МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ.

В эмпирическом исследовании участвовали 357 человек в возрасте от 23 до 59 лет (средний возраст - 36 лет), в том числе 199 женщин и 158 мужчин. На момент обследования 229 испытуемых имели семью, 128 - были холостыми или овдовевшими; 234 - воспитывали детей, 123 - не имели детей; 16 - имели общее базовое или среднее образование (на базе 9 или 11 классов средней школы), 23 - начальное профессиональное образование (на базе профессионально-технического училища), 108 - среднее профессиональное образование (на базе техникума), 210 - высшее профессиональное образование; 113 - имели денежный доход ниже среднедушевого показателя, 244 - выше среднедушевого показателя по стране.
Диагностическое обследование испытуемых производилось посредством следующих методик (в порядке предъявления):
1) Опросник смысложизненного кризиса - стандартизированный одномерный тест, который предназначен для определения выраженности субъективных переживаний и поведенческих проявлений, характерных для смысложизненного кризиса в развитии личности [18];
2) Шкала удовлетворенности жизнью — стандартизированный личностный опросник, выявляющий уровень субъективной удовлетворенности испытуемого собственной жизнью в целом [32];
3) Шкала «Цель в жизни» из опросника «Шкалы психологического благополучия» К. Рифф — стандартизированный личностный опросник, диагностирующий уровень общей осмысленности жизни, а также наличие убеждений, ценностей и целей, которые служат источниками этой осмысленности [27];
4) Методика «Смыслометрический анализ жизнедеятельности» — модифицированная версия авторской методики «Источники смысла жизни» [18], которая рассчитана на диагностику индивидуально-психологических особенностей смысла жизни, а также инструментального, операционального смысла различных видов деятельности в контексте целостной жизнедеятельности испытуемого. Выполнение данной методики — многоэтапная процедура. На первом этапе перед испытуемым стояла задача из предложенного перечня деятельностей отобрать те, которыми он регулярно или хотя бы эпизодически занимается в своей повседневной жизни. Перечень включал 13 видов деятельности, в том числе профессиональную, учебную, воспитательную, спортивно-оздоровительную, познавательную, религиозную, эстетическую, хозяйственно-бытовую, сексуально-эротическую, рекреационную, общественно-политическую, досуговую, коммуникативную. Помимо интуитивно понятных наименований, испытуемый получал расшифровку предметного содержания для каждого вида деятельности, например, «хозяйственно-бытовая деятельность — любые виды занятий, связанные с ведением домашнего хозяйства и созданием бытового комфорта (уборка, стирка, ремонт, закупка продуктов питания и т. д.)». На следующем этапе, ориентируясь на шкалу от 1 до 100 баллов, испытуемый должен был оценить, насколько важна каждая отмеченная деятельность в его жизни. Далее предъявлялся перечень ценностей, являющийся стандартным стимульным материалом методики «Источники смысла жизни». Испытуемый должен был выбрать из него 5 ценностей, с которыми он в настоящее время связывает смысл собственной жизни. На завершающем этапе от испытуемого требовалось оценить, в какой степени каждая деятельность способствует реализации каждой смысложизненной ценности. Использовалась семиразрядная вербально-числовая шкала ответов от «1 — в очень малой степени» до «7 — в очень большой степени».
Следует заострить внимание на том, что в процедуре смыслометрического анализа испытуемый соотносит отдельные виды деятельности со смысложизненными ценностями, что преследует цель выявления операциональных смыслов этих деятельностей
и, в конечном итоге, системного смыслового строения индивидуальной жизнедеятельности. Реконструкция смысловых связей, скрепляющих частные деятельности в структуре жизнедеятельности, является, на наш взгляд, «столбовой дорогой» в диагностике параметров стратегии жизни, поскольку, как было аргументировано выше, именно операциональный жизненный смысл определяет стратегическую роль, уместность и своевременность каждой конкретной деятельности в контексте реализации смысла жизни. Такой подход тем не менее не исключает возможность изучения стратегии жизни посредством воссоздания не смысловых связей, а пространственных раскладок или временных последовательностей разных видов деятельности в структуре жизнедеятельности испытуемого.
На основании полученных оценок подсчитывались диагностические показатели, характеризующие операционально-технические возможности и структурную организацию жизнедеятельности испытуемого:
1. Инструментальная значимость отдельных видов деятельности, а также индекс инструментальности по всем видам деятельности, слагающим индивидуальную жизнедеятельность. Этот индекс показывает, в какой мере виды деятельности, регулярно практикуемые испытуемым, приспособлены и подчинены задаче реализации смысла жизни. Он рассчитывается как отношение суммы оценок инструментальной значимости к общему количеству видов деятельности, отобранных и оцененных испытуемым сквозь призму смысложизненных ценностей. При таком способе вычисления индекс раскрывает общий уровень оснащенности смысла жизни операционально-техническими ресурсами. Низкие значения индекса инструментальности указывают на то, что смысл жизни не обеспечен или недостаточно обеспечен операциональнотехническими средствами реализации. Высокие значения свидетельствуют о том, что индивидуальный репертуар деятельностей, т. е. своего рода операционально-техническая «оснастка» жизнедеятельности хорошо соответствует содержанию смысла жизни.
2. Индекс широты - диагностический показатель, который отражает степень разнообразия, гетерогенности операциональных средств реализации смысла жизни и определяется по количеству качественно различных видов деятельности, реально включенных в состав повседневной жизнедеятельности испытуемого. Низкие значения данного индекса свидетельствуют об обедненном, упрощенном составе жизнедеятельности, о неразвитости ее операционально-технической, инструментально-исполнительской стороны. Высокие значения, напротив, указывают на широту и богатство деятельностного репертуара испытуемого, на достаточно мощный операционально-технический потенциал реализации смысла жизни.
3. Индекс осознанности — диагностический показатель, раскрывающий точность и глубину понимания испытуемым операционального смысла разных видов деятельности в контексте реализации смысла жизни. Калькулируется как коэффициент ранговой корреляции двух рядов оценок инструментальной значимости деятельностей, которые были выбраны и проанализированы испытуемым: прямых оценок, извлекаемых на втором этапе смыслометрического анализа, и косвенных оценок, получаемых после поэлементного сопоставления видов деятельности со смысложизненными ценностями. В нашем предшествующем исследовании установлено, что прямые и косвенные оценки соответствуют разным уровням осознания операционального смысла, которым определенная деятельность наделяется как средство, инструмент, способ осуществления смысла в жизни. При этом косвенная оценка, опосредованная развернутой рефлексией, более адекватно высвечивает действительное соотношение той или иной деятельности испытуемого со смыслом жизни. Низкие значения индекса (в пределе до —1) говорят о том, что испытуемый не вполне адекватно понимает инструментальную значимость доступных ему видов деятельности. Высокие значения (в пределе до 1), наоборот, вскрывают достаточно полное и адекватное осознание операциональных смыслов отдельных видов деятельности в жизненном масштабе.
4. Индекс иерархичности — диагностический показатель, который характеризует степень уровневого соподчинения, вертикальной стратификации видов деятельности испытуемого в зависимости от их инструментальной значимости для реализации смысла жизни. Данный индекс целостно отражает иерархически-уровне- вую организацию индивидуальной жизнедеятельности, дифференциацию разных видов деятельности с точки зрения их неравноценного вклада в осуществление смысла жизни. Математически он рассчитывается на основе прямых оценок личностной значимости разных видов деятельности по формуле коэффициента вариации, т. е. как отношение стандартного отклонения к средней величине этих оценок у конкретного испытуемого. При низких значениях индекса жизнедеятельность испытуемого состоит из приблизительно равнозначных, однопорядковых по своему операциональному смыслу видов деятельности, что предполагает их паритетное участие в реализации смысла жизни. При высоких значениях прослеживается достаточно жесткая субординация видов деятельности, которая предопределяет приоритетный порядок их включения в практическую реализацию смысла жизни.
Статистическая обработка данных производилась с помощью методов корреляционного и иерархического регрессионного анализа, а также по алгоритму структурографического анализа, разработанного А.
В. Карповым [20; 21]. Напомним, что основная идея исследования заключается в предположении о том, что стратегия жизни проявляется в особенностях структурной организации личностью собственной жизнедеятельности. При этом сама жизнедеятельность трактуется как полидеятельностное образование, т. е. совокупность отдельных деятельностей, причастных к практической реализации смысла жизни. В свете данной идеи частные виды деятельности рассматриваются как операционные средства, инструментальные ресурсы, технические способы осуществления смысла жизни. Жизнедеятельность не поглощает и не замещает собой частные виды деятельности, а вбирает их в свою структуру, где они психологически трансформируются и перестраиваются, приобретают новые психологические измерения и обогащаются новыми психологическими свойствами. К собственным свойствам каждой деятельности как относительно самостоятельной и замкнутой системы присовокупляются новые метасистемные свойства, производные от места и роли данной деятельности в целостной жизнедеятельности личности. Одним из этих новых свойств является жизненный (операциональный) смысл - системное свойство, отражающее объективное отношение конкретной деятельности к процессу практической реализации смысла жизни личности. При построении стратегии жизни и определении в ней места для каждой конкретной деятельности личность, прежде всего, руководствуется ее жизненным операциональным смыслом. В этой связи гипотеза исследования гласит о том, что стратегия жизни отнюдь не сводится к механической сумме деятельностей, которые обеспечивают воплощение смысла жизни, а выражается в системном смысловом строении индивидуальной жизнедеятельности личности. С этой точки зрения, системно-структурные особенности жизнедеятельности, будучи собственными параметрами стратегии жизни, должны существенно влиять на продуктивность реализации смысла жизни и, следовательно, значимо обусловливать переживание личностью осмысленности жизни, удовлетворенности жизнью и смысложизненного кризиса.
Теоретическая логика гипотезы исследования подразумевает определенные алгоритмы ее статистической верификации. В частности, в иерархическом регрессионном анализе зависимыми переменными поочередно назначались осмысленность жизни, удовлетворенность жизнью и смысложизненный кризис, а в качестве независимых переменных фигурировали индексы инст- рументальности, широты, осознанности, иерархичности. При этом индекс инструментальности, являющийся суммативной, агрега- тивной мерой операционально-технических возможностей индивидуальной жизнедеятельности, вводился в регрессионную модель на первом шаге, а на втором шаге анализа к числу предикторов добавлялись диагностические показатели, имеющие прямое отношение к стратегии жизни и раскрывающие особенности собственно структурной, системно-смысловой организации жизнедеятельности. Такой способ обработки направлен на определение размера и источников прироста дисперсии зависимых переменных при переходе одной модели к другой. Тем самым мы стремились показать, что продуктивность реализации смысла жизни и субъективные формы ее переживания зависят не только и не столько от суммы операциональных возможностей некоторого множества деятельностей, сколько от особенностей их со- организации в структуре жизнедеятельности, т. е. от индивидуальных параметров жизненной стратегии личности.
Самый обобщенный параметр жизненной стратегии испытуемого — структурированность индивидуального репертуара деятельностей — конкретизировался при помощи эмпирических показателей, предложенных в работах А. В. Карпова: индекса когерентности, индекса дивергентности и индекса общей организованности структуры [21]. Схема их расчета выглядела следующим образом. Вначале из общей выборки исследования извлекались «контрастные» («полярные») группы испытуемых, существенно различающиеся по интенсивности переживания смысложизненного кризиса. Уровень выраженности кризисной симптоматики был избран группирующим признаком потому, что согласно результатам иерархической регрессии смысложизненный кризис лучше предсказывается по параметрам жизненной стратегии испытуемого (20,6 % объяснимой дисперсии), чем осмысленность жизни (14,7 %) и удовлетворенность жизнью (9 %).
Другими словами, подверженность смысложизненному кризису оказалась наиболее «чувствительным» критерием оптимальнос- ти-неоптимальности жизненной стратегии личности. Были выделены три контрастные по данному критерию группы - бескризисная, предкризисная и кризисная. Выделение кризисной и бескризисной групп осуществлялось путем отсечения 27 % случаев, расположившихся по краям упорядоченного ряда выборочных наблюдений. Бескризисная группа включала 96 испытуемых, чьи диагностические показатели по опроснику смысложизненного кризиса укладывались в диапазон от 50 до 86 баллов. В кризисную группу попали 96 испытуемых, которые по данному опроснику набрали от 115 до 150 баллов. Предкризисную группу составили 4 испытуемых, набравших медианное количество баллов (99 баллов), и еще 92 испытуемых, чьи диагностические показатели лежали в зоне предмедианных и постмедианных значений (92 - 109 баллов). Групповые показатели вполне «симметричны» интервалам низких (50 - 92 балла), средних (93 - 112 баллов) и высоких (113 - 200 баллов) значений для опросника смысложизненного кризиса, рассчитанных на выборке стандартизации [Карпинский, 2008]. Далее для каждой группы строились матрицы интеркорреляций, целостно отражающие тесноту и направленность связей между разными видами деятельности в контексте практической реализации смысла жизни. Наиболее значимые связи отображались графически в виде коррелограмм, дающих наглядное представление о структурных особенностях жизнедеятельности испытуемых в контрастных группах. Необходимо отметить, что корреляционные связи воссоздают не застывшую морфологию, а функциональную структуру жизнедеятельности, т. е. отражают факт ассоциации и диссоциации разных деятельностей в рамках решения общей задачи - реализации смысла жизни. Для понимания функциональной соорганизации разных деятельностей в составе жизнедеятельности, т. е. для расшифровки собственно стратегии жизни, в каждой группе были подсчитаны значения структурных индексов. В настоящем исследовании в расчет принимались положительные и отрицательные корреляции, значимые на р / 0,01 и р / 0,05, которым соответственно присваивались 3 и 2 балла. Суммирование баллов, приписанных групповой корреляционной матрице, дает количественное значение индекса в отдельной группе испытуемых. Индекс когерентности (ИК) характеризует степень взаимосодействия разных видов деятельности в контексте реализации смысла жизни и определяется как функция от числа положительных значимых связей в групповой корреляционной матрице и от меры их статистической значимости. Высокие значения данного показателя свидетельствуют о том, что различные виды деятельности, несмотря на свою исключительность и специфику, непротиворечиво соединяются в структуре жизнедеятельности, функционально дополняют и усиливают друг друга, порождают синергические эффекты в реализации смысла жизни. Основные линии этой реализации, связанные с разными видами деятельности, конвергируют в рамках единой жизненной направленности, сходятся к общему результату. Индекс дивергентности (ИД) отражает степень взаимного препятствования разных видов деятельности в контексте практического осуществления смысла жизни. Он вычисляется как функция от числа и статистической значимости отрицательных связей в групповой корреляционной матрице. Высокие значения данного показателя обнаруживают функциональную разрозненность, недостаточную слаженность отдельных видов деятельности, вследствие чего структура жизнедеятельности в целом приобретает разорванный характер, страдает продуктивность реализации смысла жизни. Индекс организованности (ИО) находится как модуль разности величин индексов когерентности и дивергентности и отражает общий уровень смысловой и пространственно-временной упорядоченности различных видов деятельности в контексте практической реализации смысла жизни. Величина данного индекса указывает на общий уровень стратегичности (структурной организованности) жизнедеятельности.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2012

Еще по теме МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ.:

  1. МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ.
  2. МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ.
  3. МЕТОДИКИ ВЫБОРОЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  4. МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ.
  5. МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ:
  6. МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ
  7. МЕТОДИКА ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.
  8. Методика исследований
  9. МЕТОДИКИ ВЫБОРОЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  10. МЕТОДИКА ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.
  11. Приложение 2 Методики исследования внутриличностного конфликта
  12. МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ
  13. Методика на исследование самосознания
  14. Приложение 1 Методики исследования адаптационного потенциала личности
  15. МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ ТВОРЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ
  16. 2.2 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ
  17. 2.1. Описание используемых методик и организация проведения исследования.
  18. ПРИЛОЖЕНИЕ МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ САМООТНОШЕНИЯ
  19. Галецкая И.И. экспрессивная проективная методика исследования невроза