загрузка...

УДК 316.Е. С. ВАРНЕР СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР

С 60-х годов XX в. к молодежной проблематике обратились ведущие социологи и психологи разных стран мира; в отечественной же социологии и психологии анализ молодежных субкультурных феноменов до конца 80-х годов велся в весьма узких рамках. В отечественных исследованиях советского времени субкультура характеризовалась как «антикультура», «болезнь» процесса социализации, ориентация на гедонизм, систему нетипичных ценностей и т. д. [13].
В исследовании молодежной проблематики Беларуси можно выделить следующие этапы:
- «критический» (1960-е - середина 1980-х гг. XX в.) - изучение проблем молодежного движения; анализ концепций молодежи западной ювентологии, в том числе и субкультурных; противопоставление молодежи капиталистических и социалистических стран в соответствии с идеологическими стереотипами;
- «аналитико-эмпирический» (середина 1980-х — 1990-е гг. XX в.) — переоценка характера контркультурных процессов в странах Западной Европы и США; анализ причин актуализации молодежного движения в СССР и на постсоветском пространстве; изучение феномена «неформальных организаций»; поиск методологических оснований молодежной субкультуры;
- «концептуально-теоретический» (начало XXI в.) — становление методологии, упорядочение категориального аппарата, определение основных направлений исследования молодежной субкультуры. Молодежная субкультура — совокупность эстетических, политических и иных ценностных ориентаций, имеющая свою символику, модели поведения, жизненный стиль и внешнюю атрибутику какой-либо группы молодежи, представляющая собой целостное образование в рамках общей культуры нации. При этом молодежная субкультура не всегда антагонистична по отношению к другим формам культуры, она может включать в себя многие общекультурные элементы, создавая их оригинальные комбинации и дополняя материальными артефактами и духовными составляющими [7].
Имеет место и такое определение: субкультура — особая сфера культуры, суверенное целостное образование внутри господствующей культуры, отличающееся собственным ценностным строем, обычаями, нормами [3].
С. И. Левикова предлагает следующий взгляд на понятие молодежной субкультуры — «это эзотерическая, эскапистская, урбанистическая культура, создаваемая молодыми людьми для себя; это — «элитарная» (т. е. не для всех) культура, нацеленная на включение молодых людей в общество; это — культурная подсистема внутри системы официальной, материнской, базовой культуры общества, определяющей стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет (т. е. мировосприятие, умонастроение) ее носителей» [8, с. 74 — 75].
Молодежная субкультура — феномен, характерный для индустриально развитых обществ, начавших переход к постиндустриализму. Часть молодых людей объединяются в социальные общности — неформальные молодежные объединения, каждый представитель которых сам причисляет себя к ним, то есть идентифицирует себя с ними. Эти неформальные молодежные объединения и продуцируют молодежную субкультуру по ценностям, нормам, стилю, мировосприятию и т. п., отличающуюся от базовой, материнской культуры собственного культурно-исторического типа [8].
На сегодняшний день число молодежных субкультур возросло. Это связано не только с отсутствием строгой цензуры, но и с новыми возможностями техники и со значительным расширением информационного пространства [1].
Значительная часть социологов характеризует неформальные объединения как продукт, заимствованный из западной молодежной культуры в ее многоликих вариациях. В 80-е годы молодежный стиль подвергся серьезным негативным изменениям во многом из-за влияния Запада (потребительство, наркомания, попирание социальных норм и др.). Эта концепция «экспорта» мировоззрения и атрибутики западных неформалов в среду советской молодежи объясняется, как правило, ограниченностью методологии исследований, сконцентрированных на социально-психологическом и культурологическом анализе феномена советских неформалов.
У Д. Риордана, Б. Кагарлицкого, М. Лощь этот односторонний подход отвергается. Действительно, социально-психологический механизм образования и функционирования неформальных молодежных движений на Западе и в странах Восточной Европы во многом сходен. Это определяется универсальным характером развития современного общества. Тем не менее появление этих движений обусловлено совокупностью не только внешних, но и внутренних социально-экономических, политических и идеологических обстоятельств. Не отрицая влияния «вестернизации», корни отечественного неформального движения, полагает Б. Кагарлицкий, уходят все же в традиции собственной культуры [3].
В целом стремление к объединению в группы обусловлено возрастом. Тяга к различным формам социально ненормативного поведения чрезвычайно характерна для старшего подросткового и юношеского возрастов. Это период, характеризующийся стремлением к наиболее активному участию в жизни той или иной девиантной субкультуры. В дальнейшем возможен постепенный «отход» от девиантного образа жизни, обусловленный пресыщением демонстративными формами поведения. Многократное противопоставление себя миру взрослых и общества в целом «снимает» подростковые комплексы, позволяет молодому человеку не чувствовать себя конформистом даже в случае подчинения не совсем справедливым решениям [12]. Это происходит на фоне процесса социализации, присвоения социальных ценностей, «открытия» для себя иных, более достойных, целей и перехода от голого отрицания к позитивному отношению к жизни [5].
Неформальная активность вызвана, прежде всего, желанием проявить собственные творческие способности, желанием добиться реальных перемен в общественной жизни [6].
Несмотря на разнообразие форм групповых объединений и поведенческих проявлений входящих в них подростков, можно выделить много общего как во внешних проявлениях (одежда, атрибуты, жаргон, манеры поведения и т. п.), так и в личностных особенностях участников самых различных молодёжных групп.
В психологической и социологической литературе существует множество описаний молодёжной субкультуры. Однако все они отличаются друг от друга по разным параметрам и не имеют чёткого и однозначного определения данного феномена. Вместе с тем авторы выделяют основные характеристики, которые служат «социальной самоизоляции» и определяют субкультуру:
- специальный жаргон, обслуживающий виды деятельности и отделяющий данную группу от окружения, так называемая герметизация словесного общения;
- нормы и убеждения, которые контрастируют с нормами общества;
- взаимодействие членов группы, в ходе которого происходит обучение девиантному поведению и приобщение к нему новых членов;
- особый способ одеваться и вести себя, который, подобно жаргону, служит для выделения членов группы из числа других людей, а также помогает им идентифицировать друг друга [11].
Возникновение молодежной субкультуры обусловлено целым рядом причин, среди которых наиболее значимыми представляются следующие.
1. Молодежь живет в общем социальном и культурном пространстве, поэтому кризис общества и его основных институтов не мог не отразиться на содержании и направленности молодежной субкультуры. Каково общество — такова и молодежь, следовательно, и молодёжная субкультура.
2. Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности и инициативности ребенка, подростка, молодого человека как со стороны родителей, так и педагогов. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь.
3. Коммерциализация средств массовой информации, в какой-то мере и всей художественной культуры, формирует определенный «образ» субкультуры. Во многих своих чертах молодежная субкультура просто повторяет телевизионную субкультуру [16].
Субкультурные феномены легко поддаются описанию, но их классификация и типологизация затруднены многообразием несводимых в систему признаков. Методологически важно видеть, что какой-то стройной классификации субкультур создавать нет смысла.
Субкультурная специфика не свойственна молодому поколению как таковому, это мозаика социокультурных образований, фрагментарно рассеянная в молодежной среде.
Некоторые из молодежных субкультур могут создавать платформу для развития негативных тенденций в молодежной среде, другие скорее имеют позитивное общественное значение. Во всех случаях важно, что через субкультурные формы для определенной части молодежи лежит путь к освоению социальности [10].
Сегодня в развитых обществах нормой является ситуация субкультурного плюрализма, когда социум представляет собой совокупность этнических, профессиональных, религиозных, территориальных и, конечно, молодежных субкультур, каждая из которых обладает собственной картиной мира, включающей собственную систему норм и ценностей, взглядов, убеждений и интересов [15]. Поэтому и для изучения социально-психологических особенностей следует рассматривать каждую субкультуру в отдельности.
Готы — это квазирелигиозная молодежная субкультура и связанное с ней молодежное движение, характеризующиеся мистически мрачным, депрессивным восприятием и выражением отношения к своей жизни.
Достаточно сложно описать все составляющие такого комплексного понятия, как готическое мировоззрение, но в целом это особый романтично-депрессивный взгляд на жизнь, отражающийся в поведении (замкнутость, частые депрессии, меланхолия, повышенная ранимость), восприятии реальности (мизантропия, утонченное чувство прекрасного, пристрастие к сверхъестественному), отношениях с обществом (неприятие стереотипов, стандартов поведения и внешнего вида, антагонизм с обществом, изолированность от него).
Характерной чертой большинства готов является восприятие смерти как фетиша.
В контексте готической культуры часто употребляется слово «танатофилия»1 . Сами готы дают ему следующее толкование: «этот термин (танатофилия) следует рассматривать как стремление индивида к использованию практик и сюжетов, связанных со смертью и умиранием, а именно посещение кладбищ и руин, заимствование некоторых элементов декадентской эстетики, игры в вампиров» [8, с. 117].
Характерными чертами готов являются «артистичность» и стремление к самовыражению (проявляется в работе над собственным внешним видом, создание поэзии, живописи, других видов искусства). В принципе, наличие у индивидуума готического мировоззрения — это вполне корректное основание, для того чтобы считать его готом, даже если он и не отвечает остальным критериям.
Готическое мировоззрение само по себе не привязано ни к какой религиозной доктрине, так что в вопросе вероисповедания палитра достаточно пестрая, как и у обычных людей.
Одной из особенностей готического восприятия мира является повышенный интерес к сверхъестественному, к магии и оккультизму: от примитивного использования магических символов как элементов украшения до посвящения всей жизни изучению магических таинств. Традиция, пытающаяся возродить кельтские магические ритуалы, или оккультная традиция базируются на скандинавском язычестве. Среди готов много язычников и даже сатанистов, но по большей части это люди, привлеченные мрачной религиозной эстетикой — внешними проявлениями, которые не являются настоящими сатанистами [17].
Готика представляет собой субкультурную форму подчёркнуто-творческого нонконформизма, который сформировался под влиянием тёмной эстетики. Следует отметить, что с точки зрения символики и архетипов истории Европейского общества «тёмный» оттенок является ничем иным, как негативом, обратной стороной. В концепции Европейской культуры
Танатофилия - форма фетишизма, связанная с тематикой смерти. Люди, подверженные танатофилии, могут представлять свои похороны и скорбь родственников, знакомых и друзей. Танатофилы иногда обставляют свою комнату в виде склепа, с гробом посередине, и предаются сладким мыслям о собственной кончине.
выделяются негативные архетипы, доступные аналитической психологии в отрицательных мифопоэтических образах: «колдун», «демон», «черт». Эти отдельные архетипические образы относятся к архетипу Тени, происходящему из негатива картины мира — той его части, которая остается непознанной. Согласно концепции К. Г. Юнга, архетип Тени — это некая обратная, темная сторона Я. Она наиболее глубоко укоренена в животном прошлом человека. К. Г. Юнг считал ее своеобразным наследием низших форм жизни. Тень представляет собой совокупность всех наших аморальных, неистовых, страстных и абсолютно неприемлемых желаний и поступков. Однако тень имеет и свою позитивную сторону. Она — источник спонтанности, творческого порыва, внезапных озарений и глубоких эмоций, без чего нормальная, полноценная человеческая жизнь также невозможна [8].
Готический стиль идёт наперекор общественным ценностям — к свободе самовыражения и уничтожению всяческих табу. Во всем наблюдается уход от повседневности — через обращение к прошедшим эпохам и образам, через облачение в странную одежду, модификации тела. Все это является ответом на общественно признанный стиль. В контексте общества, стремящегося на обложках глянцевых журналов к «натуральной» и «природной» красоте, готика это антинатураль- ная, антимода и в частных случаях — антикрасота. Отсюда идёт тяга к андрогинности и смешению полов — если общество коренным образом поделено на мужское и женское, то готы стремятся разрушить и эту грань [2].
Таким образом, одним из проявлений нонконформизма субкультуры готов является отречение от общественных вкусов. Изначально готическая музыка создавалась, как «неформатная». Основными ее чертами являлись эксперименталь- ность, творческий подход.
Субкультура готов с самого начала имела признаки неагрессивной и интеллектуализированной. Она во многом базируется на богемном образе жизни и эстетических принципах декаданса.
В связи с наличием сильной стратификации в сообществе готов (иерархического расслоения, где иерархия строится от готов — представителей дворовых полисубкультурных групп до представителей интеллектуального направления — готов- декадентов), восприятие субкультуры представителями данного сообщества сильно рознится: от поверхностного до достаточно глубокого. Возникают локальные варианты, «редакции» субкультуры, ее элементами становятся новые нормы, ценности и т. д. Воздействием этих факторов объясняется имеющаяся тенденция к самоопределению, постоянное муссирование вопроса о том, что есть готика, и каков должен быть «настоящий» гот.
У готов присутствует болезненный и навязчивый страх оказаться унифицированным: нежелание сливаться с толпой, даже если это толпа себе подобных. Подобная позиция приводит в действие механизм размывания субкультуры, так как искусственно увеличивает диапазон норм поведения, этики и эстетики.
Самостоятельным атрибутом принадлежности к готам, как к неагрессивной интеллектуализированной субкультуре, является демонстрирование отсутствия накачанных мышц и астеническое телосложение у мальчиков. Данные черты готов становятся особенно заметны в присутствии представителей агрессивных формирований, с их предпочтениями плотного телосложения, развитой мускулатуры [8].
Однако следует отметить, что в субкультуре готов заложены некоторые компоненты, которые могут представлять потенциальную угрозу, перерастая в определенных условиях в криминальные и экстремистские нормы поведения. Подобную потенциальную опасность несут следующие субкультурные нормы:
— Выбор кладбищ в качестве предпочтительных мест сходов. По сообщениям СМИ, уже неоднократно фиксировались факты участия «готов» в актах кладбищенского вандализма.
— Смычка с идеологией религиозного сатанизма и расширяющиеся контакты с сатанистскими сектами.
— Много более жесткие, в сравнении с другими социально негативными объединениями несовершеннолетних, коммуникативные барьеры, исключающие участников движения из коммуникативной системы общества [14]. Таким образом, готы — это квазирелигиозная молодежная субкультура и связанное с ней молодежное движение, характеризующиеся мистически мрачным, депрессивным восприятием и выражением отношения к своей жизни. Идеология движения готов основана на идее романтизации смерти, боли, мучений, на проповеди эстетики смерти, тления. Отсюда соответствующие стилю атрибутика и аксессуары, а также преимущественно черные цвета одежды. Культивируется все, что каким-либо образом относится к «темной стороне бытия», что как-то связано со смертью, с фатализмом. Для готов характерны депрессивное психологическое состояние, искусственная стимуляция, либо имитация такого состояния как вариант — роман- тически-депрессивный взгляд на жизнь, меланхолия и равнодушие ко всему происходящему.
Список литературы
1. Андреев, В. Граффити — вид молодежной субкультуры / В. Андреев // Свет. — 2010. — № 6. — С. 39 — 43.
2. Беганская, Е. Молодежные субкультуры / Е. Беганская / / Бiблiятэка прапануе. — 2007. — № 6. — С. 12 — 17.
3. Бушмарин, Н. В. Неформальные объединения советской молодежи / Н. В. Бушмарин // Неформальная волна. — М., 1990. — 180 с.
4. Гуревич, П. С. Субкультура / П. С. Гуревич / / Культурология. ХХ век. Энциклопедия. Т. 2. — Спб., 1998. — 236 с.
5. Донцов, А. И. К вопросу о механизмах формирования личности /
A. И. Донцов // Психологические исследования / под ред. А. Н. Леонтьева [и др.]. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — Вып. 5. — С. 34 — 41.
6. Иванов, Н. С. Неформальное молодежное движение как социально-политическое явление: дис. ... канд. полит. наук / Н. С. Иванов. — Одесса, 1992. — 139 с.
7. Латышева, Т. В. Феномен молодежной субкультуры: сущность, типы / Т. В. Латышева / / СОЦИС. Социологические исследования. — 2010. — № 6. — С. 93 — 101.
8. Левикова, С. И. Готика как есть, или О старой-новой молодежной субкультуре / С. И. Левикова // Философские науки. — 2006. — № 9. — С. 117 — 126.
9. Левикова, С. И. Две модели динамики ценностей культуры (на примере молодежной культуры) / С. И. Левикова / / Вопросы философии. — 2006. — № 4. — С. 74 — 75.
10. Луков, В. А. Особенности молодежных субкультур в России /
B. А. Луков // СОЦИС. — 2002. — № 10. — С. 79 — 87.
11. Рабинович, Е. Г. Поэтика жаргона (о некоторых приемах стереотипизации речи) / Е. Г. Рабинович; под ред. А. К. Байбурина, И. С. Кона. — СПб.: Наука, 1991. — С. 284 — 307.
12. Розин, М. В. Психологические ловушки контркультуры / М. В. Розин // Современные тенденции молодежной социализации: наблюдения, оценки, суждения / под ред. А. Б. Быстрицкого, М. Ю. Рощина. - М.: Российский открытый университет, 1992. - С. 61 - 74.
13. Токова, Н. Ю. Молодежная субкультура: становление теоретикометодологических основ исследования / Н. Ю. Токова / / Социология. -
2004. - № 1. - С. 59 - 65.
14. Хапаева, Д. Р. Готическое общество: морфология кошмара / Д. Р. Хапаева. - М.: Новое литературное обозрение, 2007. - 149 с.
15. Цветущая сложность: Разнообразие картин мира и художественных предпочтений субкультур и этносов / под ред. П. Ю. Черносвитова. - СПб.: Алетейя, 2004. - 379 с.
16. Шабанов, Л. В. Социально-психологические характеристики молодежных субкультур: социальный протест или вынужденная маргиналь- ность / Л. В. Шабанов. - Томск: Томский государственный университет,
2005. - 399 с.
17. Gothic style / сост. А. В. Маркин. - Ростов н/Д: Феникс, печ. 2006 (макет 2007). - 96 с.
| >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2012

Еще по теме УДК 316.Е. С. ВАРНЕР СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР:

  1. УДК 316.Н.О. Ларионова ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  2. УДК 316.Е.С. ЛАШЕВИЧ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА ПОДРОСТКОВ
  3. УДК 316.М.С. ГОРБОВЕЦ ФЕНОМЕН ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЛИЗОСТИ
  4. УДК 316.Е.А. ШУНИКОВА КОММУНИКАТИВНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ И УСПЕШНОСТЬ ОБЩЕНИЯ В РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУППАХ
  5. УДК 316.Н.А. ГРОМАДСКАЯ ДИНАМИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ СТУДЕНЧЕСКОЙ ГРУППЫ
  6. Е.С. Новикова ОТНОШЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР К ЗДОРОВОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ
  7. Соловьева М.А. ПСИХОЛОГО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ МОЛОДЕЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ
  8. Черновалова Е.В. МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА КАК ОСОБАЯ СФЕРА КУЛЬТУРЫ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ
  9. С. В. Горбатов ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЦ, ВХОДЯЩИХ В НЕФОРМАЛЬНЫЕ МОЛОДЕЖНЫЕ СООБЩЕСТВА
  10. УДК 316.В.Н. Гонин ВЗАИМОСВЯЗЬ ТРЕВОЖНОСТИ И КОММУНИКАТИВНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ
  11. УДК 15.81.21; 159.9:316.Е.Н. КОРНЕЕВА К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ СУБЪЕКТОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. УДК 316.Н.К Тимошко ВЗАИМОСВЯЗЬ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ И МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ
  13. УДК 316.Н.М. ЯНКОВСКАЯ НАРУШЕНИЕ ТИПОВ ВОСПИТАНИЯ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ В СЕМЬЯХ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ