ЖИЗНЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ.

В общенаучном понимании стратегия — это генеральный, схематичный план какой-либо многоступенчатой деятельности, предписывающий ее основные направления на длительный период времени. В отличие от тактики, определяющей конкретные способы действования в зависимости от стечения обстоятельств, основная задача стратегии в том, чтобы в самых принципиальных чертах указывать путь достижения конечной цели, намечать траекторию продвижения из текущего положения к будущему желаемому состоянию. Это общее значение «тиражируется» в частных науках, изучающих долгосрочную организацию различных видов человеческой деятельности и оперирующих понятиями «криминалистическая стратегия», «маркетинговая стратегия», «терапевтическая стратегия», «военная стратегия» и т. п.
Термин «жизненная стратегия», или «стратегия жизни» получил преимущественное распространение в общественных и гуманитарных науках [26; 28], а заслуга его психологического обоснования принадлежит К. А. Абульхановой [5]. В ее работах жизненная стратегия анализируется как феномен субъектно-личностного бытия на разных уровнях — индивидуально-психологическом и социально-психологическом; комплексно обсуждаются психологические параметры, факторы формирования и реализации, типологические особенности различных стратегий жизни. Будучи сложным, многомерным образованием, стратегия жизни характеризуется с разных позиций и как способность личности строить жизнь в соответствии со своей индивидуальностью, и как способ разрешения противоречий между внешними и внутренними условиями реальной жизни, и как диалектика отдачи и присвоения личностью общественных благ по ходу индивидуальной жизни. В конечном итоге К. А. Абульханова определяет стратегию жизни как «способность к самостоятельному построению своей жизни, к принципиальному, осмысленному ее регулированию в соответствии с кардинальным направлением» [5, с. 290].
Стратегия жизни является сложным феноменом, выражающим основные принципы познавательно-практического взаимодействия личности с собственной жизнью во всем многообразии и целостности ее реальных обстоятельств. В этой связи в психологических исследованиях сохраняется высокая доля неопределенности, многозначности относительно природы и сущности данного феномена. Разными авторами жизненная стратегия конкретизируется как: «искусство ведения собственной жизни, главной целью которой является поиск и осуществление своего уникального смысла» [12, с. 74]; «форма целенаправленной организации человеком собственной жизни, включающая его отношение к собственным возможностям и ресурсам, их актуализации и реализации» [11, с. 36]; «способ сознательного планирования и конструирования личностью собственной жизни путем поэтапного формирования ее будущего» [10, с. 109]; «структура жизненных целей, развернутых во временной перспективе психологического будущего, которая характеризуется такими параметрами, как четкость, протяженность и содержание» [22, с. 6]; «индивидуальный способ конструирования и реализации человеком жизненных целей во временной перспективе» [13, с. 3]. Приведенные дефиниции говорят о том, что психологические представления о формировании, структуре, функциях жизненной стратегии личности еще не оформились в полноценное научное понятие. Они отличаются аморфностью, собирательностью и синкретизмом, с легкостью редуцируют стратегию жизни к другим феноменам (смыслу жизни, личностным ценностям, ценностным ориентациям, временной перспективе, жизненным целям, планам, программам и т.
д.). Косвенным свидетельством незрелости понятия является преобладание дифференциально-типологического подхода, при котором концептуальное осмысление жизненной стратегии личности заменяется описанием ее типичных вариантов.
По нашему мнению, общепсихологическое изучение жизненной стратегии может основываться на теоретическом представлении о жизнедеятельности как системной организации частных деятельностей (профессиональной, учебной, воспитательной, досуговой и т. д.), посредством которых личность стремится осуществить смысл своей жизни. Если смысл жизни - обобщенная характеристика мотивационно-смысловой стороны жизнедеятельности, то стратегия жизни емко характеризует ее операционально-техническую, инструментально-исполнительскую сторону. В отличие от смысла, определяющего ценностное наполнение жизнедеятельности и отвечающего на вопрос «ради чего жить», стратегия обеспечивает соотнесение, соизмерение смысла жизни с ресурсами его практической реализации и отвечает на вопрос «как жить». Стратегия вырабатывается личностью тогда, когда у нее возникает внутренняя необходимость в практической реализации смысла жизни, а ее оптимальность оценивается по критерию продуктивности, успешности этой реализации. При этом стратегия - не столько свод жизненных принципов или правил, сколько ценностно-прагматико-пространственно-временная «архитектоника» реальной жизнедеятельности, выстроенная личностью и призванная способствовать успеху реализации смысла. Иными словами, в стратегии жизни определенным образом увязаны между собой смысложизненные ценности, релевантные им виды деятельности, а также пространственно-временные координаты, в которых личность осуществляет или намеревается осуществлять эти виды деятельности. Как справедливо подчеркивает К. А. Абульханова, «стратегия жизни представляет собой составление субъектом определенной семантической, смысловой композиции из того, чем он располагает, обладает, использует, потребляет, из того, что он создает соотносительно с тем, что от него требуется, которая определяет в итоге то, чего он способен достичь» [4, с. 137].
Стратегия жизни, таким образом, раскрывается как общий способ организации инструментально-исполнительской стороны жизнедеятельности, общий подход личности к управлению и распоряжению различными жизненными ресурсами, подчиненный задаче реализации смысла жизни. «Камнем преткновения» для конкретно-психологических исследований жизненной стратегии выступает широкое разнообразие, множественность ресурсов, которые личность вовлекает в свою повседневную жизнедеятельность. Понятно, что в реальности стратегия жизни является в высшей степени интегративным феноменом, в котором тотально представлены все возможные категории ресурсов личности как субъекта жизни. Однако в целях не только теоретического, но и эмпирического изучения должна быть выделена стратегически важная категория ресурсов, без которых основная задача личности как субъекта жизни — практическая реализация смысла — становится невыполнимой.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2012

Еще по теме ЖИЗНЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ.:

  1. ЖИЗНЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ.
  2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ В.М.БЕХТЕРЕВА КАК ОСНОВА СТРАТЕГИИ КОМПЛЕКСНОГО ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
  3. УДК 159.923.М.В. КЛЕМЕНТЬЕВА РЕФЛЕКСИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  4. Коростылева Л.А. САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  5. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЖИЗНЕННЫХ СТРАТЕГИЙ ЛИЧНОСТИ
  6. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЕ ПАРАМЕТРЫ ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ ЛИЧНОСТИ.
  7. Дифференциальные параметры жизненной стратегии личности.
  8. УДК 159.P. А. ПАНИН ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕЛИ ЛИЧНОСТИ КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  9. ИНДИВИДУУМ КАК ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ
  10. Козловец А.И., Бирюков Т.В., Говорин А.С. ГИПНОЗ КАК ПРЕДМЕТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ
  11. ОСМЫСЛЕННОСТЬ ЖИЗНИ, УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ И ПЕРЕЖИВАНИЕ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА КАК ПОКАЗАТЕЛИ ОПТИМАЛЬНОСТИ-НЕОПТИМАЛЬНОСТИ ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ.
  12. В ИЗУЧЕНИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ МОЖНО ВЫДЕЛИТЬ ДВА НАПРАВЛЕНИЯ
  13. ОСМЫСЛЕННОСТЬ ЖИЗНИ, УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ И ПЕРЕЖИВАНИЕ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА КАК ПОКАЗАТЕЛИ ОПТИМАЛЬ- НОСТИ-НЕОПТИМАЛЬНОСТИ ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ.