разнообразие слов, описывающих мир переживаний, свидетельствуют о том, что в обыденном познании существует значительно более широкая трактовка сферы эмоционального, включающая в себя помимо т. н. базовых эмоций (первичных, прототипных) субъективные переживания, сопровождающие познавательное отражение. Определенное теоретическое объяснение содержательности выявленной эмоциональной феноменологии мы находим у С. Л. Рубинштейна, придерживающегося принципа пан-эмоциональности, согласно которому целостный акт отражения «...всегда в той или иной мере включает единство двух противоположных компонентов — знания и отношения, интеллектуального и аффективного, из которых то один, то другой выступает в качестве преобладающего» [3, с. 264]. Данному положению С. Л. Рубинштейна созвучно учение Вундта о чувственном тоне: что бы субъект ни ощущал, воспринимал, мыслил — любое отражаемое содержание вызывает у него определенное чувство, которое находится в трехмерном пространстве с осями удовольствие — неудовольствие, возбуждение — успокоение, напряжение — разрядка [4]. Конечно, при этом необходимо учитывать, что приведенные примеры эмоций не в одинаковой степени наполнены эмоционально-экспрессивным содержанием, поэтому можно говорить об определенной шкале переходности эмоциональной лексики.
Выявленные многочисленность и разнообразие примеров, обозначающих эмоциональные переживания, заставляют обратиться к традиционной для психологии эмоций проблеме выделения различных классов их. Многогранность выявленных эмоций, проявление их на различных уровнях отражения и деятельности, сложный характер связи с предметным содержанием не позволяют рассчитывать на простую линейную классификацию, что характерно и для более строгого научного психологического знания. Если идти по пути выделения наиболее известных и традиционно выделяемых подклассов эмоциональных явлений, то следует прежде всего обозначить группу фундаментальных или базовый эмоций, предложенную в эмпирической классификации К. Изарда. На основе комплексного критерия (нервный субстрат, экспрессия и субъективное переживание) он выделил следующие эмоции: радость, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина, удивление, интерес [2]. Все эти эмоции представлены в обсуждаемом списке, хотя прототипическая частотность их значительно различается: радость — 87, печаль — 39, гнев — 34, отвращение — 20, презрение — 6, страх — 91, стыд — 16, вина — 3, удивление — 37, интерес — 12. На следующем этапе работы мы попытались выделить из эмпирического списка группы примеров эмоций, соответствующие часто выделяемым базовым эмоциям.
Наиболее часто переживаемой является эмоция «радость», прототипическая частотность которой достаточно высока. Хотя переживание радости кажется достаточно простым и относительно легким для понимания, связь ее с другими эмоциями далеко не очевидна. Наполнение данной группы примерами содержательно близких эмоций связывалось с пониманием радости как чувства удовольствия, внутреннего удовлетворения [5, с. 521]. Помимо удовольствия и удовлетворения мы включили в данную группу такие переживания, как веселье, восторг, восхищение, торжество, наслаждение, блаженство. Хотя радость необязательно является синонимом счастья, эти два понятия тесно связаны: бесспорно, что счастливый человек чаще и больше радуется, чем несчастный, поэтому в данную группу включили пример эмоции «счастье», частотность которой достаточно высока (39). Семантически близко радости переживание спокойствия, которое определяется как миролюбивость, отсутствие напряжения, забот и тревог. Примеры переживания спокойствия, (душевного спокойствия), гармонии, душевного комфорта также вошли в данную группу. Поскольку радость обычно следует за достижением или успехом личности, мы посчитали возможным включить примеры переживания успеха и благополучия, которые могут рассматриваться как причины радости. Количественная наполненность и качественное разнообразие свидетельствуют о субъективной значимости и ценности радости в обыденном познании.
Среди базовых эмоций с отрицательной валентностью самую большую частотность имеет эмоция «страх» (91). Страх — это эмоция, возникающая в ситуации угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительной или воображаемой опасности. Переживание страха ощущается и воспринимается людьми как угроза личной безопасности. Страх рассматривается как сильная, отчетливо осознаваемая эмоция, которой свойственно оказывать заметное воздействие на восприятие, мышление и поведение. Естественное чувство страха является регулирующим и адаптивным, оно обладает тенденцией вызывать реакции осторожности или защиты. Заметим, что, хотя слово, обозначающее эмоцию «страх» как базовую, имеет самую высокую частотность, лексическая конкретизация данной эмоции в обыденном познании незначительна. К данной лексико-семантической группе мы отнесли следующие, количественно незначительно представленные (1—2 примера) переживания: опасность, испуг, боязнь, паника. Несколько большую частотность имеет переживание тревоги (17), которое рассматривается как комбинация нескольких дискретных эмоций, доминирующей из которых выступает страх.
Среди других базовых эмоций с отрицательной валентностью наибольшую частотность имеют следующие эмоции: злость (40), печаль (39), обида (37), ненависть (34), гнев (34), горе (21). Высокая частотная представленность данных эмоций позволяет рассматривать их как критерий определения названия лексико-семантической группы, включающей слова с дополнительной конкретизацией и идентификацией смыслового содержания эмоциональных переживаний. Психологическое содержание эмоции «горе» в обыденном сознании определяется и конкретизируется в таких дефинициях, как «беда, боль, скорбь, несчастье, страдание, отчаянье, огорченье».
Близкой к эмоции горя по психологическому содержанию является эмоция «печаль», имеющая высокую прототипическую частотность (39). Словарь русского языка С. И. Ожегова определяет печаль как чувство грусти и скорби, состояние душевной горечи [5, с.
417]. В обыденном познании группа эмоций, дополняющих, уточняющих и конкретизирующих переживание печали, представлена достаточно широко: грусть (28), тоска (11), уныние, безысходность, страдание, угнетенность, подавленность, безнадежность, утомление, депрессия, усталость, беспомощность, апатия, меланхолия, ностальгия, угнетенность, скука, бессилие, безразличие, отрешенность, опустошенность. Хотя слово «депрессия» в этом перечне имеет невысокую частотность (всего 5 упоминаний), перечисленные переживания могут рассматриваться как эмоциональные и мотивационные характеристики феноменологии депрессии. Количественная наполненность и качественное разнообразие данной группы эмоций свидетельствуют о значимости депрессивных переживаний в жизни современных молодых людей.
Психологическое содержание эмоций, входящих в комплекс гнева, гармонически взаимодействует между собой и поддерживает высокий уровень четко сформированной, направленной активации. Лексико-семантическая группа, передающая переживание данной тональности, включает следующие эмоции: отвращение, агрессия, ярость, враждебность, негодование, раздражение. К данной группе содержательно примыкает эмоция «злость» (злоба), которая, согласно словарю русского языка С. И. Ожегова, определяется как чувство гневного раздражения, недоброжелательства против кого- нибудь [5, с. 189]. Данная эмоция имеет достаточно высокую частотность (40), хотя в научных работах она явно обделена исследовательским интересом и вниманием. Заметим, что в предметном указателе хрестоматии по психологии эмоций данная эмоция под названием «зло» обозначена трижды и только в работе Б. Спинозы «О происхождении и природе аффектов» [6]. В то же время следует отметить, что в эмпирических исследованиях, проведенных в России и в англоязычных странах Европы, показано, что «злость» относится к десяти наиболее часто встречающимся эмоциям [7]. По мнению лингвистов, изучающих эмоции, учитывая широкую лексическую представленность данной эмоции как в русском, так и в других языках, ее можно отнести к разряду универсальных.
Вышеперечисленные эмоциональные явления, относящиеся к классу базовых, ведущих эмоций, хотя и имеют в рамках нашего исследования высокую прототипическую частотность, составляют, однако, лишь незначительную часть списка выявленных. Продолжая классификацию эмпирически представленных эмоциональных явлений, мы исходили из положения о том, что целостное эмоциональное явление всегда представляет собой единство некоторого отражаемого содержания и собственно эмоционального переживания. Именно различия предметного содержания могут рассматриваться как один из возможных способов классификации эмоциональных явлений. В реальной жизни, в обыденных переживаниях, любое эмоциональное переживание всегда предметно, хотя степень представленности предмета может иметь различную конкретность (внешняя «беспредметность» настроения и конкретное чувство по отношению к конкретному человеку).
Исходя из положения о предметности эмоциональных явлений, в рамках нашего эмпирического исследования мы выделили группу социальных эмоций, под которыми в самом общем виде понимаются конкретные эмоциональные состояния, возникающие преимущественно из-за присутствия другого человека. Это вовсе не означает, что все остальные эмоциональные явления асоциальны, а означает лишь то, что в этой группе эмоциональных явлений взаимоотношения с другими людьми и сравнительная оценка себя и своих действий в социальном контексте с точки зрения других людей являются основными эмоциональными переживаниями общающихся. Всеобщая эмоциональная взаимосвязанность людей объясняет широкую представленность и качественное разнообразие социальных эмоций в обыденном познании. Данная группа по результатам нашего эмпирического исследования включает 62 слова, обозначающих социальные эмоции с направленностью на себя и на других. Заметим, что несмотря на популярность такого разделения, оно вовсе не столь очевидно, как представляется, поскольку в каждом эмоциональном явлении наряду с «я» присутствует другой и наряду с другим присутствует «я». Причем характер соотношения «я — другой» в содержании каждой конкретной социальной эмоции различен. Неразрывное единство данных направленностей социальных эмоций в то же время предполагает необходимость различать их и анализировать отдельно.
Группа социальных эмоций, направленных на другого, оказалась более количественно представленной (45 слов), среди которых — немногочисленная подгруппа эмоций с отрицательной валентностью (антипатия, враждебность, предательство, пренебрежение, презрение, грубость, ненависть, жадность). Основное содержание группы социальных эмоций составляют переживания с положительной коннотацией, характеризующие доброжелательное отношение к другому человеку (33 слова). Наибольшую частотность среди них имеют следующие: симпатия, уважение, жалость, доверие, сочувствие, доброта, нежность, заботливость. Подавляющее преимущество эмоций с положительной коннотацией подчеркивает значимость и ценность доброжелательных межличностных отношений. Заметим, что в обыденном познании понятия «взаимопонимание», «понимание» приобретают эмоциональную окраску, и некоторые респонденты включили эти слова в список эмоциональных переживаний. Эмоционально нейтральная окраска определяет содержание таких понятий, как равнодушие (5 выборов) и безразличие (9 выборов). Содержательно группа социальных эмоций, направленных на другого человека, близка альтруистическим и коммуникативным эмоциям, выделяемым Б. И. Додоновым в его классификации эмоций и типов эмоциональной направленности личности [1].
Социальные эмоции, направленные на себя, включают переживания, характеризующие отношение к себе. Прежде всего, это эмоции, связанные с потребностью в самоуважении, в принятии самого себя как соответствующего образу «я» (самоуважение, самоутверждение, себялюбие, самопожертвование). К этой же группе относятся т. н. «самооценоч- ные» эмоции (стыд, вина, гордость, совесть, смущение, застенчивость, робость), которые демонстрируют тесную связь с просоциальными мотивами и с я-концепцией в социальных отношениях. Они выступают как особая форма моральной регуляции индивидом своего поведения. Известно, что решающее значение в моральной регуляции приобретают те требования, которые человек сам предъявляет себе на основании индивидуально присвоенных моральных норм и принципов социального взаимодействия. К этой же группе эмоций мы относим переживание одиночества, которое представлено в обыденном сознании респондентов. Одиночество принадлежит к числу тех понятий, реальный жизненный смысл которых, казалось бы, отчетливо представляется даже обыденному сознанию, однако на самом деле оно имеет сложное и противоречивое психологическое содержание. В то же время все исследователи сходятся на том, что одиночество в самом общем приближении связано с переживанием человеком его оторванности от сообщества людей. Следует отметить, что социальные эмоции, несмотря на кажущуюся самоочевидность и внешнюю простоту, относятся к наиболее сложным психологическим явлениям. Сложность их заключается прежде всего в их феноменологической полимодальности, возможности как презентировать самих себя, так и представлять собой специфическую окраску содержания сознания, особый аспект переживания явлений, самих по себе к эмоциям не относящихся.
Проведенное исследование показывает, что обыденное сознание выступает как чрезвычайно содержательный источник в плане восстановления и обогащения феноменологии эмоций. Сопоставление полученных результатов с системой категорий, принятой в психологических теориях эмоций, обнаруживает не только сходство, но и расхождение между научными и обыденными категориями. В обыденном сознании представлена более широкая трактовка эмоциональной сферы, включающая в себя помимо базовых эмоций разнообразные субъективные переживания, сопровождающие познавательное отражение. Содержательно разнообразной выступает группа социальных эмоций, выступающих как субъективная интерпретация межличностных проблем и непониманий. Социальные эмоции, направленные на других, имеют в большинстве своем положительную коннотацию, что свидетельствует о психологическом стремлении к взаимопониманию в общении. В группе эмоций, направленных на себя, выделяется подгруппа са- мооценочных эмоций, выступающих как форма моральной регуляции индивидом своего поведения. Общий эмоциональный тон восприятия субъектом своих отношений с действительностью интегрировано отражает его опыт в разных сферах жизнедеятельности.
Список литературы
1. Додонов, Б. И. Эмоция как ценность / Б. И. Додонов. — М.: Изд- во полит. литературы, 1978. — 271 с. 2. Изард, E. Эмоции человека / E. Изард; пер. с англ. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. - 440 с.
3. Рубинштейн, С. Л. Бытие и сознание / С. Л. Рубинштейн. - М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 264 с.
4. Вундт, В. Психология душевных волнений / В. Вундт // Психология эмоций / под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. E. Вилюнаса. - М.: Изд-во МГУ, 1984. - С. 47 - 63.
5. Ожегов, С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. - М.: Русский язык, 1987. - 756 с.
6. Спиноза, Б. О происхождении и природе аффектов / Б.Спиноза // Психология эмоций: хрестоматия / авт.-сост. В. E. Вилюнас. - СПб.: Питер, 2006. - 496 с.
7. Прихидько, А. И. Проблема эмоций в зарубежной социальной психологии / А. И. Прихидько // Вопросы психологии. - 2009. - № 1. - С. 141 - 151.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2012

Еще по теме УДК 159.942.К. В. ВЕРБОВА О ФЕНОМЕНОЛОГИИ ЭМОЦИЙ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ:

  1. УДК 17.024.К.В. ВЕРБОВА К ХАРАКТЕРИСТИКЕ СОЦИАЛЬН1Х ЭМОЦИЙ
  2. УДК 159.942.А. В. РАКИЦКАЯ ОСОБЕННОСТИ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У ПЕДАГОГОВ: ОБЗОР ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  3. Силина А.Н. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О НОРМЕ И ПАТОЛОГИИ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ
  4. Бойкова И.Ю., Морозов А.В. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СОДЕРЖАНИИ ПОНЯТИЯ «ЗНАНИЕ» В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ
  5. УДК 159.923.О.Г. МИТРОФАНОВА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕЖЛИЧНОСТНОМ ВЗАИМОПОНИМАНИИ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ (НА ПРИМЕРЕ ИНДУСОВ, АРАБОВ И БЕЛОРУСОВ)
  6. Е.С. Синельникова ПОНИМАНИЕ И ДОВЕРИЕ В СЕМЬЕ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ
  7. 6.4.3 Наивная физика и психология обыденного сознания
  8. Содержание понятия конфликта в обыденном сознании
  9. Борисова Е.В., Старченкова Е.С. ОБРАЗ ПСИХОЛОГА И ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ
  10. ТЕМА 21. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЭТИКЕТ В СТРУКТУРЕ ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА
  11. Борисова Е.В., Старченкова Е.С. Образ психолога и его деятельности в обыденном сознании
  12. Дейнека О.С., Александрова О.В. ОТРАЖЕНИЕ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ АКТУАЛЬНЫХ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕАЛИЙ
  13. Мкрытычян Арег Артавазович «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОРМИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЯ К ТЕРРОРИЗМУ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ»
  14. Березина И.А. Изучение обыденных представлений о самоутверждении
  15. Федосина Светлана Сергеевна ОБЫДЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ ЭМОЦИИ, ЧУВСТВЕ, ПЕРЕЖИВАНИИ
  16. УДК 159.М.Е. ГЛУССКАЯ ВЗАИМОСВЯЗЬ САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ И ЕЕ ТРЕВОЖНОСТИ
  17. УДК 159.А. А. БОЧАВЕР ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ КАК МЕТАФОРА
  18. УДК 159.922.Е.С. БЕЛОУС ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛЮБВИ
  19. УДК 159.938.М. М. КАРНЕЛОВИЧ ПСИХОЛОГИЯ СУБЪЕКГНОСТИ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ
  20. УДК 159.9.И.Н. КАРИЦКИЙ СУБЪЕКТ: ОТ ФИЛОСОФСКОГО СОДЕРЖАНИЯ ПОНЯТИЯ К ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ