загрузка...

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

Предварительный анализ полученных данных показал, что все 30 испытуемых заполнили 10 «матриц», что в совокупности составило 300 таблиц. Каждая из таблиц-«матриц» содержала 5 — 7 (реже 2 — 3 или 9 — 12) событий.
Средний балл по шкале нормативности составил 1,10 балла, что указывает на выраженность инвариантной структуры в автобиографическом нарративе; по шкале значимости — 0,89, отражая ее устойчивость структуры автобиографического нарратива. Среднее значение осмысленности — 0,52, нарративности — 0,33, что характеризует нарративы как осмысленные, но незначительно нар- ративизированные. Как показал анализ, лишь в некоторых описаниях событий жизни и интерпретациях испытуемые использовали нарративные фигуры, что свидетельствует о вариативности нарра- тивизации как одной из форм рефлексии жизненного опыта.
Средние значения по тесту «СЖО» составили: 29,42 («Цели в жизни»), 31,18 («Процесс жизни»), 27,15 («Результат жизни»), 18,93 («Локус контроля — Я»), 26,63 («Локус контроля — Жизнь»), 97,04 (общий показатель осмысленности жизни), что соответствует стандартным значениям.
Корреляционный анализ показателей авторской методики «История моей жизни» и теста СЖО с использованием рангового коэффициента корреляции Спирмена выявил некоторые значимые корреляции.
Данные таблицы 3 демонстрируют значимую положительную связь между нарративностью и осмысленностью, что указывает на смыслопорождающий потенциал нарративных конструкций.
Таблица 3 - Результаты корреляционного анализа
Показатели Показатели
нормативность значимость нарративность осмысленность
нормативность 1 0,21 0,24 0,25
значимость 0,19 1 -0,37* 0,39*
нарративность 0,20 -0,37* 1 0,41*
Цели в жизни -0,25* 0,15 0,09 0,20
Процесс жизни 0,23 0,37* 0,11 0,37*
Результат жизни 0,16 0,15 0,11 0,19
Локус контроля - Я 0,28 0,11 0,07 0,32
Локус контроля - Жизнь *СО0,- 0,19 0,15 0,32
Общий показательосмысленностижизни -0,37* 0,32 0,22 0,29
* - данные являются статистически значимыми прир < 0,05.
Отрицательная корреляционная связь нарративности со значимостью указывает на влияние культурно-обусловленных интерпретационных структур на содержание рефлексии жизненного пути как значимого - повышение субъективной значимости только тех событий, изложение которых исключает (или минимально допускает) использование нарративных фигур. Положительная корреляционная связь между осмысленностью и значимостью характеризует значимые события как полисмысловые, насыщенные множеством смыслов и значений.
Статистически значимые корреляции получены между отдельными шкалами теста СЖО и показателями авторской методики. Нормативность значимо отрицательно коррелирует со шкалами «Локус контроля - Жизнь», «Цели в жизни» и общим показателем осмысленности, что указывает на неверие в собственные силы контролировать жизнь и принимать решения, отсутствие целей в будущей жизни, а также низкую осмысленность жизни у испытуемого, подчиняющего свой жизненный путь внешне (социально) заданным образцам и моделям. Закономерной представляется и обнаруженная связь со шкалой «Цели в жизни», что, на наш взгляд, отражает возрастные особенности взрослых людей, выстраивание жизни которых не имеет выраженных нормативных моделей для будущего; эти модели должны быть построены самим взрослым, а для этого необходимо преодолеть нормативный сценарий. Положительно коррелирует осмысленность и значимость со шкалой «Процесс жизни», что характеризует испытуемого, обнаруживающего в своем жизненном пути большее количество конкретных смыслов и рефлексирующего свой жизненный путь как значимый, как человека, удовлетворенного самим процессом жизни, находящего жизнь интересной и насыщенной, и потому осмысленной и значимой. На уровне тенденции (р < 0,1) существует положительная связь между значимостью событий автобиографического нарратива и общим показателем осмысленности жизни по СЖО, а также между осмысленностью автобиографического нарратива и шкалами локуса контроля. Мы можем говорить о тенденции к повышению управления в построении своей жизни у людей, рефлексирующих свой жизненный путь как значимый и насыщенный смыслами.
Интерпретируя выделенные факты, мы можем отметить, во- первых, устойчивость жизненного пути, обусловленную установлением нарративной связи, объединением смыслообразующих событий в актах рефлексии. Во-вторых, высокую вариативность интерпретации событий в рефлексии различных контекстов жизни, где лишь некоторые могут быть соотнесены с нарративными моделями. В-третьих, зависимость между смысложизненными ориентациями личности и особенностями рефлексии событий жизненного пути, опосредованной автобиографической структурой.
Для выявления качественного своеобразия рефлексии поверхностного и глубинного слоев все протоколы были разделены на четыре группы на основании показателей шкал нормативности и значимости.
Первую группу составили испытуемые с показателем по шкале нормативности (>0,8) и показателем по шкале значимости (>0,75), что характеризует осмысление ими жизненного пути как размеренного, заранее известного. Субъект описывает события в контексте интериоризированной инвариантной структуры автобиографического нарратива. Приспосабливая к нормативной структуре события, автор лишает их специфических, уникальных черт; в итоге жизненный путь существует в сознании настолько, насколько он укладывается в легализованное и стереотипное представление о нем. Данный тип рефлексии отличает прагматическая направленность, связанная со стремлением сделать свой жизненный путь не только предметом собственного осмысления, но и транслировать ее содержание в качестве приемлемых моделей жизни, что позволяет определить данный тип как объяснительный (О).
Испытуемые, образовавшие вторую (с низким показателем по шкале нормативности (<0,8) и по шкале значимости (>0,75) и третью группы (с низкими показателями по шкалам нормативности (<0,8) и значимости (<0,75)), конструируют уникальную историю изменений, акцентируя индивидуальные поворотные пункты жизни. В этом контексте рефлексия предельно сужает объяснение произошедшего - существенным моментом становится неповторяемость ситуации жизни; стремясь уловить уникальность, неповторимость своей жизни, субъект осуществляет поиск присущих только ему событий. Различие между рефлексией у испытуемых второй и третьей групп связано со значимостью событий. Рефлексия, характерная для второй группы, ориентирована на оценку уникальных событий как значимых, важных; в результате структура автобиографического нарратива отличается не только анормативнос- тью, но и устойчивостью. Рефлексия жизненного пути здесь разворачивается как преобразование инвариантной структуры автобиографического нарратива на основе открытия новых знаний упорядочивания событий, реализации собственной, оригинальной позиции личности, ее самодеятельной сущности в условиях созидания собственной жизни. Это позволяет определить данный тип рефлексии как жизнетворческий (Ж).
В отличие от предыдущего типа, рефлексия, характерная для испытуемых третьей группы, ориентирована на понимание уникальных событий как малозначимых. Субъект пытается схватить одновременно различные фрагменты жизни, ничем не ограничивая их; жизненный опыт остается не обобщаемым, осмысляется фрагментарно и представляет мозаику ассоциативно связанных элементов - событий. В попытке уловить всю много- аспектность жизни он теряет способность увидеть за отдельным, частным и раздробленным общее, выходящее за пределы каждой отдельной частности. На этом основании мы определили данный тип рефлексии как ситуационный (С).
И, наконец, четвертую группу составили испытуемые с низким показателем по шкале значимости (<0,75) и показателем по шкале нормативности (>0,8). Предметом рефлексии этих испытуемых преимущественно были нормативные события. Однако, в отличие от испытуемых первой группы, в четвертой группе испытуемых события, включенные в автобиографический нарратив, оцениваются как малозначимые. Данные результаты могут свидетельствовать о том, что люди, использующие данный тип рефлексии, отчужденно относятся к своему жизненному пути, растождествляя Я-субъективное и Я-нарративное; жизненный путь осознается как «внешний», независимый от самого субъекта, а события — как неважные для смысловых структур личности. Мы обозначили данный тип рефлексии как формализованный (Ф).
Интерпретируя в контексте описанной ранее «двухслойной модели» рефлексии, выявленные в эмпирическом исследовании типы рефлексии жизненного пути можно соотнести следующим образом: жизнетворческий тип — с рефлексией глубинного слоя, а другие три типа — с рефлексией поверхностного слоя. Очевидно, что «поверхностная» рефлексия представляется более дифференцированной, образованной разноуровневыми механизмами рефлексии, сопряженными с различными механизмами осмысления жизненного опыта.
Для выявления связи между выделенными типами рефлексии и характером смысложизненных ориентаций были выявлены средние значения показателей по тесту СЖО для разных типов рефлексии, а также проведено попарное сравнение групп с использованием и-критерия Манна-Уитни (табл. 4).
Таблица 4 — Данные по опроснику смысложизненных ориентаций для испытуемых с разным типом рефлексии и значимость различий при попарном сравнении групп
Шкала СЖО Средние знач ных типов ения для раз- рефлексии Попарные сравнения групп (иэмп.)
ОN=13 ЖN=4 СN=8 ФN=5 О-Ж О-С О-Ф Ж-С Ж-Ф С-Ф
Цели в жизни 23,5 35,1 33,7 25,4 9* 27* 17 7 4 7*
Процесс жизни 37,2 35,8 28,3 23,4 15 22* 14* 5* 2* 12
Результатжизни 35,7 26,9 26,5 19,5 10* 31 16 9 2* 12
Локус контроля - Я 15,3 25,4 18,8 16,2 4** 37 15* 8 1* 8*
Локус контроля - Жизнь 23,1 36,5 23,9 22,6 8* 36 19 8 1* 9
Общий показатель осмысленности жизни 98,4 112,2 92,1 86,5 11 30 *СО2 5* 1* 10
* - данные являются статистически значимыми прир < 0,05; ** - данные являются статистически значимыми при р < 0,01.
Как мы видим из данных, представленных в таблице 4, в группе с характерным доминированием стереотипного набора событий над уникальными значимо ниже уровень локуса контроля, направленность на цели в жизни и осмысленность жизни, чем в группе с жизнетворческим типом рефлексии, но значимо выше уровень осмысленности жизни, чем в группе с ситуационным типом рефлексии. Различия между жизнетворческим и объяснительным типами обнаруживаются в направленности смысложизненных ориентаций: если первые находят смысл жизни в целях и процессе жизни, то вторые обнаруживают смысл в результате и процессе жизни.
А в группе с ситуационным типом рефлексии ориентация на процесс жизни значимо ниже выражена, чем в группах с жизнетворческим и объяснительным типами рефлексии. Полученные данные могут свидетельствовать о том, что люди, конструирующие жизненный путь из уникальных значимых событий, ориентированные на открытие новых знаний о собственной жизни, стремятся к утверждению собственной позиции как автора жизни, демонстрируют убежденность в свободе управлять ходом жизни, воспринимают свою жизнь как интересную и наполненную смыслом благодаря ее ориентации на будущее. Именно данный тип рефлексии содержит такую интенцию субъекта, которая обращает рефлексию на жизненный путь, создает условия для развития жизнетворчества, приобретает порождающий характер и все более теряет форму конвенции. В отличие от них, люди, осознающие жизненный путь как размеренный, заранее известный, не верят в собственную способность контролировать события жизни, стремятся жить сегодняшним или «вчерашним» днем; прошлое осмысляется как управляемое и эмоционально насыщенное, формируя источники порождения смыслов жизни. Люди, пытающиеся осмыслить всю многоаспектность ассоциативно связанных событий жизни, являются «прожектёрами», цели и перспективы их не подкрепляются личной ответственностью за реализацию. И, наконец, люди, использующие формализованный тип рефлексии, при котором жизненный путь осознается как «внешний», неважный для самой личности, переживают свою жизнь как онтологически незначимую, бессмысленную иллюзию, испытывают трансспек- тивную неудовлетворенность своей жизнью.
Таким образом, совокупность приведенных выше данных позволяет говорить о разнообразии психологических механизмов рефлексии жизненного пути, обеспечивающей саморегуляцию жизненного пути, придавая ему цельность, осмысленность и упорядоченность. Лишь обращение субъекта к глубинному слою рефлексии жизненного пути — рефлексии жизнетворческого типа — обеспечивает подлинное онтологическое переживание значимости жизни.
Выводы:
1. Сущность рефлексивного механизма саморегуляции жизненного пути видится в процессе самоисследования и самопре- образования жизненного пути на основе открытия новых знаний и способов его осуществления, раскрывая онтологическую сущность рефлексии жизненного пути.
2. Основанием исследования функционального механизма ее развития в контексте культурно-исторической парадигмы Л. С. Выготского выступает тезис об «инструментальности» психической жизни человека. В соответствии с данным тезисом мы рассматриваем автобиографический нарратив как интериоризо- ванную знаковую структуру, используемую субъектом в рефлексии жизненного пути.
3. Исследование рефлексии жизненного пути на материале создания автобиографического нарратива осуществлено с помощью представленной в работе авторской психодиагностической методики «История моей жизни» и предполагает выделение разноуровневых типов рефлексии, сопряженных с различными механизмами осмысления жизненного опыта.
4. В результате эмпирического исследования было выявлено, что качественное своеобразие рефлексии жизненного пути (поверхностного и глубинного слоев), выраженное в структурных и содержательных характеристиках автобиографического нарратива, связано с разными смысложизненными ориентациями личности. Открытие смысла своей жизни и переживание удовлетворенности сопряжено с актуализацией глубинного слоя рефлексии жизненного пути.
Список литературы
1. Абульханова-Славская, К. А. Стратегия жизни / К. А. Абульхано- ва-Славская. — М.: Мысль, 1991. — 299 с.
2. Алексеев, Н. Г. Использование психологических моделей мышления в изучении и диагностике шахматного творчества / Н. Г. Алексеев // Исследование проблем психологии творчества / под ред. Я. А. Пономарева. — М.: Наука, 1983. — С. 133 — 154.
3. Ананьев, Б. Г. Человек как предмет познания / Б. Г. Ананьев. — СПб.: Питер, 2001. — 288 с.
4. Аникина, В. Г. Рефлексивный тренинг как средство разрешения конфликтных ситуаций / В. Г. Аникина // Культурно-историческая психология. — 2009. — № 3. — С. 72 — 80.
5. Выготский, Л. С. Психология развития человека / Л. С. Выготский. - М.: Эксмо, Смысл, 2004. - 1136 с.
6. Давыдов, В. В. Теория развивающего обучения / В. В. Давыдов. - М.: ИНТОР, 1996. - 544 с.
7. Зинченко, В. П. Посох Осипа Мандельштама и Трубка Мамардаш- вили. К началам органической психологии / В. П. Зинченко. - М.: Новая Школа, 1997. - 335 с.
8. Знаков, В. В. Самопонимание как когнитивная и экзистенциальная проблема / В. В. Знаков // Психологический журнал. - 2005. - Т. 26. - № 1. - С. 18 - 28.
9. Карпов, А. В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики / А. В. Карпов // Психологический журнал. - 2003. - Т. 24. - № 5. - С. 45 - 57.
10. Клементьева, М. В. Психологические ресурсы жизненного пути: структура, содержание, методика исследования / М. В. Клементьева. - KG: LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH&Co, 2012. - 152 с.
11. Кулюткин, Ю. Н. Рефлексивная регуляция мыслительных действий / Ю. Н. Кулюткин / / Психологические исследования интеллектуальной деятельности. - М.: Изд-во МГУ, 1979. - С. 22 - 28.
12. Леонтьев, Д. А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО) / Д. А. Леонтьев. - М.: Смысл, 2000. - 18 с.
13. Личностный потенциал: структура и диагностика / под ред. Д. А. Леонтьева. - М.: Смысл, 2011. - 679 с.
14. Логинова, Н. А. Психобиографический метод исследования и коррекции личности / Н. А. Логинова. - Алматы: Изд-во «Казак университет»,
2001. - 176 с.
15. Лотман, Ю. М. Об искусстве / Ю. М. Лотман. - СПб.: Искусство. - СПб., 1998. - 704 с.
16. Мэй, Р. Открытие Бытия / Р. Мэй. - М.: Институт общегуманитарных исследований, 2004. - 224 с.
17. Мириманова, М. С. Рефлексия как механизм развития самоорганизующихся систем / М. С. Мириманова // Развитие личности. - 2001. - № 1. - С. 49 - 65.
18. Низовских, Н. А. Человек как автор самого себя: психосемантическое исследование жизненных принципов в структуре саморазвивающейся личности / Н. А. Низовских. - М.: Смысл, 2007. - 255 с.
19. Олпорт, Г. Становление личности. Избранные труды / Г. Ол- порт / пер. с англ. Н. Трубициной и Д. Леонтьева. - М.: Смысл, 2002. -
С. 166 - 216.
20. Петровский, В. А. Состоятельность и рефлексия: модель четырех ресурсов / В. А. Петровский / / Психология (Журнал Высш. шк. экономики). - 2008. - Т. 5. - № 1. - С. 77 - 100.
21. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / под ред. А. В. Брушлинского. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1997. - 576 с.
22. Рефлексивный подход: от методологии к практике / под ред.
В. Е. Лепского. - М.: Когито-Центр, 2009. - 447 с. 23. Россохин, А. В. Психология рефлексии измененных состояний сознания (на материале психоанализа) / А. В. Россохин // Психология (Журнал Высш. шк. экономики). — 2010. — Т. 7. — № 2. — С. 83 — 102.
24. Рубинштейн, С. Л. Человек и мир / С. Л. Рубинштейн. — М., 1997. — 190 с.
25. Сакутина, Т. М. История жизни: метапсихологический план исследования / Т. М. Сакутина / / Рекурсивное и дискурсивное в структуре смысло- образования / под ред. В. А. Сакутина. — М.: Смысл, 2004. — С. 90 — 110.
26. Сапогова, Е. Е. Автобиографический нарратив в контексте культурно-исторической психологии / Е. Е. Сапогова // Культурно-историческая психология. — 2005. — № 2. — С. 63 — 74.
27. Сапогова, Е. Е. Событие в структуре биографического текста / Е. Е. Са- погова / / Культурно-историческая психология. — 2006. — № 1. — С. 60 — 64.
28. Сидоренко, Е. В. Методы математической обработки в психологии / Е. В. Сидоренко. — СПб.: Речь, 2003. — 353 с.
29. Слободчиков, В. И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: развитие субъективной реальности в онтогенезе /
В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев. — М.: Школьная Пресса, 2000. — 416 с.
30. Солдатова, Е. Л. Структура и динамика нормативного кризиса перехода к взрослости / Е. Л. Солдатова. — Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2007. — 241 с.
31. Старовойтенко, Е. Б. Отношения личности: философско-психологические и рефлексивные модели / Е. Б. Старовойтенко // Мир психологии. — 2006. — № 4. — С. 26 — 37.
32. Степанов, С. Ю. Психология творчества и рефлексии в современных социальных практиках / С. Ю. Степанов // Психология творчества: Школа Я. А. Пономарева / под ред. Д. В. Ушакова. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. — С. 482 — 511.
33. Ферро, А. Психоанализ: создание историй / А. Ферро / пер. с итал. А. В. Казанской и Е. А. Кисловой. — М.: Класс, 2007. — 232 с.
34. Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл; пер. с. англ. и нем.; под общ. ред. Л. Я. Гозмана и Д. А. Леонтьева. — М.: Прогресс, 1990. — 367 с.
35. Фридман, Дж. Конструирование иных реальностей: истории и рассказы как терапия / Дж. Фридман, Дж. Комбс; пер. с англ. В. В. Самойлова; под ред. Р. М. Гинзбурга. — М.: Класс, 2001. — 368 с.
36. Шалак, В. И. Контент-анализ. Приложения в области: политологии, психологии, социологии, культурологии, экономики, рекламы /
В. И. Шалак. — М.: Омега-Л, 2004. — 272 с.
37. Шихи, Г. Возрастные кризисы. Ступени личностного роста / Г. Шихи; пер. с англ. А. В. Шамрикова. — СПб.: Каскад, 2005. — 436 с.
38. Чеснокова, И. И. Проблема самосознания в психологии / И. И. Чеснокова. — М.: Наука, 1977. — 143 с.
39. Эко, У. Роль читателя. Исследования по семиотике текста / У. Эко; пер. с англ. и итальян. С. Серебряного. — М.: Изд-во РГГУ, 2005. — 502 с.
40. Юдин, Э. Г. Методология науки. Системность. Деятельность /
Э. Г. Юдин. — М.: Эдиториал УРСС, 1997. — 444 с.
41. Юнг, К. Г. Проблемы души нашего времени / К. Г. Юнг; пер. с нем. А. Боковникова. - М.: Флинта, Изд-во МПСИ, Прогресс, 2006. - 336 с.
42. Baltes, P.B. Predictors of Subjective Physical Health and Global Weil- Being: Similarities and Differences Between the United States and Germany / P. B. Baltes, U. M. Staudinger, W. Fleeson // Journal of Personality and Social Psychology. - 1999. - Vol. 76. - No. 2. - P. 305 - 319.
43. Bruner, J. S. Life as narrative / J. S. Bruner // Social Research. - 1987. - Vol. 54. - No. 1. - P. 11 - 32.
44. Ebner, N. C. Developmental changes in personal goal orientation from young to late adulthood: from striving for gains to maintenance and prevention of losses / N. C. Ebner, A. M. Freund, P. B. Baltes // Psychol Aging. - 2006. - Vol. 21. - P. 664 - 678.
45. Helson, R. Up and Down in Middle Age: Monotonic and Nonmonotonic Changes in Roles, Status, and Personality and Christopher / R. Helson, J. Soto // Journal of Personality and Social Psychology. - 2005. - Vol. 89. - No. 2. - P. 194 - 204.
46. Handbook of midlife development / М. E. Lachman (Ed.). - N. - Y.: John Wiley & Sons, 2001. - 672 р.
47. Levenson, M. R. Self-transcendence: conceptualization and measurement / M. R. Levenson, P. A. Jennings, C. M. Aldwin, R. W. Shiraishi // Journal of Aging and Human Development. - 2005. - Vol. 60 (2). - P. 127 - 143.
48. Millar, G. W. The Torrance Kids at Mid-Life: Selected Case Studies of Creative Behavior / G. W. Millar, E. P. Torrance. - Westport: Greenwood Publishing Group, 2001. - 360 р.
49. Farber, B. A. Psychological_mindedness: Can there be too much of a good thing? / B. A. Farber // Psychotherapy: Theory, Research, Practice, Training. - 1989. - Vol. 26. - No. 2. - P. 210 - 217.
50. Fitzgerald, C. Understanding and supporting the development of executives at midlife / C. Fitzgerald // С. Fitzgerald, J. G. Berger. Executive coaching: Practices and perspectives. - Palo Alto: Davies-Black Publishing, 2002. - P. 89 - 117.
51. Wink, L. Spiritual development across the adult life course: Findings from a longitudinal study / L. Wink, M. Dillon // Journal of Adult Development. -
2002. - Vol. 9. - P. 79 - 94.
Клементьева Марина Владимировна — кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии Тульского государственного университета.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2012

Еще по теме РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.:

  1. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  2. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. ВЫБОРКА.
  3. Обсуждение результатов эмпирического исследования. Выборка.
  4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
  5. РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ.
  6. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  7. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  8. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  9. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
  10. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  11. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  12. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  13. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  14. ФРАГМЕНТ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  15. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ
  16. ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ