загрузка...

ВТОРОЙ ВАРИАНТ - ОТТОРЖЕНИЕ РЕБЕНКА.

Конечно, сначала родитель отторгал болезнь. Но так как в реальности разделить болезнь и ребенка бывает очень сложно, родитель, сам того не замечая, «выплескивает вместе с водой и младенца». В первую очередь это проявляется в неустанном напряженном интенсивном лечении. Родитель не может остановиться даже тогда, когда очевидно, что ребенок больше не может или не хочет лечиться. Часто такая ориентация родителя на лечение сочетается с неадекватной оценкой состояния ребенка, в которой вера в улучшение трансформируется в очевидно завышенные ожидания, предъявляемые ребенку «здесь и сейчас». При этом родитель может испытывать гнев и раздражение, обнаруживая очевидное несоответствие ребенка реального ребенку ожидаемому (желаемому).
Объективной подпиткой нереалистичных ожиданий становится банальная усталость (жизнь с больным ребенком - тяжелый каждодневный труд). Если конструктивные возможности снимать усталость и напряжение родителя снижены, включается эгозащит- ный механизм (механизм психологической защиты) - мечты о том дне, когда ребенок выздоровеет. Родитель подспудно (бессознательно) может «обменивать» свою заботу о ребенке на его выздоровление. Чем сильнее усталость и меньше ресурсов, тем напряженнее ожидание выздоровления.
Какой бы вариант искажения отношений «родитель - больной ребенок» мы ни рассматривали, для большинства таких родителей характерна фиксированность на болезни ребенка. Эта фиксирован- ность проявляется в том, что родитель «видит» болезнь и ее проявления практически во всем поведении ребенка. Нам кажутся особенно важными два следствия такой перцептивной позиции родителя: 1. Она определяет отношение к поведению ребенка как мало/ совершенно неизменяемому - а если ничего нельзя изменить, то и предпринимать попытки в этом направлении нет никакого смысла.
2. Ребенок чувствует свою «непригодность» собственному родителю - ведь ребенок исчезает для родителя, «растворяется» в симптомах его болезни.
У нас есть опыт наблюдения родителей детей с ограниченными возможностями здоровья, приезжающими в реабилитационный лагерь, организованный православной общиной села Давыдово Борисоглебского района Ярославской области. [12]. Включение в религиозную жизнь общины осуществляется исключительно на добровольных началах. При этом мы можем обнаружить как минимум две формы такого включения - освоение внешних способов религиозного поведения (посещение Храма, овладение внешней культурой поведения в Храме и за его стенами, соблюдение норм и правил религиозного поведения) и внутреннее принятие христианских ценностей как своих собственных. В идеале обе формы включения должны совпадать. В реальности мы достаточно часто наблюдаем их рассогласование - у маленьких детей (здесь освоение внешних форм религиозного поведения выступает механизмом присвоения внутреннего содержания веры); у взрослых, приходящих в Храм в поисках смысла и его «внешних опор»; у инвалидов, нарушающих религиозные правила в силу особенностей своего физического и психологического состояния.
Отдельного внимания заслуживают переживания родителей детей-инвалидов. Мы знаем, что в Храм их, как правило, приводит скорбь. Их «поиски веры» - это поиски ответов на вопросы о смысле болезни их ребенка. Одни родители остро переживают «несправедливость» ситуации и в вере ищут еще одно «лекарство». Их отношение к религии можно назвать позицией «торга» - родитель готов соблюдать все правила, «если это поможет вылечить ребенка». Такая позиция неблагоприятна в первую очередь для самого родителя, поскольку неизбежно приводит к разочарованию. Другая группа родителей склонна воспринимать болезнь ребенка как наказание. Ключевым переживанием в этой ситуации является чувство вины - реальной или мнимой. Обе группы родителей имеют одну общую черту - центрация на диагнозе ребенка как безусловном несчастьи, исключение возможности позитивного осмысления болезни, нахождения в ней конструктивного смысла. На рисунке 2 мы попытались графически представить конструктивный и деструктивный варианты отношения родителя к ребенку-инвалиду. Конструктивный вариант включает учет объективных особенностей ребенка, обусловленных нарушением развития, но в центре внимания все же остается сам ребенок - его личность, чувства, потребности.
Такой подход позволяет не только сохранить родительскую любовь (ведь ребенок не идентифицируется с расстройством), но и помогает ребенку правильно оценить свое состояние и выработать оптимальное отношение к собственным особенностям и возможностям.

Рисунок 2 — Конструктивный и деструктивный вариант отношения

Рисунок 2 — Конструктивный и деструктивный вариант отношения

родителя
к ребенку-инвалиду
Невозможно переоценить роль веры в формировании конструктивной родительской позиции. Она помогает осмыслить болезнь ребенка как уникальный и бесценный духовный родительский опыт.
В заключение хочется отметить важное наблюдение М.П. Краузе, что сегодня имеется достаточно эмпирических подтверждений «... того, что большинство семей удачно преодолевают кризис в личном, семейном и социальном плане». Российские психологи и педагоги, работающие с семьями детей с ограниченными возможностями здоровья, отмечают ту же тенденцию. Все большее число родителей отказываются от помещения таких детей в специализированные учреждения и выбирают семейное воспитание. На наш взгляд, это свидетельствует о возвращении к исходным общечеловеческим (христианским) ценностям - ценности жизни и любви вне зависимости от сиюминутного контекста.
И все же положение таких семей в Российской Федерации еще очень далеко от желаемого. И здесь особую важность приобретает позиция «помогающих» специалистов - врачей, педагогов, психологов. Уважительное отношение к выбору родителей, понимание причин сложившейся в семье стратегии совладания с кризисом принятия/понимания состояния ребенка, способность оставаться доброжелательным и эффективным даже при отрицающем и агрессивном поведении родственников ребенка - «эталонные» качества специалистов. Всегда ли они присутствуют? И всегда ли специалист в состоянии их предъявить? Это еще один важный вопрос, остро стоящий перед всеми, кто сталкивается с нашей «помогающей» реальностью. Однако это не вопрос «профессионализма» или «профессиональной компетентности» - это вопрос личностных ресурсов профессионалов, выдерживающих свою нагрузку, связанную с оказанием помощи таким семьям. Так же, как и родителям, им нужны поддержка и понимание со стороны общества.
Список литературы
1. Бадалян, Л.О. Развивающийся мозг / Л.О. Бадалян // Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития: хрест. - СПб.: ПИТЕР, 2002. - С. 63 - 73.
2. Глозман, Ж.М. Общение и здоровье личности: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Ж.М. Глозман. - М.: Издательский центр «Академия», 2002. - 208 с.
3. Деревянкина, Н.А. Психологические особенности дошкольников с задержкой психического развития: учеб. пособие / Н.А. Деревянкина. - Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2003. - 77 с.
4. Краузе, М.П. Дети с нарушениями развития: психологическая помощь родителям: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / М.П. Краузе. - М.: Издательсикй центр «Академия», 2006. - 208 с.
5. Лебединский, В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте: учеб. пособие для студентов психологических факультетов высших учебных заведений / В.В. Лебединский. - М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 144 с.
6. Нарушения психического развития в детском возрасте / под ред. В.В. Лебединского. - М.: ACADEMIA, 2004. - 140 с.
7. Психология детей с отклонениями и нарушениями психического развития / сост. и общ. ред. В.М. Астапова, Ю.В. Микадзе. - СПб.: ПИТЕР, 2002. - 384 с.
8. Психология семьи и больной ребенок: учеб. пособие: хрест. - СПб.: Речь, 2007. - 400 с.
9. Специальная педагогика / под ред. Н.М. Назаровой. - М.: Издательский центр «Академия», 2000. - 400 с.
10. Усанова, О.Н. Специальная психология / О.Н. Усанова. - СПб.: Питер,
2006. - 400 с.
11. Шипицына, Л.М. «Необучаемый» ребенок в семье и обществе. Социализация детей с нарушением интеллекта / Л.М. Шипицына. - СПб.: Изд-во «Дидактика Плюс», 2002. - 496 с.
Деревянкина Наталья Алексеевна - кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры общей и социальной психологии ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского».
<< | >>
Источник: Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ. 2012

Еще по теме ВТОРОЙ ВАРИАНТ - ОТТОРЖЕНИЕ РЕБЕНКА.:

  1. Второй вариант
  2. ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ - ВОСПРИЯТИЕ РЕБЕНКА КАК ЧАСТИ СЕБЯ.
  3. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ
  4. ВО ВТОРОЙ ГЛАВЕ
  5. ВО ВТОРОЙ ГЛАВЕ
  6. Во второй главе
  7. ВО ВТОРОЙ ГЛАВЕ
  8. Второй сеанс ЛСД
  9. КЛЮЧ КО ВТОРОЙ ЧАСТИ ОПРОСНИКА
  10. 1.3.3 Второй кризис научной психологии
  11. Второй принцип корректировки внимания
  12. ВТОРОЙ МОДУЛЬ - работа над предложением.
  13. Второй корень силы воли —смелость.
  14. Сейчас всё это отошло на второй план.
  15. 12.4. БЕЗРАБОТИЦА КАК «ВТОРОЙ ПОЛЮС» ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ
  16. 1.3.2. О РАЗВИТИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА
  17. Второй этап (1999-2002 гг.) - поисково-теоретический.
  18. 3. Психология труда в России второй половины XX—начала XXI в.
  19. ВО ВТОРОЙ ГЛАВЕ «ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗОВАННОСТИ КАК СВОЙСТВА ЛИЧНОСТИ»