ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНТОЛЕРАНТНОСТЬ СТУДЕНТОВ: ПРИЧИНЫ И СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Устинова И.В., Россия, г. Апатиты
Процессы демократического транзита предполагают сложный комплекс мероприятий, где значение одновременно принадлежит как формированию институционального базиса, так и политической культуры граждан.
Одним из необходимых качеств гражданина в демократическом государстве становится толерантность, так как плюральность, в том числе и в политической сфере, начинает рассматриваться как один из базовых принципов демократических обществ. Отмечая, что сфера политических взаимодействий является сама по себе сферой повышенной конфликтности, что задается конкуренцией и борьбой за власть, влияние и ресурсы, при демократиях, с её возможностями и даже требованием одновременного существования разнообразных политических сил, этот потенциал конфликтности только усиливается. Система ценностей отличается тем, что это самый консервативный элемент, сложнее всего поддающийся каким-либо трансформациям. Когда речь идет о воздействии на этом уровне, то особая роль в формировании толерантности принадлежит политической социализации, которая наиболее интенсивно осуществляется в период взросления личности. Именно поэтому, когда речь заходит о трансформации ценностной системы, делать ставку целесообразнее на молодое, подрастающее поколение.
В 2008 году было проведено эмпирическое исследование, предметом которого выступила политическая толерантность студентов. Цель исследования сводилась к выявлению факторов, которые способствуют политической толерантности/интолерантности индивида. В процессе исследования были выдвинуты гипотезы, основанные на идеях теории политики К. Шмитта и его методологическом принципе «друг-враг» при рассмотрении политики; теории политической толерантности М. Уолцера и его идее о конкуренции и борьбе как атрибутивных признаках политической сферы; теории доверия А. Селигмена; теории социальной установки Л. Терстоуна, Р. Лайкерта и К. Осгуда и идее о вербальной представленности аттитюда; теории социальной установки Р. Ла Пьера и идее о зависимости установки личности и демонстрируемого типа поведения от социального контекста; диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности В. А. Ядова и идее о ситуационном характере проявления установки. В исследовании политическая толерантность понималась как признание прав политического оппонента на выражение своих интересов и позиции в политическом пространстве, признание его претензии на политическую власть и права вести борьбу в соответствии со своими интересами.
Исследование показало, что абсолютное большинство студентов соглашаются с необходимостью распространения принципов толерантности в обществе, признавая тем самым, что толерантность сегодня нужно рассматривать как социальную ценность. Толерантность рассматривается студентами, как средство снижения или предотвращения конфликтности в обществе, возможность наладить взаимопонимание между разнообразными социальными группами. Однако в ситуации эксперимента, как оказалось, следование этим принципам не всегда имеет место - респонденты в ряде случаев продемонстрировали установки интолерантности по отношению к политическому объекту.
Одна из задач исследования заключалась в том, чтобы проследить, изменяются ли установки политической толерантности, если меняется заданный контекст для их проявления (ситуация установки) и если изменяются, то в каком направлении. В итоге идеи, выдвинутые Р. Лапьером, В. А. Ядовым, были приняты нами на вооружение и легли в основу эмпирического исследования. Кроме того, применительно к политическим отношениям нами на этапе планирования исследования предполагалось проверить еще и гипотезу, выдвинутую в рамках теорий К. Шмитта и М. Уолцера, о том, что люди в политике более нетолерантны нежели в ситуации простого повседневного межличностного общения. В результате проверки гипотезы, сформулированной в рамках теории К. Шмитта и М. Уолцера, получилось, что люди в политике действительно более интолерантны, нежели в ситуации простого межличностного общения. Сравнивая результаты замеров по двум ситуациям, мы наблюдаем, что количество толерантных преобладает в ситуации межличностного общения, а количество интолерантных - в ситуации политической борьбы. Исследование показало, что у студентов выражена персональная политическая толерантность, в то время как толерантность по отношению к политическим институтам фактически отсутствует и имеет место институциональная интолерантность. Иначе говоря, студенты вполне толерантны к конкретным персонам, и при этом интолерантны по-отношению к политическим институтам, в частности в исследовании, к политическим партиям. Тем самым в среде студенческой молодежи проявляются типы взаимодействия с окружающими, свойственные традиционным обществам, которые основаны на доверии близким, родным и друзьям, в то время как отношение к абстрактным системам скорее характеризуется недоверием и интолерантностью. Экстраполяция установок политической толерантности с уровня личности на уровень институтов, учитывая природу политики и «политического», составляет в условиях современных демократических обществ, таким образом, прикладную научно-исследовательскую проблему, а исследовательский вопрос, который возникает в таком случае - как сформировать в российском обществе установки политической толерантности на институциональном уровне? Как политическую толерантность, существующую на межличностном уровне, распространить и на уровень политических институтов?
Корни проблемы институциональной политической интолерантности кроются, как видится, в специфике трансформационных процессов политической системы Российской Федерации и её институциональной подсистемы. Сегодня в научном дискурсе сохраняется идея о том, что, несмотря на внешние признаки современного государства, политическая и экономическая система России характеризуется неустойчивостью и неопределенностью, отсутствием стабильных правил игры, где действия органов государственной власти и управления слабо предсказуемы, поэтому социальным агентам трудно прогнозировать будущее. А отсюда - и сохранение традиционной ценностной матрицы [1; 3]. Как показывают регулярные опросы общественного мнения (например, ВЦИОМ), достаточно высокими остаются рейтинги Президента Д. А. Медведева и премьер-министра В. В. Путина при одновременном недоверии таким институтам государства и гражданского общества как парламент, политические партии, общественная палата и др. В основе толерантности лежит доверие, т. е. уверенность в том, что «Другой» не причинит вреда. Толерантность к политическому институту означает уверенность в его функционировании по правилам. К сожалению, в России сохраняется ситуация, когда эти самые правила находятся в процессе изменения и модификации, а сам срок существования политических институтов относительно невелик. В условиях, когда политические институты не сформированы, не устоялись или действуют неэффективно, возникает закономерно вопрос: как можно доверять тому, чего нет или не сформировано, не устоялось? Гражданин попадает в ситуацию, когда не вполне ясно, как относиться к новому, находящемуся в процессе становления и модификации, порядку.
Для индивида актуальным становится поиск неких оснований уверенности, что и находит своё выражение, прежде всего, в ближайшем окружении в виде семьи, родственников, друзей и традиционных связях. Это традиционные основания уверенности индивида, которые восходят еще к родоплеменной организации общества. Адам Селигмен в своей работе «Проблема доверия» [2] отмечает, что доверие институтам - это продукт современных обществ с их углубленным разделением труда и статусно-ролевой сложностью. Необходимость в доверии появляется в современных обществах, когда появляются абстрактные системы и анонимные «Другие». Доверие институтам в таких обществах четко функционально обусловлено. Именно эта способность позволяет индивиду эффективно существовать и действовать в условиях абстрактных социальных систем, когда возникает необходимость в расширении социальных связей и контактов с внешним миром. Традиционное общество предоставляет индивиду ограниченное количество связей и вписывает его в ограниченную систему социальных отношений. И таковые чаще всего имеют межличностный характер и основаны на отношениях родства, дружбы и т. д., что предоставляет индивиду ощущение безопасности и предсказуемости в пределах таких взаимодействий в кругу «Своих». В современных обществах круг социальных взаимодействий расширяется за пределы «Своих», при этом отношения между индивидами обезличиваются, но регламентируются институциональными рамками. Формальные нормы придают отношениям легитимный характер и служат своего рода гарантами безопасности в отношениях с «Другим», придают устойчивость социальному существованию. В традиционных обществах радиус доверия охватывает лишь тех, кого индивид знает лично, все остальные заслуживают недоверия, они есть инородцы, иноверцы. Традиционные общества в результате основаны на уверенности в личности, межличностных связях и ограниченном круге взаимодействий. Современные общества способствуют расширению круга взаимодействия, куда попадают малознакомые люди. Ролевая сложность современных обществ, способствует нарастанию неопределенности
в системе социальных взаимодействий, когда актуализируется проблема исполнения обещаний. Поэтому доверие институтам и агентам в условиях таких обществ следует рассматривать как рациональную основу взаимодействия индивидов и может быть даже меру вынужденную. Доверие делает возможным социальные интеракции в современных обществах и в этом плане оно функционально. Доверие необходимо для социального существования. Доверие возникает как результат уверенности в неизменности правил игры, принятых в социуме.
Закономерность, которую открыл Селигмен, когда модернизация обществ приводит к увеличению доверия, еще не проявляется в условиях российской политической системы. Ввиду несформированности политической системы и её продолжающейся модернизации, неустойчивости и неоформленности политических институтов, состояние неопределенности не преодолено, в то время как доверие конкретной персоне или личности может служить отправной точкой в отношениях с «Другим». Неэффективные механизмы реализации демократии, монополия на власть приводят в лучшем случае к отчуждению населения от власти и влекут политическую индифферентность. В худшем случае - возможны неконвенциональные формы политической конкуренции (вплоть до физического уничтожения представителей оппозиционных политических сил), т. е. политической интолерантности. Как демократические институты не могут нормально функционировать без определенной политической культуры граждан, так и политическая культура граждан зависит от структурных факторов и состояния политических институтов. А политическая толерантность выступает как один из элементов политической культуры гражданина.
Качество толерантности личности сегодня можно рассматривать как требование современных обществ, поэтому от действий в этой сфере ученых, практиков, а также субъектов государственного управления зависит во многом то, как будет формироваться - стихийно или целенаправленно - политическая культура подрастающего поколения и в том числе политическая культура бесконфликтного взаимодействия. Знание факторов, которые лежат в основе толерантного или интолерантного поведения индивидов, можно сегодня рассматривать как средство, с помощью которого возможно производить профилактику и коррекцию нежелательного социального поведения в рамках политической системы и оказывать влияние на конфликтные группы, так называемые группы риска. Прежде всего, это приобретает определенную актуальность относительно групп подрастающего поколения, находящихся на этапе активного усвоения и формирования ценностей, убеждений, т. е. определенного типа политической культуры, находящихся на этапе, когда трансформация ценностного базиса еще не происходит так болезненно и противоречиво, как в старших возрастных когортах. Субъекты государственного управления, а также руководители общественно-политических организаций, движений и прочих гражданских инициатив, должны учитывать, что именно институциональная политическая толерантность, а не межличностная, служит основанием и признаком современной демократической политической системы. Одна из проблем российской демократии состоит в том, чтобы распространить ценности и установки межличностной политической толерантности на уровень институциональный. Эффективными в данном направлении могут оказаться целенаправленные усилия специалистов педагогического воздействия (социальных педагогов, социальных психологов, социальных работников и преподавателей учебных заведений в целом), реализующих образовательные и просвещенческие задачи в рамках учебных курсов общественных дисциплин и отвечающих за формирование мировоззренческого или когнитивного среза политической культуры гражданина и такого качества личности как гражданская воспитанность. Востребованными здесь могут оказаться как стандартные учебные курсы государствоведения, права, политологии, так и специальные, включающие тренинги и семинары по проблемам толерантности и политической толерантности в современном обществе. На макроуровне, или на уровне политической системы, требованием становится необходимость стабилизации правил политической игры, оформленность, действенность и эффективность демократических институтов власти, а также активная вовлеченность граждан в деятельность политических институтов, без чего актуализация институциональной политической толерантности мыслится невозможной.
Литература:
1. Ильинская С. Г. Толерантность как принцип политического действия: история, теория, практика. - М., 2007. - С. 237-241;
2. Селигмен А. Проблема доверия.- М.: Идея - Пресс, 2002 - 256 с.
3. Экономика и социология доверия / Ю. В. Веселов, Е. В. Капусткина, В. Н. Минина и др.; Под ред. Ю. В. Веселова - СПбГУ, 2004. - С. 150-167.
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНТОЛЕРАНТНОСТЬ СТУДЕНТОВ: ПРИЧИНЫ И СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ:

  1. ПРИЧИНЫ ИНТОЛЕРАНТНОГО ОТНОШЕНИЯ К МИГРАНТАМ
  2. ПРИЧИНЫ ИНТОЛЕРАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ
  3. И. Р. Абитов ИССЛЕДОВАНИЯ СПОСОБОВ ПРЕОДОЛЕНИЯ СТРЕССА В СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ
  4. Филимоненко Ю.И. ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ЧЕЛОВЕКА: ПРОБЛЕМЫ И СПОСОБЫ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ
  5. ПЛОТНИКОВА Н.Н. СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ФРУСТРАЦИИ МЛАДШИМИ ШКОЛЬНИКАМИ В УЧЕБНЫХ СИТУАЦИЯХ
  6. Переживание как способ преодоление критической ситуации
  7. Соловьева Мария Александровна ПРИЧИНЫ И ПРЕОДОЛЕНИЕ ОДИНОЧЕСТВА
  8. «Бытовой» способ преодоления горя - плач, разряжающий жалость к себе.
  9. ТЕМА 16. ИСТОЧНИКИ И СПОСОБЫ УРЕГУЛИРОВАНИЦ ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
  10. ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ СТРЕСС И ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЕ У СТУДЕНТОВ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ВУЗА
  11. С.К. СЕМОЧКИН, А.М. ПАВЛОВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРЕОДОЛЕНИЯ ТРУДНОСТЕЙ СТУДЕНТАМИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИХ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ
  12. Нагдалян Л.В. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЫБОРЫ ГЛАЗАМИ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ