ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Зайцев А.В., Россия, г. Кострома
Феномен толерантности исследуется в таких научных дисциплинах и направлениях, как философия, социология, психология, педагогика, культурология, история, политология, конфликтология, коммуникавистика и др.
[4]. Известно, что данное понятие возникло от латинского «tolerantia» - пассивное терпение, добровольное перенесение страданий. В XVI веке к этому значению добавляются «позволение», «сдержанность». Позднее, в сфере либеральной политической философии толерантность начинает пониматься как выражение внешней и внутренней свободы, как способность к продуманному выбору между альтернативными точками зрения и способами поведения.
В современном мире решающее значение имеет не нейтральная терпимость по отношению к представителям других обществ, культур, религиозных и этнических сообществ, политических установок, позиций, идеологий и взглядов, а активная, заинтересованная толерантность, основанная на конструктивном коммуникативном взаимодействии различных социальных акторов. В связи с этим представляется актуальным рассмотрение толерантности в политологическом аспекте в сфере диалогической коммуникации государства и гражданского общества современной России.
Политическая толерантность сегодня - это важнейший атрибут политической культуры демократического социума, включающего в себя и государство, и гражданское общество. Такая разновидность толерантного поведения проявляет себя в равноправном и симметричном публичном диалоге, участниками которого, с одной стороны, являются органы, учреждения и институты государственной власти, а, с другой стороны, негосударственные (общественные, некоммерческие, добровольческие, самодеятельные и т.д.) организации, политические партии, профсоюзы, церковь и другие
176институции гражданского общества. «Распространение толерантных принципов, готовности к диалогу предполагают целый комплекс условий. - Считает С.М. Губаненкова - Свое воздействие оказывают разнообразные факторы: социально-экономические условия, политическая воля и интересы элит разного уровня, наличие соответствующих законов, взаимоотношения между этносами, исторические традиции, и, конечно же, менталитет и политическая культура народа» [1].
Политика - эта сфера, где, как и в спорте, всегда присутствует четко выраженное стремление к победе, превосходству, доминированию над другими, то есть к политическому господству. В процессе политического соперничества каждая сторона стремится доказать свою правоту и опровергнуть доводы противоположной, что создает весьма высокий конфликтный потенциал такой интеракции. Взаимодействие политических субъектов, это не только воздействие одного политического актора на другого (других), но еще наличие обратной связи, выражающееся в ответном воздействии (противодействии, содействии) адресата на адресанта, мену ролями в процессе коммуникации. Если ранее коммуникация государства с гражданским обществом строилась на основе монологической интеракции, то демократический транзит постсоветской России предполагает развитие диалогической модели коммуникации с неразрывно связанной с ней политической толерантностью, политическим многообразием и политическим плюрализмом. Однако внедрению этих атрибутов политической демократии в повседневную социальную практику препятствует политическая культура российского общества, сформировавшаяся в условиях политического монополизма, отсутствия конкуренции и нетерпимости к идеологическому инакомыслию. Все это создает весьма существенные препятствия на пути становления толерантного социально-политического диалога государства и гражданского общества современной России [2].
Процесс демократизации страны и диалогизация общественно-политических отношений проявляет себя в возникновении и становлении новых политических и общественных институтов, тесно взаимодействующих друг с другом с помощью новых средств, методов и приемов массовой политической коммуникации. В том числе с помощью институционализирующегося социально-политического диалога, тем более, что в условиях демократии «публичная сфера политики - это, прежде всего институционализация политических диалогов» [3, с.108].
Поскольку диалог в отличие от монолога это субъект-субъектная или интерсубъектная коммуникация, то в его структуре, в качестве наиболее важных элементов, выделяется по крайней мере два (или несколько) субъекта диалога. При этом в начале диалога один субъект диалога выступает в активной роли инициатора политической коммуникации, задающего тематику и тон дискурса. Эту активную позицию данного субъекта можно назвать как роль адресанта, актора. Затем происходит смена позиций и активную роль адресанта или же актора, принимает на себя другой субъект политического дискурса, а предыдущий коммуникант становится адресатом. Затем опять следует смена ролей. Без определенного уровня развития политической культуры и политической толерантности такой симметричный диалог просто невозможен. Поэтому, нередко в телевизионных ток-шоу вспыхивают даже рукопашные схватки, не говоря про обмен откровенно некорректными «любезностями».
В случае если в диалоге участвует более двух субъектов, то роль адресанта-актора от второго субъекта диалоговой коммуникации переходит сначала к третьему, затем четвертому и так далее, участникам данного диалога. Если же в диалоговом процессе задействовано лишь два субъекта, то роль адресанта (актора), вновь возвращается первому субъекту. В процессе обмена мнениями, взглядами, доводами, в ходе развернувшего обсуждения предложенной темы диалога его субъекты попеременно выступают то в роли активных коммуникаторов информации, то в роли ее восприемников. Если в монологовой коммуникации статусы ее участников строго фиксированы, то в диалоге роли адресанта- адресата относительны, подвижны и четкой грани между одним и другим субъектом информационного взаимодействия нет.
По закону «О выборах депутатов Госдумы» для предвыборных дебатов партиям выделяется половина бесплатного эфирного времени (всего — по часу на партию). Однако у кандидатов есть возможность отказаться как от всего эфирного времени, так и исключительно от дебатов — для этого нужно подать соответствующее заявление в ЦИК за 35 дней до дня голосования. Отказавшись от дебатов, партия получает дополнительное время для размещения простой агитации, а время «совместных мероприятий» сократится на «квоту» этой партии. На думских выборах 2003 и 2007 года «Единая Россия» отказалась от дебатов с оппонентами, а эфирное время использовала для показа рекламных роликов. Во время президентской кампании в 2008 году Дмитрий Медведев (как ранее дважды это же делал Владимир Путин) также не участвовал в дебатах, ссылаясь на плотность рабочего графика.
Что касается предстоящей избирательной кампании (2011 года) по выборам депутатов Государственной Думы, то первый замсекретаря президиума генсовета «Единой России» Андрей Исаев, который курирует агитационно-пропагандистскую работу, уже заявил, что на предстоящих выборах партия «обязательно будет участвовать в дебатах», поскольку уже внесла соответствующие поправки в устав [5].
Важнейшим структурным элементом политического диалога является аудитория. Для которой, собственно говоря, и разворачивается публичный политический диалог, который, кстати, может протекать как в очной, так и в заочной форме, может быть либо локализован, либо растянут в пространстве и во времени. Средства диалоговой коммуникации являются материально-вещественной стороной политического диалога. Сюда можно отнести не только электронные и печатные СМИ, но, так же, все более
усиливающие свои позиции Интернет-коммуникации и сайты. К коммуникативным средствам политического диалога следует отнести всевозможные дискуссионные площадки, политические клубы, общественные приемные, пресс-конференции различного масштаба и уровня, включая транслируемое на всю страну по центральному телевидению интерактивное общение высших должностных лиц нашего государства с населением регионов России и копирование этой формы властями субъектов федерации и местного самоуправления.
Воплощение в политическую практику этой новой коммуникативной парадигмы началось в России после проведения в Гражданского форума в ноябре 2001 года, ставшего первой подобной встречей представителей общественности с высшим руководством страны и началом нового диалогового этапа во взаимодействия власти с гражданскими структурами. Это мероприятие явилось первой общероссийской площадкой для определения путей диалога гражданского общества и власти, а также поиска возможностей влияния гражданского общества на ход реформ в России.
В 2005 году был принят федеральный закон РФ «Об общественной палате РФ». Вслед за этим сначала на федеральном, а затем и на региональных и местных уровнях, были созданы соответствующие общественные формирования, призванные стать диалоговыми площадками для взаимодействии некоммерческих организаций (НКО) и структур власти. Затем появился общественный совет при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и защите прав человека. Сюда, как и в Общественную палату РФ, вошли известные общественные деятели, правозащитники, ученые и деятели культуры.
К сожалению, обилие диалоговых площадок, созданных на всех уровнях власти (федеральном, региональном, местном), а так же при министерствах и ведомствах, пока еще не привело к качественным изменениям в интеракции государства и гражданского общества. Тем более, что, как показывает практика, многие из этих переговорных площадок функционируют формально, выполняя роль демократических декораций и находясь под опекой со стороны соответствующих органов власти. Гражданское общество современной России все еще не созрело для полноценной равноправной толерантной и симметричной диалоговой коммуникации с властью. К тому же гражданская инициатива и политическая активность подавляющей части населения по-прежнему находятся на достаточно невысоком уровне.
В то же время в регулярную практику высших должностных лиц всех уровней власти вошло их интерактивное диалоговое общение с аудиторией в ходе «прямых» телевизионных эфиров и ответов на вопросы общественности. В процессе реализации концепции «электронного правительства» постепенно расширяется поле диалогового интернет-взаимодействия государства и общества. Подобную форму коммуникации с электоратом осваивают и ведущие политические партии страны. Личный пример такой современной интеракции представляет видео-блог президента РФ Дмитрия Медвелева. Само гражданское общество и его диалоговая коммуникация с властью в перспективе создания глобального информационного пространства будут все более и более виртуализироваться и перемещаться в сферу интернет-пространства. Данная тенденция вполне соответствует дисурсивно-совещательной (делиберативной), модели демократии в основе которой и заложен толерантный институциональный диалог государства и гражданского общества.
«Сегодня необходимо открыто и честно разговаривать с самыми разными людьми: с той молодежью, которая вышла в конце прошлого года с протестами против несправедливости на улицы Москвы; с теми диаспорами, которые сегодня нуждаются в диалоге и взаимной притирке с большинством местного населения; и с теми, кого принято считать представителями радикальных течений; и с теми, от кого можно услышать что-то противоречащее традиционным ценностям. - Считает протоиерей В.Чаплин. - Наше общество слишком широко и плюралистично, чтобы ограничиваться контактами лишь с теми, кто близок тебе по духу и убеждениям» [6].
Литература:
1. Губаненкова С.М Политическая толерантность в российской политической культуре [Электронный ресурс] // http://politologiaosu.ucoz.ru/publ/problema_tolerantnosti_v_sovremennom_mire/politicheskaja_tolerantnost_v_ross ijskoj_politicheskoj_kulture/2-1-0-2
2. Зайцев А.В. Политическая культура и политический диалог в демократическом транзите современной России//Диалог культур - культура диалога. Материалы международной научно-практической конференции. Кострома, 6-10 сентября 2010 года. / под ред. Л.Н.Ваулиной. - Кострома-Дармштадт-Минск- Могилев-Познань-Вандзор, 2010 - с. 166-170.
3. Конфликты и диалог политических культур в современной России/ под ред.А. В.Глуховой. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2005 - 216 с.
4. Круглова Н.В. Проблема толерантности сквозь призму междисциплинарного подхода// Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной научной конференции. 18 мая 2001 г. Санкт-Петербург. Серия «Symposium». Выпуск №12. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского философского философского общества, 2001. C. 78-80. [Электронный ресурс] // http://anthropology.ru/ru/texts/kruglova/symp12_14.html
5. КПРФ вызывает Владимира Путина к барьеру. Оппозиция призывает сделать дебаты обязательными/Общая газета ru. 8 июля 2011 г. [Электронный ресурс] // http://www.og.ru/articles/2011/07/08/32187.shtml
6. Толерантность не протухла, хотя немного и попахивает (парламентарии о дискуссиях в обществе) // http://www.regions.ru/news/society/2349526/
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ:

  1. ШАВШУКОВА Н. СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ
  2. ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ГРАЖДАНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ
  3. ГРАЖДАНСКИЙ КОНТЕКСТ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО СОЦИУМА СКВОЗЬ ПРИЗМУ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  4. МУЛЬТИКУЛЬТУРНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
  5. Борисов Р. В. ГРАЖДАНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ТРАДИЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ
  6. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА ТОЛЕРАНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ИСТОРИИ ЗАПАДНЫХ ГОСУДАРСТВ IV-XVIII ВВ
  7. ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ ГОСУДАРСТВА В ОТНОШЕНИИ ГРАЖДАН, ОТКАЗЫВАЮЩИХСЯ ОТ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ
  8. Шиманович Татьяна Сергеевна МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДИЗАЙНА ИССЛЕДОВАНИЯ ОБРАЗА СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА
  9. СМЕТАНОВА Ю.В. ДИАЛОГ С БОГОМ И ПРОБЛЕМА ИДЕНТИЧНОСТИ В АСПЕКТЕ СОВРЕМЕННОГО ПРОТЕСТАНТИЗМА
  10. М. Г. Комлева, Е. Г. Лопес ИССЛЕДОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ СТУДЕНТОВ РОССИИ И ЕВРОПЫ
  11. ТЕРМИН «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ ФРАНЦИИ И РОССИИ
  12. ВОСПИТАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ В РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СМИ)
  13. ОБЩЕСТВО, ТОЛЕРАНТНОСТЬ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ФОРМИРОВАНИЯ
  14. Глава 4. ПСИХОЛОГИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ