СТРУКТУРА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТЬ ЛИЧНОСТИ.

Занятость человека, или вовлечённость в хозяйственную жизнь общества, включает в себя не только профессиональную деятельность, но и социально-статусные аспекты труда. В контексте психологии жизненного пути это означает анализ соответствующих событий среды и внутренней жизни человека, приобретений и потерь, позитивных и негативных изменений, стабильных и кризисных периодов, систем действий, межличностных отношений и т. д.
Занятость современного человека претерпела и продолжает претерпевать кардинальные изменения, связанные с переходом от модели стандартизированной занятости к модели индивидуализированной занятости [14]. Первая модель означает наличие постоянного контракта, заключённого с помощью коллективного договора, полную трудовую нагрузку в течение дня, недели, месяца, года, жизни. Вторая модель означает отказ от гарантий в обеспечении трудящихся работой, резкое увеличение доли нестандартных форм занятости (частичной занятости, временной работы, самонайма и т. д.), нестабильность трудовых доходов из- за частого попадания в ряды безработных, изменение тарифноквалификационных требований и условий труда (как следствие растущей диверсификации производства, использования принципа флексибильности в управлении и т. п.). За последние десятилетия доля «живого» (т. е. непосредственно реализуемого) труда в бюджете времени человека неуклонно сокращается за счёт его вытеснения овеществленным трудом - современными технологиями, новыми формами менеджмента и потреблением. Всё это формирует новый облик трудовой занятости.
Осмысление сложившейся ситуации дало основание ввести понятие индивидуального кризиса занятости (ИКЗ) как особого кризиса жизненного пути личности [5]. Под ним понимается разрушение, деформация, кардинальная перестройка значимых связей личности с институтом трудовой занятости, которые инициируются извне или самой личностью, сопровождаются изменениями в её социальном, материальном и, нередко, профессиональном статусе, ухудшением психологического благополучия, что предъявляет повышенные требования к адаптационным возможностям личности, требует преодолевающих усилий с её стороны.
Институт трудовой занятости — это совокупность образцов поведения, правил, привычек, которые сложились в сфере занятости и имеют соответствующие организационные формы. Такое понимание обобщает подходы экономистов, социологов, психологов к институтам. Наличие значимых связей с институтом занятости указывает на то, что человек включён (субъективно и поведенчески) в реализацию правил и образцов поведения, и эта включённость обеспечивает удовлетворение его разнообразных потребностей и интересов. Разрушение или деформация таких связей из-за потери работы или угрозы её потерять, невыплаты заработной платы, разорения и других причин ведёт к индивидуальному кризису занятости.
Термин «кризис» используется, поскольку общим моментом в психологическом понимании кризисов является указание на изменение привычного хода жизни в результате внешних и/ или внутренних противоречий, которое сопровождается болезненными переживаниями, существенной перестройкой внутреннего мира и поведения. Термин «индивидуальный» означает наличие кризиса у конкретного человека и позволяет избежать отождествления с кризисами на глобальном, национальном, региональном и других уровнях организации общества.
В некоторых случаях ИКЗ протекают на фоне кризисов профессионального развития, возрастных кризисов, других личностных кризисов. Например, первый выход на рынок труда после окончания учебного заведения пересекается с кризисом профессиональных экспектаций [9], нормативным кризисом молодого специалиста [13], транзитивной фазой, которой завершается исследовательский этап карьеры [29]. Иногда ИКЗ совпадает во времени с кризисами тридцатилетия или «середины пути», вступая с ними в отношения взаимной индукции (усиления). Но нередко он выступает в качестве самостоятельного жизненного кризиса и не подчиняется закономерностям возрастного или профессионального развития (в условиях растущей депрофессионализации труда, трудовой мобильности и замещения «живого» труда технологиями это становится всё более очевидным и массовым фактом). Примечательно, что в известных зарубежных концепциях безработица - наиболее известная разновидность ИКЗ рассматривается не с точки зрения профессионального развития личности, а в более широком плане - как исключение из института оплаченной занятости или, наоборот, как результат включения в социальный институт безработицы с его специфическими нормативными предписаниями и формами организации жизни. Преодолевая безработицу, люди реализуют особые виды поисковой активности, которые не имеют прямого отношения к профессии; они стремятся к социальной интеграции, которая не может быть сведена к профессиональной деятельности.
Имеющиеся в литературе подходы позволяют выделить основания, наиболее важные для типологизации ИКЗ: нормативность, локализация предпосылок, проявленность в поведении, длительность протекания, результативность, величина психологических издержек, социальная приемлемость. Выделенные классификационные основания позволяют с разных сторон анализировать кризисные ситуации в занятости личности, при этом одни основания можно отнести к ведущим, первичным, другие - к вторичным. К ведущим основаниям мы относим нормативность- ненормативность и латентность-явность. Нормативность означает соответствие социальному расписанию жизненного пути, не- нормативность - неожиданность появления события или ситуации во времени жизни. Латентность трактуется как скрытое до определённого момента (без внешних проявлений) созревание и формирование, явность - как переход в новый социальный статус, наличие других поведенческих форм, т. е. как внешняя проявленность и оформленность.
На пересечении указанных оснований возможны четыре типа кризисов занятости личности (таблица 1).
Нормативный латентный кризис занятости (1 тип) включает ожидание угроз своей занятости в связи с первым выходом на рынок труда, отставкой или выходом на пенсию. Нормативный явный кризис занятости (2 тип) представлен первым выходом на свободный рынок труда и отставкой по возрасту (выходом на пенсию). Ненормативный латентный кризис занятости (3 тип) наиболее отчётливо представлен феноменом ненадёжности работы (job insecurity), т. е. ожиданием угроз своей занятости и сопутствующими эффектами. Ненормативный явный кризис занятости (4 тип) — наиболее изученный в мировой психологии тип; к нему относятся потеря работы и безработица, вынужденная смена профессии или межорганизационный переход, социально-экономическая депривация из-за невыплаты заработной платы, возвращение на рынок труда и др.
Таблица 1 - Типы кризисов занятости личности
Основаниятипологизации Латентноепротекание Явноепротекание
Соответствие ситуации занятости социальному расписанию жизненного пути (нормативность) Нормативный латентный кризис Нормативный явный кризис
Неожиданное для личности появление ситуации занятости в структуре жизненного пути (ненорматив- ность) Ненормативный латентный кризис Ненормативный явный кризис
У разных людей разные кризисы встречаются с разной частотой и последовательностью, поэтому соотношение типов рассматривается как воплощение той или иной модели кризисного развития личности.
Базовая модель такого развития может выступать в форме последовательности: 1 тип (ожидание угроз своей занятости в связи с первым выходом на рынок труда) X 2 тип (трудности с поиском работы при первом выходе на рынок труда) X 3 тип (переживание ненадёжности своего рабочего места) X 4 тип (потеря работы или другие статусные изменения; пребывание в ситуации безработицы, поиск новой занятости)... X 1 тип (ожидание угроз своей занятости в связи с отставкой или выходом на пенсию) X 2 тип (тревоги и трудности в связи с адаптацией к новому социальному статусу после отставки, включая новое содержание занятости) ^ 4 тип (возможные попытки вернуться на рынок труда).
Отдельные типы могут выпадать, неоднократно повторяться, меняться местами, удваиваться или утраиваться (если человек занят на нескольких работах), иметь разные видовые проявления (напр., в одном случае это безработица, в другом - нежелательный перевод в другую организацию или понижение в должности), способы и эффективность преодоления. Поскольку кризисы занятости сопровождаются существенным изменением социального, материального, профессионального статусов и ухудшением психологического благополучия, они являются серьёзным испытанием для человека и в своей совокупности определяют своеобразие и уровень психологической напряжённости индивидуальной карьеры и жизненного пути в целом.
В условиях социальных изменений напряжённость карьер возрастает по сравнению со стабильными историческими периодами, в одних социальных группах она выше, в других ниже, у кого-то ярко выражены внешние, статусные изменения, у кого- то преобладают внутренние, субъективные изменения. Построение классификации напряжённых карьер, социальных и психологических портретов их носителей, изучение способов преодоления (непреодоления) напряжённости на разных отрезках жизни - важная задача. Её решение создаёт условия для перехода из сферы научных исследований в сферу социальной политики. Наиболее очевидные вопросы, возникающие здесь: в каких социально-демографических группах накапливается наибольшая напряжённость карьер, к каким социальным последствиям это ведёт? Представляется, что наличие у людей опыта трудностей с первичным трудоустройством, длительного пребывания в условиях ненадёжной работы, частой безработицы и др. не проходит бесследно и для них, и для рынка труда, влияя на распространение организационного цинизма, апатии, трудовой гипермобильности работников.
По-видимому, есть такие конфигурации ситуаций и их последовательности, которые для отдельных категорий людей являются трудно преодолимыми. В пользу такого суждения свидетельствуют работы, описывающие межпоколенческие модели бедности, жизненные пути правонарушителей, модели личност- но-средового взаимодействия, предложенные при изучении следствий экономического стресса и экономической депривации. Например, Н. Гармези приводит модель Бирша и Гуссоу, согласно которой бедность служит причиной: во-первых, плохого здоровья и питания матери, плохого акушерского ухода при родах, неадекватного семейного планирования, приводящих к повышенной младенческой заболеваемости, увеличению размеров семьи; во-вторых, детского недоедания, болезней, отсутствия медицинского контроля; в-третьих, социальной депривации детей и неблагополучной среды для их развития. Указанные обстоятельства повышают риск школьных проблем и неудач, что в дальнейшем ведёт к безработице и неполной занятости. А это, в свою очередь, способствует попаданию в ряды бедных и повторению судьбы родителей [21, с 389].
Рассмотрение жизненного пути личности через призму индивидуальных кризисов занятости позволяет обсудить ещё один вопрос.
Принято считать, что основной единицей анализа жизненного пути являются события, событийные изменения, которые происходят в здоровье, внутреннем мире, семье и т. д. Возросший уровень неопределённости жизни заставил обратить внимание на другую единицу анализа — несобытийные изменения. О них известно достаточно давно, но они не попадали в центр внимания исследователей. Такие изменения возникают в результате ожидания события, ненаступления ожидаемого события и т. п. [28]; в совокупности они образуют континуально-меняющуюся часть жизненного пути. Особого внимания заслуживают ожидания различных угроз и роль этих ожиданий в структуре жизненного пути. Ненормативный латентный кризис занятости, представленный феноменом ненадёжности работы, в полной мере включается в этот круг вопросов.
Ненадежность работы связывают с: чувством беспомощности при попытке поддержания желаемой стабильности своей работы; несоответствием между желаемым и реальным уровнем переживания безопасности; ожиданием изменений параметров занятости (оплата, условия, должностная позиция и др.) в худшую сторону [16; 22; 26]. В начале 1990-х годов некоторые авторы полагали, что тема уязвимой, ненадёжной работы (из-за угрозы потерять её) имеет основания выделиться из психологии безработицы в самостоятельную область исследований [19], что в дальнейшем и произошло. За последние годы число исследований, посвященных ненадёжности работы, значительно выросло, это обусловлено существенными изменениями на рынках труда. Как пишет З. Бауман, сейчас «никто не может чувствовать себя действительно незаменимым — ни уже изгнанные, ни получающие удовольствие от увольнения других. Даже самая привилегированная должность может оказаться лишь временной - "до особого распоряжения"»[4, с. 174].
Феномен ненадёжности работы имеет выраженную латентную природу. Он не обязательно воплощается в статусные изменения, например, человек может пережить поглощение его предприятия другим предприятием и сохранить своё место, уровень дохода и проч., но за это ему придётся заплатить психологическими изменениями. Как свидетельствуют результаты исследований, реорганизация и слияние предприятий (наиболее распространённые источники ненадёжности) в последующем приводят к существенному снижению общей самоэффективности, отрицательно влияют на преданность организации и уровень доверия работодателю, на отношение к времени жизни за прошедший год и на склонность к положительному объяснению своей роли в жизненных успехах у тех, кто «пережил» эти ситуации и сохранил работу. Примечательно, что через год после реорганизации уровень общей самоэффективности у работников не только статистически значимо понижается, но и приобретает значение, характерное для категории работников, получивших уведомление об увольнении, и безработных, состоящих на учете в центрах занятости около полугода [8]. Иными словами, ожидание угроз и реальные статусные изменения могут совпадать по своим отложенным психологическим эффектам.
Ненадёжность работы становится неотъемлемой частью карьеры и жизненного пути. В этих условиях работникам, по замечанию Р. Сеннета, приходится постоянно упражняться в депрессии [12]. Как следствие, у них вырабатываются специфические способы самоорганизации, могут перестраиваться самосознание и ценностные ориентиры.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2012

Еще по теме СТРУКТУРА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТЬ ЛИЧНОСТИ.:

  1. СТРУКТУРА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТЬ ЛИЧНОСТИ.
  2. УДК 159.А. Н. ДЁМИН ИЗУЧЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ С ПОЗИЦИЙ ПСИХОЛОГИИ ЗАНЯТОСТИ
  3. УДК 159.А. Н. Дёмин ИЗУЧЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ С ПОЗИЦИЙ ПСИХОЛОГИИ ЗАНЯТОСТИ
  4. СУБЪЕКТИВНАЯ КАРТИНА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ «КОНДЕНСИРУЕТ» ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ ЛИЧНОСТИ.
  5. О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТИ.
  6. О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТИ.
  7. ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
  8. ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
  9. ЖИЗНЕННОМУ ПУТИ ЛИЧНОСТИ СВОЙСТВЕННЫ СЛЕДУЮЩИЕ ОСОБЕННОСТИ
  10. СМЫСЛОВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  11. К.В.КАРПИНСКИИ. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ, 2002
  12. ГЛАВА 3. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  13. СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ СУБЪЕКТОМ СОБСТВЕННОГО ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
  14. ГЛАВА 2. ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  15. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  16. НОВЫЕ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
  17. Система смысловой регуляции жизненного пути личности
  18. §2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ В РАБОТАХ Б. Г. АНАНЬЕВА
  19. §2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ В РАБОТАХ Ш. БЮЛЕР