ПСИХОЛОГИЯ РЕЛИГИИ И РАЗВИТИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Буланова И.С., Россия, г. Волгоград
Вопрос религиозной толерантности актуален в связи с возрастающим многообразием и сложностью различных религиозных явлений. Одно из ключевых мест в вопросе формирования религиозной толерантности занимает просветительская работа, направленная на повышение уровня взаимного познания различных религиозных групп.
Не последнюю роль в данном процессе играет психологическая наука, целью которой является расширение понимания, описания и объяснения эмпирических феноменов.
Долгое время вопросы религиозности, веры и духовности оставались за рамками рассмотрения психологии. Вплоть до сегодняшнего дня некоторые ученые считают, что психология и религия - две сферы, не имеющие точек соприкосновения, а любые попытки найти их бессмысленны, и ни к чему не приводят: «Психология, как и всякая наука, не может перекрещиваться с верой, с религией...наука и религия существуют в параллельных, непересекающихся плоскостях, а если они и пересекаются, то только в области этики. Иного пересечения науки и религии быть не может, и всякая попытка совместить их, сделать так, чтобы одно влияло на другое, - это глубоко ошибочная позиция, более того - кощунственная» (А.В Петровский) [3].
Другой взгляд на возможный диалог между религией и психологией представлен классическим ортодоксальным психоанализом. Главный постулат З.Фрейда в этом вопросе сводился к тому, что ритуальные действия верующих являются по своей сути ничем иным как навязчивыми действиями невротиков. «Нам не было надобности дрожать за сохранение высшего в человеке, коль скоро мы поставили себе задачей заниматься изучением именно вытесненного в душевной жизни» - говорил З.Фрейд в своей работе «Я и Оно» [1, с.58]. Безусловно, ортодоксальный психоанализ - это направление психологии, которое рассматривало те или иные психические явления с позиции строгой научной теории. В то же самое время, психоанализ, став концепцией, объясняющий глубокие механизмы человеческого поведения и развития общества, изменил его мировоззрение, превратился в некую социальную философию, претендующую на универсальность. Более того, психоанализ предложил человеку систему понятий, альтернативную религиозным, позволяющих ему ориентироваться в жизни. Так, например, психология научила человека уважать собственные желания и влечения, показав, что борьба с ними приводит к болезни. В то время как для верующего человека борьба со страстями - главная задача на пути к спасению. Обесценивающая позиция психоанализа по отношению к религии не могла не найти отклик у верующих. Во многом последствия этого знания породили мощную волну негативного отношения ортодоксальной Церкви к психологии. Так многие ее представители, критикуя деятельность психологов, считают, что душепопечительская работа (а практикующие психологи, врачующие человеческие души претендуют в своих действиях именно на это) не только невозможно вне Бога, но и вредно. Кроме того, научная психология, построенная на базе естественнонаучного рационализма, находящаяся в стремлении открыть внеисторические, вневременные истины также отлучают человека от Бога, поскольку замысел Его принципиально непознаваем.
Таблица Модель соотношения психологии и религии
Деструктивный диалог психологии и религии Конструктивный диалог психологии и религии
Конфронтация Безразличие. Отсутствие диалога Диалог в терминах психологии Диалог в терминахрелигиозногомировоззрения
Классический психоанализ Представители ортодоксальной науки, определяющие психологию и религию как две сферы, находящиеся в различных плоскостях Психология религии Христианская психология, даосская психология и т.д.
Рассмотренные нами позиции в вопросе возможного диалога психологии и религии не представляются продуктивными. Так, в первом случае, диалог вовсе отсутствует - психология прямо отвергает всякую возможность изучения тех или иных религиозных явлений. Второй случай представляет собой деструктивный вариант диалога, конфронтацию психологии с теологией. Как считает Б.С.Братусь, такая конфронтация, долгое время господствующая в науке, являлась нормальным периодом «подросткового возраста» психологии, который ей был необходим [3]. В настоящее же время психоанализ наглядно продемонстрировал тесную связь науки с ценностными, нравственными аспектами знания, которые нельзя не учитывать при исследовании такого сложного феномена как религиозность.
Конструктивный диалог психологии и религии возможен на двух основаниях: на базе психологии и на базе религиозного мировоззрения. При этом можно говорить о двустороннем процессе: психология изучает религию, чтобы дополнить свои знания о человеческой психике, религия использует психологию,
чтобы внедрить ее в практику повседневной деятельности священнослужителей [5]. Не останавливаясь подробно на вопросе о том, каким образом и для чего религия использует психологические знания, рассмотрим область психологии, сделавшей предметом своего изучения психологические аспекты и закономерности религиозных явлений.
Психология должна найти возможности для такого познания религиозных феноменов, которые позволят понять и раскрыть их содержание и ключевые особенности: сложность и специфичность. При этом наука должна не просто быть способной описать религиозность во всей полноте, но и не нарушить этических, нравственных границ при его изучении, учитывая ключевую роль знания в вопросе формирования религиозной толерантности.
Утопичным при этом выглядит какая-либо одна всеохватывающая теория, дающее исчерпывающее объяснения всему многообразию религиозности. Нам кажется, что для объяснения важных ее аспектов необходима интеграция различных психологических теорий, построенная на базе теоретической модели.
Одной из наиболее продуктивных моделей, является модель, соответствующая социально - когнитивному подходу. Религия в нем рассматривается через категорию смысла и определяется как система смыслов, как «поиск и открытие сакральных значений» [6, с. 108].
Несмотря на трудности в определении понятия смысл, исследований и описаний данного феномена немало. В самом общем виде есть два взаимосвязанных подхода к определению смысла - «смысл как интенция» (в этом случае подчеркивается отнесенность смысла к целям человека, к процессу целеполагания) и «смысл как значимость» (когнитивная или аффективная).
Многие авторы описывают центральную роль смысла в жизни человека. В книге Meaning of Life Baumeister рассматривает природу смысла, описывая, как он позволяет людям предсказывать и контролировать свою персональную и социальную среду и трансформировать жизненный опыт. «Смысл - это инструмент адаптации, осуществления контроля за миром, саморегуляции и принадлежности» [7, с. 208].
В смысловой системе личности выделяют две составляющих: глобальный и повседневный смысл.
Глобальный смысл относится к общему смыслу жизни. Убеждения или ценности, принадлежащие глобальным смыслам, образуют базовые схемы, посредством которых люди интерпретируют свой опыт. Влияние глобальных смыслов на повседневный опыт выражается в постоянной интерпретации повседневных событий, через структуру ее мотивации и через общий уровень настроения и удовлетворенности жизнью.
Религия занимает центральное место в системе глобальных смыслов и тесно связана с понятием духовности. «Язык религии - вера, надежда, трансцендентность, покорность, послушание - является языком истинно человеческих ценностей. Когда кажется, что жизнь выходит из под контроля, когда отсутствует рациональное объяснение событий, вера и поступки, направленные на открытие сакрального, позволяют увидеть истинный смысл происходящего, порядок и безопасность среди бесконечных вопрошаний, хаоса и страха» [6, с. 115]. Так, многие исследователи приводят аргументы в пользу того, что религиозность вырастает из потребности понять или открыть что-либо соответствующее экзистенциальным проблемам, с которыми стакивается человек. Например, Р.Мэй, А.Маслоу, В.Франкл, рассматривая религию, говорят о «вере в сверх-смысл», о глубоком стремлении человека к собственному бытию, «фундаментальном утверждении смысла жизни» [2, с. 76].
В рассматриваемой нами модели религиозность не подменяется понятием духовности, хотя и тесно с ним связана. Религиозность составляет одну из возможных сторон духовности. Специфичность же системы религиозных смыслов обусловлена взаимосвязью с феноменами, обозначаемыми как «сакральное». Компоненты системы религиозных смыслов представлены эмоциональной, когнитивной и поведенческой составляющими. Таким образом, несмотря на то, что смысловая система принадлежит когнитивным структурам, она не существует в вакууме. Наоборот, она подразумевает совершение каких-либо действий, эмоциональных проявлений, а также связана с высшими, трансцендентными целями существования.
Подобная теоретическая модель в определении понятия религиозности позволяет описать и объяснить различные ее проявления. Так, например, особый интерес исследователей вызывают случаи обращения в религиозную веру, сопровождающиеся быстротой и глубиной видимых изменений, происходящих с личностью. Процесс религиозной конверсии согласно рассматриваемой модели представляет собой одно из проявлений духовной трансформации, возникающей как следствие давления на существующую систему смыслов. Противоречие или сомнение мотивирует к изменениям. Разрешение напряжения в системе смыслов может происходить по разным каналам. При этом, чем сильнее выражены противоречия и чем больше каналов, через которые происходит разрядка напряжения, тем трансформационные эффекты окажутся сильнее и многочисленнее.
Религиозная конверсия не ограничивается рассмотрением изменений от атеизма к вере или перехода из одной веры в другую. Существуют и другие переменные духовной трансформации, которые не имеют непосредственного отношения к религии, но подразумевают обращение к ценностям, целям и трансцендентным аспектам существования человека.
Таким образом, представленная модель дает возможность научно описать и объяснить различные феномены религиозности, учитывая важные методологические и этические аспекты при его исследовании,что отвечает требованиям актуального развития психологической науки в условиях религиозного многообразия.
Литература:
1. З. Фрейд «Я» и «Оно». - М. : Антология мысли. - 2006, 1040 с.
2. А.Ю. Чернов Интеграция психологических теорий в объяснении религиозного опыта / А.Ю. Чернов, И.С. Буланова // Вестник ВолГУ. Серия 11. - 2011. - № 1. - С. 72-79.
3. Христианская психология: за и против [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://scepsis. ru/library/id_402.html
4. Начало христианской психологии / учебное пособие для вузов / Отв. ред. Б.С.Братусь, С.Л.Воробьев. - М.: Наука, 1995. - 236 с.
5. С.А. Белорусов Психология духовности, веры и религии // Журнал практического психолога. - М., № 6, 1998. - с. 41-Pargament, K.I. The psychology of religion and coping. - N. Y. : Guilford Press, 1997. - 286 p.
6. Baumeister, R.F. Meaning of life. - N. Y. : Guilford Press, 1991, - 305 p.
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ПСИХОЛОГИЯ РЕЛИГИИ И РАЗВИТИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ:

  1. ТОЛЕРАНТНОСТЬ К НОВЫМ РЕЛИГИОЗНЫМ ДВИЖЕНИЯМ
  2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  3. ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ТЕРПИМОСТЬ В АСПЕКТЕ МНОГОГРАННОСТИ И НЕСХОДСТВА РЕЛИГИОЗНЫХ ТРАДИЦИЙ
  4. ПРИНЦИП РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В ПОСТРОЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  5. РЕЛИГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ (RELIGION AND PSYCHOLOGY)
  6. Перспективы атеистической психологии религии
  7. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В ПОЛИКОНФЕССИОНАЛЬНОМ РЕГИОНЕ: СОВРЕМЕННАЯ СИТУАЦИЯ В СФЕРЕ ОБЩЕСТВЕННО-РЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ (ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА)
  8. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРИН-ЦИПОВ ПСИХОЛОГИИ РЕЛИГИИ
  9. Г Л А В А ПСИХОЛОГИЯ ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ
  10. РЕЛИГИОЗНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ЛИЧНОСТИ
  11. РАЗВИТИЕ ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ У ПОДРОСТКОВ