УДК 159.О.Б. ПОДОБИНА ФИГУРА ОТЦА КАК РЕСУРС СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ

Представлены результаты исследований детско-родительского взаимодействия подростков и их отцов, фигуры отца во взаимосвязи с особенностями совладания, предпринята попытка теоретически обосновать и эмпирически подтвердить правомерность рассмотрения фигуры отца как копинг-ресурса.
Ключевые слова: совладающее поведение, ресурсы совладания, детско-ро- дительское взаимодействие, отцовство, фигура отца, мотивация достижения.
Изучение ресурсов совладания личности с трудными жизненными ситуациями представляется крайне важной задачей со-
временной психологии, поскольку выбор субъектом того или иного способа совладания во многом может зависеть от наличия ресурсов.
Анализируя имеющиеся концепции и исследования ресурсов, Е.А. Петрова пришла к выводу, что ресурс совладания - это совокупность личностных и средовых средств, возможностей, которые имеются в наличии, и которые субъект может актуализировать, осознанно использовать при необходимости в целях совладания с трудной жизненной ситуацией [12].
Все копинг-ресурсы могут быть поделены на две большие группы: интернальные (внутренние) и экстернальные (внешние) по отношению к личности. К первым относят личностные структуры и качества, такие как личный энергетический потенциал, внутренний локус контроля, оптимизм, адекватная самооценка и другие. Экстернальные ресурсы включают, в том числе, достаточные материальные возможности (наличие времени и денег) и наличие социальной поддержки. Другие люди могут выступать в роли ресурса, когда являются агентами социальной поддержки. Однако мы уверены, что значимые другие становятся ресурсом для личности не только в случае оказания реальной помощи, но и сам образ такого человека (когнитивные представления о нем, окрашенные эмоциональными переживаниями) может быть ресурсом.
Фигуру отца с точки зрения ее ресурсного потенциала, по нашему мнению, можно отнести и к внешним (если отец оказывает реальную помощь и поддержку в трудной жизненной ситуации), и к внутренним (как значимый образ, как «источник», из которого человек черпает силу) ресурсам.
Значимость роли родителей в становлении личности ребенка осмыслена многими психологическими школами: от психоанализа и гуманистической психологии до современной системной психотерапии. В общественном сознании роль отца в семье зачастую сводится к материальному обеспечению и физической защите. А между тем исследования показывают, что отцовская вовлеченность, любовь, позитивная отцовская забота очень важны для полноценного психического развития ребенка и эффективного совладания с трудностями.
Р.В. Овчарова определяет отцовство как интегральное психологическое образование личности отца, включающее осознание родственной связи с детьми и чувства, испытываемые к ним, принятие и исполнение родительской роли, а также способствующее самореализации, самоутверждению и саморазвитию личности отца [11].
Личность как субъект совладающего поведения
В соответствии с этим определением, по аналогии со структурой родительства, в структуре отцовства можно выделить когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты:
• Когнитивный компонент - включает осознание отцом родственной связи с детьми, представление о себе как о родителе, представление об идеальном родителе (отце).
• Эмоциональный компонент - включает в себя субъективное ощущение себя отцом, отношения с ребенком, отцовские чувства, переживания, ответные реакции.
• Поведенческий компонент - включает в себя умения, навыки и деятельность отца по материальному обеспечению ребенка, воспитанию и обучению ребенка, стиль семейного воспитания.
Основываясь на разработках Ю.В. Евсеенковой и А.Г. Порт- новой, мы считаем, что данная структура должна быть дополнена оценочным компонентом, в который входят:
1) самооценка отца, как элемент «Я-концепции», принятие или непринятие роли отца, рациональная и эмоциональная оценка себя как отца и своего ребенка;
2) социальная оценка окружающих, базирующаяся на принятых в данном конкретном обществе социальных стереотипах и предписаниях по выполнению роли, требованиях, которые необходимо соблюдать для соответствия статусу. Социальная оценка является базой для формирования собственной оценки, так как через социальные стереотипы влияет на формирование образов «Я- идеального» [4].
Долгое время считалось, что отец не оказывает на ребенка практически никакого влияния, приоритет в этом принадлежит женщине. Но в последнее время мнение изменилось и исследователи считают, что любовь отца - или ее отсутствие - вносит не меньший вклад в развитие личности ребенка и в его поведение, чем любовь матери. В некоторых случаях отцовская любовь оказывает даже более сильное влияние.
Роль отца представляет собой определенный пример поведения для детей, источник уверенности и авторитета. Он - олицетворение дисциплины и порядка. Отец - «наиболее естественный источник познания о мире, труде и технике». Он способствует «ориентировке на будущую профессию и создает социально полезные цели и идеалы» [11; 14].
Отец, согласно Э. Фромму, выполняет функцию социального контроля и является источником требований, норм поведения, санкций. А. Адлер считает, что функция отца в воспитании ребенка состоит в поощрении его активности, направленной на развитие социальной компетентности, необходимой ребенку для преодоления комплекса неполноценности. Отец ставит задачи, дает образцы способов решения, оказывает необходимую помощь, стимулирует автономию ребенка и его направленность на достижение целей.
Сегодня роль отца как главы семьи сменяется ролью более уравновешенного, стабильного, сильного друга жены и детей: от него ожидаются сдержанность в проявлении чувств, при безусловном наличии этих чувств. Вклад отцовства в воспитание детей связывают с стратегическим планированием жизни семьи, ролью эксперта, проявляющуюся в справедливой и беспристрастной оценке положительных и отрицательных событий, и партнерство по играм [14].
Таким образом, возникает модель отцовства, в рамках которой отец реализует новую модель эмоционального отношения к ребенку - условную отцовскую и безусловно-принимающую материнскую любовь. Новая модель отцовства оказывает положительное влияние на развитие детей обоих полов, причем именно для мальчика любящий, ласковый, заботливый отец является той моделью полоролевого поведения, которая, по мнению О.А. Караба- новой, обеспечивает благоприятные условия для формирования маскулинных черт [6].
В контексте проблем совладания подростка с трудностями, на наш взгляд, можно рассматривать реальную поддержку отца в трудной ситуации как ресурс совладания; опыт взаимодействия с отцом как ресурс совладания; образ отца как особый ресурс.
Сегодня отцы несравненно больше времени проводят с детьми. Считается, что 65 - 66 % мужчин высказывают твердое убеждение, что должны заботиться о ребенке столько же, сколько мать, делить пополам все хозяйственные заботы. После рождения ребенка отец включается в процесс ухаживания за ребенком и налаживает с ним контакт. Далее, по мере взросления ребенка этот контакт становится все более тесным, значимым как для отца, так и для ребенка. Подрастая, ребенок начинает нуждаться в отцовском руководстве, авторитете и одобрении. Для малыша особое удовольствие - продемонстрировать свои достижения отцу, и неважно, что пока это всего первые нетвердые шаги или каракули на бумаге. Иногда самые обычные вещи благодаря отцу раскрываются с новой, неизведанной для ребенка стороны. Отношения между отцом и ребенком становятся все более эмоционально насыщены. Мужчине важно видеть в малыше свое достойное продолжение. Он обращает внимание на воспитание тех качеств у ребенка, что помогут ему справляться с проблемами, которые ставит перед ним жизнь. В первую очередь среди них выделяется самостоятельность [5; 11].
Многие исследования подтверждают позитивность вклада отцов в воспитание детей. Дети «вовлеченных отцов» менее тревожны во внесемейных ситуациях; лучше справляются с фрустрацией; с большей вероятностью становятся эмпатийными взрослыми; более социабельны; их самоуважение и уровень притязаний выше [2].
Е.П. Ильин подтверждает, что дети, которые близки с отцом, обладают значительно более высокой самооценкой и стабильностью «образа Я», в сравнении с теми, кто описывает свои отношения с отцом как отчужденные. Дети, отцы которых принимают активное участие в их воспитании, вырастают более отзывчивыми в социальном плане [5].
Современный тип отцовства характеризуется значительным разнообразием параметров участия отца в воспитании ребенка:
- доступность (присутствие отца и возможность ребенка обратиться к нему);
- включенность в совместную деятельность (прямые контакты, уход за ребенком, совместная деятельность);
- ответственность (финансовое и материальное обеспечение, организация образовательно-воспитательной среды, общение с учителями);
- мониторинг, т.е. информированность о занятиях ребенка, его местонахождении, интересах, желаниях, потребностях [6].
Подростковый возраст считается самым сложным и непредсказуемым периодом во взаимодействии и взаимоотношениях ребенка с родителями. На этой возрастной стадии эти отношения перестраиваются на основе признания родителями самостоятельности и взрослости подростка, причем значительно возрастает здесь активная роль самого подростка. Автономизация и достижение эмоциональной дифференциации личности в семье, процесс перестройки детско-родительских отношений на качественно иной основе взаимного уважения и равноправия составляет важную задачу на стадии подросткового и юношеского возраста. Э. Эриксон считал, что на данной стадии происходит становление главного личностного новообразования - идентичности личности. На данном этапе половая идентификация достигает нового, более высокого уровня. Отчетливо проявляется ориентация на образцы мужественности и женственности в поведении и проявлении личностных свойств.
Таким образом, хотя влияние родителей уже ограничено, ими не охватываются все сферы жизни, как это было в младшем школьном возрасте, но его значение трудно переоценить. Считается, что в данный период для подростка более важными становятся отношения со сверстниками, но ценностные ориентации подростка, понимание им социальных проблем, нравственные оценки событий и поступков зависят в первую очередь от позиции родителей.
Именно подростковый возраст является периодом более устойчивых интересов и значимой деятельности, и, следовательно, подросток стремится к достижениям, успехам в различных областях и сферах деятельности. Здесь важна роль отца для поддержки, стимулирования успехов ребенка, для помощи и решения проблем, а также для подражания авторитету. И если мальчику нужен отец как образец для подражания, то в развитии девочки отец играет другую, не менее важную роль. Девочка не подражает отцу, но его одобрение придает ей уверенность в себе.
Результаты эмпирических исследований
Мы провели исследование детско-родительского взаимодействия девочек-подростков (20 человек в возрасте 12 - 16 лет) и их отцов (20 человек в возрасте 30 - 48 лет). В качестве диагности-
ско гQues ) взайакамйюывшсКй-. Furг/оййдйгрел,ьада1от1?ремаййй^1 й naGi«(Ree«r--C НОн^елврукоь удаьййх выв эй [чмпляутачйе-
      4 ^
  Выражение привязанности „,-    
ных ¦ 1ордрсть за ребенка цу; в кс0гцрой oi  
взци содействия 1 отцов с их дочерСовместное обсуждение роди- тельских решений ьми' 10,84 9,47
Габли ца — Результаты исследования i^Стратегии взаимопомощи „ араме }роВ> Де'скс ироди^ёЬСК-ою вза-
  Стратегии защиты 1ростк9,В)5 10,11
6. Гордость за родителя 9,84 9,68
7. Совместное принятие решений 9,74 9,16
8. Похвала 9,68 9,58
9. Собственничество 9,53 8,11
10. Сходство друг с другом 9,37 10,21
11. Стратегии доминирования 9,16 9
Личность как субъект совладающего поведения
1 2 3 4
12. Обучение ребенка 9,05 8
13. Ссоры 8,63 8,84
14. Совместное времяпровождение 8,42 8, 79
15. Внушение вины 8,11 6,89
16. Вербальные наказания 7,68 7,84
17. Доверительное общение 6,95 5,84
18. Депривация как стратегия на 6,Про л 6,74 должение таблицы
  казания
19. Физические наказания 3,74 4,16
Как видно из приведенных данных, отцы, оценивая свое взаимодействие с дочерьми, прежде всего, отмечают проявление привязанности и гордости за ребенка. Они подчеркивают также свою готовность обсуждать свои решения, защищать дочерей, помогать им. Авторитарные и симбиотические воспитательные стратегии отцов девочек-подростков (доминирование, собственничество, внушение вины, наказания) оказались менее выражены, чем демократические. Это совпадает с обозначенными выше тенденциями изменения роли отца в системе семейных отношений.
Однако важно отметить тот факт, что отцы, по собственному мнению, недостаточно времени проводят со своими дочерьми, уделяют мало внимания их обучению и редко ведут доверительные беседы.
Статистически значимые различия в восприятии детско-роди- тельского взаимодействия отцами и их дочерьми обнаружены только по шкале «Гордость за ребенка» (U = 117,5 при p / 0,023). Возможно, на оценку реального взаимодействия у дочерей накладывают отпечаток высокие притязания, представления о значимости своих достижений и, соответственно, стремление получить признание своих заслуг, желание, чтобы отцы ими гордились. Косвенным подтверждением этому является высокий ранг в выборке дочерей такого параметра, как «Сходство друг с другом», за которым скрывается потребность в принятии и признании (для сыновей данный факт интерпретировался бы как стремление к идентификации с отцом). При этом значительный разрыв показателей по шкале «Гордость за ребенка» и по шкале «Похвала» в обеих выборках также свидетельствует о недостаточности вербального выражения отцами своего положительного отношения к поступкам дочерей, высказываний поддерживающего, стимулирующего характера.
Для рассмотрения взаимосвязи особенностей детско-родитель- ского взаимодействия в диаде «отец - дочь» и стиля совладающего поведения девочек-подростков мы использовали критерий ранговой корреляции Спирмена.
Диагностика совладания девочек осуществлялась с помощью Юношеской копинг-шкалы (ЮКШ) (Э. Фрайнденберг, Р. Льюис, адаптирована Т.Л. Крюковой) [7].
При столкновении с жизненными трудностями девочки-подростки гораздо чаще готовы активно решать возникающие проблемы, если испытывают гордость за своих отцов (R = 0,612 при p / 0,004), слышат их похвалу и одобрение (R = 0,678 при p / 0,0009), сами испытывают к отцу и чувствуют исходящую от него привязанность (R = 0,685 при p / 0,0008). Чем чаще отец оказывает дочери реальную помощь (R = 0,631 при p / 0,002), выражает свою привязанность (R = 0,632 при p/ 0,002), испытывает и демонстрирует дочери и окружающим гордость за нее (R = 0,707 при p / 0,0004), тем охотнее девочки используют в своем поведении такую копинг-страте- гию, как «Социальная поддержка», обращаясь к отцу как к источнику этой поддержки.
Уверенность в защите отца (R = 0,59 при p / 0,006), ощущение привязанности (R = 0,596 при p / 0,005), гордость за него (R = 0,546 при p / 0,01) и уверенность в том, что и отец гордится дочерью (R = 0,681 при p / 0,0009) придает ей уверенности в трудной ситуации, она стремится больше действовать, ориентирована на достижения. Кроме того, взаимосвязь копинг-стратегии «Работа, достижения» с вышеназванными особенностями родительско-детского взаимодействия может говорить и том, что дочь в трудной ситуации старается доказать отцу, что она достойна его любви.
Гордость за ребенка, с одной стороны, связана с такой стратегией поведения девочки-подростка, как «Позитивный фокус» (R = 0,725 при p / 0,0002), то есть помогает ей более оптимистично взглянуть на трудную ситуацию. С другой стороны, чрезмерная
Личность как субъект совладающего поведения
гордость за ребенка может усиливать такую поведенческую тенденцию, как «Самообвинение» (R = 0,752 при p / 0,0001).
Симбиотические стратегии родительского поведения (собственничество, выражение привязанности, стратегии взаимопомощи) значимо коррелируют с такой неконструктивной стратегией совладания дочерей, как беспокойство (соответственно, R = 0,601 при p / 0,005, R = 0,716 при p / 0,0004, R = 0,667 при p / 0,001). Девочки из семей, где отцы излишне опекают своих детей, в меньшей степени готовы справляться с трудностями, они переживают из-за отцовского отношения к их поведению. Этот факт еще раз подчеркнул значимость отца для девочек-подростков при совлада- нии со стрессом и заставил нас обратиться к изучению образа отца как ресурса совладания.
Несмотря на значительно меньшее время, затрачиваемое на воспитание детей, роль отцов (даже не живущих в семье или вообще отсутствующих) в развитии детей обоего пола весьма велика. Даже представления детей о том, как бы они «выглядели в глазах отца» или «что бы сказал о них отец» в той или иной ситуации, имеют значительный эффект для формирования поведения и самооценки ребенка.
Мы в своем исследовании под образом отца понимаем обобщенное субъективное представление об отце у подростка, складывающееся из опыта и истории взаимодействия с собственным отцом на протяжении жизни, ожиданий и идеальных представлений о нем.
Ребенок создает образ родителя, отвечающий многим своим потребностям. Как отмечают исследователи, в случае ухода одного из родителей из семьи, его образ продолжает влиять на личностное развитие и поведение ребенка. В случае, если ребенок продолжает видеться с ушедшим родителем или просто хорошо его помнит, то он может общаться с ним в своем воображении в промежутках между визитами. Если ребенок не помнит ушедшего родителя, он может реконструировать его образ из того, что он о нем слышал, из того, чем он восхищается в знакомых взрослых того же пола, и из тех черт, какие он хотел бы видеть в этом своем недостающем родителе.
О.А. Карабанова отмечает, что роль образа родителя в детско- родительских отношениях состоит в ориентировке на достижение согласованности и сотрудничества в решении задач совместной деятельности и обеспечение необходимых условий гармоничного
развития ребенка [6].
Мы попытаемся рассмотреть фигуру отца с точки зрения ее ресурсности в совладании с трудностями подростков. Попробуем выделить признаки ресурсности в фигуре отца.
Нами было проведено исследование влияния фигуры отца на мотивацию достижений подростков. Мы изучали подростков 13 - 15 лет - всего 110 человек, из них 50 мальчиков и 60 девочек. Выборка была разделена на три группы по критерию наличия / отсутствия отца в семье:
• Первая группа: подростки, воспитывающиеся биологическим отцом. Всего 70 человек, из них 31 мальчик и 39 девочек.
• Вторая группа: подростки, воспитывающиеся отчимом. Всего 20 человек (12 мальчиков и 8 девочек). Причем 7 человек из них поддерживают теплые и доброжелательные взаимоотношения с биологическим отцом.
• Третья группа: подростки, воспитывающиеся без отца. Всего 20 человек (7 мальчиков и 13 девочек).
Методами исследования стали: методика «Определения уровня мотивации достижения успеха» А. Мехрабиан; методика Р.В. Ов- чаровой «Преставления об идеальном родителе», которая использовалась как для оценки образа идеального, так и реального отца; методика «Подростки о родителях» Л.И. Вассермана, И.А. Горько- вой, Е.Е. Ромицыной, проективная методика «Три дерева» Э. Клес- сманн и авторская анкета для уточнения восприятия отцовской фигуры и реального взаимодействия с ним подростками, их нацеленности на достижения, целеустремленности, мотивации [1; 11].
По результатам исследования можно отметить средний уровень мотивации достижений подростков как мальчиков, так и девочек. Однако у подростков, воспитывающихся отчимом, уровень мотивации достижения значимо ниже, чем в двух других группах (U = 420 при p / 0,006).
В процессе беседы мы выяснили, что отчим у этих детей появился в период от 5 до 10 лет, и большинству детей было сложно построить взаимоотношения с ним. В этом возрасте ребенок способен осознавать и анализировать происходящие изменения в структуре семьи. Конечно, важное место занимает позиция матери в данной ситуации, ее поведение по отношению к ребенку и новому мужчине. В любом случае «вхождение» нового человека в семью, его принятие всегда длительный и трудный процесс. В таких семьях «новый» взрослый мужчина приходит на замену отцу, и поэто-


Рисунок 2 — Соотношение упоминаний подростками личностных качеств, способствующих достижению успеха, в зависимости от налачия/отсутствия
отца в семье
Мы видим, что у группы подростков, воспитывающихся без отца, на первом месте - целеустремленность (45 %) как характеристика, способствующая достижению успеха в значимой деятельности, при этом активность - на последнем. А у группы подростков, воспитывающихся отчимом, на первом месте - активность (50 %), а целеустремленность только на третьем (10 %). Можно сказать, что подростки, выросшие без отца, понимают важность наличия в жизни цели, более того эти цели у большинства из них уже четко определены и поставлены, но при этом они не считают необходимым проявлять большую активность в достижении этих целей. В беседе они часто отмечали, что в жизни надеются на судьбу, случай или помощь и поддержку со стороны других людей.
Подростки, воспитывающиеся отчимом, считают, что для достижения успеха в жизни требуется большая активность и старание, однако умение ставить перед собой цели оказывается для них не таким важным, а может быть и достаточно сложным делом (только 10 % отмечают, что целеустремленность является личностной характеристикой, способствующей достижению успеха). В данной группе, как отмечалось ранее, выявлен и наименьший уровень мотивации достижения. Реальная активность этих подростков скорее носит компенсаторный характер, дает им возможность «уйти» из семьи, получить опыт взаимодействия и отношений за ее рамками. Возможно, что благоприятная обстановка в семье, «опекающие» и одновременно предупредительно-настороженные отношения со стороны отчима (предложение «лучших» решений и целей) также влияют на оценку целеустремленности как качества, необходимого для достижения успеха.
Исследование представлений об идеальном и реальном отце осуществлялось на той же выборке с помощью методики Р.В. Ов- чаровой. Образ идеального отца - это субъективное представле-
Личность как субъект совладающего поведения
ние о том, каким должен быть отец, какими качествами он должен обладать и каким его хотели бы видеть подростки. Образ реального отца - это субъективное представление о реальном отце, его качествах, проявляемых в поведении и тактике воспитания. Оба эти образа формируются под влиянием как осознаваемых, так и неосознаваемых факторов, и как показало наше исследование, являются достаточно целостными и согласованными (обнаружены корреляционные взаимосвязи высокого уровня значимости между всеми компонентами идеального и реального образов).
Однако существуют и различия: подростки ожидают больших проявлений эмоций от отцов, чем в реальности отцы эти эмоции проявляют (Т = 426,5 при p / 0,00011). Взаимоотношения с отцами, по мнению подростков, менее эмоционально насыщены, чем им хотелось бы.
Качественный анализ полученных данных показал, что образ реального отца у девочек более позитивен и наполнен положительными характеристиками (любящий, воспитывающий, радостный и др.), чем образ отца у мальчиков. Кроме того, мальчики и девочки существенно расходятся в оценке реального поведения отца. Так девочки оценивают его родительское поведение как более доступное (помогающий, хвалящий, не критикующий ребенка, не ограничивающий свободу ребенка), чем мальчики (U = 403,0 при p / 0,03).
Подростки, воспитывающиеся отчимом, в сравнении с подростками, воспитывающимися биологическим отцом, ожидают от отца большего проявления эмоций (любви, ласки, теплоты, доброты) по отношению к себе (U = 475,0 при p / 0,02). Трудно сказать, кого все-таки оценивали подростки: биологического отца, с которым они редко видятся, или отчима. В любом случае, можно констатировать, что дети ощущают недостаток теплых эмоциональных отношений с человеком-носителем отцовской фигуры.
Значительно различаются и образы идеального отца у мальчиков и девочек по эмоциональным характеристикам. Так, девочки в большей степени, чем мальчики считают, что идеальный отец должен быть любящим, ласковым, теплым (U = 1453,0 при p / 0,04); скорее всего они и от реальных отцов ждут подобных эмоциональных проявлений. Девочки ожидают от «идеальных отцов» помощи, похвалы, поддержки в большей степени, чем мальчики (U = 1159,0 при p / 0,04). Возможно, для мальчика-подростка более важна эмансипация от родителей и доказательство своей самостоятельности и взрослости, в то время как для девочек более значимой оказыва-
ется поддержка, помощь и взаимодействие с отцом.
Регрессионный анализ полученных данных показал, что:
1. Насыщение образа идеального отца подростками такими характеристиками, как любящий, добрый, радостный, снижает мотивацию достижения у мальчиков-подростков (% = -0,33 при p / 0,01).
2. Наделение образа идеального отца подростками такими характеристиками, как обучающий, воспитывающий, помогающий, снижает мотивацию достижения у мальчиков-подростков (% = -0,47 при p / 0,0006). При этом мы можем сказать, что в 47 % случаев дисперсии, переменная «мотивация достижения» находится под влиянием переменной поведенческого компонента образа идеального отца.
3. Если говорить о подростках, воспитывающихся биологическим отцом, то предоставление отцом свободы и самостоятельности сыну или дочери повышает их мотивацию достижения (% = 0,44 при p / 0,004). Мы видим, что в 44 % случаев дисперсии, переменная «мотивация достижения» находится под влиянием переменной «автономный стиль воспитания».
Проведенные нами исследования можно считать лишь первыми шагами на пути изучения фигуры отца как ресурса совладаю- щего поведения детей. Однако полученные результаты уже показали, значимость детско-родительского взаимодействия и образа отца для личностного потенциала подростка. Отец и как реальный человек, взаимодействующий с подростком, и как значимый другой, представленный в субъективном восприятии дочери или сына, является ресурсной фигурой, но при этом и достаточно противоречивой. Проведенные нами исследования касались условно благополучных семей. Для более глубокого понимания ресурсности фигуры отца крайне важно обратиться к изучению деструктивных дет- ско-родительских отношений, к сравнительному анализу отцовской и материнской фигуры, а также разных возрастных категорий.
Список литературы
1. Белорукова, Н.О. Опросник родительско-детского взаимодействия / Н.О. Бе- лорукова // Методические рекомендации. - Кострома: Авантитул, 2007. - 40 с.
2. Борисенко, Ю.В. Психология отцовства / Ю.В. Борисенко. М. М. - Обнинск: ИГ-СЩЦИН, 2007. - 220 с.
3. Вассерман, Л.И. Психологическая методика «Подростки о родителях» и ее практическое применение / Л.И. Вассерман, И.А. Горьковая, Е.Е. Ромицына. - СПб.: ФАРМиндекс, 2001. - 68 с.
4. Евсеенкова, Ю.В. Система отношений в диаде «отец-ребенок» как фактор развития личности / Ю.В. Евсеенкова // Ежегодник Российского психологи-
Личность как субъект совладающего поведения
ческого общества: материалы Ш Всероссийского съезда психологов, 25-28 июня 2003 г. - М., 2003. - С. 30 - 47.
5. Ильин, Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины / Е.П. Ильин. - СПб.: Питер, 2002. - 367 с.
6. Карабанова, О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования / О.А. Карабанова. - М.: Гардарики, 2006. - 320 с.
7. Крюкова, Т.Л. Методы изучения совладающего поведения: три копинг- шкалы / Т.Л. Крюкова. - Кострома: Авантитул, 2007. - 61 с.
8. Крюкова, Т.Л. Психология совладающего поведения в разные периоды жизни: науч. моногр. / Т.Л. Крюкова. - Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2010. - 476 с.
9. Крюкова, Т.Л. Психология семьи: жизненные трудности и совладание с ними / Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, Е.В. Куфтяк. - СПб.: Речь, 2005. - 240 с.
10. Куфтяк, Е.В. Отцовство: вчера, сегодня, завтра / Е.В. Куфтяк // Тендерные ценности и самоактуализации личности и малых групп в XXI веке: материалы Междунар. симпозиума, Кострома, 28-29 октября 2004 г.: в 2 т. Т. 1. / под ред. А.Л. Журавлева, Н.П. Фетискина. - М. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2004. - С. 150 - 152.
11. Овчарова, Р.В. Психология родительства / Р.В. Овчарова. - М.: Издательский центр «Академия», 2005. - 368 с.
12. Петрова, Е.А. Межпоколенные отношения как ресурс совладающего поведения: автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.13 / Е.А. Петрова; Институт психологии Российской академии наук. - М., 2008. - 26 с.
13. Хекхаузен, Х. Мотивация достижения / Х. Хекхаузен. - СПб.: Речь, 2001. - 864 с.
14. Шнейдер, Л.Б. Семейная психология / Л.Б. Шнейдер. - М., 2006. - 736 с.
Подобина Оксана Борисовна - кандидат психологических наук, доцент, кафедра социальной психологии Учреждения образования «Костромской государственный университет имени Н.А.Некрасова».
<< | >>
Источник: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ Ч 1. Карпинский К.В.. 2012

Еще по теме УДК 159.О.Б. ПОДОБИНА ФИГУРА ОТЦА КАК РЕСУРС СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ:

  1. УДК 159.923.Е. В. ЕВДОКИМОВА, И. В. ТКАЧЕНКО ДИАЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ РЕБЕНКА С РОДИТЕЛЯМИ КАК РЕСУРС ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ
  2. Е.А. ПЕТРОВА, С.А. ХАЗОВА ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ИССЛЕДОВАНИИ РЕСУРСОВ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
  3. УДК 159.923.В.Э. ЧУДНОВСКИЙ ОТДАЛЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  4. М.В. САПОРОВСКАЯ МЕЖПОКОЛЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ КАКУСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
  5. УДК 159.А. А. БОЧАВЕР ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ КАК МЕТАФОРА
  6. Кочкарева И.В. Стремление к значимости как фактор совладающего поведения
  7. УДК 159.924.Е.В. КОСТЮЧЕНКО СЕМЬЯ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
  8. УДК 159.923.К.М. РОМАНОВ РАССТАВАНИЕ КАК ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Б1ТИЯ
  9. УДК 159.И. П. ШКУРАТОВА СОБЫТИЕ КАК ЭЛЕМЕНТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  10. УДК 159.И. П. ШКУРАТОВА СОБЫТИЕ КАК ЭЛЕМЕНТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  11. УДК 159.922.Е.А. КОМАРОВА ВЗАИМОСВЯЗЬ НАСИЛЬСТВЕННЫХ УСТАНОВОК В ЮНОШЕСКИХ РОМАНТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ И ТАКТИК ПОВЕДЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ В СУПРУЖЕСКОМ КОНФЛИКТЕ
  12. УДК 159.922.Т.В. КОРОЗА ВОЗРАСТ КАК ОБЪЕКТ ОСОЗНАНИЯ В СРЕДНЕЙ ВЗРОСЛОСТИ
  13. УДК 159.P. А. ПАНИН ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕЛИ ЛИЧНОСТИ КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  14. УДК 159.А. А. ВОЛОЧКОВ АКТИВНОСТЬ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ: НА ПУТИ К ТРЕХФАКТОРНОЙ ПАРАДИГМЕ
  15. УДК 159.А. А. ВОЛОЧКОВ АКТИВНОСТЬ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ: НА ПУТИ К ТРЕХФАКТОРНОЙ ПАРАДИГМЕ