загрузка...

ОСМЫСЛЕННОСТЬ ЖИЗНИ, УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ И ПЕРЕЖИВАНИЕ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА КАК ПОКАЗАТЕЛИ ОПТИМАЛЬ- НОСТИ-НЕОПТИМАЛЬНОСТИ ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ.

При оценке индивидуальной стратегии жизни с точки зрения оптимальности, эффективности, целесообразности необходимо учитывать характер задач, решению которых она служит в развитии и существовании личности. Построение жизненной стратегии предваряется поиском смысла жизни, а потому стратегия производна, вторична по отношению к найденному смыслу. Смысл жизни выступает своеобразным «стержнем» всей жизненной стратегии. Необходимость в определенной стратегии возникает по мере обретения смысла и вызревания намерений его осуществить, хотя в реальности не каждая личность, притязающая на осуществление смысла, имеет последовательную, выверенную стратегию. Выработка жизненной стратегии сама по себе является достаточно сложной познавательно-практической задачей, которая в то же время подчинена еще более важной задаче - задаче практической реализации смысла жизни. По сути, стратегия жизни и есть обобщенный способ реализации личностью смысла собственной жизни. Смысл жизни, как и всякое психическое явление, выполняет по отношению к индивидуальному бытию отражательную функцию, т. е. является его субъективным образом. Но специфика смысла жизни как психического феномена в том, что в его содержании отражается не фактическое, наличное, текущее положение дел, а желаемое, возможное, будущее состояние бытия. Иными словами, смысл не «дублирует» объективную реальность жизни, а проектирует лучшую, совершенную с точки зрения конкретной личности жизненную действительность. В содержании смысла жизнь отображена не такой, как она есть, а такой, какой она может и должна стать. И если смысл указывает личности, ради чего и куда в жизни следует идти, то стратегия - какими путями и маршрутами двигаться в избранном направлении.
Таким образом, жизненная стратегия призвана решать задачу практической реализации смысла жизни, а мера ее оптимальности определяется уровнем продуктивности этого процесса, соотношением достижений и затрат, приобретений и потерь, свершений и поражений на пути осуществления жизненного замысла личности. Оптимальная стратегия способствует максимизации достижений и приобретений при минимизации поражений и затрат или, по меньшей мере, позволяет личности добиться приемлемого баланса между жизненными успехами и неудачами.
Продуктивность жизнедеятельности - это интегральный показатель, оценка которого требует целостного охвата человеческой жизни. К сожалению, ни в психологии, ни в других социально-гуманитарных науках до сих пор нет надежных, обоснованных методов для всестороннего объективного измерения продуктивности целостной человеческой жизни. С аналогичными трудностями сталкиваются попытки объективного измерения и других комплексных параметров жизнедеятельности, например, т.н. «качества жизни». В этой связи в научных исследованиях, в первую очередь, психологических, происходит реинтерпретация данных понятий на базе субъектного подхода, и акценты смещаются на формы субъективной репрезентации, способы личностного переживания качества жизни [15; 23] и продуктивности жизнедеятельности [7; 14]. Продуктивность, качество и подобные им интегральные характеристики индивидуальной жизнедеятельности все чаще операционализируются как субъективные, а не объективные переменные. Это значит, что они оцениваются на основании внутренней самооценки личности как субъекта жизнедеятельности, а не по меркам, нормам, стандартам, прилагаемым извне. Следует отметить, что субъективная оценка индивидуальной жизнедеятельности может формироваться на сознательном и бессознательном уровне, и поэтому в качестве психологического коррелята ее качества и продуктивности выступает не только прямой рациональный самоотчет, но и более тонкие, невербализованные переживания личности.
По нашему мнению, наиболее адекватными субъективными индикаторами продуктивной либо непродуктивной жизнедеятельности, а значит оптимальной либо неоптимальной жизненной стратегии, являются переживания осмысленности жизни, удовлетворенности жизнью и смысложизненного кризиса. Их закономерная связь с реализуемой личностью жизненной стратегией наиболее полно обоснована в работах К. А. Абульхановой [2; 5].
Чувство осмысленности жизни выступает феноменологическим проявлением той реальной детерминации жизнедеятельности, которая исходит от смысла жизни. Это чувство как бы «удостоверяет» сам факт наличия смысловых структур, которые обусловливают пристрастное, деятельно-преобразующее отношение личности к собственной жизни. Однако «переживание смысла жизни или жизни как имеющей смысл связано не только с предваряющим наличием целей, планов, замыслов. Оно связано с мерой соответствия этих в широком смысле притязаний и их реализации — в широком смысле достижений, которая и дает переживание жизни как подлинной, т. е. имеющей смысл» [2, с. 63]. Реальные жизненные успехи укрепляют и стабилизируют ощущение осмысленности жизни, которое, в свою очередь, с еще большей силой побуждает и энергетизирует повседневную жизнедеятельность личности. Другими словами, переживание осмысленности жизни выполняет функцию не только исходной мотивации, но и подкрепляющей (положительной) обратной связи в регуляции жизнедеятельности, в том числе сигнализирует об эффективности выработанного личностью способа ее организации — стратегии жизни. Если ощущение осмысленности жизни не только предваряет, но и результирует осуществление жизненной стратегии личности, то оно может рассматриваться в качестве субъективного показателя ее результативности, оптимальности. Как подчеркивает К. А. Абульханова, «смысл жизни — это не только будущее, не только жизненная цель, но и психологическая «кривая» постоянного ее осуществления. Поэтому, достигая конкретных целей в жизни, мы не утрачиваем ее смысла, а, напротив, усиливаем его, убеждаемся в нем, переживаем его» [5, с. 73]. Таким образом, высокий уровень осмысленности для самого субъекта жизни является феноменологическим «подтверждением», субъективным «сигналом» о продуктивной самореализации, а для исследователя - эмпирическим индикатором оптимальной для данного субъекта жизненной стратегии.
Другим психологическим критерием, по которому устанавливается оптимальность жизненной стратегии личности, является субъективная удовлетворенность жизнью.
Это обобщенное эмоциональное переживание, окрашивающее восприятие индивидуальной жизни в целом и отражающее меру преуспевания, прогресса, продвижения личности в реализации жизненно значимых ценностей, мотивов, целей. К. А. Абульханова справедливо отмечает, что удовлетворенность или неудовлетворенность - «сложное, но всегда обобщенное чувство состоявшейся или несосто- явшейся, удачной или неудачной жизни» [5, с. 12], которое выступает «важным показателем личностных достижений» [5, с. 231]. Удовлетворенность жизнью можно рассматривать в качестве субъективного «эквивалента» жизненной продуктивности, поскольку данное переживание образуется в результате сопоставления личностью реально достигнутого в жизни с образом идеальной, желанной, совершенной жизни, который «запроектирован» индивидуальным смыслом жизни. По интенсивности и динамике чувства удовлетворенности можно судить, с одной стороны, о самом смысле жизни в его содержательном соотнесении с жизненной действительностью, а с другой - об эффективности способов и средств его практической реализации - жизненной стратегии личности. Принципиально важно, что в механизме формирования данного чувства объективные жизненные успехи и достижения личности преломляются не через внешние социальные нормы и критерии, а пропускаются сквозь внутренние стандарты и эталоны «хорошей жизни», заданные индивидуальным смыслом. Эта особенность делает удовлетворенность или, напротив, разочарование, недовольство жизнью весьма информативным и во многом незаменимым психологическим показателем действенности, продуктивности жизненной стратегии личности. «Говоря об отсутствии каких-то критериев и норм, по которым можно было бы оценивать жизнь человека извне, он сам имеет главный и безошибочный критерий, который, хотя и не поддается логическому объяснению, но вряд ли может быть истолкован произвольно. Этот критерий — удовлетворенность или неудовлетворенность жизнью», — констатирует К. А. Абульханова [5, с. 11].
Наконец, еще одним субъективным индикатором продуктивности жизнедеятельности и, следовательно, оптимальности ее стратегии, выступает переживание (или непереживание) личностью смысложизненного кризиса. Это психологический кризис в развитии личности как субъекта жизни, который обусловлен своевременно не преодоленными или в принципе непреодолимыми противоречиями в поиске, сохранении и практической реализации смысла жизни. Этиология и генез данного кризиса традиционно объясняются абсолютным отсутствием смысла в жизни и невозможностью либо неспособностью личности его обрести, а также драматической потерей, разрушением смысла в трудной, критической жизненной ситуации. В ряде наших работ на теоретическом и фактическом материале было показано, что наряду с кризисом бессмысленности и кризисом смыслоутраты существует еще один тип кризисов смысложизненной этиологии. Это — кризисы нереализованности смысла жизни, которые могут детерминироваться как внешними факторами, связанными с объективными данностями и сложностями жизни, так и внутренними условиями, относящимися к отдельным свойствам, подструктурам и целостному психологическому складу личности как субъекта жизни. В частности, в большом цикле эмпирических исследований были выявлены психологические виды неоптимального смысла жизни, которые отягощены дисфункциональными, дизрегулятор- ными свойствами, изнутри препятствующими продуктивной самореализации личности. Между тем не только функциональная неполноценность самого смысла жизни, но и неоптимальность стратегии его практического осуществления может стать причиной возникновения личностного кризиса. Просчеты при построении жизненной стратегии влекут за собой сначала частичную или полную нереализуемость смысла в жизни, что болезненно переживается личностью, а впоследствии могут привести к обесцениванию, дискредитации этого смысла и тотальному обессмысливанию жизни. Такой путь развития специфичен именно для смысложизненных кризисов, обозначенных как кризисы нереализованности смысла жизни. Стратегия жизни может быть признана оптимальной в том случае, когда жизненные достижения личности пропорциональны объему вложенных усилий, когда жизненный успех соразмерен совокупному расходу всевозможных ресурсов личности. Другими словами, оптимальная стратегия помогает реализовывать смысл жизни той ценой, которая адекватна масштабу и сложности этого смысла. Необходимость такого соответствия специально акцентируется К. А. Абульхановой: «Это можно выразить как своего рода психологический закон: слишком высокая психологическая цена, затраченная на жизненные достижения, понижает мотивацию, притязания и подрывает смысл жизни. Возможностям данной личности должна быть пропорциональна мера усилий, действий, затрат, при которых личность испытывала бы подлинную удовлетворенность, и ею питался бы дальнейший смысл ее жизни. Когда цена является слишком малой, когда успех приходит без всяких усилий со стороны личности, то личность также перестает испытывать удовлетворение, а это в свою очередь разрушает смысл ее жизни» [5, с. 74].
Таким образом, осмысленность жизни, удовлетворенность жизнью и смысложизненный кризис - это психические явления, которые характеризуют состояние развития и самореализации личности как субъекта собственной жизни. Эти явления «сгущают» в своем содержании ведущие тенденции, движущие противоречия, основные линии - одним словом, создают динамический «срез» становления и функционирования субъекта жизни. Несмотря на субъективный, феноменальный характер, все они могут использоваться как достоверные, надежные и информативные индикаторы оптимальности-неоптимальности индивидуальной стратегии жизни.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2012

Еще по теме ОСМЫСЛЕННОСТЬ ЖИЗНИ, УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ И ПЕРЕЖИВАНИЕ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА КАК ПОКАЗАТЕЛИ ОПТИМАЛЬ- НОСТИ-НЕОПТИМАЛЬНОСТИ ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ.:

  1. ОСМЫСЛЕННОСТЬ ЖИЗНИ, УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ И ПЕРЕЖИВАНИЕ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА КАК ПОКАЗАТЕЛИ ОПТИМАЛЬНОСТИ-НЕОПТИМАЛЬНОСТИ ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ.
  2. УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ КАК ФОРМА СУБЪЕКТИВНОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ ПРОДУКТИВНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
  3. Куприна О.А. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ОСМЫСЛЕННОСТИ ЖИЗНИ
  4. ПЕРЕЖИВАНИЕ УДОВЛЕТВОРЁННОСТИ ЖИЗНЬЮ.
  5. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
  6. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
  7. ВЗАИМОСВЯЗЬ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ СМЫСЛА ЖИЗНИ С ПЕРЕЖИВАНИЕМ ЛИЧНОСТНОГО КРИЗИСА
  8. УДК 159.923.К.В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ И СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ
  9. ВЛИЯНИЕ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА НА ЖИЗНЕННУЮ ПЕРСПЕКТИВУ ЛИЧНОСТИ
  10. ДЕЗИНТЕГРИРОВАННЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗНОВИДНОСТЬ НЕОПТИМАЛЬНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ.
  11. Неконгруэнтность как психологическое свойство неоптимального смысла жизни.
  12. НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СВОЙСТВО НЕОПТИМАЛЬНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ.
  13. Манукян В.Р. ФАКТОРЫ ПЕРЕЖИВАНИЯ КРИЗИСА СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ
  14. ШКАЛА УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ ЖИЗНЬЮ