ПРЕДИСЛОВИЕ

Психология личности постоянно расширяет и заново форматирует свое проблемное поле, сохраняя при этом неизменный интерес к вопросам происхождения, функционирования, развития и структуры личности. На наших глазах происходит становление новой отрасли — психологии жизненного пути.
Эту отрасль можно также назвать биографической психологией. Ее особенность состоит в том, что личность рассматривается в контексте большой истории — истории общества, современником которой она является. Каждый человек в меру своих сил и возможностей играет роль во всемирной исторической драме. Он так или иначе переживает исторические события, почти не подвластные воле одного человека. События большой истории — это и события единичной жизни, накладывающие отпечаток на психический склад личности.
Историзм пронизывает всю проблематику психологии жизненного пути, причем речь идет не только об абстрактной зависимости психологии личности от культурно-исторического фактора, но о совершенно конкретном содержании этого фактора, т. е. наполнении жизни личности уникальными обстоятельствами и событиями — действиями, в том числе встречами, разлуками, творческими усилиями — и соответствующими впечатлениями.
Уникальная форма всеобщих законов жизненного пути особенно отличает биографическую психологию. В ней сочетаются два подхода, известных как номотетический и идиографический. К последнему современные психологи вновь проявляют повышенный интерес, понимая недостаточность номотетического, обобщенного подхода и соответственных статистических методов в области изучения личности. Психологи признают необходимость изучения отдельных людей и их биографий — психобиографических кейс стади.
Психология жизненного пути — это раздел психологии развития, поскольку сам жизненный путь мыслится как социальноисторическая форма развития личности. Генетический аспект выступает здесь как временная изменчивость личности в силу эволюции самой структуры и содержания жизни, изменения степени участия человека-субъекта жизнедеятельности в организации жизни и потому собственном развитии. При этом рассматриваются факторы развития (здесь историческое биографическое время, характер обстоятельств с ним связанных), механизмы развития — органы личности как субъекта жизненного пути (биографическая память, биографическое мышление, речь, особенно в виде биографического повествования, воля к жизни и т. д.), источники и движущие силы развития, к коим относятся сознание (мировоззрение и жизненная философия, планирование и целе- полагание), сложившаяся структура личности (характер и способности), деятельность и социокультурная среда.
Биографическая психология изучает личность в координатах жизненного пространства и времени, или историко-биографическом хронотопе. Время жизни — время личности, подвластное ей, сберегаемое и расходуемое согласно ее потребностям, целям и смыслам. Оно психологически воплощено в воспоминаниях, мечтах, планах, целях, наконец, в индивидуальной биографической концепции (субъективной картине жизненного пути, по Б. Г. Ананьеву), которую создает о себе и для себя субъект жизнедеятельности. Последняя является основой для управления личностью процессом движения на жизненном пути, процессом построения структуры собственной жизни соответственно замыслу или в ответ на актуальные жизненные ситуации.
Новая отрасль персонологии — биографическая психология имеет не только свое проблемное поле и свой путь решения задач научного познания личности, но и соответствующий ей метод. Таковым является психобиографический (биографический) метод. Истоки биографического метода лежат в глубине веков, но современный вид этот метод приобрел в XX столетии благодаря Шарлотте Бюлер, Гордону Олпорту, Генри Мюррею, Н. А. Рыбникову, С. Л. Рубинштейну, Б. Г. Ананьеву.
В 1960 — начале 1970-х гг. именно Б. Г. Ананьев поставил задачу возрождения биографического метода в психологии в связи с развернутыми тогда комплексными исследованиями индивидуальности. Он включил его в свою классификацию методов психологической науки и дал ему емкую характеристику наряду с другими эмпирическими методами. В 1975 г. была защищена выполненная под его руководством первая в России диссертация о биографическом методе (Н. А. Логинова, 1975). В 1980-х гг. предложена оригинальная концепция времени жизни личности
А. А. Кроника и Е. И. Головахи, в основу которой положена идея Б. Г. Ананьева о субъективной картине жизненного пути и событийной структуре жизни. Эти же авторы разработали продуктивную психобиографическую методику измерения характеристик субъективной картины жизненного пути — каузометрию. На основе каузометрическои концепции и метода сложилось целое направление исследований, которое смело можно отнести к биографической психологии личности.
Особое значение для развития современной биографической психологии имеют труды К. А. Абульхановой и ее сотрудников из лаборатории психологии личности Института психологии РАН. В них раскрыта диалектика человеческой жизни, ее субъектный характер, дано новое видение личности — субъекта жизнедеятельности, организатора времени жизни. При этом сознание представлено как орган личностной жизнедеятельности, включая процессы понимания (репрезентации, проблематизации, интерпретации) жизни. В этом пункте работы К. А. Абульхановой соседствуют и перекликаются с работами В. В. Знакова по общей психологии понимания, В. В. Нурковой по автобиографической памяти, Е. Е. Сапоговой по речевым процесссам в форме автобиографического повествования — нарратива.
Благодаря психобиографическим исследованиям российских психологов разных поколений наша наука идет в ногу с зарубежными коллегами и, как мне думается, опережает их по богатству идей и подходов, умению видеть проблему психологии жизни масштабно с опорой на естествознание и философско-антропологические идеи, в том числе высказанные К. Марксом, экзистенциалистами, постмодернистами, русскими мыслителями
В. М. Бехтеревым, М. М. Бахтиным, А. А. Ухтомским, филосо- фом-марксистом И. Т. Фроловым и др.
Настоящий сборник статей есть продолжение обсуждения, развернутого на круглом столе «Жизненный путь — социальноисторическая форма развития личности» в рамках V съезда Российского психологического общества в Москве в феврале 2012 года. Тогда у нас, организаторов данного мероприятия, возникло ощущение определенного единства многих частных исследований, проводимых в разных городах России. Все они в совокупности с ранее опубликованными работами объединяются направленностью на вопросы жизнедеятельности личности на жизненном пути, отношения личности к времени жизни, ее событиям и обстоятельствам, дифференциации характеристик жизненного пути в зависимости от антропологических и собственно личностных особенностей человека. Тогда же было задумано собрать под одной обложкой статьи, отражающие разные аспекты современной биографической психологии в России и Беларуси. Осуществлению этого замысла способствовало руководство Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, которому мы выражаем благодарность за поддержку нашей научной инициативы.
Кратко охарактеризуем содержание сборника. Здесь представлена концепция микроцикла развития личности на жизненном пути, опирающаяся на идеи Б. Г. Ананьева и наработки его научной школы. В течение многих лет мы собирали психобиографический материал о наших современниках и выдающихся деятелях прошлого, разрабатывались вопросы психологического исследования личности-индивидуальности и биографического метода. Наш подход иногда называют событийным, но в более широком плане он характеризуется стремлением связать воедино психологию индивидуальности и психологию жизненного пути в контексте современной исторической эпохи.
Центром микроцикла развития личности является жизненный выбор — единство поступка и переживания, жизненного решения и его осуществления. На примере жизненного выбора удается, как нам кажется, понять, каким образом меняется структура личности, каковы психологические механизмы такого изменения. В психологической науке эти вопросы преимущественно решались на материале детской и педагогической психологии. В биографической психологии мы имеем дело с личностью взрослого человека, который в полной мере отвечает за свой жизненный выбор.
Много лет изучает отношения подрастающего поколения ко времени жизни Н. Н. Толстых. В ее исследованиях представлены новые данные о хронотопе личности в детско-юношеские возрастные периоды. Ею сделан вывод о том, что временные характеристики сознания личности могут рассматриваться как дифференцирующий критерий в определении характера психического и личностного развития. Н. Н. Толстых провела сопоставление собственных представлений о смене временных и пространственных доминант жизни у детей, подростков и юношей с известной периодизацией развития Д. Б. Эльконина и нашла определенные совпадения.
Несомненный интерес для читателей имеют результаты экспериментально-психологического исследования Н. Н. Толстых по авторской обучающей программе «Росток», проведенного в Москве и Новосибирске. Они доказывают развивающий потенциал специальных занятий, направленных на развитие отношений к времени, ценностям и смыслу жизни личности.
Отношение личности к времени жизни в зависимости от возраста рассматривается в статьях О. Ю. Стрижицкой, Е. Е. Сапо- говой и М. В. Дмитриевой. О. Ю. Стрижицкая акцентирует внимание на том, что временной фактор выступает важнейшей детерминантой в становлении и развитии личности, является одной из составляющих регулирования поведения и деятельности человека и одним из важнейших компонентов, определяющих психическое развитие человека, его успешную социализацию (Б. В. Зей- гарник), включение в деятельность, профессиональное становление и построение стратегий жизни.
В статье Е. Е. Сапоговой и М. В. Дмитриевой мы находим перечень параметров времени жизни, по которым идет их оценка самим субъектом жизни. Это характер её протекания (количество «отпущенного» на жизнь времени и скорость текущего времени жизни); содержательная наполненность жизни; управляемость, результативность жизни, ценностно-смысловая наполненность; общая оценка собственного жизненного пути (целостность жизни, субъективная трудность осуществления жизненного пути). Здесь же приводятся краткие описания оригинальных психобиографических методик.
Л.
И. Воробьева уделяет внимание философским основам биографической психологии. Она утверждает, что категория «жизненный путь» потенциально содержит возможность для новой эпистемологической перспективы, новой парадигмы в психологии, подчеркивает значимость гуманитарной психологии, которая больше соответствует свободе человека и его нравственному началу. Автор опирается на идеи экзистенциализма и постмодерна и обсуждает вопрос о практическом отношении личности к себе, поисках ею адекватных способов самовоспитания («культуры, или практики себя», по М. Фуко).
Е. Е. Сапогова развивает понятие «смысловая амплификация события» как субъективного ментального процесса намеренного расширения и обогащения содержания биографического факта. Амплификация происходит за счёт придания значений и значимости событиям, ситуациям и открывшимся в них особенностям собственной личности. Здесь мы имеем дело с разновидностью герменевтической практики, когда совершается биографическая реконструкция. Воссоздание собственной истории предстает как нарративный процесс со своим смысловым тезаурусом. Процесс амплификации материала биографии имеет такие смысловые структурные элементы, как «жизненное испытание», «урок жизни», «прецедент», «пиковое переживание», «персонаж», «судьбоносные вопросы» и др. Создание биографических и квазибиографических конструкций направлено, в конечном счете, на изменение своего бытия через процесс познания и само познания. На роль метафор в процессе биографического нарратива обращает внимание статья А. А. Бочавер.
Вопросу саморегуляции жизнедеятельности субъекта жизни посвящена статья Н. Р. Салиховой. В ней говорится, что есть: 1) режим регуляции и саморегуляции на основе отрицательной обратной связи через коррекцию исполнения и 2) режим организации и самоорганизации на основе положительной обратной связи через коррекцию (трансформацию) целей. Субъективно обратная связь выступает в форме непосредственного осознаваемого переживания, в котором суммируются разноуровневые оценки хода самореализации человека в регуляторных контурах разного масштаба. Есть механизм, сличающий промежуточные результаты регулирования действий на жизненном пути и смысловые образования типа самости, эго-идентичности.
А. А. Волочков разрабатывает структурную модель активности субъекта сферы жизни, опираясь на идею интегральной индивидуальности и эмпирический материал собственных исследований. Он подчеркивает противоречивое сочетание активности и реактивности, субъектности и объектности личности.
В первой из двух, помещенных в сборнике статей К. В. Карпинского, обсуждаются механизмы возникновения личностного кризиса, обусловленного неконгруэнтностью индивидуального смысла жизни и содействием-противодействием его осуществлению со стороны значимых людей. Результаты эмпирического исследования подтверждают гипотезу о том, что неконгруэнтный смысл является психологической разновидностью функционально неоптимального смысла жизни, поскольку не обеспечивает эффективной координации индивидуальной жизнедеятельности личности с линиями жизни значимых людей.
Для четкой идентификации биографически значимых людей автор выделяет обезличенные ролевые позиции — «мать», «отец», «брат», «сестра», «тетя», «дядя», «бабушка», «дедушка» «супруг/супруга», «партнер по романтическим отношениям», «друг/ подруга», «начальник», «коллега», «сосед», «знакомый», «учитель/преподаватель», «одноклассник/однокурсник». Перед испытуемым стояла задача проанализировать, в какой степени каждый из трех биографически значимых людей способствует и препятствует реализации каждой ценности, выбранной в качестве источника смысла жизни.
На должном методическом уровне, с использованием регрессионного анализа и структурного моделирования получены данные о ролевом репертуаре значимых людей. Обнаружен факт согласованности смысложизненных ценностей личности и ее значимого социального окружения, что ведет к повышению уровня осмысленности и удовлетворенности жизнью. Автор делает вывод, что смысложизненный кризис — «активный, творческий, созидательный процесс, в котором проявляется активность личности как субъекта жизни».
Вторая статья К. В. Карпинского посвящена проблеме жизненной стратегии личности. Стратегия жизни обоснованно рассматривается автором как способ структурной организации различных видов деятельности, посредством которых личность реализует смысл собственной жизни. Выделяются дифференциально-психологические параметры жизненной стратегии, которые существенно обусловливают продуктивность осуществления личностью смысла жизни и потому влияют на субъективное переживание осмысленности, удовлетворенности жизнью и смысложизненного кризиса.
А. Н. Демин обращает внимание на несобытийные изменения личности, которые возникают в результате ожидания события, отсутствия ожидаемого события. Он анализирует ситуацию неопределенности на рынке труда и показывает ее биографические последствия. «Как свидетельствуют результаты исследований, реорганизация и слияние предприятий (наиболее распространённые источники ненадёжности) в последующем приводят к существенному снижению общей самоэффективности, отрицательно влияют на преданность организации и уровень доверия к работодателю, на отношение к времени жизни за прошедший год и на склонность к положительному объяснению своей роли в жизненных успехах у тех, кто «пережил» эти ситуации и сохранил работу».
Моменты развития, связанные с кризисами личности, стали предметом исследований В. Р. Манукян. Она пришла к выводу, что существует тесная связь возрастных кризисов с изменениями в субъективной картине жизненного пути взрослого и с биографическими переживаниями, на основании чего можно говорить о возрастно-биографическом характере кризисов взрослости. В статье приводятся данные относительно половых различий в переживании возрастно-биографических кризисов взрослости.
Р. А. Ахмеров и его соавтор Ф. В. Мударисов представили результаты исследования религиозности личности как субъекта жизни. Это исследование, как и другие у Р. А. Ахмерова, проведено с использованием метода каузометрии, который и на этот раз показал свою эффективность. Авторы статьи анализируют мировоззренческие ориентиры в жизнедеятельности людей мусульманского вероисповедания. Доказано, что активно верующие мусульмане проявляют более высокий уровень биографической рефлексии. В целом графики продуктивности жизни у мусульман и контрольной группы не различаются в начале и середине жизненного пути. Но в более поздних возрастах линия жизни контрольной группы идет на спад, а у мусульман продолжает удерживаться примерно на одном уровне до предполагаемой даты смерти.
Психобиографический портрет активно верующих мужчин мусульман татарской национальности отличается масштабным видением своей жизни. Некоторые из испытуемых видят начало собственного жизненного пути с момента «прихода Пророка Мухаммада» и простирают свою жизнь на несколько веков вперед — «до судного дня». Как показывают эмпирические результаты, активно верующие обладают более гибким биографическим мышлением по сравнению с маловерующими, ведущими обычный образ жизни. Первые более удовлетворены своим прошлым и жизнью в целом; они же эмоциональнее переживают события. Такие различия можно интерпретировать более широко — как проявление жизнедеятельной силы любого идеала, не только религиозного. Его наличие — признак осмысленности жизни и источник ее активности.
Сравнительно-психобиографическое исследование провела И. П. Шкуратова. Ей удалось на основе простой событийной методики показать различия мужчин и женщин как субъектов жизни, что еще раз указывает на важность глубинных индивидных характеристик для личности. Как представляется, половая дифференциация картины жизни, выявленная И. П. Шкуратовой, есть не только следствие дифференциации половой социализации личности, но и результат собственно индивидных психофизиологических различий мужчин и женщин, поскольку эти различия сказываются на механизмах осознания ими собственного жизненного пути.
Каждая эмпирическая работа или ее эмпирическая часть, помещенная в настоящем сборнике, опирается на биографические методики, в том числе и предложенные авторами статей. Методическую ценность имеет исследование М. А. Клементьевой, которая представила методику для изучения биографического нарратива и субъективной картины жизни. Ею же показана связь характеристик биографической картины и смысложизненных ориентаций личности.
С. А. Иванов разработал психоавтобиографическую методику, которая позволяет оценить личность в качестве субъекта профессиональной карьеры. Эта же методика может служить развитию соответствующих качеств личности.
Л. В. Меньшикова обратила внимание на роль образного мышления в развитии личности и использовала знания закономерностей психологии мышления в целях практической помощи людям, в частности студентов технического вуза.
Практический аспект биографической психологии представлен в статье Л. Л. Бочкарева и соавторов. Авторы на жизненных примерах раскрыли потенциальные возможности психолого-био- графических знаний в области юриспруденции, в работе правоохранительных органов.
Таким образом, все статьи сборника подкрепляют наше мнение о становлении биографической психологии и перспективах ее дальнейшего развития. К таковым мы относим исследования факторов и механизмов построения субъективной картины жизненного пути, соотношения автобиографической картины с объективными характеристиками жизни личности, особенно ее достижениями и неудачами, изучение связей психобиографических и психофизиологических характеристик личности в структуре индивидуальности, микроцикла развития личности как субъекта жизни, а также сравнительное изучение жизненного пути и характеров в плане исторической психологии личности, жизненных способностей личности и их развития в связи с онтогенезом, отношений личности к времени жизни и собственной смертности. Весьма актуально и перспективно изобретение новых и усовершенствование имеющихся психобиографических методов исследования и коррекции личности. В итоге предстоящей и уже проделанной работы мне видится создание теории развития субъекта жизни на основе проведения и обобщения многоплановых теоретико-эмпирических исследований многих ученых как в России и Беларуси, так и за рубежом.
Профессор Н. А. Логинова
| >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2012

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. Предисловие
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. Предисловие
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. Предисловие
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ
  16. ПРЕДИСЛОВИЕ
  17. ПРЕДИСЛОВИЕ
  18. ПРЕДИСЛОВИЕ