ПРОФИЛАКТИКА КСЕНОФОБИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Никитина А.Е., Россия, г. Воронеж
В данной статье анализируются методы и подходы к профилактике ксенофобии в молодежной среде, которые сегодня применяются в России государственными учреждениями, и включает в себя предложения к сотрудничеству со стороны общественных организаций, в том числе - международного Молодежного Правозащитного Движения (ММПД).
Под ксенофобией в настоящей статье понимается «враждебность к «другим», в первую очередь определяемым в расовых, этнических и религиозных терминах (хотя толкование ксенофобии может быть значительно шире)». Проявления ксенофобии могут носить как совершенно безобидный характер — стереотипы и предрассудки в отношении определенных групп, анекдоты и т. п.,— так и являться серьезными преступлениями, связанными с проявлением агрессии и насилия. Для нас важны те формы проявления, которые связаны либо с преступлениями против личности, либо с распространением/публичной пропагандой идей ненависти. Такие преступления называют «преступления ненависти» (hate crimes).
Для начала я хотела бы остановиться на нескольких мифах, которые мешают нам разработать эффективные программы по профилактике ксенофобии.
I. Мифы о ксенофобии
Миф первый. Мы с коллегами часто сталкиваемся с представлением журналистов, педагогов, социальных работников о том ксенофобии подвержена в первую очередь молодежь из группы риска, неблагополучных семей с недостатком образования, знаний о том, что ксенофобия - это плохо и недопустимо. Одним словом, что ксенофобия - удел маргиналов. Однако если мы посмотрим на анализ общественного мнения, если мы поговорим с друзьями, учениками, студентами, то обнаружится, что хорошо образованные ксенофобы просто способны дать больше аргументов в защиту своих убеждений. И знания в данном случае лишь делают их более компетентными, но не меняют их точки зрения и отношения к другим. Хотя, конечно, возможность путешествовать (которую дают деньги), видеть мир читать хорошие книги дает молодым людям больше шансов стать критически мыслящим человеком, который сможет подвергать сомнению националистическую пропаганду. И в этом смысле образование так же очень важно.
Миф второй. Якобы ксенофобия - это как болезнь, нечто локализованное в каких-то ксенофобах (или шире - в молодежных субкультурах), отдельных темных и смутных личностях, хотя психологам давно известно, что ксенофобия - это естественное проявление защитных свойств человеческой психики. Благодаря ей мы с опаской и осторожностью реагируем на новое, незнакомое, чужое - чужую пищу, чужого человека, чужие обычаи. Это нормально, и это свойство позволяет нам выживать в незнакомых условиях.
Однако современный мир так устроен, что нам приходится жить вместе с другими людьми, которые от нас отличаются. Мы не можем больше запереться в своем племени и оградиться частоколом. В европейском образовании, которое претерпевает изменения от политических процессов европейской интеграции, сегодня одним из важных параметров оценки качества является межкультурная компетентность как способность жить, работать в поликультурном сообществе. Поликультурное общество - это наше неизбежное будущее. Хотим ли мы этого или нет, мы не сможем закрыть границы, и "железного занавеса" больше не будет. Поэтому в таком открытом обществе разница между нами становится слишком заметной (потому что люди больше не ограничены в самовыражении и пользуются правом на свободу совести, религии и убеждений) и более того, людей уже не принуждают носить одинаковую форму, у них есть возможность питаться привычной едой, молиться своим богам и т.п. В результате возникает масса поводов для обострения нашей естественной ксенофобии, которая в отдельных случаях приводит к насилию, этническим чисткам и т.п. И, к сожалению, можно привести массу примеров из истории нашей страны за последние 20 лет самых разных проявлений ксенофобии, которая вырвалась наружу потоком агрессии - и в Чечне, и в Осетино-Ингушсокм конфликте, и в Москве, и в Воронеже, и в других городах.
II. Проблемы профилактики в России
Опасность ксенофобии сегодня признается на всех уровнях. В какой сфере идет работа, когда в России занимаются "профилактикой ксенофобии в молодежной среде"? В настоящее время государственная политика в сфере профилактики ксенофобии в молодежной среде присутствует в двух проявлениях:
• либо как элемент «борьбы с экстремизмом» разнообразными в первую очередь репрессивными методами, как, например, введение «комендантского часа»;
• либо как часть работы по патриотическому воспитанию.
В связи с крайне широкой трактовкой экстремизма в российском законодательстве, правоприменительной практике и риторике официальных лиц рамки деятельности по борьбе с ксенофобией, нетерпимостью и преступлениями на почве ненависти размываются, происходит подмена понятий. И без того недостаточные ресурсы, выделяемые на эту деятельность, тратятся на достижение довольно отвлеченных задач, и, как следствие, проблема ксенофобии не решается на должном уровне. Деятельность правоохранительных органов в этой сфере имеет преимущественно репрессивный характер (операции «Неформал», введение «комендантского часа» для несовершеннолетних, организация добровольных дружин для охраны порядка и т. д.) либо попросту нацелена на повышение формальных показателей раскрываемости преступлений «экстремистской направленности» за счет более простых случаев, которые не относятся к социально опасным (таких как вынесение предупреждений библиотекам за хранение в их фондах материалов, признанных экстремистскими). Одни лишь карательные и репрессивные меры, которые предпринимают правоохранительные органы, не смогут предотвратить приток новых молодых людей в неонацистские группировки, поскольку именно жесткость репрессивных мер в ряде случаев может повышать привлекательность таких группировок за счет создания их участникам имиджа «жертв» и «героических борцов с репрессивным режимом».
Значительная поддержка (в частности, финансовая) государственными органами добровольных дружин охраны порядка как едва ли не основного инструмента профилактики проявлений ксенофобии среди молодежи закрепляет преимущественно силовой вариант решения проблем безопасности на территориях образовательных учреждений (в частности, в зонах вокруг общежитий, где проживают иностранные студенты). Кроме того, формирование подобных дружин приводит к разобщению среди студентов, заметным различиям в их социальном статусе и возможностях, создает для тех, кто входит в эти отряды, поле для возможных злоупотреблений и использования их в своих личных целях. На наш взгляд, вместо этого целесообразно оказывать большую поддержку разработке и внедрению в вузах специальных программ по адаптации и интеграции иностранных студентов, развитию механизмов защиты их прав, а также содействовать инициативам различных общественных структур, направленным на их поддержку.
Одна из задач, обозначенных в Концепции патриотического воспитания РФ, подразумевает деятельность, направленную на «формирование расовой, национальной, религиозной терпимости, развитие дружеских отношений между народами».
Однако на сегодняшний день центры патриотического воспитания крайне мало внимания уделяют этой проблематике, в целом их деятельность в рамках целевых программ сконцентрирована на военно-патриотическом, а не гражданско-патриотическом воспитании. Из сотен мероприятий, внесенных в план реализации федеральной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации» на 2006—2010 годы, решению задач гражданско-патриотического воспитания посвящены считанные единицы. К ним можно отнести мероприятия по увековечению памяти о воинах- интернационалистах, поддержке традиционной культуры и малых народов. Для восстановления баланса целесообразно было бы предусмотреть мероприятия, направленные на пропаганду мирных профессий, мирного сосуществования народов, культуры мира в целом (например, через рассказы о тружениках тыла, мирных жителях, которые помогали евреям укрываться от отправки в концлагеря, о героях Сопротивления и т. д.).
На наш взгляд, оба эти подхода не учитывают в должной степени сложившуюся ситуацию и реальные угрозы, что приводит к новым преступлениям ненависти и социальной напряженности.
В заключение хотелось бы остановиться на тех проблемах, которые мы обнаружили в ходе исследования, проведенного нами совместно с Московской Хельсинкской группой в 2009 году в 21 регионе Российской Федерации (результаты можно посмотреть здесь - http://www.mhg.ru/files/010/molod.pdf). В частности по результатам замеров социальной дистанции в образовательных учреждениях можно отметить, что самой уязвимой группой, которой не уделяется должное внимание в сфере профилактике ксенофобии, являются цыгане, или рома. Для изменения ситуации следует проводить политику поддержки и интеграции представителей этой культуры в российское общество, направленную на расширение их образовательных возможностей и обеспечение более активного участия в общественной жизни. Также необходимо способствовать деятельности общественных организаций, работающим с национальными диаспорами и меньшинствами, выделять ресурсы на преодоление существующего ксенофобского отношения к этой этнической группе в молодежной среде.
На сегодняшний день на федеральном уровне и в тех регионах, в которые направлен заметный миграционный поток (за исключением Москвы), практически отсутствуют специальные программы поддержки и интеграции молодежи из семей мигрантов. Им следует предоставить дополнительные возможности для изучения русского языка, интеграции в российское общество и общественную жизнь. Сегодня эту функцию вместо государства отчасти выполняют национальные диаспоры либо правозащитные организации, однако их усилий явно недостаточно. Необходимо учитывать имеющийся позитивный опыт (Москвы и зарубежных стран) и разрабатывать на федеральном и региональном уровнях специальные меры по поддержке молодых мигрантов.
Многолетний конфликт на Кавказе привел к тому, что чеченский народ и другие народы Кавказа воспринимаются молодыми людьми, живущими за пределами республик Северного Кавказа крайне негативно. Замалчивание ситуации, отсутствие информации из первых рук ведет к тому, что у молодых людей формируются и укрепляются негативные стереотипы, основанные на сложном прошлом и тенденциозных сообщениях СМИ. Кроме того, эти факторы провоцируют насилие в отношении выходцев с Кавказа.
Нам с вами и школьникам не хватает знаний об истории российского Кавказа, его проблемах и достижениях. Нужны программы, которые позволили бы молодым людям из некавказских регионов реализовать свою потребность в солидарности с молодежью Чечни, Ингушетии и других республик, где
242сохраняется напряженная ситуация. Программы, которые позволили бы молодежи устанавливать и развивать межрегиональные связи. Например, прямые связи, между школами в Чечне и в Воронежской области. Сегодня в России специальными образовательными программами занимается партнерская организация "Гражданское Содействие" (www.refugee.ru). Потому что часто ксенофобия у школьников абстрактна и не основана на реальном опыте. И в среде Чеченской молодежи отношение к другим россиянам тоже очень сложное.
В последние годы все больше растет ксенофобия к народам Центральной Азии. Нужны программы, которые помогут нам узнать и сформировать свое отношение к проблемам, с которыми сталкиваются представители этих групп.
То есть нам важно вызывать в молодых людях сильное стремление к солидарности с теми, кто оказался в сложной ситуации, которое бы превзошло их ксенофобию. Одна из первых попыток - делать учебно-методический комплект "Мозаика культур", подготовленный межрегиональной ассоциацией учителей истории. Пособия в электронном виде есть в нас в организации, и мы готовы их предоставить. И нам важно доносить информацию, которая бы показала всю сложность проблем, с разных сторон, чтобы они научились формулировать свои выводы, а не опираться на голословные заявления политиков и СМИ. Необходимы разнообразные альтернативы проявлению страха и агрессии у молодых людей, так сказать, конструктивная сублимация в виде помощи нуждающимся и участии в антирасистском просвещении в формах, доступных молодежи.
Деятельность специалистов, ответственных за профилактику ксенофобии в органах молодежной политики и образования, часто основывается на привычном использовании устаревших форм организации мероприятий, посвященных укреплению «дружбы народов» и толерантности (уроки дружбы, фестивали национальных культур и т. п.), эффективность которых вызывает обоснованные сомнения. Данные методы во многом опираются на наследие национальной политики Советского Союза, в котором дружба народов понималась прежде всего как интернациональная солидарность угнетенных народов, объединившихся в борьбе с мировым империализмом. В современном же российском обществе, которое в последние 20 лет формировалось на фоне событий на Кавказе, риторика «дружбы народов» оказалась серьезно дискредитирована. Ее широкое использование приводит лишь к тому, что она воспринимается многими молодыми людьми как фальшь, не выдерживая столкновения с несоответствующей ей действительностью военных операций и социально-экономических последствий миграции, и, как следствие, деятельность по противостоянию ксенофобии в целом начинает вызывать у них отторжение.
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ПРОФИЛАКТИКА КСЕНОФОБИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ:

  1. Магомедо в Д.З., Омарова П. О. ТЕАТРАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ПРОФИЛАКТИКЕ СОЦИАЛЬНЫХ ОТКЛОНЕНИЙ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  2. ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ И ПРОФИЛАКТИКА КСЕНОФОБИИ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВ
  3. ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ И ПРОФИЛАКТИКА КСЕНОФОБИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН
  4. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  5. ДИАЛОГОВОЕ ЧТЕНИЕ КАК ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ И ПРОФИЛАКТИКИ КСЕНОФОБИИ
  6. ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВОСПИТАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  7. Шершнёва Т.В. ОТНОШЕНИЕ К ДОМАШНЕМУ НАСИЛИЮ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  8. КОЗЛОВА Н.А. МОЛОДЁЖНЫЙ ЦЕНТР ПРОФИЛАКТИКИ НАРКОМАНИИ: ОПЫТ РАБОТЫ
  9. ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  10. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОСПИТАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  11. Макарова А.П. восприятиЕ образа политического лидера в Молодежной среде
  12. Погорелова Виктория Александровна К ПРОБЛЕМЕ ПЕРВИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ МОЛОДЕЖНОЙ НАРКОМАНИИ
  13. БОЛЬШАЯ КОНТАКТНАЯ ГРУППА КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  14. ПРОБЛЕМЫ МИГРАЦИИ И ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ: НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
  15. Лобанова А. В. ПРОФИЛАКТИКА АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОЙ СРЕДЕ
  16. Захарьева И.А., Утемишева Г.А. ПРОФИЛАКТИКА НАСИЛИЯ В ПОДРОСКОВОЙ СРЕДЕ
  17. К. С. Шалагинова, Д. В. Сухарникова ПРОФИЛАКТИКА ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТИ В СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ
  18. РОЛЬ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В ПРОФИЛАКТИКЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА В СРЕДЕ МОЛОДЕЖИ
  19. Шипицына Л.М., Шпиленя Л.С. Профилактика ВИЧ/СПИДа среди несовершеннолетних в образовательной среде
  20. КСЕНОФОБИЯ.